Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Что происходит с американскими СМИ?..
Илья Трейгер

Исследовательская группа "Проект в поддержку профессиональной журналистики" (Project for Excellence in Journalism) опубликовала очередной, четвертый по счету, доклад о современном состоянии средств массовой информации Соединенных Штатов. Его авторы пришли к выводу, что все виды традиционных американских СМИ теряют популярность. Более того, прекратился рост числа пользователей интерактивных новостных ресурсов, сообщат 13 марта Лента.Ру.

Авторы доклада пришли к выводу, что в содержательной части СМИ происходят сильные изменения. По мнению авторов доклада, журналистская "культура аргументов" постепенно превращается в "культуру ответов" - работники прессы все чаще занимают определенные идеологические позиции и старательно доказывают читателям, зрителям и слушателям свою правоту.

По мнению исследователей, рост наблюдается только в так называемой этнической прессе США. Вместе с тем, как отмечают авторы доклада, печатные СМИ перестали воспринимать электронные ресурсы как своих врагов в медийном бизнесе, предпочитая консолидировать с ними свои усилия по продвижению информационного продукта. Эту тенденцию, которой будет характеризоваться текущий год, эксперты определили как "принцип ограничения амбиций".

Исследователи заметили, что информационные службы из-за большой конкуренции стремятся занять собственную нишу, предпочитая широкому охвату событий узкие направления, которые, однако, разрабатываются с предельной тщательностью. Заниматься журналистикой стало труднее, отмечают авторы доклада, поскольку журналист перестал быть "диспетчером" между информацией и ее потребителями. Журналистика стала медлительной, так как СМИ недооценили возможности самостоятельного поиска информации.

По мнению экспертов группы, некоторые "интересные эксперименты" в современной журналистике остаются фактически "за пределами" профессии. Речь в данном случае идет, например, о блоггерской сети Global Voices, которая связывает добровольных репортеров с профессиональными редакторами. В докладе за 2006 год исследователи также указывали на бурный расцвет персональных интернет-дневников (блогов), в которых информация может появляться значительно быстрее, чем в традиционных СМИ, где журналисту нужно собирать и тщательно взвешивать факты. Причем эксперты отметили и важную особенность блогов - исправление неточностей в сообщениях прессы.

Однако авторы доклада подчеркивают, что вопреки ожиданиям последних лет успехи таких ресурсов, как Google и Yahoo, которые занимаются сбором главных новостей мировых СМИ, оказались преувеличенными, поскольку эти ресурсы столкнулись с ограничениями. Поэтому традиционные средства массовой информации не утратили возможность стать основой для развития журналистики будущего. Вместе с тем, несмотря на то, что пресса начинает использовать в своей работе новые технологии, ее финансовые перспективы в ближайшем будущем выглядят не очень радужно.

Одним из способов выхода из ситуации, отмечается в исследовании, могут стать платные новостные ресурсы. Причем средства за их использование могут быть заложены уже в отчислениях за интернет-соединение пользователей. Как отмечено в докладе, многие газеты рассчитывали на подписку на свои электронные версии. Она могла бы компенсировать им часть убытков от падения тиражей, однако их надежды не оправдались. Поэтому СМИ рассматривают вариант взимания отдельной платы за распространение собственных новостей в интернете. В целом, как утверждают авторы доклада, за 2006 год тенденции, выявленные в развитии журналистики, не получили особого ускорения.

Штаб-квартира исследовательской группы, которая позиционирует себя как "неангажированная, неидеологическая и неполитическая" организация, находится в Вашингтоне. Цель работы центра, как отмечено на его сайте, помочь профессиональным журналистам и потребителям лучше ориентироваться в информационной среде и понимать направления развития СМИ. Главный принцип экспертов - ничего не подвергать критике, а предоставлять только анализ ситуации в сфере массовых коммуникаций.

***

Итак, решили ничего не критиковать, а предоставлять только анализ ситуации в сфере массовых коммуникаций. Правильно решили, поскольку при подобного качества анализах не хватало еще и критиковать...

Целью работы центра названо стремление помочь журналистам и потребителям лучше ориентироваться в информационной среде и понимать направления развития СМИ. Зачем, позвольте спросить, потребителям (читателям, то есть...) нужны советы этого исследовательского центра по ориентированию в информационной среде. Если бы потребители в этой среде не ориентировались, то по-прежнему читали бы и смотрели то же, что и раньше, и никакого снижения популярности традиционных СМИ в Америке бы не наблюдалось. Получается, что ориентируются и в исследованиях каких-либо центров по этому поводу не нуждаются.

А зачем, позвольте спросить, читателю/зрителю тратить время на вникание в процессы развития СМИ? Читатель обращается к СМИ за получением информации и перестает обращаться к этим СМИ, когда теряет доверие к поставляемым этими структурами материалам. И чтобы вернуть потребителя, нужно вернуть его доверие. А для этого есть один единственный способ – устранить те факторы, в результате которых доверие читателя/зрителя было потеряно. Именно эти факторы, а не подменять их некими философскими рассуждениями о направлениях развития средств массовой информации. И что выглядит наиболее забавным, так это то, что ответы на эти вопросы содержатся в тексте этого же доклада, но исследователи, по-видимому, сами не заметили, что материала для анализа достаточно и попросту не провели самого анализа.

Вот, например, что пишут докладчики в одном из абзацев своего текста: "...информационные службы из-за большой конкуренции стремятся занять собственную нишу, предпочитая широкому охвату событий узкие направления, которые, однако, разрабатываются с предельной тщательностью. Заниматься журналистикой стало труднее, отмечают авторы доклада, поскольку журналист перестал быть "диспетчером" между информацией и ее потребителями". А двумя абзацами раньше дают фактически объяснение результатам этого процесса: "...журналистская "культура аргументов" постепенно превращается в "культуру ответов" - работники прессы все чаще занимают определенные идеологические позиции и старательно доказывают читателям, зрителям и слушателям свою правоту".

Совершенно очевидно, что два этих фактора одновременно иметь места не могут. Следовательно, тот из них, который является установленным фактом, корректен. А тот, который является аналитическим выводом, некорректен. Журналисты, как и все другие граждане, конечно же, занимают собственные политические позиции. Только вот, проводить их в своих изданиях и, тем более, доказывать читателям, зрителям и слушателям свою правоту никак не могут. И не могут они этого делать именно в силу того, что редакции, на которые они работают, перешли на очень узкий режим освещения событий, отказавшись от их широкого информационного охвата. Редакции приняли политику охвата тех событий, которые приносят изданиям непосредственные деньги, а, следовательно, и форма, в которой информация преподносится, так же диктуется чисто финансовыми интересами и жестко контролируется редакциями. О какой "своей правоте" журналистов, которую они, якобы, доказывают читателям, может идти речь в таких условиях! Журналисты доказывают потребителям чужую правоту, которую чужой дядя для читателей/зрителей/слушателей придумал и заставил журналистов это доказывать аудитории. Если бы журналисты, как это было раньше, отстаивали в СМИ собственную позицию, традиционные издания не теряли бы популярность. Они потому ее и теряют, что им навязывается точка зрения, сформированная для аудитории "группой товарищей". А кто эти товарищи?..

Понятное дело, что не от аудитории приходят в СМИ крупные денежные поступления. Если говорить о крупных изданиях регионального и национального уровня, то все они являются так называемыми общественными корпорациями, входящими в крупные корпоративные холдинги, чьи акции обращаются на вторичном рынке ценных бумаг. Отсюда и главные финансовые вливания. Но музыку, как известно, заказывает тот, кто платит. Вот вам и "группа товарищей", ангажирующих американскую прессу. А поскольку нынешняя администрация теснейшим образом сопряжена с крупным корпоративным бизнесом, то и главный заказчик тоже очевиден.

Все дело именно в потере доверия американцев к традиционным СМИ. И этому тоже имеются подтверждения в тексте самого доклада. Но и этих факторов авторы почему-то так же не заметили.

"...некоторые "интересные эксперименты" в современной журналистике остаются фактически "за пределами" профессии. Речь в данном случае идет, например, о блоггерской сети Global Voices, которая связывает добровольных репортеров с профессиональными редакторами. В докладе за 2006 год исследователи также указывали на бурный расцвет персональных интернет-дневников (блогов), в которых информация может появляться значительно быстрее, чем в традиционных СМИ, где журналисту нужно собирать и тщательно взвешивать факты. Причем эксперты отметили и важную особенность блогов - исправление неточностей в сообщениях прессы". А что мешает прессе "исправлять неточности" в блогах и тем самым противостоять "непрофессиональным" конкурентам? А дело в том, что у исследователей из Project for Excellence in Journalism, по всей видимости, возникли проблемы в определениях журналистики как профессии. Тот факт, что работники традиционных СМИ получают зарплату, еще не делает их журналистами, как и тот факт, что кто-то получил специальное журналистское образование. Журналист – это тот, кто владеет достаточным объемом информации, имеет достаточную эрудицию, чтобы эту информацию проанализировать и способен изложить все это на бумаге удобоваримым языком. Тот же, кто даже прекрасным языком "вталкивает" читателю то, что ему предписали "втолкнуть", называется не журналистом, а агитатором. А это совсем другая профессия. А как технически такое вталкивание осуществляется? Общая схема проста – освещается реальное событие с теми акцентами, которые нужны заказчику. А чтобы эти акценты выглядели правдоподобно, в логической цепи событий опускаются ключевые звенья. Блогеры же работают бесплатно и потому полностью независимы от "заказа музыки" со стороны. Блогерская журналистика, как неоднократно отмечалось аналитиками, характерна не столько публикацией новостей, сколько комментариями этих новостей. Иными словами, блогеры именно то и делают, что возвращают читателю те логические звенья, которые "профессиональными" журналистами были намеренно утаены. Потому традиционные СМИ и не могут "исправлять неточности" блогерских публикаций, что... крыть-то нечем. Так что блогеры вовсе не вне профессии. Именно они и являются сегодня самыми, что ни на есть профессиональными журналистами на американском информационном пространстве.

Похожими качествами обладает и "так называемая этническая пресса в США". Эти издания выживают исключительно за счет рекламы местных этнических же бизнесов, что обеспечивает им отсутствие контроля со стороны в неменьшей степени, чем Интернет-блогам. Плюс к этому этническая пресса обладает и еще одной степенью свободы, которой нет у американских блогеров – это язык. Все эти газеты выходят на своих национальных языках и их содержание, и, тем более, редакционная политика практически не могут отслеживаться властями, поскольку ни государственный бюджет, ни местные подобной статьи расхода не предусматривают.

Однако, к сожалению, эта дополнительная степень свободы недостаточна, чтобы дотянуться до уровня Интернет-блогов и наравне с ними составить реальную конкуренцию традиционным американским СМИ на информационном пространстве США. И вот, почему:

Можете вы назвать хоть одну русскоязычную газету в Америке, которая бы по уровню своему хотя бы приближалась к уровню российских центральных изданий? Ни одной. Вся русскоязычная пресса в США неисправимо провинциальна, включая и Новое Русской Слово. Еще десять лет назад местные общинные газеты на русском языке читали разве что пенсионеры, соскучившиеся по русским буковкам. А сегодня их действительно начинают читать, хотя общего своего уровня эта пресса вовсе не повысила. Откуда взялся этот интерес? – Оттуда же, откуда и интерес к блогам – свобода от внешнего контроля и, следовательно, более независимые публикации. Однако нельзя забывать, что этническая пресса не только живет за счет местных иммигрантских экономических инфраструктур, но и информационное поле, на котором эти газеты работают, так же представляет собой жестко ограниченное пространство внутри местных иммигрантских сообществ. Получается, что, с одной стороны, эти издания не могут поднять свой уровень, поскольку их аудитория слишком ограничена. А, с другой стороны, они не могут расширить свою аудиторию, поскольку доходы этих СМИ складываются из ограниченного количества рекламодателей, функционирующих в пределах этой же ограниченной аудитории, и надежд на существенное увеличение финансирования эти СМИ не имеют. В общей ситуации, происходящей сегодня на американском информационном пространстве рост популярности этнической прессы, конечно же, интересен. Но интересен он сам по себе, как явление, но не более того. Сколь очевидны перспективы развития блогерской журналистики в создавшейся ситуации, столь же очевидно, к сожалению, и полное отсутствие таких перспектив для прессы этнической. Поэтому из разговора о происходящем с американской прессой прессу этническую, скорее всего, логичнее исключить.

А вот происходящее с традиционными американскими СМИ, наоборот имеет смысл подробнее обсудить...

"...несмотря на то, что пресса начинает использовать в своей работе новые технологии, ее финансовые перспективы в ближайшем будущем выглядят не очень радужно. Одним из способов выхода из ситуации, отмечается в исследовании, могут стать платные новостные ресурсы. Причем средства за их использование могут быть заложены уже в отчислениях за интернет-соединение пользователей. Как отмечено в докладе, многие газеты рассчитывали на подписку на свои электронные версии. Она могла бы компенсировать им часть убытков от падения тиражей, однако их надежды не оправдались. Поэтому СМИ рассматривают вариант взимания отдельной платы за распространение собственных новостей в интернете. В целом, как утверждают авторы доклада, за 2006 год тенденции, выявленные в развитии журналистики, не получили особого ускорения".

Да, эти тенденции не получили особого ускорения. Более того, они не получили вообще никакого ускорения.

Об этих подходах традиционных СМИ заговорили не сегодня, и многие аналитики давно предсказывали их бесперспективность. Беда в том, что потерю аудитории в пользу Интернета традиционные СМИ объясняли (и продолжают объяснять), якобы, большим удобством электронных изданий для читателей. Исходя из этого они (СМИ) и стали строить свою финансовую политику – мол, если потребителю это удобнее, то за удобство он непременно станет платить. А потребитель за это платить почему-то не стал, что, вообще говоря, идет вразрез с покупательской психологией американцев. А такая простая мысль почему-то в голову акулам американского медийного рынка не пришла: газету человек читает в произвольной позе, а информацию с компьютера он считывает в позе вынужденной. Следовательно, потребление информационного продукта на Интернете не может быть удобнее чтения газет по определению. Иными словами, вовсе не по причинам удобства часть газетной аудитории ушла на Интернет, а по какой-то другой причине. По причине, которую американские медийные маркетеры не учли, а потому и пошли по заведомо порочному пути. Что же это за причины?

Газетная аудитория – это вовсе не совокупность людей, выписывающих или покупающих газету с одной общей целью эту газету читать. Газетная аудитория – это множество категорий людей, выписывающих и покупающих газеты с разными целями.

Первая категория – это люди, читающие газеты исключительно ради получения информации и для которых характерен аналитический тип потребления информационного продукта. Такой читатель безоговорочно не верит никакому изданию, а читает, как правило, несколько источников и лишь после этого делает для себя выводы об истинном содержании того или иного освещенного в прессе события. Нередко такой читатель возвращается и к более ранним публикациям об интересующем его событии. Совершенно очевидно, что для такого потребителя режим гипертекста, в котором он считывает информацию на Интернете, несоизмеримо ускоряет и упрощает для него (потребителя) процесс получения и обработки интересующей информации. Численно эта категория крайне политизированного читателя в США, скорее всего, достаточно малочисленна, чтобы радикально повлиять на газетный рынок. Однако она существует, и эту часть газетной аудитории традиционным СМИ вернуть не удастся никогда. Эти люди потеряны для них навсегда.

Вторая категория – это люди, так же читающие газеты ради получения информации, но для которых не характерна форма аналитического чтения. Они просто читают тот источник, которому верят. Естественно, что если их доверие к этому источнику пропадает, они обращаются к другому, более надежному на их взгляд. Вернуть эту часть аудитории можно лишь восстановив доверие этого читателя/зрителя к прежнему источнику информации, что, как мы знаем, куда труднее и дольше, чем это доверие потерять. Тем не менее, именно эта категория информационного потребителя медийного рынка является наиболее многочисленной. Следовательно, коль уж традиционные СМИ, как отмечается в исследовании, почувствовали потерю своей популярности, то в существенной степени это произошло за счет именно этой категории.

Третья категория – это неинформационные потребители медийного рынка. Имеются в виду те, кто покупает или выписывает газеты не ради их информационного наполнения, а ради рекламных приложений, приходящих вместе с информационными блоками. Этого потребителя интересует исключительно возможность поиска того же товара по более низким ценам. До появления Интернет-торговли ценность этих рекламных приложений трудно было переоценить. Они избавляли людей от необходимости чисто физически объезжать все известные им торговые точки с целью нахождения наиболее выгодного предложения нужного им товара. С появлением же электронной торговли ценность названных рекламных приложений сильно снизилась. Во-первых, Интернет предложил значительно больший набор вариантов розничных предложений, просмотр которых требует меньших временных затрат, чем более бедный набор таких же предложений в бумажных рекламных приложениях. А, во-вторых, Интернет-торговля предложила покупателю еще один фактор, определяющий выгодность покупки. По информации из бумажной рекламы покупатель должен лично явиться в торговую точку и при покупке товара оплатить налог с продаж. При покупке же через Интернет покупатель не должен тратить время на личное посещение магазина и в большинстве случаев не платит налога с продаж. А, поскольку на Интернете нередко еще и предлагается бесплатная доставка, этот вид "шопинга" по рекламе однозначно не оставляет дальнейших шансов привычным бумажным рекламным приложениям. Эту часть аудитории так же следует считать потерянной традиционными СМИ навсегда. Причем, эта категория так же весьма и весьма многочисленна и так же оказала существенное влияние на снижение финансовой стабильности традиционных изданий. Более того, как представляется, эта часть потребителя еще не полностью отказалась от традиционных изданий, но будет продолжать от них уходить.

Четвертая категория так же относится к неинформационному потребителю медийного рынка. Это люди, для которых газета не столько источник информации, сколько бытовой атрибут. Для них без газеты и диван недостаточно мягок, и телевизор плохо работает, и кофе не пьется, и сигарета не курится... Эта категория читателей никуда от традиционных СМИ не уйдет и останется с ними навсегда. Впрочем, под "навсегда" следует понимать не срок существования СМИ, а продолжительность физического существования представителей этой част аудитории. По численности она весьма велика и вполне способна экономически поддерживать существование изданий. Однако, это люди уже не молодые. Они постепенно выходят на пенсию и вовсе уходят... Эта часть аудитории в самом обозримом будущем практически полностью вымрет, а на смену ей никто не придет, поскольку современная американская молодежь рождается с компьютерной мышкой в руках, и привычки "похрапывать, накрывшись газетой" не приобретает просто в силу иного стиля жизни...

Что же в итоге?

А в итоге получается, что сохранить себя на информационном рынке американские традиционные СМИ могут лишь решив две пролемы:

1. Вернуть ту часть аудитории, которую мы отнесли ко второй категории.

2. Найти принципиально новые формы работы, способные создать новый тип потребителей традиционных СМИ, способный прийти на смену уходящей части аудитории, которую мы отнесли к четвертой категории.

Все, другие пути в этом направлении не просматриваются. Стоит подчеркнуть, что даже если эти две проблемы удастся решить успешно, то к прежнему уровню финансового состояния традиционным СМИ все равно вернуться не удастся, поскольку части аудитории, которые мы отнесли к первой и третьей категориям, потеряны для них навсегда. На этих направлениях реальных путей успешной конкуренции с Интернетом для традиционных изданий не видно. Так что в лучшем случае, получается, что максимум, на что традиционные СМИ могут рассчитывать – это чисто физическое выживание. О былом процветании же, по всей видимости, придется забыть. Но и это еще надо осуществить. А как?

Вы заметили, что во всех приведенных нами четырех "уравнениях" такое понятие, как "удобство" в качестве переменной величины отсутствует? А раз так, то происходящие процессы не являются функцией этого фактора. Иначе говоря, ничего от этого удобства здесь не зависит. И действуя в расчете на этот фактор традиционные СМИ не только не добьются никакого результата, но теряют драгоценное время, за которое потеря превзойдет тот критический уровень, когда  уже никого эти издания обратно вернуть не смогут...

Скажите, можете ли вы назвать хоть одно предприятие на планете, выпускающее папирус? А хоть одно издательство, выпускающее книги на бересте? А ведь кто бы мог подумать во времена папируса и бересты, что когда-то они исчезнут с лица Земли! Очень может быть, что в данном случае мы имеем дело с таким же естественным процессом, который когда-то случился и с папирусными изданиями. Причем, это явление мало кому угрожает серьезными потерями. Потребитель не страдает, поскольку никто ничего у него не отнимает. Потребитель сам переходит от этих источников информации, поскольку нашел им адекватную замену. Журналисты тоже не страдают, поскольку ни язык, на котором они пишут, ни смысл журнализма как такового не меняются от того, работают ли они в бумажном издании или в электронном. Строго говоря, и менеджмент традиционных СМИ в общем случае пострадать не должен, поскольку электронные СМИ так же, как и бумажные нуждаются и в редакциях, и в менеджменте. Надо полагать, что не пострадают и основные владельцы этих структур, поскольку всегда найдут способ вовремя "сбросить" контрольные пакеты акций этих компаний на биржу. Единственные, кому следовало бы задуматься на эту тему – это рядовые держатели акций. Папирус и береста ведь исчезали медленно. А в наше время такие процессы протекают много быстрее, нередко в форме финансовых катастроф...

Обратная связь