UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/arizona.html

Не мешай дьяволу
Илья Трейгер

Аризона: Следующая цель – дети нелегальных иммигрантов, сообщает 11 июня Time в материале Адама Клауонна (Adam Klawonn).

По информации издания, нынешней осенью республиканцы штата Аризона намерены внести на рассмотрение новый законопроект, касающийся нелегальных иммигрантов. Новый законопрект предполагает отказ в выдаче свидетельства о рождении детям нелегальных иммигрантов, родившихся на территории США, и, тем самым, отказывает им в американском гражданстве, переводя даже рожденных в Америке детей в статус нелегальных иммигрантов.

Автором законопректа является сенатор Рассел Пирс (Russell Pearce) от округа Меса (Mesa), который является бастионом консерваторов на политической сцене Феникса (Phoenix, Arizona). Главный вопрос в этой связи – не нарушает ли новый законопрект Конституцию США?

Согласно 14-й поправки американской Конституци, напоминает издание, любой человек, родившийся или натурализовавшийся на территории США является гражднанином США. И ни один штат не имеет права издавать и применять законы, направленные на ограничение привилегий или иммунитета американских граждан.

Эту проблему аризонские республиканцы решили преодолеть посредством объяснения, что, мол, 14-я поправка была принята в 1868-м году и была направлена на предоставление гражднаства рабам, как один из актов, обеспечивающих их освобождение. Нынешние же нелегальные иммигранты используют эту конституционную норму для получения гражданства родившимися на территории США детьми, которые выполняют роль «якоря» для последующей легализации и их родителей. Следовательно, 14-я поправка устарела и не должна применяться, либо должна быть пересмотрена.

Ранее, напоминает издание, аризонские законодатели уже приняли новый иммиграционный закон, согласно которому полиция может останавливать автомобили и пешеходов на предмет проверки их иммиграционного статуса, а, так же, применять арест при наличии таких оснований к подозрению, как плохое владение английским языком, нервозное поведение или избегание смотреть в глаза полицейскому во время проверки документов.

***

Дискриминационная идеология, отличающая Республиканскую партия вообще, а республиканцев американского Юга в особенности, общеизвестна. Не даром принятие этого закона в Аризоне вызвало бойкот штата со стороны таких городов, как Сан-Фрнциско и Лос-Анджелес. Прсоединение к этому бойкоту в настоящее время рассматривается в Окленде, Чикаго, Эль-Пасо, Вашингтоне и Нью-Йорке. Высказал свое негативное отношение к этому закону и нынешний американский президент.

Но что примечательно, так это то, что если на эмоциональном уровне по поводу принятого в Аризоне закона не высказался только ленивый, то на юридическом уровне страна хранит в этой связи полное молчание. Ни от администрации президента, ни от Министрества юстиции, ни от Верховного суда не поступило по данному поводу ни одного официального заявления, ни одной официальной оценки. И это притом, что даже в уже принятом ранее законе содержатся прямые признаки нарушения как 14-й поправки Конституции, так и антидискриминационного законодательства, имеющего общенациональную юрисдикцию при праве штатов только на расширение этого законодательства, но ни при каких обстоятельствах не на его сужение. И вот они, эти признаки:

Прежде всего, следует отметить, что проверка документов на право жить на территории Америки и арест по перечисленным основаниям к подозрению не являютс одной и той же нормой закона, но представляют собой две разные независимые нормы этого акта. Дело в том, что отсутствие у задержанного пешехода или водителя документов, подтверждающих его право жить на территории США, само по себе является основанием для ареста и дополнительных оснований к подозрению не требует. Следовательно, плохое владение английским, нервозность в поведении и избегание смотреть в глазах полицейскому имеют смысл как основание для ареста только для тех лиц, чьи документы в полном порядке. Иными словами, арест по перечисленным основаниям к подозрению направлен не на нелегалов, а на любое лицо иностранного происхожедния.

Каким образом полицейский может определять степень владения английским языком того или иного иммигранта? Разумеется, только по признаку наличия акцента и по неграмотному построению фраз. Однако есть специальное постановление Верховного суда США о том, что дискриминация по признаку языка является дискриминацией по национальному признаку. Таким образом, прямое нарушение антидискриминационного законодательства налицо. Кроме того, минимум английского языка, требуемый на экзамене на гражданство, не предусматривает обязательного умения грамотно строить фразы, как не предусматривает и отсутствие иностранного акцента у говорящего. Следовательно, право на арест по признаку плохого владения английским языком является прямым нарушением 14-й поправки американской Конституции.

И вот, при всем этом властные струкутры страны хранят молчание по поводу этого закона, что очень смахивает на откровенное попустительство. Но попустительство ли это?..

Представляется, что суть происходящего не в содержании самого закона, а в правоприменительной практике в отношении этого закона. Вообще говоря, быть может, это и есть лучший вариант – промолчать и дать возможность властям шатата Аризона приступить к практическому исполнению этого закона. Очень любопытное зрелище может предстать нашему взору...

Действительно, иммиграционное законодательство – это юрисдикция федеральных властей, а не властей шатата. И правоохранительным органом, исполняющим иммиграционный закон, является не аризонская полиция, а Служба иммиграции и натурализации, которая так же является органом федеральным и местным властям не подчинена. То есть, любые распоряжения, указания, и инструкции по исполнению этого закона власти Аризоны могут дать только тем органам исполнения закона, которые находятся в подчинении штата, т.е., проще говоря, муниципальной полиции и более никому. Вот, исходя из этого и попробуем представить себе возможную практику применения принятого в Аризоне закона.

Итак, полицейский останавливает автомобиль и спрашивает у водителя документы на право проживания на территории страны. А когда он спрашивает эти документы, до того, как спросил водительские права и страховку, или после этого? Если до этого, то вопрос о том, есть ли у него водительские права. Если есть, то какой же он нелегал? А если нет, то он подлежит аресту за вождение без прав, и других оснований для ареста полицейскому не нужно. Где та логическая ниша, которая предполагает дополнительную проверку иммиграционных документов? Ну, хорошо, не будем придираться. Допустим, что полицейский обнаружил отсутствие у данного водителя или пешехода права на проживание в Америке. Полицейский такого водителя/пешехода арестовывает. И что дальше, куда он его должен доставить? Вначале, понятное дело, задержанный окажется в КПЗ в полиции. А потом? По логике, полиция должна передать его иммиграционным властям, которые, как предполагается, должны поместить арестованного в иммиграционную тюрьму, а в последствии депортировать из страны.

Все верно, только вот, иммиграционная служба ведь живет в соответствии с федеральным законодетальством и местным законам штатов не подчиняется. То есть, служба иммиграции может поместить такого задержанного в иммиграционную тюрьму в том и только в том случае, если он был задержан/арестован в соответствии с федеральным законодательством. А федеральное законодательство запрещает задерживать пешеходов или водителей с целью проверки их иммиграционного статуса. Следовательно, данный арестованный не может быть помещен в иммиграционную тюрьму, а офицеры службы иммиграции и натурализации не могут принять у полиции такого арестованного под свою юрисдикцию. И что дальше полицейский будет делать с этим арестованным?

Поскольку только местная правоохранительная система может осуществлять исполнение местных законов, все дальнейшие действия по отношению к арестованному нелегалу может производить только аризонская полиция. И у полиции в этом плане есть лишь два варианта: первый – отпустить арестованного, и второй – обеспечить его депортацию. Если отпустить, то зачем было арестовывать и вообще принимать этот закон? А если депортировать то, во-перых, как, и, во-вторых, куда?

Можно его депортировать посредством предписания суда в установленный срок покинуть территорию Аризоны. Но ведь в этом и заключается проблема нелегальной иммиграции, что чуть ли не все они продолжают жить на территории страны, не взирая на уже имеющиеся  похожие предписания судов. Если идти по этому же пути, то все остается на своих местах, как было до сих пор, т.е. закон атоматически перестает действовать и переходит из сферы юридической в сферу бумажной казуистики. Следовательно, речь может идти только о насильственной депортации. А в этом случае возникет вопрос – куда депортировать?

Дело в том, что депортация – это акция не одной какой-то стороны, а двух сторон – высылающей и принимающей. Человека ведь невозможно выстрелить из рогатки в небо. Даже если это сделать, он упадет обратно, а не останется с ангелами пиво пить. А насильственная депортация «по горизонтали» чисто физически невозможна без нарушения сопредельной территории (будь то страна или штат). Поэтому акт высылки человека всегда производится по соглашению сторон – высылающей и принимающей. Депортировать за границу Аризона нелегалов не может, поскольку не имеет с другими странами соответствующего двухстороннего соглашения. И заключить она такого соглашения ни с одной страной не может, поскольку, в соответствии с международным правом, такие соглашения находятся в юрисдикции межгосударственных отношений, и вряд ли МИД иностранного государства пойдет в этом случае на подчинение закону штата Аризона. В другой штат Аризона выдворить нелегала насильственно тоже не может, поскольку аризонский полицейский не имеет права исполнять свои обязанности на территории другого штата. А арестованный, в свою очередь, не обязан подчиняться аризонскому полицейскому вне территории Аризоны. Даже более того, как только полицейский вышел за территорию своей юрисдикции, арестованный им человек получает право на самозащиту от этого полицейского как от обычного прохожего. Следовательно, полицейский Арезоны чисто физически не может доставить нелегала на территорию другого штата.

Ну да, с иностранным государством Аризона не может заключить соглашение о депортации нелегалов, но с другими американскими штатами ведь может? Да, может, но только с теми, кто поддерживает эту аризонскую иммиграционную политику. Те, кто не поддержит, те своего согласия не дадут. А те, кто поддерживает... Самое смешное, что те, кто поддерживает, такого согласия не дадут тем более! Подобная политика Аризоны ведь направлена на избавление территории штата от нелегалов. Штат, поддерживающий в этом плане Аризону, тоже делает это из желания избавить свою территорию от нелегалов. Но если он принимает нелегалов из Аризоны, то свою территорию от них не избавляет, а, напротив, увеличивает количество нелегальных иммигрантов у себя. Так что некуда аризонским республиканцам депортировать нелегалов, выявленных в соответствии с принятым законом. И что остается с ними делать?..

Очевидно, что в связи с перечисленным, практику применения этого закона придется, скорее всего, прекратить вскоре после ее старта. Однако никто сегодня не может предсказать развитие событий во временном промежутке между началом и прекращением этой практики. А именно, что произойдет раньше, остановка применения этого закона или лавинообразное переполнение тюрем штата. Если первое, то полбеды. А если второе, то штату придется пойти еще и на увеличение местных налогов, дабы покрыть расходы на содержание такого количества арестованных.

Не менее занятно выглядит и возможная практика применения аризонского закона касательно ареста лиц по перечисленным в акте основаниям к подозрению.

Предположим, что полицейский арестовал человека за то, что тот нервничал, или плохо произносил английские слова, или не посмотрел в глаза полицейского. И что с ним дальше делать? Везти в полицейский участок. А дальше, что ему можно предъявить, что говорит с акцентом или в глаза не смотрит? Все эти признаки не содержат состава преступления, по которым можно было бы предъявить обвинение хотя бы на уровне мелкого правонарушения. Придется отпускать. Но если человека задержали а потом отпустили, ему обязаны выдать бумагу, где сказано, что он был задержан и почему. То есть, факт такого ареста невозможно оставить без документального доказательства, что такой факт имел место. А дальше очень даже интересно может получиться...

Есть в Америке такой вид «спорта», как коллективные иски. Но не те иски, которые возбуждает коллектив обиженных людей, а те иски, которые возбуждаются адвокатской конторой по поводу нарушения прав большого количества людей. Существют даже адвокатские фирмы, которые именно на таких исках специализируются. Например, замечено, что кассовый аппарат какой-то бензоколонки просто в силу технических причин округляет малые доли центов не в пользу покупателя. Соответствующая адвокатская компания тотчас начинает разыскивать людей, покупавших бензин именно на этой бензоколонке и сохранивших «реситы». Если таких людей удается разыскать достаточное количество, фирма возбуждает дело против данной бензоколоночной компании о массовом нарушении прав потребителей. И, выиграв дело, одну треть присужденной денежной компенсации получает в прибыль фирмы, а две трети распределяются между людьми, сохранившими «реситы». То есть, в карманы адвокатов уходят десятки миллионов долларов, тогда как на карман каждого из пострадавших приходятся... копейки. И так зарабатывает деньги целая отрасль американского юридического сообщества.

А теперь представьте себе, что каждый такой арестованный и отпущенный имеет на руках документ, что был арестован по причине иностранного акцента или отказа смотреть в глаза. Кстати, отказ смотреть в глаза полицейскому введен здесь в качестве основания к подозрению не случайно. Да, с одной стороны, избегают смотреть в глаза полицейскому обкуренные и обколотые водители, дабы скрыть свои наркотические зрачки. Но таких не много. В культурах очень многих народов, в частности, во многих африканских и азиатских культурах смотреть в глаза представителю власти является проявлением верха невоспитанности. То есть, в большинстве случаев это не столько признак наркотического опьянения, сколько признак человека иностранного происхождения. Таким образом, все, арестованные по признаку языка или несмотрения в глаза, имеют на руках документальное доказательство того, что были арестованы на основании иностранного происхождения. Представляете, на какую сумму может соответствующая адвокатская контора заявить иск против штата Аризона о нарушении антидискриминационного законодательста при столь массовом нарушении прав лиц иностранного происхождения! И думаете, эти адвокатские компании ждут? Вовсе нет. Скорее всего, уже навострили уши и готовы к сбору информации о пострадавших, как только начнется применение этого закона. И что тогда будет с бюджетом штата Аризона, если применение закона действительно будет иметь место? – Этот бюджет будет отнюдь не плавно перетекать в карманы тех же самых иммигрантов, как и в карманы юристов, зарабатывающих на этом, и, естественно, покрываться за счет увеличения налогов штата, поскольку другого пути не существует. А аризонским чугунным лбам из республиканского бастиона в Фениксе придется объяснять избирателям, почему вместо уменьшения налоговых затрат, обещанных в результате этой иммиграционной политики, происходит их увеличение...

Что же касается нового законопроекта, то и он, как представляется, в итоге окажется неработающим даже в том случае, если Верховный суд страны не пресечет откровенно антиконституционную деятельность аризонских законодателей.

Сколь не приводи обоснований несправедливости этой конституционной нормы (как, впрочем, и любого другого закона), эта норма будет продолжать действовать в соответствии с ее официальным текстом до тех пор, пока не будет пересмотрена в порядке, установленном законом, т.е. Конгрессом США. А, следовательно, сколько не отказывай рожденным на территории Аризоны в американском гражданстве, они все равно будут оставаться гражданами страны. Да, тот факт, что местные органы власти станут отказывать в выдаче этим людям свидетельств о рождении, действительно может создать трудности нелегальным иммигрантам. Но трудности исключительно бытового характера. Практически это даже вряд ли приведет к вымыванию иммигрантов из Аризоны, поскольку нелегалу совершенно все равно, где он обратится за экстренной медицинской помощью, в Аризоне или в любом соседнем штате. А, поскольку для получения свидетельства о рождении достаточно иметь на руках справку о рождении ребенка от госпиталя, в котором были приняты роды, дальше у таких людей проблем не будет. Вместо аризонского госпиталя никто не мешает роженице обратиться в госпиталь сопредельного штата, и уже там получить и больничную справку, и свидетельство о рождении. Такой опыт в США уже был. До 1967-го года аборты были запрещены на всей территории США, и смертность женщин в результате нелегальных абортов достигала 1, 2 млн. человек. В 1967-м году первым штатом, отменившим запрет на аборты стал штат Колорадо. А к 1973-му году к нему присоединились еще 13 штатов. То есть, к 1973-му году официально аборт можно было сделать всего только в 14-ти штатах из 50-ти. И, тем не менее, уже в тот период смертность женщин от нелегальных абортов снизилась настолько, что практически приблизилась к нынешнему уровню. Иными словами, подавляющее большинство женщин, живших в остальных 36-ти штатах из числа решившихся на аборт, делали эту операцию в тех штатах, где это было разрешено. Та же схема вполне приемлема и для нелегальных иммигрантов, живущих в Аризоне. Более того, для этих людей использование такой схемы даже проще, чем это было для женщин тех штатов, где аборты были запрещены, поскольку нелегалы не имеют официального места жительства, и, следовательно, кратковременное перемещение на территорию сопредельного с Аризоной штата для них не проблема. А вот не признать свидетельства о рождении, выданного в другом штате, аризонские власти никак не смогут, так как это нарушит права других штатов. Дело в том, что закон о взаимном признании документов, изданных на уровне штатов, является общенациональным и не подлежит изменениям законодателями какого-то одного штата в одностороннем порядке, поскольку в том числе и на этом законе держится экономическое и административное взаимодействие между регионами. Иными словами, этот закон обеспечивает существование США в качестве единого федеративного государства. Поэтому, если какой-либо штат перестает признавать документы, выданные в других штатах, это немедленно и неотвратимо вызывает симметричную реакцию регионов и приводит штат (в данном случае Аризону) в состояние экономического и административного коллапса. То есть, на этапе получения свидетельства о рождении в другом штате какое-либо практической действие нового закона (если он будет принят) естественным образом заканчивается, поскольку далее родившийся ребенок возвращается на территорию Аризоны американским гражданином не в зависимости от того, признают ли такое право за детьми нелегалов в Аризоне или нет.

Как иной раз интересно поворачивается история. Республиканская партия – это ведь партия Авраама Линкольна, получившая реальное политическое влияние в стране исключительно за счет идеи освобождения рабов на Юге США и признание за освобожденным рабами права на американское гражданство. Ведь только после того, как эта партия провозгласила отмену рабства, северянам удалось добиться перелома в ходе Гражданской войны в свою пользу. А потом Республиканская партия оказалась в противоположном лагере. Именно республиканцы возражали против законопроекта администрации Рузвельта об отмене расовой сегрегации в стране. И именно республиканцы возражали против принятия этого закона при Джоне Кеннеди. А сейчас и вовсе, вместо Севера они укрепились на Юге, против которого когда-то воевали под антидискриминационными лозунгами. Прямо по Е. Шварцу – убив дракона, сам драконом становишься, если стремишься сохранить драконовские порядки. Вот вам и суть так называемой консервативной идеи. Все, оказывается, уже сказано...

В этой связи вспоминается такой древний философский принцип, как "не мешай дьяволу", который позднее в христианстве преобразовался в такую догму, как "подставь другую щеку". Когда речь идет о зле, совершаемом ради практического результата (ради денег, например), его нельзя оправдать, но можно понять. И такому злу следует сопротивляться, поскольку у вас пытаются отнять деньги, дом, собственность, страну, наконец. Когда же зло вершится не ради практического результата, а ради самого зла, то это объясняли проявлением дьявола. И в этом случае древние советовали не мешать дьяволу вершить это зло, поскольку в виду отсутствия практически достижимой цели, вершимое зло доходит до абсурда и таким образом дьявол сам себя разрушает. А оказываемое сопротивление лишь продлевает этот процесс во времени, поэтому выгоднее дьяволу не мешать. К чему это вспомнилось?

Дело в том, что основной аргумент в пользу антииммигрантской политики республиканцев – это, якобы, нежелание население платить налоги ради содержания нелегалов. Однако, при этом, и представители такой точки зрения, и политизирующие на этом республиканцы как-то забывают, что налоги они вовсе не платят. И никто на территории США налогов не платит. "Мы платим налоги" –это идеологический слоган, не имеющий ничего общего с реальностью. Что-то вроде "Народ и партия едины". Налоги – это не те отчисления от личных доходов, которые мы платим правительству, а те отчисления наших заработков, которые правительство изымает у нас насильственно, не спрашивая нашего желания. И о том, на что правительство использует наши налоги, оно (правительство) нас тоже не спрашивает. Есть иммигранты в стране, нет иммигрантов в стране, налоговые платежи у нас все равно будут изыматься, и все равно будут использоваться не на то, на что нам бы хотелось. Поэтому, не в зависимости от существования или отсутствия социальных программ по поддержке нелегальных или легальных иммигрантов, у нас будут продолжать насильственно изымать все ту же или даже большую долю наших доходов, нравится это нам или нет. Следовательно, любое политизирование, направленное на ограничение человеческих прав и свобод лиц иностранного происхождения, не ставит перед собой никакой практически обоснованной или хотя бы просто достижимой цели. То есть, является злом ради зла. Нет в конце этого туннеля ничего, кроме чистой ненависти к инородцам, к по-другому говорящим, к по-другому питающимся, к по-другому веселящимся и пр. А если так, то почему бы действительно не предоставить аризонскому "дьяволу" возможность без помех разрушить самого себя?..


Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций