UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/artificial.html


Именем Святой Инквизиции!
Илья Трейгер

Пионер геномики Крейг Вентер создал "искусственную жизнь" - живую клетку с синтезированным геномом, сообщает Inopressa.ru.

Британская The Independent публикует интервью с Крейгом Вентером, в котором он разъясняет суть научной работы по созданию живой клетки, полностью управляемой искусственно синтезированной хромосомой. Впервые человек создал целиком хромосому из 1,08 млн пар оснований и трансплантировал ее в клетку, а хромосома впервые взяла под контроль клетку и практически превратила ее в существо нового вида, определяя его свойства", - пояснил он. "Считаете ли вы, что это искусственная жизнь?" - спросил корреспондент Стив Коннор.

Крейг ответил утвердительно, пояснив, что ученые начали с живой природной клетки, но синтетическая хромосома полностью преобразила эту клетку, так что получилась искусственная: "Единственная ДНК в клетке - синтезированная, единственные белки - закодированные в синтезированной ДНК". "Мы создали новую жизнь на базе уже существующей: с помощью синтетической ДНК перепрограммируем клетки, превращая их в новые, с заданной ДНК", - добавил ученый.

В качестве "подопытного кролика" была выбрана бактерия Mycoplasma mycoides. Искусственная бактерия живет в лаборатории в специальной среде и самостоятельно размножается, но во внешней среде выжить не может, сообщил Крейг. По словам ученого, создание бактерии шло нелегко: когда в геноме допустили всего одну ошибку из более чем миллиона, клетка не ожила. Конечная цель исследований - разобраться в природе жизни и ответить на вопрос, какой минимальный набор генов необходим, чтобы существо ожило.

Реакцию, последовавшую на эту новость, трудно назвать неожиданной:

The Wall Street Journal: Впервые в истории создана искусственная живая клетка, которая всецело управляется рукотворным геномом. Одноклеточный микроорганизм, способный размножаться, открывает дорогу для манипуляции биологической жизнью в ранее недостижимом масштабе", - пересказывает корреспондент мнения исследователей и специалистов по научной этике. Ранее ученые лишь редактировали ДНК по кусочкам, получая генномодифицированные растения и животных. "Это поворотный момент в отношениях человека с природой: впервые создана целая искусственная клетка с заранее заданными свойствами", - пояснил молекулярный биолог Ричард Эбрайт из Университета Рутджерса. Вскоре метод будет использоваться в коммерческих целях: некоторые компании уже разрабатывают живые организмы, способные синтезировать топливо, вакцины и др. Компания, основанная Вентером, уже заключила с Exxon Mobil Corp. контракт на 600 млн долларов на разработку водорослей, способных поглощать углекислый газ и производить топливо.

The Guardian: Материалом для работы Вентера стала бактерия, вызывающая маститы у коз, Mycoplasma mycoides. Результатом исследования, на которое ушло 40 млн долларов и более десяти лет, стал первый микроб, который растет и размножается под руководством синтетического генома, но при этом ведет себя как любая другая бактерия M. mycoides. новая бактерия стала "доказательством мысли, что теоретически мы можем вносить изменения в целый геном организма, добавлять абсолютно новые функции, удалять те функции, которые нам не нужны, и создать целый ряд промышленных организмов, которые направят все свои усилия на то, чтобы выполнить наши задания. Пока этот эксперимент не увенчался успехом, все соображения были теоретическими. Теперь они реальны".

La Stampa: Биолог Крейг Вентер, который в 2000 году завершил создание карты генома человека, возглавил команду из 10 ученых и добился фантастического результата. "Мы на пороге новой эры, в которой жизнь будет создаваться на благо человечества", - заявил Крейг. Синтетическая клетка получила название Mycoplasma mycoides JCVI-syn 1.0. Она была создана в институте, носящем имя Вентера, учеными, работу которых координировал Дэниел Гибсон.

***

Фанфары вполне заслуженны, и если что-то и вызывает удивление, так это то, что данное событие произошло именно сейчас, при нашей с вами жизни, а не в неопределенном будущем при жизни последующих поколений.

Совершенно естественно, что возникают и такие вопросы, как: Можно ли считать эту работу "окончательным аргументом в пользу механистического восприятия" органической жизни? Как защитить открытие от использования военными или террористами?

Что касается первого вопроса, то... и да, и нет. На сегодняшний день организм, созданный Вентером отвечает лишь двум факторам научности – объективность и предъявляемость. Искусственная бактерия объективно существует и предъявляема третьим лицам – это неоспоримо. Что же касается двух других факторов научности, повторяемости и воспроизводимости, то о них можно будет говорить лишь после того, как будет получен, как минимум, еще одна живая клетка. Вот, когда вторая клетка будет получена тем же путем, тогда можно будет однозначно утверждать, что данное событие является окончательным аргументом в пользу механистического восприятия органической жизни.

Что же касается того, как защитить открытие от использования военными или террористами, то этот вопрос, во-первых, не может иметь однозначного решения, а, во-вторых, этого вопроса в практической плоскости жизни человека просто не существует. Абсолютно все, без каких-либо исключений, что создано человеком, в равной степени может быть использовано как во благо, так и во вред. И в качестве примеров здесь можно привести не только порох, который изначально был предназначен для праздничных фейерверков, или колючую проволоку, которая изначально была предназначена для защиты от коров. К таким примерам можно отнести и обычную авторучку, которую нередко используют в качестве орудия убийства, вгоняя ее в глаз или в горло человеку. И, тем не менее, человечество при всем при этом каким-то образом все еще живо. Значит, пусть не в общем, но в частности этот вопрос неизменно находит приемлемое решение. Как такие решения находились по поводу всех без исключения человеческих изобретений, так он будет решаться и по поводу упомянутого достижения науки.

Однако не все так радужно, как хотелось бы, и как должно было бы быть, поскольку есть на данное событие и совсем другая реакция...

"Вы играете в сотворение жизни, словно вы Бог?" - спросил корреспондент. "Мы об этом уже говорили: это клише каждый раз вспоминают, когда в науке, особенно в биологии, совершается радикальное открытие", - ответил Крейг.

Если Марк Бедо, философ из Reed College, Портланд, говорит о "моменте, важном для истории биологии и биотехнологии", сообщает La Stampa, то Джулиан Савулеску, доцент практической этики из Оксфорда, уверен, что ученый "не только искусственно копирует жизнь или модифицирует ее, но и приближается к роли, схожей с ролью Бога".

Тему продолжает другой материал, напечатанный в La Stampa. Во имя разума и веры епископ Могаверо, председатель совета Итальянской Епископальной Конференции по юридическим вопросам, предостерегает от разработки "сценариев искусственной жизни и создания бионического человека в лаборатории".

В ходе беседы с журналистом епископ сказал: "Христианство не предполагает неизбежного конфликта между верой и научным прогрессом. Напротив, Господь создал человеческие существа, наделенные разумом, и поставил их над всеми другими созданиями. Однако существует фундаментальное различие. Человек произошел от Бога, но он не Бог: он остается человеком, и он обладает способностью давать жизнь, продолжая род, а, не создавая ее искусственным путем". Епископ также подчеркнул, что человеческая природа придает достоинство человеческому геному, а не наоборот. "Те, кто занимаются наукой, никогда не должны забывать, что существует лишь один создатель - Бог". В заключение религиозный деятель сказал: "Вызывающая тревогу перспектива постчеловеческого мира обязывает нас немедленно положить конец анархии науки".

На первый взгляд, ничего из ряда вон выходящего в этих заявлениях нет. Как справедливо заметил сам автор этой научной работы, "это клише каждый раз вспоминают, когда в науке, особенно в биологии, совершается радикальное открытие". Но это только на первый взгляд. На самом же деле реакция церкви в данном конкретном случае вполне может быть чревата достаточно неприятными последствиями.

За две тысячи лет христианства написаны десятки тысяч томов, посвященных доказательствам существования Бога и обосновывающих необходимость поклонения этом Богу в соответствии с правилами, исходящими от христианской церкви. На протяжении этих двух тысяч лет христианский мир развивался, превратившись к настоящему времени в группу стран с высоко развитым научным образованием. В итоге, все, что написано в упомянутых богословских трудах, к настоящему времени свелось лишь к тому, что есть некая функция, не присущая человеку, а, следовательно, присущая одному лишь Богу – создавать жизнь. Все остальное свелось лишь к словоблудию, которое, собственно, и определяет размеры бумажных объемов этих трудов. Во всем, чем угодно можно было спорить с церковью, но против этого аргумента наука адекватных возражений до сего момента привести не могла. И вот, появляется конкретный человек, который смог дать жизнь, что, как считалось, человеку не присуще. А когда появится второй живой организм, созданный по тому же алгоритму, даже последнему люмпену станет ясно, что давать жизнь присуще не одному только Богу, но и человеку в принципе. Таким образом, достижение Крейга Вентера вполне способно выбить последнюю опору, поддерживающую не только веру как таковую, но, главным образом, нужность церкви как религиозного института. Эта ситуация вполне может принять угрожающий для церкви характер, и, следовательно, трудно рассчитывать, что церковь сдаст свои позиции без боя, причем, боя серьезного. Одно дело, когда наука не была способна опровергнуть основную функцию, присущую Богу – давать жизнь, и совсем другое дело, когда наука это сделать смогла. Такое положение вещей ставит на грань физического выживания христианскую церковь как религиозный институт, что вполне может привести к вспышке христианского фундаментализма в формах, ничем не уступающих фундаментализму исламскому. И признаки этого уже видны даже в первых заявлениях епископа Могаверо.

С одной стороны, прелат напоминает, что христианство не предполагает неизбежного конфликта между верой и научным прогрессом. А, с другой стороны, он же заявляет о необходимости положить конец анархии науки, т.е. официально объявляет такой конфликт. Где логика?

Логика прямая. Тот факт, что христианство как религия не предполагает конфликта между верой и наукой, не означает, что такого конфликта не предполагает христианская церковь как религиозный институт. Вот, посмотрите, какой аргументацией оперирует епископ в поддержку своей позиции:

"Однако существует фундаментальное различие. Человек произошел от Бога, но он не Бог: он остается человеком, и он обладает способностью давать жизнь, продолжая род, а, не создавая ее искусственным путем". Священник утверждает, что человек не обладает способностью давать жизнь. И это он заявляет не просто так, в пространство, а в качестве реакции на конкретное событие – конкретный человек создал жизнь, т.е. уже неоспоримо доказал заведомую несостоятельность утверждения епископа. То есть, прямо игнорируя факт, епископ открыто объявляет черное белым, нисколько при этом не смутившись.

Второй аргумент епископа - "Те, кто занимаются наукой, никогда не должны забывать, что существует лишь один создатель - Бог". "Не должны забывать", то есть, даже если человеку присуще, как уже доказано, давать жизнь, человек этого делать не должен, дабы не подрывать основы церкви. Вот, только по этой одной причине, и не по какой другой. А, поскольку, это уже произошло, то выход из создавшегося положения епископ видит в том, чтобы "положить конец анархии в науке", то есть, запретить  и контролировать исполнение этого запрета насильственными методами.

Здесь не бесполезно заострить внимание на том, что конкретно в данном случае предлагается понимать под анархией.

По определению, анархия – это свобода, независимость от правил и авторитетов. Можно ли говорить о свободе и независимости науки от правил и авторитетов? Система научных законов и правил, а так же аторитетности куда жестче, чем мы это наблюдаем в современных государственных законодательствах. Так что в этой связи понятие "анархия" с понятием "наука" в принципе не сочетаются. Но коль уж об анархии в науке заговорили, значит, имеется в виду свобода и независимость науки от каких-то других, не научных привил и авторитетов. Иными словами, речь идет о ликвидации неподчиненности научного сообщества кому-либо или чему-либо. Кому и чему конкретно? По логике вещей, тому, кто эту подчиненность требует, т.е. церкви. Получается, что в наше просвещенное время высокопоставленный католический священник на голубом глазу вполне официально потребовал подчинения научного сообщества церковным нормам. И не просто потребовал, но заявил о намерении добиться этого посредством принуждения.

Выглядит дико. Попахивает судом Святой Инквизиции, который неизвестно, каким образом можно сегодня воскресить. Однако сказано все это вполне всерьез, причем в качестве непосредственной реакции на конкретное научное достижение. Неужели такое возможно практически?!..

Представьте себе, возможно. Не повсеместно, не глобально, но возможно на тех территориях современного христианского мира, где сильны тенденции христианского фундаментализма, особенно в отношении ликвидации разделения церкви и государства.

Прямо скажем, в Европе это вряд ли возможно. Даже в применении к данном случаю это хорошо просматривается. Ну, возмутились итальянские католики по поводу "неподобающего" поведения британского ученого. Ну, и что, могут они практически из Италии положить конец анархии в британской, французской или немецкой науке? Христианского фундаментализма в этих странах недостаточно даже для того, чтобы принять решение по поводу исламской паранджи. Куда уж им с наукой тягаться. Тем более, что подобные научные достижения серьезно повышают рейтинги этих стран в конкуренции с США.

А вот, в США это вполне может оказаться возможным и даже привести к ужесточению режима вплоть до форм, известных из опыта эпохи маккартизма, благо такой опыт в Америке имеется. Тот факт, что проведение политики потворства христианскому фундаментализму не прибавило президенту Бушу-младшему авторитета, вовсе не означает, что такие тенденции в США ослабли и не продолжают усиливаться. Вот, например, что как раз по этому поводу сообщает Лента.Ру не далее, как 22 мая:

Управление по делам образования в штате Техас утвердило новую учебную программу для школьников. Об этом сообщает агентство Associated Press. Голосованию предшествовала дискуссия на тему того, насколько сильно эти реформы политизируют учебный процесс.

По мнению противников новой учебной программы, принятые поправки искажают и идеологизируют историю, пишет BBC News. Сторонники реформ, в свою очередь, утверждают, что новая учебная программа позволит ликвидировать либеральный уклон в современном образовании.

В соответствии с новой программой школьникам будут рассказывать о том, что слов о разделении религии и государства нет в конституции США. Им также предложат сравнить текст основного закона страны с текстом Первой поправки. Кроме того, школьникам придется оценить, подрывают ли действия Организации Объединенных Наций суверенитет США.

По новой программе будут учиться около 4,8 миллиона школьников в течение следующих десяти лет. Также утвержденные поправки будут учитываться при составлении учебников. При этом учителя в Техасе смогут сами выбирать, как именно они будут преподавать материал школьникам.

Противники реформы опасаются, что поправки, утвержденные Управлением по делам образования в Техасе, впоследствии могут быть приняты и в других штатах.

На первый взгляд, похоже на откровенный бред. Что значит, учителя будут рассказывать о том, что в конституции нет слов о разделении религии и государства? И кого вообще волнует, что про эту конституция расскажет тот или иной учитель, когда можно взять текст конституции и самому посмотреть, какие слова там есть, а каких нет? Смешно, да и только. Однако это не бред, поскольку возможность посмотреть не означает желания это сделать, что конкретно для американского опыта является фактором весьма существенным.

Разве ж официальные источники, касающиеся Второй мировой войны не были общедоступны в США? Были. Но, тем не менее, целое поколение американцев выросло, пребывая в полной уверенности, что именно США являются основным победителем в той войне, а все остальные члены так называемой антигитлеровский коалиции – это лишь страны, спасенные Америкой от Гитлера. И ведь при этом ни от кого не скрывалась информация о том, что на территорию СССР Америка за все время Второй мировой войны не высадила ни одного солдата и не осуществила ни одного бомбометания, и, следовательно, чисто физически не могла спасти эту страну от Гитлера. Но факт остается фактом – никого в американском обществе подобные факты просто не интересовали, и никто в Америке ни в какие источники в течение десятилетий не заглядывал. Это особенность американского идеологического пространства, поэтому приемы, аналогичные принятой в Техасе реформы образования, неизменно работают, причем, достаточно эффективно. И, следовательно, не зря противники реформы забеспокоились по тому поводу, что подобные реформы могут быть приняты и в других штатах. А это и есть ничто иное, как проявления христианского фундаментализма в направлении воссоединения церкви и государства, что с легкостью допускает использование государственной судебной системы в качестве инквизиционных судов, как это и было в эпоху маккартизма.

Впрочем, возможность подобного развития событий в США не означает серьезной опасности для нового направления в биологии вообще. Максимум, чего могут добиться христианские фундаменталисты на этом поприще, это отставания США на этом научном направлении от других стран, как это уже произошло в области работы со стволовыми клетками. Это возможно, но это будет очередной проблемой одной отдельно взятой Америки, но не проблемой науки в целом. И тому две причины:

Первая, частная причина, заключается в том, что если европейская наука не пошла в этом плане на поводу американской администрации тогда, когда эти направления в биологии лишь зарождались, они тем более не последуют американскому примеру, когда эти научные направления начали давать практические результаты и, тем самым, приобрели способность обеспечить Европе реальную возможность конкурировать с США.

Вторая причина – общая. И заключается она в том, что еще никогда и никому не удавалось научного Джина запихать обратно в бутылку. Как нельзя запихать обратно в тюбик зубную пасту, как нельзя фарш провернуть обратно в кусок мяса, так невозможно лишить человечество того, что им же (человечеством) и создано. Сделать это не удавалось даже тогда, когда Святая Инквизиция была при полной силе и власти. Тем более, невозможно это сделать сегодня. А если так, то чем больше агрессии станут проявлять церковные прелаты в своей борьбе с наукой, тем меньше останется церкви жить в качестве реальной общественной силы. Правда, уровень агрессивности церкви в то же время может оказаться прямо пропорционаленым и уровню насилия, которое вполне может проявиться в процессе...



Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций