UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/avrora.htm

 

Как стреляла «Аврора» арабских революций
Михаэль ДОРФМАН


Фейсбук стал сегодня нарицательным для всяческих общественных сетей и средств коммуникаций. Много говорено о том, что фейсбук – это орудие новой волны революций и общественных движений. Много написано о том, что «Арабская весна» – это интернетовская революция. Теорий много, а как доходит дело до подробностей, то картина становится всё более размытой. Так всегда бывает с вещами, о которых «все знают». Без знания и понимания деталей любое обсуждение предмета теряет смысл.

Революция онлайн

Пока шли революции в Египте и Тунисе, внимание было привлечено к самим событиям, а не к истории, организации или социальным орудиям этой революции. Сейчас дым битв рассеялся, и учёные и журналисты взялись за изучение предмета. История о том, как бедный торговец овощами разжёг «Арабскую весну», дополняется историями других людей, готовившими эту революцию.

Джон Поллок рассказал в Technology Review о том, как готовилась арабская революция в фейсбуке. И я советую прочесть весь его материал, а не только мои впечатления. Революция начиналась ещё до того, как появился сам фейсбук. Редакция отправила Поллока (ведущего журналиста по Африке) в Тунис и Египет, чтобы разобраться с тем, как всё произошло. Поллок сумел проинтервьюировать двух тунисских компьютерщиков, известных лишь под псевдонимами Фет и Вотермен. Их настоящих имен не знает и сам Поллок. Их организация «Такриз» помогла разжечь массовые протесты в Тунисе, приведшие к свержению президента Зина Ал Абидин Бен Али.

«Такриз» создали в 1998 году, потому что режим Бен Али контролировал другие средства коммуникаций. В рейтингах свободы слова Тунис находился в компании таких деспотических стран, как Китай и Иран. Первыми целями стало обеспечить свободу слова и доступный интернет. Фет – технологический руководитель организации. Он начинал хакером не по призванию, а по необходимости. Интернет и сотовая связь в Тунисе были дорогими и недоступными обычному гражданину. Другое преимущество, которое давал интернет – это безопасность. Вотермен говорил: «В реале была полиция, шпики и все эти штази. В онлайне мы были анонимами».

За последнее десятилетие Тунис постепенно выходил в интернет. Когда начались протесты горняков в Тунисе в 2008 году, лишь 30 000 тунисцев имели страничку на Фейсбуке. Уже в конце 2009 их стало 800 000. Когда революция достигла кульминации, а Бен Али сбежал из страны, то в Фейсбуке было уже два миллиона страниц тунисцев. Пятая часть населения страны вышла в Фейсбук.

«Такриз» использовал и другие инструменты общественных сетей. Они создали ложный аккаунт тунисского министра иностранных дел в Твиттере. Они использовали Скайп и Mumble для общения между собой. Один из активистов даже сумел воспользоваться Forsquare – службой, позволяющей следить за местонахождением друзей. Когда его арестовали и доставили в тюрьму, то новость об этом сразу появилось в интернете. Во время революции активисты «Такриза» были на улицах каждый день, собирали информацию, видео, занимались организацией.

В день, когда полиция убила зеленщика Мохамеда Буазизи, протесты начались в бедных пригородах Туниса. Тысячи людей вышли на улицы. Полиция открыла огонь. Десятки демонстрантов были убиты и ранены. Благодаря бывшим на месте активистам «Такриза» вся страна увидела трагедию у себя на экране в реальном времени. Весь мир обошло видео, где молодой человек валяется на полу госпиталя в городке Кассерина с проломленным черепом. Оно собрало десятки тысяч просмотров по всему Ближнему Востоку. Наверное, это можно сравнить с выстрелом «Авроры».

Если свержение Чаушеску в 1989 было первой революцией по телевидению, то в 2011-м революция в Тунисе стала первой революцией в онлайне. Рим Нур, бизнес-консультант в обычной жизни, во время революции дни и ночи проводила за компьютером. Её задача заключалась в выявлении правительственных троллей. Она вспоминает, что получила текстовку от друга: «Ты не хочешь это смотреть, это ужас, но ты обязана это посмотреть. Это твой моральный долг увидеть, что творится в нашей стране». Эти кадры встряхнули инертную массу людей. Людей оболванили до такой степени, что они поверили, что «революций не бывает».

Египетская страница

В самом начале революции в Египте, мы писали, что не интернет, а массы людей на улицах определяют исход революций. Фет подтверждает наш вывод. «Фейсбук был GPS революции. Люди узнавали, где и что происходит, но истинным двигателем протеста были сами демонстранты». История египетской революции не прослежена пока так глубоко. Её исходной точной можно считать забастовку текстильщиков в Махалле 6 апреля 2008. Поначалу организаторы не пользовались социальными сетями потому, что в них состояло слишком мало их людей. Они всё же создали страничку на Фейсбуке и сами поразились, что в день к ним записывалось по 3 000 новых членов. С помощью казённых профсоюзов, власти задавили тогда забастовку. Один из организаторов протеста был арестован. Его били и угрожали изнасиловать.  После выхода из тюрьмы он создал «Движение 6-го апреля» и вместе с группой единомышленников стал изучать методы ненасильственной борьбы на арабском сайте «Академия изменения», основанного на принципах сербского «Отпора».

«Выстрел Авроры» египетской революции прозвучал шестого июня 2010 года. В тот день полиция выволокла из интернет-кафе программиста Халеда Саида и забила его до смерти прямо на улице. Полиция утверждала, что он оказал сопротивление при аресте. Однако его брат Ахмед выложил в интернете съемки Халеда Саида, где показывалось, как полицейские торгуют наркотиками. Страшные кадры расправы, которые удалось сделать его брату на сотовый телефон, обошли весь мир. В течение нескольких дней страница «Все мы – Халед Саид» стала чрезвычайно влиятельной. Сегодня там более полутора миллиона членов. Не случайно, что тактика и стратегия египетских революционеров очень похожа на тунисские. В Египте внимательно следили за происходящим в Тунисе, связывались с их лидерами. Общение происходило в социальных сетях. Когда пришло сообщение о бегстве тунисского президента из страны, один из видных египетских блогеров послал эсэмэску: «Бен Али пал. Вероятность». Все получатели понимали, вероятность чего имелось в виду.

Весна-лето-осень-зима-весна

В конце концов, история происходит на улицах. Однако в том, как улицы наполнялись массами народу, играли в протесте решающую роль. Социальные сети, блогосфера, сетевые СМИ, несомненно, могут гордиться двумя достижениями – они сумели оперативно распространить информацию о зверствах власти и зажечь миллионы людей. И они, по известному выражению, стали «не только коллективным агитатором и пропагандистом, но коллективным организатором» – показали людям куда идти и когда появляться.

В каждом месте свои особенности. Социальные сети стали решающим фактором массового протеста в Израиле. Однако там требовали не больше демократии, а больше социальной справедливости. Израильское правительство не стреляло в народ, и народ требовал решить проблемы подорожания жилья, разрушения системы общественного благосостояния и образования.

Остаётся ещё много вопросов. Например, выйдет ли народ на улицы, если режимы, пришедшие на смену, окажутся не лучше своих предшественников? Применим ли опыт «Арабской весны» в других условиях. Как, например, сработает интернет в Сирии?

В феврале, когда в Висконсине демонстранты захватили здание сената штата, мы писали «Тунис, Египет, на очереди Америка?» В мой день рождения 17-го сентября я решил направиться в Нижний Манхэттен, где в социальных сетях собирается демонстрация для захвата Уолл-Стрит. Скоро мы узнаем, созрела ли Америка для «момента Площади Тахрир». А как сработают социальные сети в России? Сумеют ли они донести до общества правду, например, о том, как проходят парламентские, а затем президентские выборы?

 

Copyright©2011 UNIPRESS