UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/chemodan.htm

 

Кому он нужен, ваш чемодан без ручки?..
Илья Трейгер, Вашингтон

28 января Интерфакс публикует очередное воззвание РПЦ внешне-политического содержания, автором текста которого является протоиерей Всеволод Чаплин. Понятно, что воззвание сделано в линии поддержки нынешнего не столько внешне, сколько внутренне-политической линии российской власти. Однако ж, тем не менее, очень уж странные чувства вызывает этот текст по существу изложенной в нем логики. Вот основные выдержки из этого текста:

«В Русской Православной Церкви призывают православные страны, включая Россию, в диалоге с ЕС не меняться под его влиянием, а предлагать измениться именно ему. Россия, Украина, Белоруссия, Молдавия, Греция, Сербия, Болгария - представители мощной самостоятельной цивилизации - вполне могли при вступлении в Совет Европы потребовать от его западных участников начать формировать обновленную организацию с чистого листа, изменив в ней многое из того, что свойственно западной части Европы и не свойственно восточной», - пишет глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.

Точно так же, по его словам, любые переговоры с Евросоюзом должны сегодня начинаться "не с покорного выслушивания чьих-то наставлений, а с вопроса о том, в чем сам Евросоюз готов измениться, чтобы быть способным на паритетной основе стать общим домом не только для западной, но и для восточной социально-политической традиции".

Западная модель демократии сегодня распространена среди меньшинства населения планеты, и это, наконец, должно быть осознано как свидетельство того, что эта модель не единственная, и настаивать на ее всеобщности, а тем более на подстраивании именно под нее всех народов и всех правовых и политических систем, мягко говоря, нечестно и несправедливо.

Как пишет автор, любая страна, в которой сильна традиционная религиозность - православная, исламская, другая, - при любых попытках жестко изменить ее правовую систему или при любых переговорах о вступлении в тот или иной межгосударственный союз должна спросить участников этого союза: а не нужно ли им самим измениться, особенно в части ценностей, правовых и политических установок, прежде чем объединяться в альянсы со странами, где присутствует мощная религиозная и нравственная традиция.

Нас пытаются убедить, что решения ЕСПЧ формируют прецедентное международное право, но на самом деле такое право все-таки создается международными договорами, а не решением судей и тем более не мотивировочными материалами к таким решениям, формулируемыми подчас анонимными экспертами».

Отец Всеволод также предостерег западные элиты от навязывания большинству стран мира своих установок, в том числе в вопросе однополых пар, сообщает "Интерфакс-Религия". "В целом ряде стран, прежде всего в самой Греции, разворачивается серьезная дискуссия вокруг оглашенного 7 ноября решения Большой палаты Европейского суда по правам человека, которое утверждает, что греческий закон, предусматривающий возможность вступления в гражданские союзы только гетеросексуальных партнеров, дискриминирует однополые пары", - пишет глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин в статье на сайте "Интерфакс-Религия".

По словам священника, с одной стороны, речь здесь не идет о том, что Греция теперь обязана регистрировать однополые "браки". Речь идет о гражданском союзе, который от брака юридически отличается, "но совершенно очевидно, что на Грецию теперь будет оказываться давление, чтобы по крайней мере гражданские союзы для гомосексуалистов были сделаны легальными и для этого изменились бы законы страны".

 

***

Да, конечно, в первую очередь, бросаются в глаза довольно откровенные передергивания. Например, Евросоюз никогда не делал заявлений по поводу всеобщности западной модели демократии, а лишь настаивает на ее обязательности исключительно в пределах юрисдикции Евросоюза. Так же, никто никогда не делал утверждений о том, что ЕСПЧ формирует международное право, поскольку решения ЕСПЧ формируют прецедентное право, опять-таки, исключительно в пределах Евросоюза и ни разу не продемонстрировал тенденции выйти за пределы своей юрисдикции.

Что же до утверждения Чаплина в отношении навязывания Евросоюзом другим странам легализацию однополых браков, то по этому поводу утверждения представителя РПЦ попросту носят ложный характер. Согласно официальному заявлению еврокомиссара по вопросам расширения Штефана Фюле, объединенная Европа вообще никому подобных требований не предъявляет, поскольку в Европе нет единой позиции по однополым бракам, и каждая страна решает этот вопрос самостоятельно. Предъявляемые требования касаются лишь общих вопросов антидискриминационной политики, а именно, дискриминацию по возрасту, состоянию здоровья или религиозным убеждениям. И таких передергиваний в тексте достаточно много. Однако, на наш взгляд, не в них суть…

Как представляется, основной посыл РПЦ заключается в следующих двух абзацах:

«В Русской Православной Церкви призывают православные страны, включая Россию, в диалоге с ЕС не меняться под его влиянием, а предлагать измениться именно ему. Россия, Украина, Белоруссия, Молдавия, Греция, Сербия, Болгария - представители мощной самостоятельной цивилизации - вполне могли при вступлении в Совет Европы потребовать от его западных участников начать формировать обновленную организацию с чистого листа, изменив в ней многое из того, что свойственно западной части Европы и не свойственно восточной.

Точно так же, по его словам, любые переговоры с Евросоюзом должны сегодня начинаться "не с покорного выслушивания чьих-то наставлений, а с вопроса о том, в чем сам Евросоюз готов измениться, чтобы быть способным на паритетной основе стать общим домом не только для западной, но и для восточной социально-политической традиции».

Священник Чаплин рассуждает так, будто Греция, Сербия и Болгария не сами просились в объединенные европейские структуры, а объединенная Европа их слезно упрашивала туда вступить.  Однако, на самом деле, все происходило ровно наоборот. Они просились – их приняли. Но условия ставили не они, поскольку любая страна, желающая вступить в объединенные европейские структуры, является в это процессе просителем, а, следовательно, не определяет правил игры. Вот, таможенный союз создан Россией – Россия здесь и определяет правила игры. А объединенная Европа – это уже существующая структура и именно она определяет правила для вступления для других желающих. Поэтому не совсем понятно, каким образом желающий вступить в ту или иную международную структуру может практически потребовать от этой структуры измениться под нужды каждого очередного кандидата в члены?! Собственно, потребовать-то можно, но кто ж станет эти требования всерьез выслушивать или, тем более, рассматривать? Не нравятся правила – не вступай. Не хочешь менять собственное национальное законодательство под стандарты западной модели демократии, не вступай, живи в своей собственной модели государственного устройства, кто ж мешает? И вообще, если не нравится система, базированная на западной модели демократии, то с какой стати вообще рассматривать вопрос о вступлении в такие международные структуры? По идее, если следовать обычной житейской логике, церковь должна была бы призывать к отказу православных стран от вступления в структуры объединенной Европы, но никак не к тому, как вести себя на переговорах с Евросоюзом. И это тем более выглядело бы логичнее, поскольку, как справедливо заметил священник, «Западная модель демократии сегодня распространена среди меньшинства населения планеты, и это, наконец, должно быть осознано как свидетельство того, что эта модель не единственная». Но какой смысл призывать к тому, чтобы требовать от Совета Европы измениться под стандарты православных стран, если эти требования и некому предъявить, и некому выслушать?

Да, г-н Чаплин верно заметил, что «западная модель демократии сегодня распространена среди меньшинства населения планеты», но забыл при этом упомянуть, что именно это меньшинство и живет на планете достойно. Все остальные, те, кто по Чаплину относится к большинству населения планеты, живут в ничтожестве по сравнению со странами с западной моделью демократии. И почему-то в то время, как представителей именно этого большинства населения планеты мы встречаем в качестве иммигрантов на территориях стран западной модели демократии, мы почти не встречаем иммигрантов с Запада на территориях тех стран, которые представляют большинство населения на планете. К чему бы это? – Наверное, все же к тому, то человек ищет, где лучше, а не где хуже. Не всерьез же, в самом деле, церковь рассчитывает на то, что люди вопреки житейской логики станут стремиться туда, где заведомо хуже лишь только потому, что так сказала церковь?

Куда российский бизнес выводит капиталы? – В страны с западной моделью демократии. Где российские богатые стремятся обеспечить себе безбедную старость? – В странах с западной моделью демократии. Где обеспеченные русские предпочитают давать образование своим детям? – В учебных заведениях стран с западной моделью демократии. Кстати, а как насчет российских чиновников, куда они выводят свои финансовые активы, где они приобретают недвижимость на старость и где они дают образование своим детям? – Все там же, в странах с западной моделью демократии. Так кто же будет на переговорах с Евросоюзом ставить условия, предлагаемые РПЦ, бизнесмены, чиновники?.. Но, как мы выяснили, для этих категорий предъявление подобных требований Евросоюзу – это работа против самих себя. Понятно же, что они этого делать не станут. А кто остается, токаря, слесаря, крестьяне, люмпены, кто?.. Кто на международном уровне станет выслушивать представителей этих категорий населения?

Естественно, возникает вопрос – с какой целью церковь выступает с призывом к заведомо невыполнимой тактике переговоров с Евросоюзом, неужели только для того, чтобы понравиться верховному правителю и получить пару миллиардов рублей из российского бюджета? Да, для этого тоже. Но не только для этого. Есть, как видится, в этой игре еще и некая идеологическая стратегия церкви.

Какие, собственно, требования предъявляет Евросоюз к кандидатам на вступление в структуры объединенной Европы? – Если говорить о требованиях политических, то они почти исключительно касаются гарантий защиты прав человека. А вот, что по поводу этих прав сказал глава РПЦ МП патриарх Кирилл: «Что касается западного мира, то в нем утвердился особый цивилизационный стандарт… В основу этого стандарта положен так называемый либеральный принцип, провозглашающий индивидуальные свободы высшей ценностью». А « православная цивилизация характеризуется прежде всего тем, что религия для нее дело не индивидуальное, а общественное. Для христианского Востока важно не лично верить, а воплощать религиозный идеал в общественной жизни, в устроении семьи, коллектива, народа, государства».

Вот она, суть идеологической стратегии сегодняшней РПЦ – «важно не лично верить, а воплощать религиозный идеал в общественной жизни, в устроении семьи, коллектива, народа, государства». Иными словами, веришь-не веришь, но жить должен, как церковь скажет. Чисто, согласитесь, радикально исламистский принцип, воплощение которого возможно только в религиозном государстве. Евросоюз же структура строго светская, где религии отводится роль исключительно личного выбора, и не более того. Понятно, что религиозной структуре, имеющей подобные устремления, в мире с западной моделью демократии места нет. Или, что то же, если православные страны, включая Россию, начнут серьезное движение в сторону Евросоюза по его (Евросоюза) правилам, а не по правилам, предлагаемым РПЦ, то они войдут в эту структуру без РПЦ.

А может быть, зря мы так. Патриарх ведь не устает повторять мысль о том, что Россия – это не просто страна, на страна-цивилизация, которой есть, что нести миру. Может быть, это действительно так, и в призывах церкви все же есть какой-то смыл? Что ж…

Обратимся опять к великому Рене Декарту, который сказал когда-то, что люди избавились бы от большинства проблем, если бы научились договариваться об определениях.

Что предстоятель РПЦ имеет в виду под термином «цивилизация»? – Повторяет он этот термин многократно, но определения не дал ни разу. Но мы не гордые, воспользуемся официальным определением, каковых четыре:

1. «общефилософское значение — социальная форма движения материи, обеспечивающая её стабильность и способность к саморазвитию путём саморегуляции обмена с окружающей средой». – Очевидно, что население любой страны в любой фиксированный момент времени подпадает под это определение, и, следовательно, на какую-либо исключительность в этом смысле Россия рассчитывать не может.

2. «историко-философское значение — единство исторического процесса и совокупность материально-технических и духовных достижений человечества в ходе этого процесса (человеческая цивилизация в истории Земли)». – Под это определение не подпадает вообще ни одна отдельно взятая страна, и, следовательно, России здесь тоже искать нечего.

3. «локализованное во времени и пространстве общество». – Под это определение так же подпадает любая страна в любой фиксированный момент времени, где какое-либо особое место для России так же не проглядывается.

4. «стадия всемирного исторического процесса, связанная с достижением определённого уровня социальности (стадия саморегуляции и самопроизводства при относительной независимости от природы дифференцированности общественного сознания)». – Этот четвертый вариант, пожалуй единственный, который имеет смысл рассматривать в связи с предложенной патриархом идеологемой, поскольку касается степени развития общества как в техническом, так и в духовном смысле.

Так же, в РПЦ как-то забыли определить, чем конкретно является это самое нечто «многое», что русская цивилизация несет миру. Но и здесь мы не гордые, и просто рассмотрим все то, что на самом деле несут миру те или иные цивилизации. Однако будем помнить при этом, что нести миру можно лишь то, что этому миру нужно и что он принимает. Все же остальное нести миру нельзя, а можно лишь носить… как писаную торбу.

Есть такая страна США с западной моделью демократии, в которой живут люди, называемые американцами. Этой американской цивилизацией (в компании с западно-европейской, разумеется) создана большая часть того, чем сегодня пользуется весь мир, включая Россию. И не только создана, но до определенного момента эта цивилизация еще и сама производила то, что ею создано. Здесь четко можно сказать, что эта цивилизация многое несет миру. Что конкретно? – А то самое, чем весь мир сегодня и пользуется.

Не так давно по историческим меркам обратила на себя внимание еще одна цивилизация – китайская. Эта цивилизация хотя и не является разработчиком того, что производит, но смогла стать производителем тех наукоемких продуктов, которые изначально были созданы Западом и которыми сегодня пользуется весь мир, включая Россию. Здесь тоже можно сказать, что эта цивилизация что-то несет миру, а именно, все то, чем весь этот мир пользуется.

Что же касается цивилизации русской, то она оказалась неспособной ни создавать, ни производить того, чем сама же пользуется. Эта великая, якобы, цивилизация оказалась неспособной создать даже собственную технологию производства качественных презервативов. Так что же конкретно несет миру, что из русских цивилизационных ценностей мир принимает и воспринимает? – Ничего.

И что интересно. Вот названные нами две великие цивилизации – китайская и американская (или, если хотите, западная). Одна Западная, с западной моделью демократии, другая Восточная с тоталитарным государственным устройством. И обе оказались способными что-то нести миру. Прав, выходит, священник Чаплин, западная модель демократии не является обязательной для всех, поскольку и восточная тоталитарная модель тоже доказала свою способность быть великой цивилизацией? – Да, в этом священник действительно прав. Но только, к России это никакого отношения не имеет, поскольку России среди этих цивилизаций нет.

Да, если Россия желает стать цивилизацией, несущей что-то миру, она имеет возможность сделать выбор между названными двумя цивилизационными моделями. Но использовать этот шанс выбора страна может лишь в том случае, если признает, что в настоящий момент этими свойствами не обладает. Точно так же, как невозможно научиться чему-либо, не признав собственное незнание этого чего-либо.

И какой же выбор, вероятнее всего, сделают чиновники и люди бизнеса? – Очевидно, что они выберут систему, где им лично лучше живется, т.е. ту самую, где их вывезенные капиталы, где их недвижимость, где учатся их дети. И это, скорее всего, верно уже потому, что тот факт, что гарантии прав человека неприемлемы для РПЦ, не означает, что от них откажутся те, кто эти личные свободы уже испробовал лично на себе. А если не они, то кому этот выбор делать, «уралвагонзаводу»? – Но «уралвагонзаводы» ничего сами создать не в состоянии, и живут, исключительно паразитируя на том, что создано другими, как, кстати, и духовенство…

Так что, как видим, все то, что, по словам иерархов РПЦ, русская цивилизация, якобы, несет миру, она не несет, а просто носит, не зная, что с этим делать, как чемодан без ручки…

Copyright©2013 UNIPRESS