Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2004 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
Обсудить на блогах
 

Дик Чейни сам организует импичмент Буша...
Илья Трейгер

Как и ожидалось, с началом парламентских слушаний на предмет расследования факта нарушения закона президентом США, пресса действительно сообщила о новых материалах, компрометирующих действующую администрацию. Причем, два новых скандала, разворачивающихся на наших глазах, значительно глубже, нежели предыдущие, разоблачают степень возможной преступной деятельности главы администрации и его окружения.

О первом компромате сообщает со ссылкой на Associated Press Лента.Ру 10 февраля. Согласно этому сообщению, Бывший глава администрации вице-президента США Дика Чейни Льюис "Скутер" Либби признался Федеральному большому жюри США в том, что, будучи высокопоставленным чиновником, он неоднократно передавал секретную информацию журналистам, но делал это с ведома своего непосредственного начальства, сообщает агентство Associated Press. В том числе он раскрыл имя тайного агента ЦРУ Валери Плейм, что в США расценивается, как уголовное преступление.

Специальный прокурор Патрик Фитцджеральд утверждает, что Либби передал сведения из перечня закрытого исследования "Национальная разведывательная оценка" летом 2003 года, доступ к которому имеют только федеральные чиновники высокого уровня вместе с президентом. Однако также отметил, что полномочия для этого Льюиса Либби получил от своего начальства. По признанию обвиняемого, для передачи информации он привлекал еще одного правительственного чиновника.

Льюису "Скутеру" Либби предъявили обвинение в конце минувшего года, когда выяснилось, что он преднамеренно лгал агентам ФБР и членам Большого жюри о сведениях, полученных им на агента ЦРУ Валери Плейм. Она является женой американского дипломата Джозефа Вильсона, обвинившего правительство США в подтасовке фактов о наличие урана в Ираке, которые и послужили поводом для военной операции. По факту разглашения сведений разведслужб Либби привлекаться к суду не будет.

Информацию о втором скандале сообщает NEWSru 11 февраля. Здесь речь идет о том, что в США разгорается политический скандал в связи последствиями прошлогоднего урагана "Катрина". Бывший директор Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям Майкл Браун, выступая в американском сенате, заявил, что официальные лица знали о том, что дамбы в Новом Орлеане прорваны гораздо раньше, чем признали это публично, но действовали с большой задержкой.

Браун выступил с критикой в адрес вышестоящего ведомства своего бывшего агентства - министерства внутренней безопасности. По его словам, политика министерства привело его бывшее агентство к провалу. В результате урагана в августе прошлого года в пячти штатах погибли свыше 1300 человек. Сотни тысяч человек были эвакуированы.

В середине сентября Браун ушел в отставку под огнем критики. В газетах высказывались предположения, что Браун не располагает профессиональными навыками и был назначен на должность руководителя Агентства по чрезвычайным ситуациям благодаря личной дружбе с Джорджем Бушем.

Нынешнее выступление Брауна состоялось после публикации в газете New York Times, где приводятся данные расследования, проведенного конгрессом США о том, что свидетельства очевидцев по поводу наводнения были представлены в министерство внутренней безопасности 29 августа в 21:27 и к полуночи были доложены Белому дому.

На следующий день представители администрации Буша продолжали высказывать удивление, когда им заявляли, что дамбы не выдержали. Браун, который выступил на заседании сенатской комиссии по внутренней безопасности и делам правительства, пошел гораздо дальше своих прежних заявлений с критикой действий администрации во время урагана, сообщает ВВС.

Он возразил представителям министерства внутренней безопасности, которые ранее сказали, что не знали, о том, насколько серьезной является проблема до того, как удару стихии подверглось побережье Мексиканского залива.

По словам Брауна, "эти высказывания немного лицемерные. В их положении заявлять, что ничего не знали - просто вздор". "Налицо было абсолютное игнорирование необходимости иметь навыки подготовки к стихийному бедствию, реакции на него ликвидации его последствий, предотвращения ударов стихии в будущем", - добавил экс-директор.

***

Начнем, пожалуй, с признаний "Скуттера". Сказать, что эти признания выглядят несколько странными – значит, сказать очень мягко. Да, в судебной системе США есть такая практика – снятие части обвинений в обмен на признание вины по другой их части. Связано это с тем, что в соответствии с принципом презумпции невиновности, "тяготы доказательства вины лежат на плечах государства". Вина может быть сколь угодно очевидна, но, иной раз, попробуй докажи ее юридически. В тех случаях, когда вина очевидна, а сбор необходимых доказательств, хотя и затруднен, но является лишь вопросом времени, следствие идет на сделку с подозреваемым, дабы сократить временные и трудовые затраты на доказательство вины по всем предъявленным обвинениям. В данном же конкретном случае такой ситуации не было. Льюис Либби не сознавался в лжесвидетельстве, а был уличен в нем. Предмета для торга в этом случае у следствия нет. Напротив, следствие даже заинтересовано в укрупнении дела, если подследственный делает признание в открытии прессе имени секретного агента ЦРУ. Что же касается обвинения по этому поводу, то после недавнего сообщения о необъяснимой пропаже электронной переписки Белого Дома по этому вопросу, оно доказательных перспектив не имеет, и "Скуттер" мог бы об этом вообще не беспокоиться. Таким образом, ничто не вынуждает и Либби делать подобное признание, лишь усугубляющее судебные перспективы для него. Тем не менее, Либби, против всякой логики такое признание делает. А следствие, еще более против логики, решает обвинение Либби по этому составу не предъявлять. Как это все понимать? Неужели дело в том, что "Скуттеру" просто стало обидно, что он выполнял поручения шефа, а в тюрьму пойдет один? А следствие, по-видимому, вошло в это его положение, и сжалившись решило не предъявлять дополнительных обвинений из одного лишь сочувствия вполне "естественной" обиде подследственного?

Нечто похожее просматривается и в деле о "Катрине". Действительно, расследование против Брауна началось еще в сентябре. И все это время он держал язык за зубами, добросовестно играя роль козла отпущения. А тут, почти полгода спустя, вдруг делает признания против своего бывшего личного друга. И не просто признание. Браун тем самым, во-первых, заявляет о профессиональной непригодности президента как администратора, объясняя недееспособность Агентства по чрезвычайным ситуациям несостоятельностью созданной Бушем структуры – Министерства внутренней безопасности. Во-вторых, бывший шеф FEMA дает показания, уличающие президента США во лжи нации по вопросам национальной безопасности. И, в-третьих, уличает лично президента в прямой халатности, когда речь шла о жизни и смерти тысяч американских граждан. Если все это так, и Браун не хочет играть роль козла отпущения, то почему он молчал раньше, все эти месяцы? Что, поначалу не понял, что его делают козлом? А спустя почти полгода понял и обиделся?

Не слишком ли часто мы привыкли приписывать политикам психологию социального мышления, характерную для ПТУшных общежитий? ПТУшники и политики ведь потому и относятся к разным сословиями, что их социальные психологии различны. Причем, ПТУшники психологию политиков как правило не понимают, а вот политики психологию ПТУшников понимают прекрасно и, как мы знаем, достаточно квалифицированно используют. Конечно же, политик, как и любой человек, способен и обижаться, и разочаровываться. Но только для политика в отличие от ПТУшника не характерно действовать, руководствуясь одними лишь личными обидами, да еще и во вред самим себе. В действиях политика не может не быть логики, объясняющей его реальные интересы в данном конкретном вопросе. И логика эта есть в признаниях обоих фигурантов...

Что до Майкла Брауна, то здесь все, более или менее просто. Был удачливым бизнесменом. Благодаря личной дружбе с президентом стал высокопоставленным государственным чиновником. Когда же случилась беда, на которую не сочли нужным обратить должное внимание Буш и его окружение, Брауна захотели сделать козлом отпущения, в лучшем случае закрыв для него дорогу в будущем не только на государственную службу, но и обратно в бизнес. В худшем же случае ему грозит уголовное преследование и, возможно, тюрьма.

Но Агентство по чрезвычайным ситуациям является спецслужбой, потому и входит в систему Министерства внутренней безопасности. Таким образом, Майкл Браун явился никем иным, как очередным спецслужбистом, которого администрация Буша решила сдать, сделав ответственным за их собственную халатность. Понятно, что в ходе настоящего противостояния спецслужб и администрации с самого начала этого парламентского расследования в своем поведении Браун определенно пользовался советами своих коллег по спецслужбам. И если сам он не понял, то те ему, конечно же, объяснили, почему он должен сделать подобное признание и почему именно сейчас, а не раньше.

Сколь бы Белый Дом не скрывал от парламента оперативную переписку во время событий в Новом Орлеане, но всегда есть другая сторона, которая копиями этой переписки тоже владеет. А тексты эти являются ничем иным, как прямым доказательством того, как действительно обстояли тогда дела, и кто действительно является виновным в гибели такого количества людей. Дело в том, что один ли пойдет Браун по делу или в компании, лично для его судьбы в этом существенной разницы не было бы, если бы он эти показания дал сразу. Если же он сообщает об этом в тот момент, когда рассматривается вопрос о возможном нарушении президентом другого государственного закона, то подобное сообщение создает президенту соответствующее лицо в глазах электората в том плане, как президент относится к законам собственной страны в целом и своему народу тоже. Все это прибавляет весу на чашу демократов перед предстоящими парламентскими выборами. Если республиканцы теряют контроль над парламентом, то демократам, скорее всего, удается инициировать процедуру импичмента президента. А в этом случае новому парламенту выгоднее главным козлом отпущения сделать именно президента, а тех, кто находится под следствием сейчас, использовать в качестве доказательной базы. Если при помощи этих козлов отпущения демократам удастся взять контроль над парламентом и, тем более, свалить президента, орг. выводы по их собственным судьбам могут оказаться достаточно мягкими, возможно даже чисто символическими. Вот не эту задачу и действует сейчас Майкл Браун.

Надо сказать, что его тактика в отношении его собственного будущего сработала даже раньше, чем предполагалось. Уже на следующий день после официально сделанного признания Лента.Ру со ссылкой на газету Washington Post сообщает о докладе парламентской комиссии по этому вопросу, где конгрессмены насчитали 90 ошибок, допущенных правительственными чиновниками на всех уровнях управления страной. Действия американской администрации названы "провалом руководства" и "отказом от важнейших обязательств" по защите граждан. Ответственность за большинство допущенных ошибок онгрессмены возложили на помощников президента США Джорджа Буша, в частности, на главу Министерства национальной безопасности Майкла Чертоффа. Самого Буша авторы доклада обвинили в излишней медлительности. По словам конгрессменов, президент мог бы ускорить спасательную операцию, если бы раньше вмешался в ситуацию. В докладе отмечается, что только Буш мог преодолеть все бюрократические преграды во время кризиса. В адрес Майкла Брауна принципиальные замечания в докладе отсутствуют.

Правда, не смотря на это, праздновать победу Брауну еще рано. Помимо комиссии Палаты представителей, расследованием обстоятельств катастрофы занимаются американские сенаторы и Белый дом. Так что, бывшему главе Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям США еще придется попотеть, чтобы продержаться до ноябрьских выборов.

Куда интереснее представляется ситуация вокруг Льюиса Либби. Он не относится к сообществу спецслужб. Более того, он именно тот человек, который лично передал в прессу информацию, ставящую тайного агента ЦРУ в опасное положение. Кроме того, как уже говорилось, у следствия нет причин предлагать Либби сделку, а у Либби нет причин признаваться в совершении уголовного преступления, поскольку все доказательства этого преступления уничтожены сотрудниками Белого Дома. Тем не менее, Либби такое признание делает, а следствие дает согласие на отказ предъявления ему по этому составу обвинения.

Что касается следствия, то его позиция по этому делу более или менее понятна. Следствие ведь было возбуждено вовсе не с целью уличить этого чиновника в лжесвидетельстве. Главной задачей следствия было и остается установление источника утечки секретной информации из Белого Дома в прессу. Следствие этой задачи не выполнило. Естественно, что ради выполнения главной задачи, эти люди вполне могли дать согласие не предъявлять Либби этого обвинения, если... тот сам сделал следствию это предложение. Следовательно, вероятнее всего, именно сам "Скуттер" и сделал следствию это предложение, хотя ничто, как может показаться, его к этому и не вынуждало.

А все дело в том, что по уже предъявленным обвинениям в лжесвидетельстве и препятствовании проведению следственных мероприятий Либби грозит пара, если не тройка, десятков лет за решеткой. Учитывая его возраст, это фактически весь остаток активной жизни этого человека. Вот, от чего "Скуттер" старается избавиться. Но надеяться на это можно лишь в том случае, если, опять-таки, президента удастся свалить с престола. А в этом плане Льюис Либби может оказаться незаменимым инструментом для заинтересованных сторон.

Действительно, сделав такое признание, Либби переводит стрелки уголовной ответственности не больше и не меньше, как на вице-президента Дика Чейни. Но Чейни не президент, на которого распространяется принцип неподсудности в период исполнения полномочий. У вице-президента такого иммунитета нет, и уголовное преследование может быть инициировано против него немедленно. А ведь за такое преступление, как открытие имени секретного агента, тоже полагается не один десяток лет тюремного заключения. Спасаться ведь надо! А как?

Путь только один – приобрести иммунитет неподсудности, заняв президентское кресло. Срок, который Чейни проведет в качестве неприкосновенного до 2008 года, более чем достаточен, чтобы выиграть время и уничтожить все возможные доказательства его непосредственной вины, превратив показания "Скуттера" в пустые слова. А этого можно добиться только в случае импичмента Буша. Таким образом, Либби не просто раскрывает имя непосредственного виновного, но вынуждает, таким образом, Дика Чейни превратиться в самого активного могильщика нынешнего президента.

Блестяще спланированная операция по разрушению действующей администрации и глубокой дискредитации правящей партии. И эта операция останется блестящей даже в том случае, если запланированного результата добиться и не удастся. Если бы демократы столь же квалифицированно научились выдвигать кандидатуры на президентский пост и работать с электоратом, то цены бы им не было...

Обсудить на блогах

Обратная связь