Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2004 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Секрет спокойствия Чубайса
Дмитрий Верхотуров

Совсем недавно произошло крупное событие в реформе электроэнергетики России. В пятницу, 3 декабря министр промышленности и энергетики России Виктор Христенко в перерыве заседания рабочей группы по реформе энергетики сделал заявление о том, что холдинг РАО ЕЭС будет реформирован до конца 2006 года. В понедельник, 6 декабря председатель Правления РАО ЕЭС России Анатолий Чубайс подтвердил, что такие сроки реорганизации холдинга реальны, и он действительно проработает примерно до этого времени.

Мы видим просто удивительную картину. Несколько лет Чубайс отражал все атаки на РАО ЕЭС. Причем, отражал успешно и с уроном для нападающих. А тут спокойно, без громких заявлений, согласился с планами реорганизации холдинга, несмотря на то, что, на первый взгляд, места в новой структуре электроэнергетике для него не остается.

Если рассматривать эту ситуацию с точки зрения былых достижений Анатолия Чубайса, то нельзя не подумать: что-то здесь не так. Не может быть, чтобы человек, проведший в России приватизацию, и возглавляющий одну из крупнейших естественных монополий, вот так дал себя вытеснить из большого бизнеса.

Легкое и быстрое согласие Чубайса с таким решением дает основание думать, что это решение было подготовлено заранее, до заседания рабочей группы при Министерстве промышленности и энергетики, при его собственном непосредственном участии. На это указывает протокол собрания Совета директоров РАО ЕЭС N181 от 26 ноября 2004 года, опубликованный на сайте ОАО «Свердловскэнерго».

Открытия начинаются со списка присутствовавших на этом собрании. Здесь, кроме самого Чубайса, были еще представители министерств и ведомств, крупных компаний — акционеров РАО, представители различных комитетов самого холдинга. Виктор Христенко и министр экономического развития Герман Греф, являющиеся членами Совета директоров РАО, на заседании не присутствовали, но голосовали письменно. Они были представлены помощниками министров и главами департаментов этих министерств. Присутствовали представители ЗАО «СУЭК», ЗАО «ЕСН-Энерго», «Газпромбанка», ООО «Евразхолдинга».

Чем занимался этот Совет директоров? Как раз решением вопросов реформы энергетики. Было одобрено участие РАО ЕЭС в создании оптовой генерирующей компании ОГК-4. Холдинг передавал в уставной капитал акции ОАО «Березовская ГРЭС-1» на сумму 8 млрд. 190,3 млн. рублей. Участие РАО в капитале ОГК-4 — 100%.

Темпы создания оптовых генерирующих компаний поистине большевистские. 3 сентября 2004 года была создана ОГК-5, 1 октября 2004 — ОГК-3, 26 ноября — ОГК-4. Осталось еще три компании, ОГК-1, ОГК-2 и ОГК-6. Судя по таким темпам, они действительно будут созданы в декабре 2004 — феврале 2005 годов.

Создавали и территориальные генерирующие компании — ТГК. Вот на этом моменте остановимся подробнее. Оптовые компании — это компании, поставляющие энергию на опытовый рынок. Территориальные — созданные по типу АО-энерго, только намного более крупные, и обслуживающие конкретный регион.

Какие различия? Вот, к примеру состав ТГК-1, созданного 26 ноября: ОАО «Карелэнерго», ОАО «Колэнерго», ОАО «Ленэнерго». То есть три крупные энергетические компании общей мощностью в 6 млн. кВт, объединенные общими сетями и распределительной сетью. ОГК-5, по своей структуре сильно отличается от ТГК-1. Она состоит из четырех тепловых станций: Рефтинской ГРЭС, Конаковской ГРЭС, Невинномыской ГРЭС, Среднеуральской ГРЭС, общей мощностью 9,18 млн. кВт. Казалось бы, ОГК мощнее. Но есть нюанс. Из четырех ГРЭС, входящих в ОГК-5, две расположены в Свердловской области, одна — в Ставропольском крае, одна — в Тверской области. Вот в этом все различие.

ОГК — крупные и мощные компании. Но они лишаются главного преимущества российской энергетики: скоординированной работы в системе. Структура ОГК-5, что хорошо видно по географии размещения станций, ориентирована на поставку энергии в отдельные регионы: Свердловскую область, Северный Кавказ, Московскую область. Но на этих рынках оптовым компаниям (ОГК) будут противостоять не менее мощные, и лучше организованные территориальные компании (ТГК). Это хорошо видно на примере Свердловской области. Две станции ОГК-5 имеют мощность 5,1 млн. кВт, а станции ТГК-9 — 5,2 млн. кВт. Преимущества последней компании: диверсифицированные источники топлива и согласованная работа станций в системе. Кто победит в конкурентной борьбе — понятно с самого начала.

Вот такими делами занимался Совет директоров РАО ЕЭС России 26 ноября 2004 года: учредил ОГК-4, ТГК-1 и ТГК-13. Просто, незаметно для общества, в рабочей обстановке. Все они пока под контролем РАО ЕЭС, и с этой точки зрения никаких изменений в структуре собственности в энергетике пока не произошло.

Почему же Чубайс согласился с тем, что генерирующие мощности продаются?
Во-первых, кто сказал, что они продаются? Пока речь идет лишь о разделении (слиянии) АО-энерго в оптовые и территориальные компании. И еще непонятно, будут ли они проданы, и как именно. Судя по дискуссии вокруг форм продажи этих компаний, можно предполагать, что их продавать не будут. Иначе бы, о форме и способе продажи четко заявили еще в начале реформы. И вообще, когда шла приватизация, то судьба предприятий решалась в Госкомимуществе. Сейчас, при реформе энергетики, судьба энергокомпаний, как мы видим, решается на Совете директоров РАО ЕЭС. Этого, по-моему, достаточно, чтобы сделать вывод.

Потом, есть ведь документ: «Концепция стратегии ОАО РАО «ЕЭС России» на 2003-2008 годы» — «5+5», доступный на сайте РАО ЕЭС. К тексту приложена таблица распределения акций миноритарных акционеров РАО ЕЭС в капитале всех новообразованных компаний. По этой схеме четко видно, что под контроль миноритарных акционеров может быть переданы только оптовые и территориальные компании. Во всех остальных субъектах отрасли главный акционер РАО — государство, сохранит свои позиции. Доля миноритарных акционеров не поднимается выше 49%.

В эту схему надо внести некоторые уточнения. 23 декабря 2003 года Российский фонд федерального имущества (РФФИ) и дочерняя компания РАО ЕЭС — ОАО «ФСК ЕЭС» учредили семь межрегиональных магистральных сетевых компаний (ММСК). Доля РФФИ в капитале новых компаний — 85%. То есть, межрегиональные магистральные сети находятся теперь под контролем государства.

Для полноты картины стоит добавить только несколько штрихов. Атомная энергетика находится под контролем государства. Это — 11% мощности российской энергетики. Скорее всего, будет создана под госконтролем оптовая компания на основе гидроэлектростанций. Это еще 13% мощности. Итого, только таким образом государство будет контролировать 24% российской энергетики. Если сюда добавить госпакеты акций в ОГК и ТГК, то уровень госконтроля над энергетикой повысится до 55-60%, может и больше. Небольшая разница по сравнению с современным положением. Зато при новой организации государство будет обладать полным контролем над сетями.

Реформа окончится тем же самым, с чего и начиналась. Частный капитал будет милостиво допущен в энергетику и только. И будет там под более жестким контролем, чем сейчас, кода миноритарии имеют возможность влиять на руководство РАО ЕЭС.

Чубайс при такой организации энергетики без работы не останется. Вероятнее всего, будет создано какое-нибудь Федеральное агенство по энергетике, во главе которого и встанет «главный энергетик страны» — Анатолий Чубайс. Потому, зачем ему волноваться, когда речь идет о смене одного кресла на другое?

Только одно остается непонятным. Для чего вся эта пропагандистская демагогия по поводу реформ и «развития свободного рынка»? Неужели нельзя было заявить прямо и открыто: энергетика останется под контролем государства?

Обратная связь