Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2004 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 
Решения не будет.
Илья Трейгер

Вот, какое интересное сообщение прошло 8 июня от Лента.Ру со ссылкой на газету The New York Times:

Центральное разведывательное управление США вынуждено пересмотреть правила внутренней безопасности, касающиеся потенциальных сотрудников агентства. Из-за жесткого соблюдения процедур, ЦРУ не может принимать на работу переводчиков-арабистов, хотя испытывает в этих кадрах острую нужду.
Как пишет The New York Times, значительная часть кандидатов, которых не приняли на работу в управление, по словам правительственных чиновников, являлась американцами в первом поколении. Они обладали необходимыми знаниями в области не только языка, но и культурных реалий стран, выходцами из которых являлись. Именно в этих знаниях остро нуждается ЦРУ, поскольку одной из задач разведведомства является сбор информации о террористах в арабских странах и внедрение агентов в экстремистские организации.

Многие из кандидатов продолжают поддерживать отношения с родственниками, оставшимися за границей. Помимо постоянных проверок со стороны службы безопасности ЦРУ, по словам сотрудников, есть и еще одна проблема - в ЦРУ опасаются, что родственники таких специалистов могут стать объектом шантажа или угроз.

ЦРУ славится тем, что соблюдает жесточайшие требования при приеме кандидатов на работу. Сотрудником управления может стать исключительно американский гражданин, не старше 35 лет, прошедший проверки, которому в будущем можно дать допуск к высшей форме секретности.

По словам чиновников, точных данных о том, сколько заявлений о приеме на работу было отправлено в корзину, сказать сложно. В некоторых случаях, подобные жесткие правила безопасности были оправданы. Но одновременно ЦРУ испытывает острый дефицит в кадрах, тем более что президент Буш приказал управлению вдвое увеличить персонал аналитиков, а также тех, кто задействован в тайных операциях в течение следующих пяти лет.

"Сейчас мы рассматриваем вопрос, что по-настоящему из правил работает, а что нет, и что мы можем сделать в этой ситуации", - заявила Дженнифер Миллеруайз, начальник пресс-службы ЦРУ. Среди возможных вариантов она назвала пересмотр установленных правил проверки личности соискателя.

По словам Джейн Харман, представляющую в Конгрессе демократов от Калифорнии, это пойдет на пользу США. "Мы должны дать возможность людям, у которых есть родственники в других странах, помочь Америке, в случае если они являются законопослушными и патриотичными гражданами. Мы не можем себе позволить разбрасываться ими - в конечном итоге это принесет нам вред".
Согласно докладу, распространенному в Конгрессе на прошлой неделе ЦРУ испытывает острую нужду в экспертах и переводчиках, занимающихся арабским, китайским, фарси и пушту.
Тем не менее, ряд высокопоставленных сотрудников ЦРУ не согласен с тем, что режим внутренней безопасности стоит менять - по их мнению это может привести к катастрофе.

"Мы не имеем права допускать послаблений, - заявил один из руководителей разведывательного отдела. - Возможно дело в том, что мы используем стандарты, которые некоторым сегодня кажутся несколько архаичными"
Окончательное решение данного вопроса, по словам конгрессменов, будет принимать директор Управления национальной разведки, Джон Негропонте.

***

Действительно, как решить такую задачу – с одной стороны, хочется, чтобы переводчик все же владел языком, с которого переводит. А, с другой стороны, из соображений безопасности он не должен вообще знать никакого иностранного языка. Вот уж, задача так задача!..

Ну, а если серьезно?

А если серьезно, то правила внутренней безопасности ЦРУ не работают вовсе не в силу их архаичности, а в виду отсутствия в них практической логики.

Судите сами, для того, чтобы формально перевести текст с одного языка на другой, достаточно владеть выученным языком, для чего вовсе не обязательно быть нативным носителем данного языка. Однако, как сказано, ЦРУ нуждается, чтобы сотрудники не просто знали язык, но и обладали необходимыми знаниями в области так же и культурных реалий стран, выходцами из которых являлись. А для чего?

А дело в том, что чем дальше культура к Востоку, тем меньше в разговорном и письменном языке прямолинейности. Даже с русского языка построчно можно переводить лишь тексты новостей или специально предназначенные для иностранцев. Все остальные тексты и разговоры можно понять только умея читать между строк. И это явление мы ежедневно наблюдаем в американской прессе, печатающей материалы о России – примитивизм понимания России американскими журналистами вызывает неизменную улыбку. А тут речь идет не о русском языке, а об арабском, китайском, фарси и пушту. У народов, говорящих на этих языках прямолинейное выражение мыслей считается крайней формой неприличия даже в бытовом общении. Действительно, чтобы понять истинное содержание текста или разговора при переводе с этих языков, переводчик должен быть носителем данного языка, выученным здесь не обойдешься. Но, если бы только это...

Любой живой язык, на котором осуществляется полнообъемное общение людей еще и постоянно изменяется. Насколько быстро? А поговорите с нашими русскоязычными иммигрантами, уехавшими из бывшего Союза 10-15 лет назад, но из числа тех, кто не поддерживает тесных контактов с оставшимися там родственниками и друзьями и не посещающает бывшую родину на регулярной основе. Вы увидите, что даже наши соотечественники, сравнительно недавно покинувшие страну происхождения плохо, а иной раз и вовсе не понимают современных разговорных жаргонов, столь популярных сейчас в России. Более того, даже работники "пера и языка", и те иной раз этих жаргонов не понимают.

А тут речь о языках и культурах восточных. Можно себе представить, каким переводом с этих языков и толкованием содержания могут обеспечить ЦРУ арабы, родившиеся и получившие образование в Америке и не имеющие тесных родственных или дружеских контактов со страной происхождения их родителей!

Таким образом, совершенно очевидно, что специалисты того уровня квалификации, который требуется ЦРУ, принципиально могут существовать только среди иммигрантов в первом поколении, имеющих родственников и друзей в стране происхождения и поддерживающих тесные контакты с этими друзьями и родственниками, а, так же, регулярно посещающими эту страну. Поэтому любые обсуждения по этому вопросу, в которые готовы пуститься как сторонники изменения режима внутренней безопасности, так и противники, бессмысленны. Либо ЦРУ будет нанимать иммигрантов первого поколения с родственниками в странах происхождения, либо не будет иметь требуемых специалистов. Третьего здесь не дано! А что там соответствует ЦРУшным правилам, а что нет – это от лукавого...

Есть и еще одно правило найма в ЦРУ – возрастной ценз, определяющий максимальный возраст в 35 лет. Однако, как было показано выше, ЦРУ требуются не механические переводчики, а переводчики-аналитики. Не бывает квалифицированных аналитиков в возрасте до 35 лет. После 35-ти бывают, а до нет! Согласно имеющемуся мировому опыту, средний возраст квалифицированных аналитиков – это люди от 40 и старше. И вряд ли эту закономерность можно отменить обоснованиями возрастной дискриминации, придуманными ЦРУшными кадровиками.

Вот так, или упомянутые ограничения по найму в ЦРУ отменяются, или ЦРУ остается без требуемых специалистов и отказывается от выполнения связанных с этим задач.

Но, это с одной стороны. А, с другой стороны, речь идет не о закусочной или мастерской автосервиса. Речь идет о разведывательном ведомстве. Вопросы внутренней безопасности здесь нельзя рассматривать лишь в качестве фантазий кадровиков, поскольку эта внутренняя безопасность ведомства напрямую связана с безопасностью государства. И кадровиков американской разведки, как следует из текста Нью-Йорк Таймс, беспокоят три основные проблемы – затрудненность проверок со стороны службы безопасности ЦРУ; опасность того, что родственники сотрудника могут стать предметом для шантажа; каждый сотрудник подбирается с таким расчетом, чтобы в будущем ему можно было дать допуск к высшей форме секретности.

Действительно, разве можно нанимать в такое ведомство людей, чью подноготную невозможно проверить? Или что, родственники сотрудника ЦРУ не действительно не могут стать объектом шантажа? – Еще как могут!.. Тем более, опасно брать на работу не проверенных и со слабыми местами по части шантажа, если они все могут быть допущены к документам высшей степени секретности.

Все эти опасения и нормы, как видим, выглядят совершенно справедливыми. Хотя... Родственники агента могут стать предметом шантажа лишь в том случае, если принадлежность данного лица к ЦРУ становится известной спецслужбам в его стране. Но в этом ведомстве (ЦРУ) существует строжайший запрет на обсуждение служебных дел с членами семьи и знакомыми. Каждый агент Управления подписывает обязательство о выполнении этого правила. Так в чем угроза? – А вдруг сболтнет кому-нибудь сдуру! Не сболтнет, поскольку сам такой сотрудник заинтересован как раз в обратном. Родственники и знакомые на территории страны происхождения являются для него источником информации, с помощью которого агент имеет возможность сохранять нужность своему начальству и ведомству, а, следовательно, и делать карьеру. Но это работает лишь до тех пор, пока он не раскрыт. А раскрытый разведчик, как известно, не нужен никому. Следовательно, если он сболтнет, то почти наверняка теряет местечко, "теплее" которого в США ему никогда не найти. А может и жизнь потерять. А, кроме того, он сборщик информации. А шантажисты атакуют носителей информации. Сборщиков же просто казнят на площадях. Ах да, совсем забыли, он же по правилам ЦРУ может быть допущен к документам высшей формы секретности! Следовательно, желая защитить родственников, вполне может сдать эту самую секретность врагу. А то и вовсе станет двойным агентом. Угроза серьезная. Или, быть может, эта высшая форма секретности и есть та самая "консерватория", в которой имеет смысл что-то подправить?..

Действительно, а что если на лиц, имеющих иностранное происхождение, родственников за границей, сохраняющих тесные связи со страной происхождения, нанимаемых в ЦРУ не будет распространяться право быть допущенным к документам высшей формы секретности? Тогда, в подавляющем большинстве случаев они, как говорилось, сами будут оберегать себя от раскрытия. А в редких случаях провала не окажутся носителями информации, попадание которой к противнику чревато уроном ведомству или государству. Конечно, какой-то риск превращения сотрудника в двойного агента все равно остается, но он есть всегда, в том числе, и в отношении коренных белых американцев. Время от времени такие случаи возникают во всех разведках мира, и исключить их полностью невозможно. Таким образом, задача изменения правил найма для американцев иностранного происхождения с родственниками за границей была бы решена. А ведь такая задача не так уж трудно осуществима. Помните, как было в СССР – три формы допуска, обеспечивающие сотрудникам доступ только к информации того уровня секретности, который соответствует как роду деятельности работника, так и его анкетным данным? А ведь Союз был вовсе не единственным государством, применяющим эту практику. Такой же подход широко применяется практически во всех европейских структурах, работающих с секретными материалами. Почему бы
и Америке не решить проблему столь же простым способом? – А вот этого, оказывается, никак низззяя!..

Есть в США такая конституционная норма, как равные возможности на работе. Когда эта Конституция писалась, то корпоративной Америки еще не существовало и считалось, что притеснения в адрес граждан могут исходить исключительно от государственных структур. Поэтому в частных компаниях этот принцип обязателен лишь в ограниченных пределах более позднего антидискриминационного законодательства. На государственные же структуры американская Конституция распространяется в полном объеме. Она-то, как обычно объясняют, и не позволяет применить дифференцированный допуск работников к материалам различной формы секретности.

Все лица с журналистским образованием имеют равные права на занятие всех должностей в отрасли, от репортера до главного редактора – такое равенство мы понять в состоянии? – Безусловно. А такое – все слесаря завода "Красный пролетарий" имеют право занять должность кардиохирурга в подведомственной заводу больнице?  – Бред, скажете вы! Да, бред. Но именно эта разновидность "равенства" и имеет место в американских государственных структурах, включая и спецслужбы. А почему бы вы думали, все государственные спецслужбы в Америке в одночасье оказались несостоятельными!..

Не верите? А вот вам вполне живой конкретный пример того, как  работает этот, якобы, конституционный принцип равенства в такой спецслужбе, как иммиграционная, в частности, в ее денверском окружном отделении.

Есть в этом отделении два человека. Оба занимают должности Career Officer – это такая категория госслужащих, которые не могут быть уволены по причине профессиональной непригодности, а только в случае совершения должностного преступления и только по решению суда. Эдакая пожизненная работа... Оба эти офицера выполняют одни и те же обязанности – наделены полномочиями принимать решение по целому ряду вопросов, связанному с оформлением иммиграционного статуса. Есть между этими двумя и весьма существенная разница. Один из них по образованию является юристом, а второй отставным сержантом, в течение 20 лет не делавшим ничего, кроме "ать-два". И что, с одинаковым успехом они выполняют свои должностные обязанности? – Как бы не так!

Первый, юрист который, руководствуется принципом, что работа должна обеспечивать благосостояние, чем поддерживается счастье в личной жизни. Поэтому, с одной стороны, чтобы не иметь неприятностей от начальства, офицер строго соблюдает юридические нормы, обеспечивающие безопасность государства. А, с другой стороны, чтобы не иметь жалоб со стороны посетителей, и, в конечном счете, опять-таки неприятностей от начальства, он строго соблюдает юридические нормы, регламентирующие присвоение заявителю того или иного иммиграционного статуса. Таким образом, и государственные интересы соблюдаются, и лицо Америки в глазах иностранцев не страдает, и жизнь у офицера спокойная, позволяющая ему тратить деньги на то, для чего он их зарабатывает.

Совсем другое дело сержант! Личная его жизнь ограничена телевизионными спортивными программами и банкой "Коки" или пива. Все возможности самореализации находятся исключительно в пределах офиса, где он работает. А все потребности в этой самореализации ограничены желанием, чтобы его называли СЭР. Законов этот специалист в принципе не знает и знать не хочет, а действует на основе принципа "революционной целесообразности". А целесообразность эта заключается в том, что кого он не боится, над теми издевается – преимущественно это старики-иммигранты, приехавшие за своими детьми, чтобы было кому похоронить. А боится он откровенного криминала, с которым не связывается и свободно пропускает на территорию столь любимой им родины. В результате, постоянные жалобы в Вашингтон от заявителей и нагоняи от местного начальства за нарушение правил работы с людьми.

Вот вам и результат всеобщего конституционного равенства. А почему? А потому, что это вовсе не равенство, а уравниловка – равенство, доведенное до абсурда. Вот потому и не придут ни к какому практическому решению кадровики из ЦРУ, и не наймут они квалифицированных переводчиков-аналитиков. Можно тратить сколько угодно денег на обсуждение вопроса признавать или не признавать объективные законы природы и общества. Весь пар будет уходить на свисток, пока не будут ликвидированы основополагающие несуразности системы. А рассмотрение этих вопросов, насколько известно, на повестке дня не стоит. Следовательно, спецслужбы будут продолжать деградировать вместе со всей остальной системой...

Обратная связь