UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/civil_war.htm

НЕОКОНЧЕННАЯ 150-ЛЕТНЯЯ ВОЙНА
Михаэль Дорфман

12 апреля исполняется 150 лет начала Американской гражданской войны – самой кровавой войны в истории США. Войны, которая не закончилась и по сей день.

Собственно, южные штаты отделились до этой даты. Администрация в Вашингтоне объявила их мятежниками. Однако никто не помышлял о том, что все может перерасти в гражданскую войну. Тем более, никто не мог себе представить, какой страшной и кровавой будет эта война. Каждый 25-й американский мужчина поплатился жизнью в Гражданской войне.

Банальная фраза о том, что все знают, как война начинается, но никто не знает, как кончается. Никто не мог вообразить, как стремительно это случается, и насколько быстро запускается цепь событий, превращающее непредставимое и невероятное в приемлемое и самоочевидное.

Если бы я не пережил в Нью-Йорке теракта 11 сентября 2001, то не смог бы представить себе, как незначительное нападение южан на Форт Самптер в Южной Каролине, могло мгновенно поставить на дыбы всю огромную страну. Инцидент, по сути, был пустячным. 12-го апреля 1961 г. кадеты-южане под командованием какого-то лихого бригадира обстреляли недостроенный форт, где находилось 80 солдат, из них дюжина – военных музыкантов. Потерь не было.

Буквально в течение нескольких дней настроение американской публики повернулось. На глазах единая страна раскололась на две непримиримо враждующие части. Теракт 11 сентября – по сути, упало два дома, пускай и больших. Еще три самолета. Теракт не смог бы всколыхнуть весь мир, если бы не современные средства коммуникации, ТВ, мобильники и интернет. Если бы нападения на Форт Самптер произошло бы лет на 15-20 раньше, то оно бы не имело такого резонанса. В 1845 г. в большинстве Америке не слышали еще про телеграф. К 1860 вся страна была связана телеграфом, и люди на севере уже могли знать, что думают о них сограждане на Юге. А там ничего хорошего не думали.

Президент Конфедерации Джефферсон Дейвис призвал сограждан к оружию. Южане верили, что начинают Вторую Американскую Революцию против неконституционной тирании и ограничения своих свобод, а потому, как бы не было тяжело, сколько бы противник не превосходил их, но они защищают правое дело и не могут не победить. Призрак The Last Cause «Проигранного дела», сознание того, что победила неправильная сторона, до сих пор бродит по Америке.

История повторяется, сначала в виде трагедии, потом в виде фарса. Многие ныненшние правые радикалы из числа либертарианцев и чайных партий тоже пытаются камуфлировать свой страх перед настоящим в одежки Американской Революции, а то и Конфедерации. Нынешнее деление на правые (красные, республиканские) и левые (синие, демократические) штаты проходит более-менее по границе, по которой раскололись Соединенные Штаты 150 лет назад.

Война, по-сути велась не за отмену рабства, а за экспансию беспредела северного капитализма против сословного и полуфеодального Юга. Читая исторические материалы, я набрел на интересный факт, что уровень жизни и здоровья раба на Юге был выше, чем рабочего в Нью-Йорке или Бостоне.

Война была кровавая и жестокая. Сейчас по PBS идет замечательная серия «Гражданская война». Я с удивлением узнаю, что там было все, что принято считать ужасами ХХ века – концлагеря, военные преступления, уничтожение военнопленных, выжженная земля.  Герои для одних, до, сих остаются преступниками для других. Именем генерала Шермана на Юге до сих пор пугают детей, как пугают детей именем Буденного в Средней Азии. Южане до сих могут рассказать, что «генерал Шерман сжег моего прадеда с семьей в хлеву». Хотя большинство такого рода «подвигов» принадлежат не Шерману, а другому северному генералу Филу Шеридану, применявшему против щжан тактику геноцида, наработанную в войнах против индейцев.

Герой и образцовый южный джентльмен, командующий армии южан генерал Генри Ли на поверку оказывается кровавым милитаристом и фанатиком, не щадившим людей в достижении иллюзорных целей.  Под стать ему и его северный противник, генерал Улисс Грант – неудачливый бизнесмен, неудачливый президент, плохой офицер, не раз увольняемый из армии. Единственное его качество, оказавшееся достоинством – его кровожадность. Лишь во второй половине войны, Грант дорвался до командования. Тогда-то война стала действительно кровавой и беспощадной. Очевидец писал: «Происходило нечто ужасное и безжалостное, и старые слова, такие, как „победа“ и „поражение“, утратили свое значение. Неуклюжий маленький человек с рыжей щетинистой бородой (генерал Грант) намеревался продолжать движение вперед, и теперь вся война была одной непрерывной битвой. Если один удар не удавался, то немедленно наносился другой».

Последовавшая за Гражданской войной эпоха, называемая в американской истории Реконструкция по сути была не менее, а то и более жестокой, чем сама Гражаднская Война. Порой реформы оборачиваются куда большей человеческой и социальной ценой, чем революции. Это справедливо и для американской Реконструкции, и для сталинской индустриализации и коллективизации, и для российского разбойничьего капитализма бурных девяностых.

После окончания Гражданской войны, в США в течение больше ста лет царил жесточайший внутренний терроризм, с диверсиями против банков, железных дорог, активистов борьбы за гражданские права. Все эти беспредельщики и оутлавы голливудских боевиков – на самом деле остатки партизанившей южной армии.

На Юге до сих любят верить, что Линкольн был тупым тираном, не понимавшим, что делает. Очень похоже на то, что думает консервативный американский избиратель об Обаме. И действительно, если на вскидку спросить, имеет ли шансы банкрот и политик, проигравший практически все выборы в своей жизни, стать президентом не то, что США, но и родительского комитета школы.

Флаг конфедерации повсеместно возвращается. В 2003 я был несказанно удивлен, когда увидел на стоянке бейсбольного стадиона автобус с черными болельщиками из Атланты, размахивавшими флагами рабовладельцев их дедов и прадедов. Впрочем, на стороне южан воевало довольно много черных, как и других униженных и дискриминируемых на юге меньшинств – католиков и евреев. Фарс продолжается, и вполне может перерасти в трагедию. В 2009 губернатор Техаса Перри, желая позлить Вашингтон, заявил, что тоже готов пойти на отделение.

Как-то во время армейской службы во время Первой ливанской войны в 1982 году я где-то нашел старую книжку русского дипломата Бетаки. лужившего в Бейруте в середине XIX века. Читать Бетаки было все равно, что свежую газету. Не только географические названия, но и фамилии вождей за 150 лет совсем не изменились. Читая газету сейчас, я встречаю те же названия и те же имена. Другая книга в моем рюкзаке была анархиста Вольского «Гражданская война на Украине в 1918 г.» В Ливане было очень похоже. Я думаю, что столкнуть страну в хаос анархии значительно легче, чем наладить там нормальную жизнь.

На полях Гражданской войны в конфликт вступило множество лояльностей. Один из самых способных американских военачальников Генри Ли был против отделения, против рабства. Он предпринимал попытки избежать конфликта. Президент Линкольн предложил ему возглавить армию Севера. Однако для Ли было невозможно воевать против своей родины, своей страны, которой была для него Виргиния. Он отказал Линкольну, а через некоторое время возглавил армию конфедератов. Гражданская война не решила этих противоречий страны из многих стран. Через сто лет видный борец за права черных, лауреат Нобелевской премии Уильям Фолкнер выразил почти те же самые конфликтные чувства «Я против сегрегации. Однако я не хочу, чтобы сегрегацию уничтожали насильно, как не хочу, чтобы ее вводили насильно. Я поддерживаю политику (Белого Дома) борьбы с сегрегацией. Однако, если дойдет до вооруженного конфликта, то я биди воевать на стороне своей родины, штата Миссисипи».  

«Неоконченная война» здесь не ради красивой фразы. И не только потому, что любая гражданская война, будь то в Америке, на Балканах, на Ближнем Востоке или в России остается неоконченной. Каждый год на полях старых сражений собираются тысячи костюмированных энтузиастов, переигрывающих старые битвы. Здесь тратятся миллионы долларов, сотни тысяч человеко-часов.  Это не сборище чудаков, а ясное свидетельство того, что люди все еще продолжают находиться в плену памяти величайшего вооруженного столкновения в истории Америки, что признаки великого  «Проигранного дела» все еще воскрешаются через ритуал памяти. 


Tweet


Copyright©2011 UNIPRESS