UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/den'gi.html


Михаэль Дорфман Просто дайте людям денег

Получив милостыню, нищий побежал и купил себе пирогов. Благодетель, давший милостыню, рассердился: «Я тебе дал денег, а ты их тратишь на роскошь!». «Но как мне быть? Когда у меня нет денег, я не могу себе позволить. Когда у меня появились деньги, выходит, я тоже не могу, – ответил нищий. – Интересно, когда в жизни я могу тогда поесть пирогов?»

Этот еврейский анекдот хорошо иллюстрирует принципы современной помощи бедным.

В последнее столетие в мире поднялась огромная индустрия помощи развивающимся странам. Но множество международных фондов, экспертов, агентств и банков развития, сотни миллиардов долларов так и не превратили ни одну развивающуюся страну в страну развитую. Более того, некоторые страны Второго (бывшего коммунистического) мира стремительно скатываются в категорию стран Третьего мира. В Третьем мире обвиняют во всём наследие колониализма, неолибералов, фундаменталистов свободного рынка, а то и китайский государственный капитализм. Те, в свою очередь, указывают на имманентную коррупцию и хроническую недееспособность правительств и элит Третьего мира. Однако все соглашаются в том, что действующие модели помощи бедным – попытки изменить среду, в которой живут бедные, создание инфраструктуры, «строительство школ, дорог и больниц» – путь правильный и необходимый, и он принесёт когда-нибудь результаты.

Очевидно, проблема в самом «строительстве школ, дорог и больниц». Эта деятельность, несомненно, обогащает местные элиты и  обеспечивает объём работ многомиллиардной индустрии международной помощи. То, что при этом бедность никуда не исчезает, уже не так важно… А, может быть, пришло время просто дать людям деньги?

Богатые богатеют, а бедные – нищают

Бедные люди не имеют многих вещей: хорошего образования, медицинского обеспечения, постоянной работы и страхования жизни, у них нет банковского счёта и компетентной юридической консультации. У бедных нет доступа к хорошим удобрениям для выращивания урожая, не хватает протеина и здоровой пищи в их рационе, нет надёжного снабжения электроэнергией, нет доступа к чистой воде, в их домах нет современной сантехники, прежде всего – обычного унитаза. У них нет доступа к низкопроцентным займам, к прививкам, к родовспоможению и хорошим школам для их детей. Но самое главное – у них нет денег. Именно поэтому они – бедные.

Международные организации определяют абсолютную бедность как жизнь на один доллар в день и меньше. Однако в каждой стране уровень бедности свой, и, как правило, не соответствует официальным «политическим» показателям бедности. Борьба правительств и международных неправительственных организаций «развитого мира» концентрируется на изменении условий жизни бедных слоев населения через строительство плотин, мостов и других крупных проектов развития инфраструктуры, через электрификацию сельской местности, строительство школ и больниц. Кое-где, правда, фермеры получают субсидии на приобретение удобрений, жителям раздаются противомоскитные сетки и презервативы.

Несмотря на столетнюю войну с бедностью, прерывавшуюся лишь мировыми войнами, бедность никуда не делась. Постоянные обещания покончить с бедностью никак не воплощаются в реальность. В сентябре 2010 года прошло большое совещание ООН «Цели развития на тысячелетие», на котором пообещали покончить с бедностью к 2015 году. Ждать осталось недолго…

Пока же, наоборот, укрепление свободно-рыночной модели капитализма приводит к размыванию среднего класса и расширению имущественной пропасти. Богатые становятся всё богаче, а бедные – всё бедней. В некоторых странах жизнь заставила пересмотреть привычные представления. Оказывается, что куда дешевле и эффективней просто дать людям денег. Подобные программы действуют в разных странах – Мексике, Бразилии, Индии, Китае, Южной Африке и десятках других стран, десятки миллионов бедных людей получат миллиарды наличными. Обычно деньги раздают через банки, но иногда программы работают через государственную почтовую службу, через государственную лотерею и т.д. Кое-где в африканской глубинке деньги привозят в деревни в бронированных инкассаторских машинах. Там пришли к простой идее, что лучше не тратить на различные проекты помощи, а дать людям наличные.

Помощь без посредников

Регулярные денежные дотации не просто облегчают бремя лишений для бедных людей. В раздаче денег видят долговременную стратегию выхода из нужды, и даже катализатор экономического роста. Различные исследования связывают раздачу денег с улучшением состояния здоровья и повышением уровня образования детей среди получателей помощи. Гарантированные выплаты помогают бедным начать микроэкономические проекты, улучшают урожай и позволяют беднякам начать вкладывать деньги в сбережения и инвестиции. На уровне макроэкономики раздача денег беднякам поощряет потребление и благоприятно сказывается на локальной и национальной экономике, позволяет выбраться из нужды не только бедным индивидуумам, но и бедным странам. Раздача денег делает ненужными целые секторы международной индустрии борьбы с бедностью и попутно способна сэкономить огромные суммы, которые сегодня тратятся на международную помощь беднякам.

Об этом пишет не революционный социалист, а респектабельный эксперт Международного Банка Франсиско Ферейра, участвовавший в разработке программы прямого трансфера денег Bolsa Familia, действующей  в Бразилии уже 15 лет. Ещё раньше аналогичная программа была начата в Бангладеш. С успехом трудно спорить, и теперь экономисты и политики старой школы заявляют, что раздача денег – лишь ограниченная часть общей картины, что улучшение успеваемости в школах или состояния здоровья возможно лишь там, где имеются хорошие школы и система здравоохранения, где есть дороги, чтобы привести урожай на рынок. Вероятно, это спор о яйце и курице, потому что сама по себе инфраструктура не повышает благосостояния бедных людей, а часто маргинализует их, сгоняет с насиженных мест в городские трущобы. Уровень школ и системы здравоохранения, наличие высокопрофессиональных кадров тоже сильно зависит от того, какое население они обслуживают.

Наиболее ожесточённая дискуссия разгорается не вокруг объективных фактов, а вокруг мировоззренческих вопросов. Насколько можно полагаться на бедных в том, что они рационально распорядятся деньгами – своими и государственными? Старейшие программы (в Мексике и Бразилии) ставят условия для получения денег – люди должны регулярно подвергаться медицинским проверкам и посылать детей в школы. В других странах (как Южная Африка или Боливия) пенсион и деньги на детей выдаются безо всяких условий.

Идеологические дискуссии не смолкают даже перед лицом жутких катастроф. Памятны дебаты о предоставлении помощи после землетрясения в Гаити. Да и не только в нищем Гаити. После урагана «Катрина» Нью-Орлеан, один из главных городов США, выглядел, как Третий мир, да и громкие обещания правительства не реализовались в конкретные дела. Влиятельные деятели, настаивая на том, что людям нельзя доверять, обставляли оказание помощи различные условиями и требовали создать огромный проверочный аппарат, который съедает большую часть пожертвований.

Например, я почувствовал себя обманутым, узнав, что Американский Красный Крест потратил лишь небольшую часть пожертвований на помощь Гаити, «потому, что намеревается оставаться там многие годы». Я-то им пожертвовал деньги, считая их солидной организацией, которая в отличие от большинства других, не тратит большую долю пожертвований на представительские и организационные расходы.

На идеологию, к сожалению, не влияют факты и конкретные исследования о том, как бедные люди тратят свои деньги. А такие исследования есть, и они показывают, что поскольку ставки высоки, то бедные люди по большей части обладают финансовой смекалкой и тратят деньги осторожно и эффективно. Так что выплата денег бедным людям зачастую оказывается наиболее эффективным видом помощи. «Мы доказываем, что бедные люди потому бедные, что у них нет денег. И вовсе не потому, что они глупые или необразованные. Они хорошо знают, что делать с деньгами, – пишет британский эксперт по развитию социоэкономии Джозеф Ханлон. – Трудно прыгнуть с шестом, если у тебя его нет. Денежные дотации – дают шест, который помогает прыгнуть». Он соавтор новой книги «Просто дай денег бедным», где собран богатый материал в защиту вынесенного в заглавие тезиса.

Вовсе не новая идея

Идея дать денег тому, кто в них нуждается, лишь на первый взгляд необычна в современной практике международной борьбы с бедностью. По сути, в ней нет ничего нового. Мы привыкли думать, что система социального обеспечения – это роскошь, которую могут позволить себе лишь богатые страны. Однако историки экономики хорошо знают, что во многих случаях, хорошая система общественного благосостояния как раз послужила предвестником и создала условия экономического развития и дальнейшего роста благосостояния. Так, социалистические программы социальной поддержки, массовая медицинская помощь и обязательное бесплатное образование в коммунистическом Китае заложили основы нынешнего беспрецедентного экономического роста. В книге Ханлона цитируется работа специалиста по сравнительной экономической социологии Сэмуэля Велецуэлло. Он берёт для сравнения две страны: Швецию и Чили. Они обе вступили в ХХ век с одинаковым населением и одинаковыми ресурсами и народнохозяйственными показателями. Однако в Швеции ввели систему социального обеспечения и бесплатное всеобщее медицинское обслуживание, а в Чили – нет. С тех пор рост совокупного национального продукта на душу населения в Швеции во много раз превысил аналогичный рост в Чили.

Кстати, идея помощи слабым слоям населения была впервые воплощена не марксистами, а консервативным монархистом, канцлером Германской империи (второго рейха) Отто фон Бисмарком, именно он ввёл в Германии систему социального обеспечения, пособий по безработице, пенсий и больничных выплат. Просто у Карла Маркса были разные читатели. Собственно, виднейшим популяризатором идеи раздачи денег бедным был не кто иной, как отец свободно-рыночной экономики Мильтон Фридман. В 1962 году Фридман предложил заменить все государственные программы социальной помощи в США на отрицательный подоходный налог. Смысл идеи был в том, что государство возвращает деньги подоходного налога, а то и доплачивает деньги тем, у кого низкий заработок. Идея эта нигде в полной мере не осуществилась. В некоторых странах государство выплачивает пособия тем, у кого доходы ниже некоего, установленного политиками, «гарантированного минимума». В США существует система кредитов по подоходному налогу. Все эти системы имеют отношение лишь к трудоустроенным людям и не касаются наиболее бедных слоев.

Поворот в сторону прямых выплат бедным, в бедных странах произошёл не от избытка экономический идей, а в результате разочарования и отчаяния от провала конвенциональных стратегий развития. В 1980-е и 1990-е годы Международный банк из идеологических соображений свободно-рыночной экономики жёстко требовал от получателей кредитов урезать социальные пособия и выплаты, ради сбалансированного государственного бюджета. Трудно привести пример хоть одной страны, где такая политика однозначно способствовала улучшению состояния беднейших слоёв населения. Зато есть множество других примеров, где, как в России, последовательное применение идей свободно-рыночной экономики привело к подрыву социальной ткани общества и массовому обнищанию населения. Зато сотни миллиардов долларов, потраченных на международные программы помощи, не оказали заметного эффекта на состояние бедных слоев населения, даже в тех случаях, когда деньги не были разворованы коррумпированными чиновниками.

«Воля к экспериментам появилась потому, что царит жесточайшее разочарование тем, что столько вещей не сработали, не оправдали ожиданий, – пишет Норберт Шейди, экономист Межамериканского Банка Развития, соавтор подготовленного для Всемирного банка исследования о выплатах наличными.

Программы прямых выплат предложили не международные организации помощи из богатых стран, не западные экономисты и социологи, а правительства бедных стран, разочаровавшиеся в неработающих программах помощи. В конце 1990-х годов начали работать программы прямых выплат бедным в Бразилии и Мексике. Мексиканская программа Progressa Mexico (сейчас переименована в Oportunidades) поначалу охватывала всего 300.000 человек. В настоящее время около четверти населения страны получают выплаты из этой программы. Средняя величина пособия – 38 долларов США в месяц -составляет около четверти среднего дохода мексиканской семьи в сельской местности. Программа требует, чтобы получатели денег посылали детей в школу и на регулярные медицинские проверки. Нарушение условий, правда, означает не прекращение выплаты пособия, а лишь визит социального работника. Эта программа позволила выжить миллионам фермеров, лишившихся заработка после глобализационных торговых договоров NAFTА и CAFTA.

В Южной Африке существует система пенсий, которая помогает старикам. Там принято, что три, а то и четыре поколения семьи живут под одной крышей и пенсия вместе с пособием на детей является важным подспорьем в бюджете семьи. Отмечается, что пенсионное обеспечения напрямую связано с падением уровня детского труда и ростом посещения школ. В Боливии пенсию тратили на приобретение удобрений, благодаря чему  рост продуктивности крестьянских хозяйств приносил доход в два раза больше, чем потраченная пенсия.

Одинаковые предубеждения

Программы Progressa и Bolsa Familia тщательно мониторились, и эти мониторинги доказали, что экономическое положение семей, которые помощь получили, намного лучше тех семей, что остались без помощи. Дети в таких семьях здоровей, лучше питаются и даже в среднем выше ростом. Так, исследования Межамериканского банка развития аналогичных программ в Никарагуа и Эквадоре показали относительно лучшее развитие детей в семьях получателей пособий. У детей богаче словарный запас, лучшая память и лучшее поведение. Пособия также помогли исправить гендерное неравенство в семьях, где раньше наблюдалось мужское доминирование. Во многих случаях деньги получает именно женщина, поскольку она смотрит за детьми. И тогда она более осторожна, лучше расходует семейный бюджет.

Главный вопрос теперь, насколько подобные программы могут не просто поддерживать определенный уровень, но и вывести людей из бедности как таковой. Исследования показывают, что большинство получателей откладывает какую-то часть денег, чтобы приобрести рабочий скот, инструменты для ремонта или кустарного производства. Появляющиеся надежные дополнительные источники дохода позволяют дать детям лучшее образование, что облегчает их вхождение в средний класс. Поскольку получателей пособия – миллионы, то это сказывается на росте занятости населения и на всей национальной экономике, повышает спрос на товары и услуги. Саймон Сечинни, сотрудница Экономической комиссии ООН по Латинской Америке отмечает, что «в некоторых сельских местностях, где раньше не было денежного оборота, малые предприниматели получают пользу от этих денег и умножают доходы».

Как и все новое, программы наличных выплат бедным надо воспринимать с осторожностью. Ведь даже самые старые из них действуют не больше 10-12 лет, а, следовательно, не дают пока надежных данных о том, сколько детей вырвалось из потомственного цикла бедности. Некоторые критики указывают на более дешёвые способы обеспечить посещаемость в школах, например, лечение от глистов. Ведь чаще всего занятия в школе пропускают из-за болезней. Джонатан Мордук из Нью-Йоркского университета, соавтор очень интересной книги «Инвестиционный портфель бедных», отмечает, что бедные люди делают умные вещи со своими деньгами, думают о том, как потратить.

Вопиющая бедность существует и в самых богатых странах мира.  Недавно президент США Обама в очередной раз объявил план покончить с детской нищетой у себя в стране. В Нью-Йорке была создана программа, аналогичная бразильской, но она была свёрнута, то ли из-за неэффективности (по версии властей и противников), то ли по идеологическим и политическим причинам (по версии сторонников).

Парадоксально, но очень бедные, как и очень богатые являются жертвами глубоких общественных предрассудков. Часто тех же самых. Считается, что богатые и привилегированные, как и бедные, выросшие на пособиях, разбалованы и не способны к прилежной учебе. Считается, что выходцы из бедных семей, как и из очень богатых – негодные работники. Часто в самой семье отсутствует мотивация, скажем, отсутствие желания вкладывать в образование дочери из-за недооценки её перспектив устройства. Опыт показал, что, получив в руки деньги, люди делают с ними как раз то, чего безуспешно пытаются добиться от них различные меры социального давления. Это куда дешевле, не требует огромной бюрократии. И самое главное, куда естественней для человеческого достоинства, чем мелочный и унизительный патернализм служб и программ общественного призрения.


Copyright©2011 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций