Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Диссиденты теоретизируют...
Илья Трейгер

15 сентября газета Los Angeles Times опубликовала статью Натана Щаранского "Пришло время распространить войну против террористов на страны, которые их вооружают и финансируют". Вот этот текст в переводе Inopressa.ru:

Летом 2000 года российский президент Владимир Путин рассказал мне историю, которую я не смог позабыть. Мы встречались в Кремле, и я поднял вопрос о серьезной опасности, которой грозит миру передача ракетных технологий и ядерных материалов иранцам. С точки зрения Путина, однако, истинная опасность исходит не от иранских ракет с ядерными боеголовками или, если уж на то пошло, не от смертоносного арсенала какой бы то ни было страны.

"Представьте себе солнечный и прекрасный день на окраине Манхэттена, – сказал он. – Мужчина преклонных лет склоняется над розами в своем маленьком садике вместе с племянником, который приехал навестить его из Европы. Жизнь кажется совершенно нормальной. На следующий день племянник с чемоданом в руках садится в поезд, который едет в центр Манхэттена. А в чемодане лежит ядерная бомба".

Угроза, разъяснял мне Путин за год до 11 сентября, исходит не от той или иной страны, а от их террористических посредников – которым суверенное государство, не желающее пачкать собственные руки, тихо помогает и поддерживает. Этот сценарий осуществился, когда "Аль-Каида" спланировала теракты 11 сентября из Афганистана, получая поддержку правительства Талибана. Этим летом это произошло снова, когда Иран получил возможность вести войну на юге Ливана и севере Израиля с помощью своих посредников, "Хизбаллах". Но на этот раз слабая реакция международного сообщества нанесла глобальной войне с террором мощный удар.

Пять лет назад, после 11 сентября подобная безнаказанность казалась невероятной. Именно тогда президент Буш отказался от традиционного подхода к борьбе с террором, пообещав, что с того самого момента США не будут проводить различий между террористами и режимами, их поддерживающими. Вы либо с нами, либо с террористами.

В мире до 11 сентября режимы редко привлекались к ответственности за действия террористических группировок. На этот раз ответственность была возложена на режим Талибана.

Это было крайне важно по двум причинам. Во-первых, это было признанием того, что международный терроризм полагается на поддержку суверенных государств. В конце концов, это режимы, которые предоставляют террористическим группировкам территорию для проведения учений, вооружения и зомбирования их членов, режимы, которые предоставляют им решающую финансовую, дипломатическую, логистическую и разведывательную помощь.

Во-вторых, хотя тайные террористические ячейки сложно искоренить полностью и невозможно сдержать всех фанатиков-смертников, режимы, которые поддерживают террористические группировки, имеют обратный адрес и редко готовы на самоубийство.

Так что возложение вины за действия "Аль-Каиды" на Талибан и превращение этой логики в главный принцип войны с террором действительно стало большим сдерживающим фактором. Об этом сразу же были уведомлены все до единого режимы.

Прошло пять лет. "Хизбаллах" совершает неспровоцированную атаку на Израиль. То, что "Хизбаллах" – посредник Ирана, очевидно. Общеизвестно, что "Хизбаллах" получает от иранского режима более 100 млн долларов в год, а также современное вооружение и обучение.

Однако Иран не заплатил никакой цены за действия своих посредников. Никаких военных ударов по иранским мишеням, никаких санкций, никакой иной угрозы для иранских интересов. Как раз наоборот, сразу же после войны в демократическом мире возобновились призывы включиться во взаимодействие с Ираном.

Симптомом моральной близорукости Запада стал фарс, достойный Оруэлла: бывший иранский президент Мухаммед Хатами, при котором после облавы в Тегеранском университете в 1999 году пытали студентов и чье правление было омрачено неуклонным подавлением инакомыслия, выступил в воскресенье в гарвардской Школе управления Кеннеди по вопросу "Этика толерантности в век насилия".

Намерения иранского режима ясны. Он призывает "стереть Израиль с карты" и просит своих сторонников представить "мир без Америки". Он стремится к господству на Ближнем Востоке. Не привлекая Иран к ответственности за его дерзкую поддержку "Хизбаллах", свободный мир подорвал центральный столп войны с террором и дал иранскому режиму мощное оружие для удовлетворения своих амбиций. Теперь муллы знают, что могут безнаказанно атаковать демократическую страну.

С учетом апокалипсического фанатизма иранского лидера вопрос о том, можно ли сдержать нынешний режим в Тегеране путем угрозы взаимно гарантированного разрушения, является открытым. Однако, принимая во внимание, как мир отреагировал на "Хизбаллах", он может быть чисто формальным. Ибо Ирану наверняка выгоднее вести ядерную войну с Израилем через своих посредников. А если нет ответственности, то зачем ограничиваться только Израилем?

Дорога к чемоданчику с бомбой в Тель-Авиве, Париже или Нью-Йорке просто стала намного короче.

***

К сожалению, приходится констатировать, что сказанное о бывшем израильском вице-премьере в статье Александра Кустарева "БУШ  И  ЩАРАНСКИЙ,  ИЛИ  ДВА  КОЗЛА ПРОТИВ  МИРОВОГО  ЗЛА" лишь подтверждается нынешним теоретизированием израильского политика. Видно, это крест наших диссидентов... Как был ярок Александр Солженицин будучи писателем-диссидентом, и как он потускнел, в своих политических построениях об обустройстве России. Как был ярок Владимир Буковский, когда его меняли на Луиса Корвалана, и как он оказался бесцветен в своей политической программе, когда его кандидатуру предложили в президенты России. Излишне напоминать, кем оказался Звиад Гамсахурдия в президентском кресле Грузии. И даже такая личность, как Андрей Сахаров..., уж лучше бы не лез он в эту политику!.. Не обошла эта чаша, как видно, и Натана Щаранского. Мужественный седелец – еще не политик...

Щаранский сетует на то, что в ходе Второй ливанской войны Запад не ударил по Ирану, намекая за одно и на непоследовательность американской администрации в проведении собственной же (американской) доктрины войны против терроризма. Но Запад не ударил по Ирану потому, что, во-первых, у него (у Запада) не было причин для такого нападения. А, во-вторых, правильно сделал, что не ударил. Естественность такой реакции Запада видится по двум аспектам...

Первый аспект заключается в том, что Израиль не член сообщества стран Западных демократий. 11 сентября 2001 года был нанесен удар по одной из тран-членов НАТО – военно-политического сообщества стран Западных демократий. Сообщество и встало под американские знамена в Афганской операции. Причем, речь здесь не в формальном членстве в некоем официальном блоке, но и в неформальном тоже. Александр Бовин в бытность свою советским послом в Израиле очень точно высказался, отвечая на вопрос о том, как советским евреям там живется. "Они думали, что едут на Запад, а приехали на Восток". Точнее не скажешь: Израиль – это Восток, а не Запад. Страна, где религия не отделена от государства, и в государственном устройстве которого присутствует солидный компонент теократии, никогда не будет принята Западом в качестве равной. Более того, именно этот момент позволяет Западу рассматривать арабо-израильское противостояние не в качестве "войны цивилизаций", а, в значительной степени, как межрелигиозную распрю. Мы-то (евреи, то есть) понимаем, что это не межрелигиозная война. Но это ведь только евреям и понятно. Весь мир не может быть евреями, да и вряд ли захочет. И Запад именно так эти конфликты и воспринимает.

Щаранский пытается отождествить Хизбаллах с "Аль-Каедой", которая, как принято считать, явилась исполнителем терактов 11 сентября в США. Однако попытка эта выглядит очень уж по-дилетантски. "Аль-Каеда" на момент падения нью-йоркских небоскребов представляла собой чисто террористическую организацию, технического исполнителя террористических заказов. Никакого политического компонента в действиях этой организации никогда не просматривалось. И даже сейчас, спустя пять лет, когда в аудио-обращениях бен Ладена стали появляться политические заявления, можно лишь предположить возникновение политических амбиций у отдельных руководителей этой организации. Политической же деятельности с их стороны по-прежнему нет. Другое дело ХАМАС или Хизбаллах. Это не просто террористические организации, это политические движения с террористическим компонентом. Обе эти организации официально представлены в государственных органах власти – ХАМАС в Палестинской Автономии, а Хизбаллах в Ливане. Кроме того, те, кто напал на США, не имели и не имеют притязаний на американскую территорию. Те же, кто противостоит Израилю, такие претензии имеют. Так что, знак равенства между 11 сентября в США и нападением Хизбаллах на Израиль ставить рано, эти события вовсе не тождественны.

Второй аспект проблемы заключается в самой американской доктрине войны с террором, которую Натан Щаранский пытается воспевать.

Да, в афганской кампании Америка впервые нанесла удар по режиму Талибана, который дал приют террористическим структурам. И? – И проиграла. А потом США нанесли удар по Ираку, который, как утверждали в администрации Буша, поддерживал и финансировал "Аль-Каеду". И эту кампанию Америка тоже проиграла. Иными словами, антитеррористическая стратегия, к последовательному проведению в жизнь которой, призывает Щаранский, провалилась. Потому Запад и не спешит повторять свои же ошибки, что, заметьте, выглядит вполне логичным. Проводя сравнение между афганской кампанией НАТО и второй ливанской войной, Щаранский фактически проводит аналогию между Талибаном и Ираном. Однако аналогом Талибана в израильском случае является вовсе не Иран, а Ливан. И в этом плане Израиль поступил в полном соответствии с американской доктриной войны против терроризма – ударил по Ливану, который предоставил убежище Хизбаллах на своей территории. И каков результат? – Такой же, как у США, т.е. проигрыш.

Израильский политик в этом же тексте признает, что террористические структуры являются посредниками тех, кто, собственно, и нападает. Поэтому для получения положительного результата следует наносить удар, прежде всего, не по исполнителю, а по заказчику. Да, в этом случае действительно можно получить достаточно стойкий положительный эффект. Но, скажите, в какой из известных в этой связи военных кампаниях Запада и США удар действительно был нанесен по заказчику нападения? – Ни в одном из случаев этого не было. Американская администрация и по сей день не имеет ни малейшего представления о том, кто был заказчиком нью-йоркской трагедии. А предоставивший территорию или финансирующий террористов вовсе не обязательно является заказчиком нападения. Режим Талибана предоставил "Аль-Каеде" афганскую территорию, но не явился ни заказчиком, ни финансистом этой организации. Ну, ударили по Афганистану, сместили режим Талибана. И чего добились? – "Аль-Каеда" передислоцировалась на территорию другого государства, являющегося ядерной державой, против которой не так просто осуществить очередную "выездную сессию" Пентагона. Ну, ударили по Ливану, разрушили его гражданскую инфраструктуру. И чего добились? – Вооруженное крыло Хизбаллах передислоцировалось в глубь страны (Ливана) и по-прежнему имеет своих представителей в ливанском парламенте. А, значит, восстановление боеспособности этой организации – это лишь вопрос времени.

Сразу после 11 сентября пресса приводила невообразимое многообразие источников финансирования "Аль-Каеды" вплоть до Саудовской Аравии. Буш тогда саудовскую тему развивать не стал, назвав эту страну единственным союзником США в арабском мире. И очень правильно сделал, надо заметить. Известный источник финансирования вовсе не означает – единственный источника. Террористические структуры в большей или меньшей степени финансируются всем арабским миром, а не какой-то одной страной. Удары против стран Западных демократий вовсе не единственная и даже не главная функция исламских террористических формирований. В основном при помощи этих посредников войны арабский мир решает свои внутренние межарабские проблемы и, прежде всего, проблемы, связанные с оборотом оружия и наркотиков. Поэтому, как они финансировали эти организации, так и будут продолжать это делать. Ровно то же самое можно сказать и о Хизбаллах. Иран и Сирия вовсе не являются единственным источником финансирования и другой материальной поддержки этой организации – они лишь являются известными источниками. А неизвестных сколько? И что, нанеся удар по Ирану, мы перекроем финансирование Хизбаллах? – Никоим образом, поскольку, уничтожив известного финансиста, оставим нетронутыми неизвестных. Чтобы силовым путем перекрыть финансирование исламских террористических структур, нужно уничтожить весь исламский мир без разбору – а это 25% населения Земли. Ну и что, кто-нибудь готов практически на такую акцию? Добровольцы, шаг вперед!

Какой смысл призывать к заведомо бесполезным и провальным военным операциям?! Бить по тем, кто предоставляет территорию или известен, как финансирующая террористов сторона, бессмысленно и даже вредно. Пока террористическая организация имеет известную дислокацию на известной территории, она имеет, как заметил Щаранский, обратный адрес и не готова к самоубийству. Пока есть известная финансирующая террористов сторона, есть кто-то, оказывающий влияние на эти структуры, через кого можно при умной политике оказывать на них соответствующее давление. Если нет возможности полного уничтожения террористической организации, глупо лишать себя возможности закулисных игр с нею. Единственный, по кому имеет смысл наносить военный удар – это заказчик. Достаточно один-два раза уничтожить государственную инфраструктуру государства-заказчика, как другие зарекутся рисковать. А это приведет к неизбежному снижению заказов террористическим структурам, что, в свою очередь, автоматически снизит их финансирование и, как следствие, численность. Однако выявлять заказчика еще предстоит научиться. Сегодня Запад и, прежде всего, США этого делать не умеют. До сих пор ведь так и неизвестно, кто заказал "Аль-Каеде" сентябрьское нападение на Америки. Более того, даже подходы к такой стратегии американскими спецслужбами до сих пор не определены. Но даже когда Запад научится это делать (если вообще научится), то только для Запада подобная доктрина и будет пригодна. К Израилю это все равно отношения иметь не может.

В случае с Хизбаллах Израиль имеет дело не с посредником-террористом, а с политическим движением, непосредственно заинтересованным в разгроме еврейского государства. И, следовательно, Иран, выступающий в качестве финансирующей Хизбаллах стороны, не заказчик нападения, а сторонник позиции Хизбаллах, поддерживающий эту организацию на союзнических началах. Заказчик в лице самой Хизбаллах был в последнем конфликте перед лицом Израиля. Таким образом, Израиль нанес удар строго по адресу, не по посреднику, а по прямому врагу. И что же? – Проигрыш. Да, ущерб боеспособности этой организации нанесен серьезный. Однако, при этом, Хизбаллах не уничтожена ни как террористическая организация, ни как политическое движение. Следовательно, через какое-то время все неизбежно начнется сызнова.

Вторая ливанская война показала, что самостоятельно Израиль радикально справиться с враждебным арабским окружением не в состоянии, нужна поддержка извне. Но, если так, то нужно становиться цивилизованным государством западного типа, чтобы можно было рассчитывать на реальную военную поддержку Запада. В противном случае Израилю суждено постоянно находиться в состоянии межрелигиозной войны с исламским окружением, пока какая-то из сторон не применит ядерное оружие, что несомненно приведет к решению этого противостояния, поскольку ни одной из сторон не останется шанса на существование...

Обратная связь