Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Мы пойдем другим путем
Илья Трейгер

Что-то такое случилось в мире. Правительства стран Запада начали облаву на интернет-преступников и нарушителей авторского права, облаву, заведомо обреченную на провал...

В Германии вступил в силу новый, ужесточенный закон об авторском праве. Скачивание музыки и фильмов из интернета, а также копирование дисков в обход защиты теперь однозначно считается уголовным преступлением, сообщает 2 января сайт радиостанции Deutsche Welle.

Расплывчатые формулировки старого закона конкретизированы в сторону ужесточения ответственности за нарушение авторского права. Так, теперь, как утверждает Германская ассоциация информационных технологий, телекоммуникаций и новых средств информации (BITKOM) использование "очевидно нелегальных" ссылок в интернете станет преступлением.

Также ожидается, что в скором будущем в Германии будет запрещена запись и хранение записей передач как платных, так и и общедоступных телеканалов.

Как и раньше, разрешается делать копии приобретенных CD и DVD-дисков для личного пользования или для друзей. Количество копий в законе не называется, однако немецкие суды в последние годы определили допустимый максимум в размере 7 экземпляров.

Однозначно запрещено, по данным BITKOM, делать копии дисков в обход защиты от копирования. Согласно закону, такая копия считается "пиратской", ее производство может наказываться лишением свободы до 5 лет. Уголовно наказуемым является также тиражирование нелегально записанных дисков.

Как правило, особенно осторожным следует быть с любыми копиями художественных фильмов, поскольку в настоящее время практически все DVD-диски защищены от копирования.

***

Подобные действия уже не первый год являются уголовно наказуемыми в ряде стран, в частности, в США. И что, стало в США меньше таких пользователей аудио и видео продукции? Закон-то есть, но привлекать по нему нарушителей удается исключительно редко. Более того, даже публикация тех случаев, когда нарушителей удается привлечь к ответственности, не оказывают на остальную часть общества ровно никакого влияния, и воровство не просто продолжается, но нарастает. Неужели германским правоохранителям удалось придумать что-то такое, что способно сделать закон эффективным. Если да, то в этой сфере, возможно, грядут радикальные изменения. Но действительно ли это так?..

Итак, какие, собственно, действия квалифицируются новым законом в качестве состава преступления:

1. "использование "очевидно нелегальных" ссылок в интернете".

2. "запись и хранение записей передач как платных, так и общедоступных телеканалов".

3. "делать копии дисков в обход защиты от копирования".

4. "тиражирование нелегально записанных дисков".

По пункту 1. Каким образом с юридической точки зрения можно классифицировать ссылку в Интернете по признаку очевидности? Умному очевидно то, чего не видят самые квалифицированные полицейские. А дураку неочевидно даже то, что понятно лошади. Так что же, предлагается всех судить по закону для умных или всех по закону для идиотов? Если последнее, то все без исключения ссылки в Интернете должны быть признаны очевидно преступными, и люди должны быть судимы за пользование Интернетом как таковым. Если первое, то масса невиновных окажется за решеткой, поскольку дурак не виноват в собственной глупости. Существуют вполне определенные признаки подозрительных ссылок, понятные любому пользователю Интернета, потому пиратское скачивание и приобрело столь массовые формы, скажете вы. Вот по этим признакам и следует применять закон. А вот, и не угадали. Да, такие признаки действительно существуют, и люди именно этими признаками руководствуются. Однако, чтобы человека судить, эти признаки должны быть предъявлены в качестве доказательств в суде. А в суде они могут быть предъявлены лишь тогда, когда становятся известными правоохранительной системе. А когда об этих признаках узнают полицейские, власти немедленно подавляют работу подобных пиратских сайтов. Скачать по этим ссылкам что-либо становится невозможным, и, следовательно, не может быть и преступника, которого возможно судить по этим признакам. Пираты же открывают новую страницу в Интернете, где эти ссылки приобретают уже другие признаки "очевидности", еще не знакомые полиции, но уже распознаваемые пользователями. И все начинается сначала. Таким образом, данное положение закона уже можно считать пустым и заведомо неработоспособным.

По пункту 2. - "запись и хранение записей передач как платных, так и общедоступных телеканалов". Чтобы уличить человека в записи передач телеканалов, нужно при этом процессе лично присутствовать. В отношении полиции это означает вторжение в жилище частного лица. Чтобы уличить человека в хранении таких записей, нужно такую запись обнаружить по месту ее хранения, т.е., опять-таки вторгнуться в частное жилище и произвести обыск.

По пункту 3. - "делать копии дисков в обход защиты от копирования". Каким образом можно установить факт копии диска в обход защиты от копирования? – Только получив в руки оригинал, с которого это копирование было произведено. А как? – Так же, вторгнуться в частное жилище в момент копирования или обыск частного жилища или личный обыск частного лица, пользующегося копией с неизвестного пока оригинала на предмет обнаружения указанного оригинала.

По пункту 4. - "тиражирование нелегально записанных дисков". Если тираж достаточно большой и распространяется публично, то сам тираж обнаружить труда не составит. Но факт тиража, и, следовательно, его распространение преступлением не является. Согласно тексту нового закона преступным является тираж с "нелегально записанных дисков". Каким образом, скажите, можно вообще обнаружить тот диск, с которого сделан данный тираж. А если сделать это и удастся, то как можно определить, записан ли этот диск легально или нет? Такое бывает, что те, кто делает деньги на пиратстве, теряют бдительность и попадаются вне границ своего личного жилища. О таких случаях мы и сейчас периодически слышим. Но во всех остальных случаях правоохранительная система, опять-таки, должна идти на обыски частного жилья и личные досмотры людей по признаку "слушает музыку" или "смотрит кино".

А что же разрешено? А разрешено "делать копии приобретенных CD и DVD-дисков для личного пользования или для друзей. Количество копий в законе не называется, однако немецкие суды в последние годы определили допустимый максимум в размере 7 экземпляров". Для личного пользования или для друзей! А если у меня друзей много? А если у меня весь мир в друзьях. Помните советское: "Человек человеку друг, товарищ и брат"? Ну, товарищи в закон не включены. Но никто не мешает считать себя братом всего человечества. Количество экземпляров, ограниченное 7-ю? А 7 имеется в виду однократно или за какой-то промежуток времени? Если однократно, то сколько раз такой тираж можно повторить? А если всего, то за какой промежуток времени? Один и тот же диск можно ведь копировать своим друзьям и родственникам в течение десятков лет, не ведя подсчета сделанным копиям, поскольку закон такую обязанность на германских граждан не накладывает. А если бы и накладывал, то полиция все равно никогда не сможет установить, насколько названное число соответствует действительнсти.

В итоге получается так, что деле исполнения нового закона германские власти сталкиваются с необходимостью массовых обысков частных жилищ и личных досмотров граждан, что германское законодательство исключает.

Получается, что германская правоохранительная система не имеет возможности эффективно исполнять данный закон без собственного нарушения законов, касающихся личных прав и свобод граждан. То есть, германская правоохранительная система стоит перед лицом тех же препятствий, перед лицом которых несколько лет назад уже встали их американские коллеги. Так стоило ли тратить время на разработку и обсуждение законодательных актов, недееспособность которых уже установлена американскими коллегами?!.. Таким путем с Интернет-пиратством справиться невозможно. Ленина забыли – надо идти "другим путем".

Бесплодные охотничьи инстинкты, надо сказать, проснулись и у представителей американской првоохранительной системы тоже.

Группа американских спаммеров во главе с Адамом Ральски объявлена в розыск за то, что, разослав десятки миллионов электронных посланий, добилась изменения цен на акции китайских компаний, говорится в заявлении прокурора Стефана Мерфи из прокуратуры Детройта (штат Мичиган), передает NEWSru.com 4 января.

В обвинительном заключении сказано, что Ральски и еще семеро соучастников находятся в розыске, троих удалось задержать.

В случае ареста, суда и признания вины Ральски и соучастникам грозит 20 лет лишения свободы и штраф в размере 250 тысяч долларов. По данным прокуратуры, Ральски и его команда в результате своих действий незаконным путем заработали несколько миллионов долларов. Точную схему, в использовании которой подозревают спамеров, прокуратура не разглашает.

***

Точную схему прокуратура не разглашает. Ну, понятно, тайна следствия, и все такое прочее... Мы же не прокуратура, на прокуратуру не работаем, следствия не ведем, и, следовательно, тайной следствия не связаны. Поэтому мы эту схему раскроем...

Те, кто имеет собственный опыт дневного "трейдинга" на бирже через Интернет, знают, что даже однократная продажа акций на сравнительно небольшую сумму пусть на десятые доли цента, но понижает цену этих акций. И наоборот, покупка акций тут же вызывает подъем цены на эти акции. Размер подъема или падения цены зависит, разумеется, исключительно от совокупной суммы денег вложенной в покупку или количества акций, предложенных к продаже. Если "трейдер" оперирует суммами, исчисляемыми сотнями тысяч или миллионами долларов, то никакие схемы ему не нужны, поскольку игровой компонет биржевых операций на таких суммах практически отсутствует (при должной квалификации трейдера, конечно). Если же сумма сравнительно невелика, то "трейдер" либо идет на риск, либо... ищет других таких же, оперирующих малыми суммами с тем, что бы по договоренности производить биржевые операции одновременно. В этом случае несколько операций срабатывают как одна, но большей суммы. Соответственно, таким путем получается больший подъем цены или большее ее падение. Чем большее количество людей участвуют в таком сговоре, тем большую сумму каждый из них зарабатывает, и тем более гарантированным является этот заработок. В конце 90-х эта схема широко применялась среди Интернет-трейдеров, которые сговаривались, используя коммуникационные программы типа Yahoo Messenger. Работа на бирже по сговору строжайше запрещена законом. Но и сама по себе эта схема особого эффекта не давала. Для сговора Messenger, конечно, удобен, но не пригоден для поиска желающих поучаствовать. Пока по сговору работают 5-6 человек, оперирующих малыми суммами денег, нет ни особого вреда для других участников торгов, ни ощутимой прибыли. Но как только делаются попытки собрать более многочисленную компанию через этот канал связи, информация сразу выходит наружу, и преступников берут за шиворот до того, как они успевают заработать хоть доллар. Поэтому описанная схема довольно быстро потеряла популярность. И на смену Messenger пришел спамм. В этом режиме действуют несколько иначе. Спамм – это технология, позволяющая задействовать в той или иной схеме тысячи и даже иногда сотни тысяч участников, причем без предварительного сговора с ними, что исключает случайную утечку информации. Спаммер попросту рассылает на миллионы адресов текстовку, выполненную в такой фразеологии, которая подталкивает достаточное количество трейдеров, скажем, завтра непременно купить хоть немного акций такой-то или такой-то компании. Если текстовка оказалась удачной, подъем цен на акции данной компании в заданный торговый день гарантирован.

Какая фразеология должна использоваться в подобного рода текстовках? – А вот это уже искусство спаммера. По идее, цена на акции той или иной компании должна зависеть от совокупной стоимости активов этой компании и ее реальных прибылей. Однако ж Америка сама создала систему, при которой бесчисленной множество эмоциональных, не имеющих отношения к экономике, факторов влияет на стоимость ценных бумаг больше, нежели объективные экономические показатели. Так например, все мы помним, как влетели вверх биржевые индексы, когда пресса объявила о женитьбе Алана Гринспэна. Всем, кто в той или иной мере соприкасался с биржей известно, что операции с акциями низкоприбыльных или даже безприбыльных компаний чаще дают трейдеру хорошие заработки, чем операции с высокоприбыльными и широко известными участниками рынка. Трейдера ведь интересует не абсолютная цена на акцию, а интервал изменение этой цены в процессе ценовых колебаний (почасовых, дневных, недельных и т.д.). А этот параметр зависит только от двух переменных – популярности торгов этими акциями и объем сделок (купли-продажи) на них. Следовательно, если найти способ быстрой популяризации ценных бумаг конкретной компании, можно точно предсказать подъем цен на эти бумаги и наоборот. А как это делается, известно еще с доинтернетовских времен. Вот только один из примеров:

Ни одна компания, чьи ценные бумаги обращаются на бирже, не торгует ими сама, а делает это через тот или иной брокерский дом. Иными словами, держателем основного торгового (не путать с контрольным) пакета акций любой компании является какой-то брокерский дом. Именно он производит операции с наибольшими объемами ценных бумаг компании. Периодически брокерский дом может "сбросить" крупный пакет акций одной компании, а вместо него купить крупный пакет акций другой компании. А сброшенный покупаются другим брокерским домом. В момент сброса цена на эти акции резко падает. А в момент покупки резко возрастает. Между такими "сбросами" и "выкупами" есть очень короткий, иногда исчисляемый минутами, промежуток времени, в который удачливый трейдер может заработать кучу денег. Естественно, что информацию о предстоящих "сбросах-выкупах" брокерские дома держат в секрете. Если такая информация все же утекает наружу, то говорят о получении "инсайдерской информации", о чем мы нередко читаем в прессе. Если такая утечка делается намеренно, то это преступление, и о таких случаях мы тоже время от времени узнаем из прессы. А если сообщить трейдерам в форме фальшивой утечки, что, скажем, завтра после полудня кто-то запланировал покупку крупного пакета акций какой-то конкретной компании? – Это значит, что завтра после полудня цена на эти акции резко возрастет. Следовательно, до полудня нужно успеть купить как можно большее количество этих ценных бумаг, чтобы после полудня их продать, пока цена, возросшая в результате обещанной крупной покупки, не упадет из-за того, что кто-то другой этот пакет перекупит. Трейдеры в массовом порядке скупают эти акции. В результате того, что покупка была массовой, цена на акции резко возрастет. В этот-то момент те, кто симулировал эту "утечку" продают ценные бумаги этой компании, которые были куплены предварительно в расчете на продажу после описанной реакции остальных трейдеров. Те, кто это сделал, крупно заработали. А основная масса трейдеров вместо крупной покупки получает наоборот продажу, которая не поднимает цену, а напротив ее опускает. Таким образом, трейдеры не зарабатывают, а крупно теряют деньги, т.е. становятся жертвой мошенничества.

Остается, однако, вопрос о том, как сделать так, чтобы адресаты разосланной текстовки гарантированно отреагировали на нее. В противном случае деньги потеряют сами мошенники. А мошенники, как известно, всегда в выигрыше, они редко проигрывают...

Практическая схема действий выглядит примерно так:

Сначала выбирается фактор популяризации или дискредитации ценных бумаг конкретной компании (например, описанный выше вариант или другой, каких множество). За тем отрабатывается фразеология текстовки для спаммового письма и выверяется его эффективность. Каким образом? А тем же самым – по изменению цен на акции компании. Спаммер в этот период сам в биржевой торг не вступает, а лишь отслеживает, насколько эффективно работает его письмо. Когда выявляется наиболее удачный вариант текстовки, тогда и наносится главный удар. Как такая схема может быть успешной, если спамм никто не читает, а все стирают, даже не открывая? То, что вы стираете, ваши друзья стирают, ваши родственники стирают, все это вовсе не означает, что все стирают. Есть совершенно официальная статистика по этому поводу – в среднем 5% получателей спамма его читают. Не весь, конечно, а только то, что имеет отношение лично к ним. 5% - доля ничтожная, но, во-первых, это те 5%, которых данная информация непосредственно касается. А, во-вторых, ничтожная доля еще не означает ничтожного количества. 5% от миллиона, например, это 50 тысяч человек. Если только половина из них сделают покупку акций на сумму всего 1000 долларов каждый, то общая сумма сделки составит 50 млн. долларов. Но ведь с тысячей долларов на биржу не выходят даже сумасшедшие. Предполагаемую сумму, как минимум, следует увеличить на порядок. И спаммеры, о которых ведет речь прокуратура Детройта, разослали свои текстовки не на миллион адресов, а не десятки миллионов...

Основная трудность осуществления этой схемы заключается в том, чтобы заставить адресатов спамма поверить в достоверность сообщаемой информации и совершить те действия, к которым их подталкивают. Чтобы осуществить такое, спаммер несомненно сам должен обладать серьезными знаниями и квалификацией в сфере биржевых операций. Но, за то, с другой стороны, способ этот практически безопасен, поскольку выявить мошенника, работающего в подобном формате, практически невозможно.

Поймать практически невозможно! Но если так, то каким образом выявили тех, о которых сообщает прокуратура? Здесь ведь и имя главаря известно, и троих участников преступной группы уже вполне физически задержали!

Задержать-то задержали, но тех ли задержали? А если тех, то удастся ли доказать их вину? А если удастся, то... Дело-то вот, в чем. В данном случае работала преступная группа, а не один мошенник. В таких случаях всегда возможна утечка информации наружу: кто-то похвастался друзьям или знакомым о том, как она заработал деньги. Информация дошла до полиции, и началось расследование. А дальше? Если эти ребята рассылали спамм сами со своих компьютеров, то возможно доказать факт совершения преступления по информации, извлеченной из их компьютеров. Если спамм они рассылали не сами, а заказывали рассылки у профессиональных спаммеров, то все зависит от того, выдержат ли следственную "обработку" те члены преступной группы, которых удалось задержать. Если не выдержат и дадут признательные показания, позволяющие объективно доказать вину, тогда можно считать, что их действительно поймали. Но возможен, к сожалению, и третий вариант. Вполне возможно, что эти ребята никакого преступления совершить и не успели. Обсуждали тему. Кто-то в беседе с друзьями выдал обсуждаемую тему за осуществленную схему, что нередко бывает. Кто-то из друзей поверил, позавидовал и донес. А, поскольку, по американским законам планирование преступления тоже является преступлением, а обсуждение преступной схемы является основанием к подозрению в планировании преступных действий, прокуратура взялась за дело, а главарь группы ударился в бега. Самого же преступления могло и не быть вовсе. А если так, то никого они на самом деле так и не поймали, поскольку, как мы видим из сказанного, обсуждать можно сколько угодно, но для осуществления такой схемы нужно уметь обмануть биржевых трейдеров. Если не выполнен этот момент, то ни о каком планировании преступления и речи быть не может, даже если ребят и осудят, вынудив к признанию.

Все эти сомнения, собственно, прямо вытекают из информационного наполнения того сообщения, которое поступило в прессу от прокуратуры Детройта. Раскрытие схемы никоим образом следствию повредить не может, поскольку факт такого раскрытия не препятствует задержанию преступников или сокрытию ими доказательств совершения преступления. Напротив, раскрытие схемы предупреждает потенциальных жертв подобного мошенничества об опасности и о том, чего конкретно они должны опасаться. Сокрытие же схемы напротив способствует тому, что жертвами аналогичного преступления могут оказаться другие биржевые трейдеры. Следовательно, прокурорские, скорее всего, просто не знают точной схемы, по которой работали подозреваемые. Другой момент – это фраза о том, что "Ральски и его команда в результате своих действий незаконным путем заработали несколько миллионов долларов". Сколько конкретно миллионов долларов заработала эта команда? Имена известны, следовательно, известны и номера их банковских счетов. Наличными получить деньги, заработанные на бирже, невозможно, только на банковский счет. Потом можно эти деньги, конечно, и обналичить. Но факт поступления на счет сумм от биржевых операций все равно будет отражен в банковских "стейтментах". Если такие деньги действительно на счета членов этой преступной группы поступали, то прокуратуре известна точная цифра, заработанная преступным путем. Когда такая цифра известна, то при передачи информации в прессу правоохранительные органы ее всегда называют, поскольку это один из факторов доверия населения информации. В данном же случае, прокуратура говорит лишь о "нескольких миллионах долларов". Такую сумму и мы можем назвать, просто исходя из рассказанной схемы и официальной статистики эффективности спаммовой рекламы. Получается, что прокуратура этой суммы просто не знает, то есть, поступление этих нескольких миллионов на банковские счета членов команды Ральски попросту не обнаружено. Так было ли преступление? А если было, то действительно ли пойманы сами преступники, или они просто известны?

Вообще говоря, преступные спаммерские схемы обычно осуществляются таким путем: саму схему придумывает человек, хорошо знающий предмет, в данном случае хорошо знающий биржевую торговлю и психологию биржевых трейдеров. А спаммерскую рассылку он осуществляет не сам, а заказывает ее тем, кто профессионально занимается рассылкой спамма. Последние никогда не спрашивают реального имени заказчика и никогда не называют заказчику своего имени. А для рассылки пользуются системами защиты, не позволяющими сотрудникам правоохранительной системы выследить компьютер, с которого такая рассылка была послана. Иногда удается проследить такой компьютер и привлечь спаммера к уголовной ответственности. Но такое случается один-два раза в году по всему миру и о таких случаях всегда сообщают мировые информационные агентства, что само по себе является подтверждением уникальности подобных случаев. Но такого, чтобы  заказчика спамма выявили и привлекли к ответственности, припомнить вообще не удается. Если этих ребят действительно поймали, то это будет первый случай подобного раскрытия. Дело в том, что даже в том случае, если удалось выявить компьютер, с которого спамм был послан, сам технический спаммер не может указать на заказчика, поскольку не знает его реальной контактной информации и имени. Даже если бы он хотел, то чисто физически не может дать полиции подобных показаний, поскольку не владеет информацией. На заказчика можно выйти, например по признаку поступления крупных денег от биржевых операций на его банковский счет. Однако сам по себе факт крупного заработка на бирже преступлением не является. А доказать собственное преступление такой мошенник не может (даже если он этого по дурости сам захочет), поскольку тоже не знает того, кто принял у него заказ на рассылку спамма. Разве что, при обыске полицейские найдут черновик текстовки, подготовленной для спаммовой рассылки. Иными словами, чтобы совершая подобные преступления быть разоблаченным, сам преступник должен собственными руками наделать столько глупостей, что никак не совместимо со способностью придумать эффективную фразеологию для рассылаемого текста. Поэтому, даже если преступление названной группы и удастся доказать, это будет случай еще более уникальный, чем предыдущий и своей уникальностью лишь доказывающий, что подобные преступления невозможно раскрывать теми методами, которые привыкла использовать американская правоохранительная система. Опять вспоминаем Ленина – "другим путем" надо идти...

Обратная связь