UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/ebdo.htm

Политики идентификации против Шарли Эбдо
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

Экстремистскому исламизму удается изображать себя жертвами лишь с помощью мощного союзника - нечистой совести нео и постколониализма. Десятки американских писателей, членов ПЕН клуба выразили протест против награждения редакции «Шарли Эбдо» премией писательской организации «За храбрость». Снова политики идентификации оказались в лагере врагов свободы слова.

«Посмотрите, какой ужас! Они смеются над утонувшими беженцами? — вопрошала моя знакомая литературная сотрудница крупной издательской корпорации в Манхэттене, -Этих белых гетеросексуальных мужчин-расистов убили террористы, а дело их продолжают! Франция неисправима!» Речь шла об одной из последних обложек «Шали Эбдо».

Под надписью «Еженедельный «Титаник» лодка с африканскими беженцами тонет под песенку, под которую тонул хрестоматийный «Титаник» в одноименном фильме. Мало кого волнует, что каждую неделю в Средиземном море тонет чуть ли не больше беженцев, чем погибло во время аварии на «Титанике», поражающем воображение Западного мира уже больше ста лет. И если здесь сарказм, то над сытыми и довольными западными обывателями, смотрящими на мир через розовые очки политик идентификации.

То ли скудное воображение подвело борцов на нивах расовых, гендерных, антиколониальных и других политик идентификации, то ли иссяк образный строй, то ли обычай такой, обзывать объектов своей неприязни фашистами и нацистами. Вот не угодили известной деятельнице хамские комментарии к ее манерной статье о новом этикете ухаживания за феминистками. И озаглавила свой сердитый материал «Обыкновенным сексизмом» — явный отсыл к хрестоматийному фильму Михаила Ромма и образному строю, заложенный в русского читателя семьей и школой – «Смерть сексистским окупантам!».

Некоторые украинские левые заклеймили 90% своих сограждан нацистами и фашистами, а потом и вовсе присоединилось к русским националистам в «Новороссии», которые тоже борются с «фашизмом» «кровавой хунты». А уж «Путлер-Гитлер» — не счесть. На грубость и насилие израильской полиции у нас и левые, и правые, и религиозные поселенцы, и борцы с оккупацией, и анти-сионистские харедим сразу же клеймят «нацисты», «юденраты», да еще каждый год проводятся неформальные конкурсы на титул «мистер Гитлер» — Амин Хусейни, Насер, Арафат, Ахмединеджад, Обама, Иран или забытые ныне Ахмед Шукери и еврейский канцлер Австрии Бруно Крайский.

«Гитлер, Геббельс, Эбдо» — ментальный строй американских либеральных леваков, решивших встать на защиту «виктимизировнного и объективизированного» мирового мусульманства, смертельно оскорбленного, по их мнению, карикатурами малотиражного левого французского сатирического журнала.

Около 200 членов американского ПЕН-клуба подписало письмо протеста против посмертного присуждения расстрелянным журналистов «Премии храбрости в выражении свободы слова». Премию в Нью-Йорк приехал получать Жан Батист Торе, опоздавший на заседание редакции «Шарли» — посвященное, кстати, участию в конференции против расизма. Церемонию вручения премии в Музее естественной истории в Манхэттене бойкотировали всего шестеро подписантов. Остальные, очевидно, решили не пропустить возможности потусовать на гала-церемонии и вкусно пообедать. Они оставались сидеть, когда зал с бурными аплодисментами встал приветствовать лауреата. Протестанты всем своим видом, скрещенными на груди руками, сжатыми губками показывали свое негодование «этому расисту по поводу оскорбления святынь и икон, не только мусульманских, но и любой религии», как выразился один из критиков.

Интересно, что в прошлом году, когда эту же премию (совершенно заслуженно, на мой взгляд) получали «Pussy riots», тоже не больно церемонившиеся с «святынями и иконами», то никакого протеста и соболезнований «оскорбленным» и в помине не было.

Нет лучшего кандидата на премию в этом году, чем журналисты «Шарли Эбдо» — постоянно досаждающего пост-фашисткому «Национальному фронту», заклятого врага католического клерикализма, с которым у французских левых долгая борьба, пропагандистов прав палестинского народа и активных анти-расистов. В январе «Релевант» опубликовал серию моих о карикатурах против гомофобов, против опасности клерикализма и неофашизма, против радикального исламизма и других измов, угрожающих нашему миру.

Их-то либеральные критики обвинили в расизме, в использовании грубой и оскорбительной сатиры по отношению и обиженному меньшинству.  Уже на следующий день после теракта, когда Израиль Шамир в московской «Завтра» сердито бранился по поводу «Шарли Эбдо» «гнавших волну ненависти к миру ислама, ставших союзниками сионистам и неоконам, призывавших к массовым убийствам мирных жителей Сирии, Ирака, Палестины – и России, подстрекавших к гражданской войне», Джордан Вейсман в «Slate Magazine» сравнивал убитых журналистов и редакторов с белыми американскими расистами из «White power». Через два дня популярный автор Теджу Кол, который никогда раньше не был замечен ни в интересе к французской сатире, ни в знании французского языка, разразился в «Нью-Йоркере» статейкой «Нетраурные трупы». Кол писал, что «Шарли Эбдо» был одержим «расистской повесткой запугивания» и торговал «картинками расистского насилия».  Теджу Кол (сам нигерийского происхождения) выражал недовольство, что убитая родившимися в Париже психопатами  «вся редакция была белой». Он предпочел «не заметить» убитого редактора Мустафу Уррада, и наплевать на протесты Зейнаб ал Разури, которая тогда оплакивала своих товарищей по редакции. Может быть, и три миллиона французов, которые вышли на следующий день на демонстрацию – тоже все расисты.

Нью-йоркский литертурный бомонд две недели усердно пиарился «на тему». Самозванные эксперты с апломбом рассуждали о французской сатире, как правило не понимая ни языка, ни культуры, ни контекста. Да и зачем? Культурный шовинизм анти-колониальных политик идентификации трудно отличить от исламофобских расуждений борцов «столкновения цивилизаций».

Давление политик идентификаций было так сильно, что даже некоторые защитники решения о награждении «Шарли Эбдо» дрогнули. Функционер ПЕН Америка, Роб Шпильман, поддерживавший решение наградить журнал, на голубом глазу назвал сам журнал «ликующе расистским». Бывшая директриса ПЕН Америка Френсин Прос заявила по радио, что инцидент с «Шарли» «очень удобно ложится в более широкий нарратив о том, что белые европейцы были убиты мусульманскими экстремистами, а это было не главное». Про гендер она почему-то умолчала.

Политики идентификации не нуждаются в фактах, когда уверены, что их мнения и гипотезы – это единственно правильные теории, объясняющие все на свете расизмом, патриархатом, русофобией, антисемитизмом, да и классовой борьбой тоже. Не подействовали на них ни заверения французских экспертов, что никакого расизма в «Шарли» нет. Не сработали и подсчеты французских социологов в престижной «Ле Монд», что за последние 10 лет из 532 обложек «Шарли» лишь семь так или иначе были посвящены исламу. Не помогли сломать упрямую уверенность американских защитников политик идентификации заявление президента ведущей французской антирасистской организации «SOS racism» Доминика Сопо.

Впрочем, рожденного в Того Сопо трудно было бы удивить. Еще в 2005 году он писал в своей книге «Антирасизм», что экстремистским исламистам удается отвлечь от себя внимание и изображать себя жертвами с помощью мощного союзника — нечистой совести нео и постколониализма. Вина за угнетение расовых, этнических и гендерных групп культивируется с целью сохранения контроля и направления протестов в выгодное элитам русло. Да и сами антирасистские, национальные и гендерные дискурсы много выиграют, если перестанут вещать, а научатся говорить на уровне глаз и без нагнетания чувства вины.

«Шарли Эбдо» был самым антирасистским журналом Франции, — писал Доменик Сопо, — каждую неделю половина журнала посвящалась борьбе с расизмом, антисемитизмом и ненавистью к мусульманам». Но кого это волнует в Америке? Здесь на любую критику действий администрации первого афроамериканского президента, лево-либеральная пропагандистская машина Демократической партии вопрошает, а нет ли здесь расизма.

Одного из подписантов, уроженца Москвы Кита Гессена (брата бывшего главреда «Радио Свобода» Маши Гессен) спросили на твиттере, листал ли он хоть один из номеров «Шарли». Гессен со смайликом ответил, что, даже если бы листал, то его французского недостаточно, чтобы понять, что там написано. «И вообще, дело не в Шарли, а в ПЕН, о котором я знаю очень много».

Майкл Мониген (чью статью в «Дейли Бист» я использовал для подготовки материала) опросил подписантов и пришел к выводу, что чем громче они критиковали, тем менее информированы они были. Мало кто упрекал редакцию «Шарли» в отсутствии храбрости (премия-то о храбрости). Им просто не могли простить, что те вызывали вражду мусульман, католиков и других. Романистка Дебора Эйзенберг заявила, что они «бросали горящие спички в сухой лес». Карикатурист Гарри Трюдо добавил: «их решение стать сатириками и смеяться над религией … принесло Франции много боли». После первой атаки на редакцию «Шарли» Брюс Крамбли в «Таймс» заявил, что редактора «Шарли» открыто навлекают на себя гнев экстремистов.

Ну и разумеется, как и в наших палестинах, не обошлось без Гитлера. Джойс Керрол Оутс, сама недавно пойманная на исламофобских твиттах, теперь «искупает свою вину» перед соратниками, и вопрошает, «а дали бы премию ПЕН Адольфу Гитлеру за книгу «Моя борьба». В письме в «Нью-Йорк Таймс» Эйзенберг договорилась до того, что премия «Шарли» означает ретроактивно дать премию за антисемитские карикатуры Юлиусу Штейхеру и его «Штрюмеру». Она также призывает закрыть «Шарли» на основании французского закона, запрещающего антисемитскую пропаганду, хотя явно не знакома ни с содержанием закона, ни с содержанием журнала. Да и заявления о том, что карикатуры не смешны – не имеют смысла в устах людей, не знающих языка, и не знакомых с французскими новостями, на которые оперативно откликался «Шарли».

Откликнулся «Шарли» и на бурление вокруг премии ПЕН клуба. В среду «Шарли» вышел с двусмысленной обложкой «Лопни (ла) Пен». В журнале много места о ПЕН Америка, но обложка с профилями членов поругавшейся французской политической династии – Жан-Мари и Марин Ла Пен. Дочь выгнала отца из партии и пригрозила поменять фамилию.

Однако на место дедушки Ла-Пен в список включили внучку. Что не странно в современном мире, где три поколения Кимов возглавляют Северную Корею, в Сирии прогоняют Асада-младшего, а в США уже 20 лет жены, сыновья и внучки занимают сенатские кресла отцов, и даже на президентство не могут помыслить иных фамилий, кроме Буш и Клинтон. ПЕН Америка, тоже, как и вся артистическая тусовка в Нью-Йорке, Голливуде или Москве, полна сынков и дочек знаменитостей прошлых десятилетий.

По поводу скандала в ПЕН клубе журнал изменил свой обычный сатирический тон. Филипп Лансон пишет в редакционной статье, что журнал и сам не доверяет подобным институциям, где требуется «перестать быть самим собой»…

Политики идентификации способны затыкать рты, подавлять инакомыслие в своих рядах. Без борьбы за общественную справедливость, политики идентификации становятся оружием классовой войны эксплуататорских элит против всех остальных. На церемонии вручения премии за храбрость, их сторонники из литературного бомонда «мощно» выразили свой протест тем, что не похлопали в ладошки. И это, в общем, максимум того, на что они, по большому счету, способны.

«Меня шокирует характер их аргументов. – пишет Лансон. — Если романисты такого класса — Питер Кери, Майкл Ондатже, Франсин Проз, Теджу Коул, Рэйчел Кушнер, Таили Селаси — вложили так много невежественной чепухи в столь мало слов, со всей суетой их прекрасных душ, это печалит читателя во мне».

В поддержку «Шарли» выступил и историк и демограф Эммануэль Тодд, чья книга «Кто есть Шарли», жестко критикует кампанию «Je suis Charlie», как обман, противоестественный синтез городской левой атеистической элиты с правыми, религиозными фашистскими исламофобскими силами. «Шарли» откликнулся и на книгу Тодда. Сверху написано «Тодд — не Шарли, и это здорово».

 

Copyright©2015 UNIPRESS