UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/echo.htm

…И немного о демократии тоже
Илья Трейгер, Вашингтон

Ещё в сентябре 2015-го года главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Ведениктов сокрушался по поводу того, что СМИ, и в частности «Эхо Москвы» проспали две цифровые революции – интернет и социальные сети, и говорил о необходимости нагнать это отставание. Прошло два года, и мы действительно видим, что «Эхо Москвы» вполне адекватно представлено уже не только на собственном веб-сайте, но и в Facebook, и в Twitter, и в Telegram, и в YouTube, и во ВКонтакте, и в Одноклассниках. Казалось бы, всё в порядке, радиостанция представлена во всех основных современных сетях и вполне эффективно в них функционирует. Однако «чувства глубокого удовлетворения» в глазах ЭХОвского главреда как-то не заметно. Все-то ему по-прежнему не понятно, все-то он размышляет, все-то он не знает, что с этим дальше делать, и как с этим дальше быть… И правильно размышляет. Главреду ведь мало того, чтобы СМИ просто функционировало, ему ведь надо, чтобы еще и аудитория «Эха» расширялась. Официальное СМИ организация коммерческая, а размер аудитории – это деньги, на которые это СМИ живет и развивается. И что, есть ли реальная возможность существенно увеличить аудиторию радиостанции на базе этих социальных сетей? А если есть, то возможно ли это делать не методом тыка, а в соответствии с вполне конкретным алгоритмом? – Представьте, можно. Но чтобы понять, каким образом, давайте для начала вспомним некие общие места…

Прежде всего, о той цифровой революции, о которой ведет речь главред «Эха», в представлении которого первым этапом этой революции является интернет, а второй – соцсети. По-видимому, Алексей Алексеевич под интернетом здесь имеет в виду появление веб-страниц, поиск которых доступен через некий поисковый сервис. Возможно, что, глядя из России, где «интернетизация» (да простят меня филологи) проходила несколько позже, так оно все и выглядело. На самом же деле, интернет развивался совсем по-другому, не этими этапами.

Официальной датой возникновения интернета как публичной отрасли в США считается 1995-й год, когда появился первый поисковик публичного доступа Yahoo. Однако на самом деле цифровая революция произошла существенно раньше, в 1980-м году, когда появилась сеть USENET, которая уже была в полной мере социальной сетью со всеми теми же функциями, которыми сегодня обладают Facebook и другие современные соцсети. Более того, Tom Truscott и Jim Ellis изначально в 1979-м году именно так эту сеть и разрабатывали – как социальную сеть для широкого профессионального, научного и всякого прочего общения.

Далее, в середине 80-х появился первый электронный почтовый сервис Compuserve, изначально так же содержащий функции социальной сети. Далее, в начале 90-х появляется сервис America on Line (AOL), тоже имеющий функции для социального общения. И лишь в 95-м в публичное пользование выходит поисковик Yahoo. Таким образом, развитие цифрового информационного пространства развивалось-то как раз с точностью до наоборот – сначала социальный интернет, а уже потом, условного говоря, интернет справочный. Сегодня мы имеем уже все это в совокупности в достаточно развитом виде, и, в принципе, для пользователя не имеет большого значение, что было яйцом, а что курицей. Но для понимания того, как здесь могут функционировать и эффективно развиваться СМИ, это имеет ключевое значение. А, следовательно, прежде всего, важно понять, почему именно с социального интернета началось развитие этой отрасли.

Все, что создает человек, создается его мозгом, поскольку мозг и есть человек. Следовательно, и технологическое развитие является следствием развития человеческого мозга, то есть, результатом биологической эволюции этого мозга. Но мозг не способен создать что-либо, что выходило бы за пределы понимания самого этого мозга. Поэтому, во всем, что создает человек – и в механике, и в электронике, и в чем угодно другом, - человек неизбежно копирует самого себя, свою собственную биологическую физиологию. Так же, и интернет в целом, и социальные сети в частности – это тоже копирование собственной физиологии, а конкретно физиологии собственного мозга. Таков закон биологической эволюции, и он, к сожалению, не менее императивен, чем Закон всемирного тяготения. Конечно же, это верно лишь в том случае, если Земля не плоская, а Солнце не вращается вокруг Луны. Следовательно, в первую очередь, следует разобраться в том, как работает человеческий мозг конкретно в связи с нашей темой. Вот, и попробуем разобраться в этом вопросе максимально просто, что называется, на пальцах.

Человеческий мозг – это некая совокупность взаимно соединенных самообучающихся структур, называемых нейросетями. Каждая нейросеть состоит из входного нейрона (например, терморецептора), внутренних нейронов (интернейронов) и выходного нейрона (например, моторного, который подключен к мышце). Первичный сигнал поступает на входной нейрон, который он транслирует внутренним нейронам. Здесь, на внутренних нейронах сигнал на некоторое время зацикливается до тех пор, пока нейросеть не примет решения о том, как на этот первичный сигнал реагировать. Когда такое решение принято, оно в виде итогового импульса транслируется на выходной нейрон, который и дает команду мышце в зависимости от принятого решения – то ли отдернуть руку, то ли не отдергивать, а просто погреть… Вот, именно по такой схеме работают все нейросети мозга, по этой же схеме работают и искусственные нейросети, которыми сегодня пользуются и Цукерберг, и Брин, и все эти талантливые ребята.

А теперь посмотрите, по какой схеме работает Facebook, Twitter, ВКонтакте и пр. Ровно по той же самой. Разница лишь в том, что здесь элементами нейросети являются не отдельные нервные клетки, а сами пользователи. Вместо элементарного нейрона полноценный человеческий мозг. Вот, это и есть то направление, в котором движется сегодня эволюция человеческого мозга. И, так же, как и в биологическом мозге, гигантская социальная сеть в свою очередь состоит из взаимно соединенных специализированных сетей, которые в соцсетях называют тематическими группами. И в каждой такой группе, как и в каждой персональной ленте, периодически тот или иной пользователь, вбрасывая очередную тему для обсуждения, выступает в качестве входного нейрона. А выходной нейрон где? Здесь же. Эта функция выпадает на любого пользователя, который по результатам обсуждения сделал для себя какой-то вывод, принял какое-то решение и пр. Вот, именно поэтому развитие интернета и началось с появления социальных сетей, а не с чего-то другого. Отсюда естественным образом вытекает и роль эффективно функционирующего на этой платформе СМИ – роль входного нейрона. Именно так, чтобы успешно работать на платформе соцсетей, СМИ должно выполнять здесь роль входного нейрона. Ну так, «Эхо Москвы», например, именно эту роль и выполняет. Это видно по факту того, как эта радиостанция действует, например, в Facebook. И что, значит, «Эхо» своих целей добилось, и его главреду не о чем беспокоиться, так? Нет, не так. Не так, поскольку сам по себе этот факт не содержит алгоритма, следуя которому можно было бы существенно расширять аудиторию радиостанции. И как же это сделать?

Эта проблема на самом деле состоит из двух проблем. Первая – это конкуренция с другими СМИ. И вторая – это привлечение людей, ранее тематикой «Эха» просто не интересовавшихся.

Первую проблему решать не надо, она решается сама по себе. Ведь, почему мы, человеки не сгинули в дебрях эволюции, а наоборот развились до уровня современных соцсетей и продолжаем достаточно бурно развиваться дальше? – А, потому, что биологические нейросети человеческого мозга очень редко приходят к неправильному решению. В более, чем 90% случаев наши нейросети принимают правильные и даже единственно правильные решения. Ни один нейрофизиолог сегодня не скажет, что он знает, каким образом нейросети мозга это делают. Но все нейрофизиологи твёрдо знают, что сети это делают. Следовательно, и нейросеть, образованная не отдельными клетками, а полноценными мозгами, тем более это делает и даже с большей эффективностью. А это означает, что на платформах соцсетей автоматически выигрывает то СМИ, которое выдает наибольший процент достоверной информации, поскольку ложность вброшенной информации неизбежно будет расшифрована этой сетью. Вещь именно поэтому современная молодежь в России потеряла интерес к государственным телеканалам, а не по какой-то другой причине. Таким образом, о конкуренции со СМИ чисто пропагандистскими на платформах соцсетей можно не беспокоиться, поскольку это лишь вопрос времени. Некоторая иллюстрация…

Чем, вы думаете, отличается политическая группа в том же Facebook от, скажем, биологической? – Только темой, конкретным предметом интереса, и больше ничем. Все остальное внутри этих групп происходит одинаково. Поскольку лично мне биологическое направление ближе других, давайте и посмотрим на это на примере того, как на платформе Facebook работает полевая биология.

Не секрет, что при подготовке любой диссертации самым трудоемким периодом является период проведения практических наблюдений/экспериментов и их последующая статистическая обработка. Нередко этот период забирает у диссертанта два-три года. С развитием социальных сетей ситуация изменилась. В том же Facebook существует множество групп, посвященных, например, фотоохоте, т.е., фотографии диких животных в дикой природе. Для любопытствующего обывателя это всего лишь место, где можно посмотреть хорошие фотографии животных. Но для специалиста это совершенно другое. Во-первых, это огромный массив информации о распределении различных видов животных на конкретных участках (биотопах). Во-вторых, это огромный массив информации о миграции различных видов животных между биотопами. В-третьих, это огромный массив информации по когнитивной этологии. В-четвертых, это…, продолжать будем, или уже понятно? Да, именно так, сразу в целом ряде биологических специальностей отпадает надобность в длительном и трудоемком процессе проведения научных наблюдений. Теперь эти данные можно просто взять из сети, поскольку все уже сделано силами массы фотоохотников, многие из которых даже биологами не являются. Да, и со статистической обработкой тоже проблем больше нет, поскольку созданы специальные сайты, имеющие софт для статистической обработки данных, при этом совершенно бесплатные. Именно так теперь в большом количестве случаев и делается наука в США, причем, наука реальная, а не фейковая. И так любая тематическая группа содержит массивы информации в самых разных областях, причем, информацию заведомо достоверную. И всеми теми же свойствами обладают так же и группы с политическими интересами пользователей, где, собственно, и функционируют соответствующие СМИ.

Впрочем, вопрос конкуренции с другими СМИ – это, в конечном счете, вопрос персональных интересов пользователей. Если человека в принципе не интересует политика, а интересует исключительно коллекционирование пивных бутылок, такой пользователь в любом случае частью аудитории «Эха» не станет. Поэтому в отношении расширения аудитории мы можем говорить лишь о тех пользователях, которые по своему мыслительному психотипу являются потенциальными членами такой аудитории. И как же их задействовать, как придумать соответствующий алгоритм? – А его не надо придумывать. Его уже придумали, и достаточно просто взять готовое. А придумали его те самые коллективные Цукерберги или, если угодно, Цукердуровы.

Ведь эти талантливые ребята вовсе не создавали никаких соцсетей. В соцсети объединились пользователи в силу физиологии их мозга. А Цукерберги просто создали для этой цели техническую платформу. А как они ее создавали? – Сначала просто для развлечения. Потом, когда платформа стала собирать пользователей, где-то обнаруживался явно низкий интерес, а где-то наоборот возникала перегрузка. Там, где возникала перегрузка, они расширяли технические возможности сети, сообщая этой сети новые возможности, что так же делалось, исходя и тех интересов, которые демонстрировали сами пользователи. Постоянно двигаясь по этому направлению, в итоге число пользователей выросло настолько, что сеть стала привлекательной для размещения платной рекламы. И так, именно по этому пути они и продолжают двигаться. Во всяком случае, Facebook со всей очевидностью развивается именно так. Вот вам и алгоритм. Только в случае СМИ, когда есть задача расширения аудитории, этот же самый алгоритм следует применять не к технической части или не только к технической, но, главным образом, к информационному наполнению. Просто следовать интересам читателей/слушателей, развивая те направления, где наблюдается перегрузка, и опуская те направления, где интерес пользователей незначителен. Да, для этого нужен некий объем информации о поведении пользователей. И он у «Эха» есть, на форумах «Эха» таких комментаторов более, чем достаточно. Другое дело, что, как представляется, редакция «Эхо» совершает здесь некоторую ошибку, блокируя пользователей, размещающих комментарии в виде откровенного хамства с переходом на личности. Дело-то в том, что человек ведь переходит на личности в форме прямого хамства чаще всего тогда, когда нечто, сказанное этой личностью, точно попало в цель. Поэтому для анализа в целях коррекции контента такие пользователи представляют собой информацию более полезную, нежели те, кто хвалит. Блокировать следует роботов, но не живых хамов. Хамы нередко бывают полезны. И очень было бы полезно для такого анализа использовать искусственные нейросети наподобие тех, которые использует тот же Facebook для трансляции таргетированной рекламы. Тем более, что эти устройства сегодня достаточно недороги и доступны даже индивидуальным любителям. Если выйти на этот уровень, вполне можно добиться максимально возможных результатов. Тем более, что ребята, способные работать на этом уровне, на том же «Эхе» есть.

И, в этой же связи, несколько слов о демократии.

Смотрите, какая интересная штука. Когда-то, ещё до распада Союза, президенту Горбачёву пеняли, что, мол, он не спешит вводить в стране рыночную экономику. И в одном из своих телеинтервью Михаил Сергеевич ответил на это, сказав одну очень умную вещь о том, что во всех странах мира рыночная экономика, но только в семи из них она оказалась успешной. Катастрофически, надо заметить, недооцененный человек. И вот, есть такие страны, как Венесуэла (коллективная Венесуэла). И президент, и парламент там избираются вполне демократично. И выборы настоящие, и политическая жизнь вполне себе активная, судя по регулярным мордобоям, а развития нет. Демократия есть, а развития нет. И есть Китай, где никакой демократии, а вполне себе официальная диктатура. А при этом развитие есть. Это что же получается, что развитие и демократия вещи не связанные? Ну, не хочет власть какой-то страны (например, России) демократии. Ну, и хрен бы с ней с этой демократией, если при этом все равно можно обеспечить развитие. Так, почему же Россия не может так же, как Китай? Для ответа на этот вопрос, обратимся опять все к тому же самому – к физиологии нашего мозга.

Итак, опять. Биологическая нейросеть в мозге имеет один входной нейрон, который лишь вбрасывает в сеть начальную информацию, но не принимает никаких решений. И есть один выходной нейрон, по сути своей исполнительный, который беспрекословно выполняет распоряжение той части сети, которая принимала решение, сам решений, однако не принимая. Анализ ситуации и принятие решений – исключительная прерогатива совокупности внутренних нейронов. А внутренние нейроны соединены системой равноценных связей, те есть, горизонтальных связей. Никакого намека на какую-то субординацию интернейронов по отношению друг к другу здесь нет. Иными словами, на уровне анализа и принятия решений какая-либо вертикаль в связях между нейронами отсутствует. Да, в коллективной Венесуэле власть выбирается демократически, но структура власти вертикальная, страна полицейская. Следовательно, и на уровне принятия решений так же используется вертикальная структура связей. А в Китае нет никакой демократии, структура политической власти там остается вертикальной, но на уровне экономики китайское руководство вертикальную структуру связей заменило на горизонтальную. В результате мы наблюдаем мощное развитие в этой стране. Иными словами, вертикальная структура власти прямо противоречит физиологии мозга современного человека, и, следовательно, поэтому тормозит развитие. Да, дело действительно не в том, каким путем выбираются или назначаются лица, осуществляющие власть. Дело в том, какова структура этой власти, вертикальная или горизонтальная. Есть такая популярная позиция, что при вертикальной структуре власти, горизонтальные связи в экономике слабо достижимы. Очень может быть. И это тем более вероятно, что Китай пока единственный пример диктатуры с современным уровнем развития. Очень возможно, что наступит момент, когда это развитие и войдет в противоречие со структурой политической власти. Однако, когда это произойдет, тогда мы об этом наверняка и узнаем. А пока факт есть факт – где структура связей имеет горизонтальную конфигурацию, там есть развитие, а где вертикальную, там развития нет. Естественно ожидать такое возражение, что, мол, при Владимире-крестителе или при Иване Грозном все связи в стране были исключительно вертикальными, и ничего, народ жил и развивался, хотя люди тогда имели такой же мозг, как сегодня. Нет, не имели тогда люди такого же мозга, как сегодня. Поскольку, еще раз, технологическое развитие – есть результат биологической эволюции мозга. Люди, не знающие даже почты, способные передвигаться только на гужевой тяге и не имеющие современного уровня естественных знаний хотя бы на уровне нынешней средней школы, не имели того же мозга, что и современный человек. Люди тех эпох были людьми другого, более раннего эволюционного уровня развития. Сегодняшний человек – животное эволюционно более развитое, нежели люди XI XVI веков. Поэтому опыт того времени к современному человеку принципиально неприменим.

 

Copyright©2017 UNIPRESS