UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/evolutsia.htm

Все не так…
Илья Трейгер, Вашингтон

4 июня Валентина Лескова разместила в Фейсбуке следующую цитату Сергея Капицы:

«Именно взаимосвязанность и взаимозависимость объединяют всех людей в единое целое и позволяют рассматривать мир, как глобальную систему. На протяжении последней сотни тысяч лет человек биологически мало изменился. Но, в результате неолитической революции, человечество отделилось от биосферы и создало свою окружающую среду.

Основное развитие и самоорганизация нашей популяции происходили в социальной сфере. Это стало возможным благодаря высокоразвитому мозгу и сознанию – тому, что отличает нас от животных. Теперь, когда деятельность человека приобрела планетарный масштаб, со всей остротой встал вопрос о нашем взаимодействии с окружающей природой.

В настоящее время большая продолжительность жизни позволяет в течение жизни быть свидетелем многих перемен в обществе. Но наше "программное обеспечение" не поспевает в своем развитии за техникой, за "железом" цивилизации. Кроме того, происходит ускорение исторического времени.

Развитие человечества основано на способности интеллекта получать, осмысливать и передавать информацию и представления о себе и об окружающем нас мире. Если эволюция привела к появлению сознания, то сегодня именно коллективное сознание становится новым фактором эволюции человека и общества. Наше время стало критическим, поскольку завершается переход к новому этапу развития и остро встает вопрос о понимании настоящего и управления будущим развитием».

***

Текст этот, по всей видимости, взят из блога Михаэля Лайтмана «Кабалла, наука и смысл жизни», где он был размещен в сентябре 2011-го года. Ну, а сам М. Лайтман наверняка взял эту цитату из обширного доклада Сергея Капицы, который был зачитан автором на заседании Президиума РАН 24 февраля 2004 г. К чему это?..

Все дело в том, что Сергей Петрович Капица не был попом – он был ученым-физиком. А это означает, что любое его утверждение базировано не на том, во что ученый верил в принципе, а исключительно на том, что он точно знал на момент доклада, т.е. на 24 февраля 2004г. и вовсе не несет ответственности за те новые знания, которые были обретены человечеством после этой даты. Сегодня же на дворе год не 2004-й, а 2015-й. Много воды утекло за эти 11 лет, биология не стояла на месте. Благодаря великому прорыву в генетике, рванула вперед биология, и, следовательно, понимание эволюционных процессов, что произошло позже, примерно к 2010-му году. И на сегодняшний день, как выяснилось, все сказанное С. Капицей в этом тексте, не совсем так. И даже более того, совсем не так.

Начать следует с того, что в июле 2012-го года на конференции в Кембридже была принята «Кебриджская декларация о сознании» - документ об официальном признании того факта, что наличие сознания не является исключительным свойством человека разумного, но присуще всем птицам и млекопитающим. То есть, наличие сознания не является продуктом эволюции человека, а является продуктом эволюции животного мира в целом. И, следовательно, сознание не может являться и не является тем признаком, который отличает человека от животного. Ничего не поделаешь, это сегодня установленный факт. Возможно, что С. Капица под сознанием имел в виду разум, что далеко не одно и то же. Такая ошибка вполне возможна для физика, не являющегося биологом, но, к сожалению, сегодня мы этого у Сергея Петровича спросить уже не сможем.

Теперь, по поводу отношений человека с биосферой.

Чтобы объяснить этот феномен, вовсе не обязательно углубляться в дебри молекулярной биологии. Здесь можно обойтись простым экспериментом. Есть такая инженерная дисциплина – Теории машин и механизмов (ТММ). Эксперимент заключается в том, чтобы положить на стол учебник по ТММ, открытый на тех страницах, где изображены кинематические пары. А рядом с этим учебником следует положить другую книгу – Атлас анатомии человека, открытый на тех страницах, где изображены сочленения (суставы). И уже с первого взгляда станет очевидно, что перед нами одни и те же кинематические пары, но поддержанные разной терминологией. Но это только на первый взгляд. Если же посмотреть на это более внимательно, то становится ясным тот факт, что механизм под названием человеческий организм использует кинематические пары с большим количеством степеней свободы, нежели механизмы, созданные человеком. То есть, искусственные механизмы по степени совершенства существенно не дотягивают до того, что создано природой.

А теперь давайте вспомним другую инженерную науку – Техническую кибернетику, изучающую технические системы управления. Принципиальная схема здесь такова: центральный компьютер – проводники электрического сигнала от компьютера к исполнительным реле – исполнительные реле, приводящие в действие кинематические пары. Опять видна практически калька с человеческого организма: мозг (центральный компьютер) – нервные стволы (проводники электрического сигнала) – мышцы (реле), приводящие в движение кинематические пары скелета. То есть, и здесь копия биологического организма человека, которая по степени совершенства опять-таки существенно не дотягивает до того, что создано природой.

И так можно пройти по всем областям технической деятельности человека, и везде мы увидим примерно то же самое. Иными словами, в процессе развития техногенной цивилизации человек всего лишь пытается скопировать самого себя, но по сей день ему так и не удалось не только выйти за пределы своей биологии, но даже достигнуть уровня собственного биологического устройства. Как же можно при таких обстоятельствах говорить об отделении человека от биосферы? Человек по сей день не смог отделиться от биосферы, но по-прежнему является ее частью в не меньшей степени, чем другие животные. Человек не перестал быть животным, он по-прежнему им является. Так же, как человек не происходил от обезьяны, поскольку сам по-прежнему является обезьяной - одним из видов обезьян семейства гоминид, что сегодня, кстати, отражено и в официальной биологической классификации человека.

Что касается, якобы, социальной эволюции человека, то да, долгое время в качестве господствующей признавалась позиция, что в какой-то момент биологическая эволюция человека прекратилась, после чего человек уже развивался исключительно на социальном уровне. Причина такой позиции главным образом базировалась на том, что до определенного момента мы не имели иного явного признака биологической эволюции, кроме изменения фенотипа (внешних признаков). Однако в результате недавнего прорыва в генетике этот миф был опрокинут.

Генетические исследования показали, что биологическая эволюция человека никогда не прекращалась. Просто, в какой-то момент центр тяжести эволюционных изменений сместился с чисто внешних изменений на уровень конкуренции генов, и не более того. Что же касается социального развития, что в биологии понимается как социальные поведенческие реакции или «расширенный фенотип» (по Р. Докинзу), то это лишь следствие эволюционных изменений, происходящих на уровне конкуренции генов, а вовсе не суть эволюционных процессов как таковых. Эволюция человека (антропогенез) как была чисто биологической, так таковой и остается.

А вот, что касается мысли С. Капицы, что наше время стало критическим, то да, это действительно так, но суть этого тезиса лежит несколько в иной плоскости…

Все мы знаем, что есть такие крупные человеческие популяции, как расы. Это самые крупные популяции, которые по чисто внешним признакам существенно отличаются друг от друга. Но это по внешним признакам, а как насчет генетических различий между расами?

Сегодня в научной биологической среде очень популярен такой афоризм: генетические различия (генетическая дистанция) между, например, негроидной и европеоидной расами меньше, чем между двумя популяциями лягушек одного вида, живущих в соседних прудах. Да, как оказалось, это именно так. И даже более того, генетические различия между расами на порядки меньше, чем генетические различия между людьми внутри одной и той же расы! Вот, это и есть то самое, что биологическая эволюция сделала с видом Homo Sapience за то время, в течение которого сам Сапиенс пребывал в религиозной уверенности в том, что биологической эволюции человека больше не существует. А именно, если раньше вид Человек разумный представлял собой генетически различные популяции, то в настоящее время этот вид генетически эволюционировал в одну общую планетарную популяцию. Но это только на генетическом уровне. Развитие же социального устройства человеческого общества является следствием биологической эволюции, и, следовательно, по времени, конечно же, должно демонстрировать некоторое отставание. В чем конкретно мы видим сегодня практические проявления этих процессов?

Первое. Когда-то такое явление, как переселение народов в принципе не могло происходить без крови. Одни популяции завоевывали или даже полностью истребляли другие, занимая их жизненное пространство. Сегодня же мы видим иное – представители одних популяций проникают внутрь других популяций в полной мере бескровно посредством такого механизма, как эмиграция.

Второе. Когда-то, люди в принципе не знали иного типа государственного устройства, кроме диктатуры. Да, в некоторых государствах античного мира имела место и демократия, откуда, собственно, к нам и пришел этот термин. Однако в этих «демократических» городах-государствах демократическим путем выбирались исключительно диктатуры. То есть, даже там, где власть избиралась посредством демократических процедур, предметом выбора все равно оставалась диктатура. Демократический путь прихода к власти, человечество уже изобрело. Но демократического государственного устройства мир не знал. В настоящий же момент, под демократическим государством понимается именно демократическая форма государственного устройства, а не только сам процесс выборов. И к этому человечество пришло совсем недавно. Иными словами, и к эмиграции, и к демократическому устройству общества человек пришел не потому, что поумнел и еще дальше ушел от своей животной природы, а потому, что таким путем прошла его биологическая эволюция – просто в силу «законов физики». И, кстати, экономическая и финансовая глобализация тоже является следствием тех же биологических эволюционных процессов, а вовсе не желанием госдепа или гейропы к экономическому завоеванию мира. В противном случае, те, кто отстает по степени развития социальных поведенческих реакций, не спешили бы сами пользоваться разнообразными прелестями этой глобализации, против которой столь активно выступают.

Да, как уже говорилось, развитие социальных поведенческих реакций по времени неизбежно отстает от того, что происходит на биомолекулярном уровне. И проявление этого эффекта мы тоже видим на практике.

Ведь эволюционно новые социальные поведенческие реакции наблюдаются не на всей территории планеты, где живут люди. Главным образом, мы их видим там, где проживает так называемый «золотой миллиард».  В одной части мира (биологического биотопа) люди отошли от привычки решения любых проблем путем физического насилия над населением, а в других одни популяции по-прежнему продолжают решать свои проблемы путем прямого насилия над другими или прямого насилия над членами самой популяции. Кстати, эта граница еще и совпадает с тем, что американцы называют цифровым разделом (digital divide), где по одну сторону этого раздела находятся страны, пришедшие к цифровой цивилизации, а по другую те, кто этого цивилизационного уровня не достиг. И это совпадение не случайно.

Человеческий мозг чисто биологически отличается от мозга, скажем, шимпанзе, прежде всего энергопотреблением. Если мозг шимпанзе потребляет всего 6,5% всей энергии, получаемой организмом из окружающей среды, то человеческий мозг потребляет 20% от всей полученной энергии. Этот чисто биологический фактор и обусловливает то, что Сергей Капица называет способностью «интеллекта получать, осмысливать и передавать информацию и представления о себе и об окружающем нас мире», т.е. пользоваться информационными потоками. Нет нужды доказывать, до какой степени информационное пространство стран по «эту сторону цифрового раздела» качественно и количественно отличается от информационного пространства остальной части мира. И, посмотрите, с чем главным образом борются диктаторские режимы на своих территориях? – С информацией. По эту сторону «цифрового раздела» общедоступные информационные потоки стараются расширять. А по ту сторону «цифрового раздела» общедоступные информационные потоки стараются ограничивать вплоть до полной их ликвидации. Но борется с этими информационными потоками кто, население? – Вовсе нет, исключительно власть. А, раз так, значит, речь здесь идет не о некоей объективно существующей экспансии Запада, а исключительно о частных интересах групп лиц, находящихся у власти. И в этом смысле, радикальный исламизм мусульманского мира – это явление той же природы, что приверженность традиционным духовным ценностям евразийского мира, в частности, России. То есть, речь фактически идет о режимах, где узкие группы лиц исключительно в своих частных интересах вполне осознанно пытаются игнорировать законы физики, попросту путем сокрытия от населения информации об этих законах.

И ведь, посмотрите, и по эту, и по ту сторону «цифрового раздела» есть группы населения, приверженные либеральным позициям, и есть группы населения, приверженные консервативным ценностям. О чем фактически говорят русские либералы, если все их высказывания суммировать в некую общую формулу? – О том, что нельзя игнорировать законы физики, поскольку это ведет к деградации общества.

И тут мы видим еще одно совпадение. Если в странах «цифровой цивилизации» либералы в обществе по количеству преобладают, а радикальные консерваторы относятся к маргинальным группам (или, биологически, к группам девиантного поведения), то в странах авторитарных и диктаторских дело обстоит точно наоборот. И что же, какая из сторон имеет больше шансов на победу?

А вот это и есть самый интересный вопрос в связи со всем вышесказанным.

Эволюция – это ведь такой процесс, который вовсе не обязательно всегда протекает со знаком плюс. Эволюция не обязательно ведет к сохранению и процветанию вида, она может привести так же и к деградации вида вплоть до его вымирания. Самый близкий пример – современные человекообразные обезьяны. Их эволюция прошла по пути потери прямохождения. А эволюция человека прошла по пути сохранения прямохождения. Ну, и кто выиграл?..

Да, судя по сегодняшним научным, техническим и экономическим показателям, есть все основания предполагать, что генная эволюция в направлении глобализации человеческой популяции ведет, скорее всего, к дальнейшему процветанию вида. Предполагать это мы можем, но для того, чтобы подобное утверждать однозначно, у нас данных все же не достаточно. Так что, строго говоря, кто в этой борьбе победит, сегодня по большому счету неизвестно. Но известно, что борьба между двумя частями мира не только имеет место, но и нарастает. Много вы слышали о радикальном исламизме еще в первой половине ХХ века? А сегодня это явление стало обыденным. Это, собственно, и есть один из факторов усиления этой борьбы. И, поскольку, авторитарным и диктаторским режимам все труднее становится противостоять современным информационным технологиям и, тем самым, держать в информационном неведении население, противостояние это вполне может закончиться новой мировой войной. Вот, в этом, как представляется, и заключается справедливость тезиса С. Капицы о том, что «наше время стало критическим».

 

Copyright©2015 UNIPRESS