UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/germania.html


Германия не светоч...
Илья Трейгер

Канцлер ФРГ Ангела Меркель признала полный провал попыток построить мультикультурное общество в Германии, сообщает 17 октября Лента.ру.

Как сообщает DW-WORLD, с таким заявлением она выступила в субботу на собрании молодежной организации Христианско-демократического союза (ХДС) в Потсдаме.

Глава правительства потребовала от иммигрантов учить немецкий язык и интегрироваться в немецкое общество. "Те, кто хочет стать частью нашего общества, должны не только соблюдать наши законы, но и говорить на нашем языке", - заявила Меркель.

О провале мультикультурной модели заявил так же и лидер Христианско-социального союза (ХСС), премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер. "Мультикультурализм мертв", - провозгласил он. Ранее Зеехофер выступил с требованием ограничить иммиграцию в Германию выходцев из Турции и стран Ближнего Востока.

В августе-сентябре в Германии возник громкий скандал в связи с публикацией книги под названием "Германия - самоликвидация", автором которой является бывший член правления Бундесбанка, член Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Тило Саррацин. В книге говорится о том, что рост числа иммигрантов, которые не воспринимают немецкую культуру и не стремятся интегрироваться в немецкое общество, ведет к упадку Германии.

***

В этой связи естественно возникает вопрос о том, что, собственно, германские власти понимают под "мультикультуризмом"? Если ставится вопрос о том, что иммигранты из разных культур должны полностью интегрироваться в германскую культуру, то, о каком мультикультуризме идет речь, поскольку мультикультуризм в этом случае нельзя считать подразумевавшимся изначально? Если же речь идет о полном принятии иммигрантами германской культуры во всех ее аспектах, то, по сути, к арабу предъявляют требование стать немцем. Интересно, а может немец стать эфиопом по тому лишь признаку, что в силу обстоятельств он оказался на территории этой африканской страны? Вот, как немец не может стать эфиопом, так и араб не может стать немцем. Это невозможно физически. И если ставится именно такая задача по отношению к иммигрантам, то она невыполнима заведомо. Так, о провале чего заговорили германский канцлер и функционер Социал-демократической партии Германии?

Разъяснения поступили от ведущего эксперта Фонда «Наследие» по вопросам России, Евразии, и международной энергетической политики Ариэля Коэна на сайте "Голоса Америки" 22 октября.

Согласно идее мультикультурализма – либеральной и гуманной концепции сформулированной европейцами во второй половине ХХ века, иммигранты, живя в Европе, имеют право сохранять свой язык, религию, культуру и самобытность.

Однако, судя по всему в Европе, и в частности в Германии, идея мультикультурализма не очень-то сработала. Немцы ошибочно считали, что мигранты, выполнявшие в середине 20-го века роль дешевой рабочей силы, покинут страну, когда в них отпадет нужда. Так, кстати, поступили, скопив денег, многие испанцы, итальянцы и португальцы, приезжавшие на работу в Германию.

Толерантность – один из главных постулатов современного европейского общества. Но толерантность грозит исчерпать себя, столкнувшись с нежеланием мигрантов принимать европейские правила жизни.

По мере роста национальных общин ассимиляция мигрантов замедлилась. Вновь прибывающие «новые европейцы» не хотят осваивать язык, знакомиться с культурой Европы, пренебрегают общественными институтами, предпочитая вариться в собственной среде. Зачастую, они не просто сохраняют свою религию, но выбирают наиболее экстремальные ее формы. Вспомните демонстрации в поддержку введения шариата в Великобритании.

Мигранты из мусульманских стран мало интересуются ценностями и судьбой Европы, как таковой. Такое поведение мигрантов не может не вызывать отторжения у европейцев.

И здесь же, в этом же тексте автор признает, что "нельзя говорить о том, что идея мультикультурности нежизнеспособна. США и Канада достаточно успешно справляются с процессом международной миграции, создав универсальную надэтническую модель и достаточно безболезненно интегрируя миллионы эмигрантов". Иными словами, констатация "не может не вызывать отторжения" относится исключительно к европейцам, но не справедлива по отношению к американцам. И вот этот момент, как видится, и представляет наибольший интерес – почему в Европе так, а в Америке эдак?..

Здесь, как представляется, имеет смысл разделить два фактора. Первый – это заполнение европейских городов мечетями, а улиц толпами верующих, демонстрирующих свои зады небу во время массовых молебнов. А второй фактор – это тот факт, что иммигрантов из разных культур не интересуют ценности европейские, с чем никак не могут смириться жители Европы.

По первому фактору. Если страна позиционирует себя как государство со свободой вероисповедания, это означает, лишь отсутствие запрета на ту или иную религию. Однако автоматически не предполагает, что государство берет на себя обеспечение практических нужд самих верующих. Если государство при этом является светским, то власти и не должны практически вмешиваться в вопросы организации отправления верующими тех или иных религиозных обрядов. Иными словами, право исповедывать любую религию – это обязанность государства. Но молельные дома и религиозная утварь – это проблема самих верующих.

С другой стороны, кроме того, что мечеть является молельным домом, она является еще и зданием, имеющим специфическую архитектуру и занимающее вполне реальную площадь на территории города. Следовательно, в светском государстве, но со свободой вероисповедания количество молельных зданий снизу определяется количеством приверженцев данной религиозной конфессии, а сверху... ОГРАНИЧИВАЕТСЯ генеральным архитектурным планом города, определяющим как архитектурное лицо города, так и максимальное количество площадей, отводимых под религиозные здания. Все, никаких других мероприятий здесь не требуется. Если количество приверженцев данной религиозной конфессии такого, что количество молельных домов, предоставляемых городом им недостаточно, они могут переехать в  другой город или молиться дома – это их выбор. Но ни при каких обстоятельствах не могут верующий в светском государстве предъявлять властям требования об изменении законов в пользу какой-либо конкретной религиозной конфессии, поскольку... данное государство является светским.

Что же касается таких явлений, как массовые мусульманские молебны на улицах европейских городов, то отсутствие запрета на отправление религиозных обрядов в общественных местах вообще странно для светского государства со свободой вероисповедания. Во-первых, потому, что улицы европейских городов не являются частной собственностью или собственностью религиозных общин. Эти территории в Европе являются собственностью государственной. А, поскольку, государство светское, то отправление религиозных обрядов на государственной территории прямо противоречит светскому типу государственного устройства.

А, во-вторых, отправление религиозных обрядов в публичных местах является прямым нарушением закона о свободе вероисповедания, поскольку нарушает права верующих других конфессий, вынужденных созерцать обряды не своей религии.

Таким образом, данная проблема вовсе не относится к разряду неразрешимых. Другой вопрос, есть ли политическая воля ее разрешать...

Что же касается таких вещей, как британский случай, когда мусульмане потребовали введения на английской территории законов Шариата, то требования подобного рода связаны с тем, что большинство мусульманских иммигрантов в Европе являются выходцами не из светских государств, а из теократических. А что такое светское государство – это им, вообще говоря, и не известно вовсе. Однако незнание закона не освобождает от ответственности по этому закону. Светских характер государственного устройства определяется Конституцией этого государства. И требование иммигрантов о введении законов Шариата, пусть даже и на ограниченных территориях, являются требованиями по нарушению или изменению Конституции этой страны. А это уже не свобода вероисповедания, а попытка изменения государственного устройства, что в любой цивилизованной стране является преступлением. Следовательно, зачинщики массовых манифестаций на предмет подобных требований должны быть судимы. А активные их последователи, участвующие в подобных манифестациях, депортированы из страны, как нарушающие ее законы. Почему британские власти не поступили таким образом, это проблема британских властей, а не признак несостоятельности мультикультурной модели общества.

Совсем по-иному выглядит проблема, связанная с тем, что европейцы, в частности немцы, не приемлют на своей территории людей, не говорящих по-немецки, принадлежащих к другим культурам и не проявляющим интереса к традиционным германским ценностям.

Немцы такого не приемлют, а американцы на это вообще не обращают внимания. Почему? Не исключено, что это обусловлено разницей в культурной идеологии (если такой термин правомерен) между Америкой и Европой. Если взять культурную идеологию США, то в обобщенном виде она сводится к слогану "американская мечта". Со времен отцов-основателей этому понятию так и не было дано жесткого определения. Однако в "сухом остатке", переведенном на "советский" язык, оно сводится к известному "квартира, машина, дача". Только эта часть американской культуры является идеологическим фактором, входящим в сферу интересов государственной власти в США. Все остальное считается вопросом личного круга интересов каждого отдельного гражданина, и государство этим не интересуется. Американское общество живет внутри этой идеологии в течение более чем 200 лет и потому американцев мало занимает круг интересов даже ближайших соседей. Что уж говорить об иммигрантских общинах, живущих в "параллельном мире". Американцев это просто не интересует, потому и не вызывает отторжения. Культурная же идеология европейских стран включает в себя куда больше факторов, нежели "квартира, машина, дача", потому у них и отношение к подобному отсутствию интереса к их культуре у иммигрантов более острое. Это, возможно, может в известной степени служить объяснением этой разницы между Германией и Америкой, но совершенно точно не может служить оправданием.

Далеко ходить не будем, разберем ситуацию на примере русской иммиграции в США.

В Нью-Йорке на Брайтоне выросли два поколения русских иммигрантов, не говорящих по-английски. Одна часть этих иммигрантов никогда английским языком не владела. Другая, более молодая категория этих людей, языком владеют, но им не пользуются. Это относится к тем, кто уже родился и вырос в Америке и закончил здесь среднюю школу. Пока учились в школе, учились по-английски. Но, закончив школу, ушли исключительно в русскоязычную экономическую инфраструктуру и пользоваться этим языком перестали. И эта ситуация имеет место не только на Брайтоне, но и в других частях страны, где есть крупные русскоговорящие общины со своей этнической инфраструктурой. Однако есть и третья категория русскоговорящих иммигрантов, которые овладели английским языком в полной мере, и делают успешную карьеру в самых разных отраслях ихнего народного хозяйства. И что интересно, что подавляющее большинство русскоговорящих иммигрантов, сделавших карьеру в американской экономике, по-английски только работают. Но они по-английски не живут, живут они по-русски. Еду предпочитают из русских магазинов. Книги читать предпочитают русские. Американские праздники они воспринимают лишь в качестве нерабочих дней, но фактически празднуют свои праздники. До распада СССР, например, подавляющее большинство продолжали праздновать и 7-е ноября, и 1-е мая. А 8-е марта празднуют до сих пор. То есть, русскоговорящие иммигранты в США, как говорящие по-английски, так не говорящие по-английски, все равно продолжают жить не внутри американского общества, но рядом с ним, как бы в параллельных мирах. То есть, на самом деле в США даже такая образованная иммигрантская группа, как "русские" содержит в себе все то же, что и иммигранты в Германии. Только американцев это не волнует, а немцев почему-то вводит в исступление?

А теперь давайте попробуем разобраться, насколько эта неприязнь немцев к пришлым естественна.

Если иммигрант не ставит своей целью сделать карьеру в самом общем смысле этого слова в данной стране, а готов довольствоваться работой разнорабочего в этническом магазине или посудомойки в этническом ресторане, язык страны пребывания ему не нужен. Если же человек стремится к серьезной карьере в экономике данной страны, он должен ориентироваться на национального работодателя – в Германии на немецкого, в Америке на американского. В этом случае он просто вынужден осваивать язык данной страны, поскольку национальный работодатель физически не в состоянии даже провести собеседования с человеком, не говорящем на его языке. Следовательно, не владея английским в Америке или немецким в Германии не возможно получить работу у американского или немецкого работодателя. В этом плане, ситуация в Америке и Германии совершенно одинаковая – тот, кто не говорит по-немецки/по-английски чисто физически не сталкивается с немцами/американцами, хотя и живет на территории их страны. А тот, иммигрант, кто постоянно сталкивается с немцами/американцами, на их языке автоматически разговаривает.

Исходя из сказанного, вполне понятно, почему не говорящие по-английски не волнуют американцев – потому, что они с американцами не сталкиваются. И неприязни американцы в целом к ним не испытывают именно потому, что нет причин для неприязни по отношению к тем, с кем не сталкиваешься. Это понятно. Но как понять те причины, которые вызывают неприязнь у немцев к тем, с кем они не сталкиваются? – Ответа нет.

Второй момент – те, кто говорит по-английски/по-немецки. В США американцы с такими иммигрантами прекрасно работают вопрос приязни-неприязни лежит лишь в плоскости квалификации данного работника. Если работник хороший, он работает. Если плохой – его увольняют. Но круг личных интересов, характер личных или культурных ценностей данного иммигранта никогда не входит в сферу интереса американцев. Им до этого нет никакого дела. А немцам, как оказывается, до этого дело есть. Мало того, если оказывается, что система личных ценностей иммигранта отлична от системы ценностей среднего немца, это в немцев почему-то вызывает неприязнь.

Итак, разница в отношении к иммигрантам в Германии и США сводится в итоге к тому, что по какой-то причине у немцев вызывает неприязнь система личных ценностей и круг интересов иммигрантов, проживающих на территории Германии, и почему-то у немцев возникает острая неприязнь к людям, с которыми они в повседневной жизни вовсе не сталкиваются. Как объяснить столь странную культурную логику в германском обществе?

Круг интересов людей, равно как и система индивидуальных ценностей людей не могут являться предметом интереса в демократическом обществе, поскольку это не просто не признание прав личности, но не признание даже на право думать так, как человеку хочется. Америка – страна демократическая, поэтому в США этого нет. А Германия?..

Ну, а если общество проявляет открытую неприязнь к людям, с которыми оно (это общество) практически не сталкивается, то такую неприязнь ничем иным объяснить нельзя, как только неприязнью по признаку национальной или расовой принадлежности.

И что же получается в итоге? А в итоге получается, что Германия, по всей видимости, избавилась только от гитлеризма. Но не избавилась от духа нацизма и при всей видимой благообразности, тем не менее, демонстрирует и неготовность к демократии. То есть, на уровне официальной власти нацизм изжит и страна имеет демократическое государственное устройство. На уровне же основной массы населения дух нацизма по-прежнему живет и процветает, и само это население по большому счету демократию не приемлет. При таких условиях, конечно же, даже обсуждать вопросы возможности мультикультурности в Германии, мягко говоря, рановато...


Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций