UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/gitlery.htm

Заметки из Америки: Гитлер, Клинтон, Путин, Трамп и опять Гитлер…
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

В Америке во всю разворачивается предвыборная кампания. Собственно, она никогда не прекращалась. Мировое внимание привлекают президентские кампании, однако в Америке постоянно происходят различные выборы, и политическая кампания здесь – явление перманентное. Например, «Нью-Йорк Таймс» начало кампанию за Хиллари Клинтон за три года до того, как о своем намерении баллотироваться. Kонсервативная «Нью-Йорк Пост» не прекращает кампанию против Клинтон еще с 2000 года, когда она баллотировалась здесь на пост сенатора.

Нынешний президент Барак Обама не может похвастать особыми практическими достижениями. Президентство Обамы отличает типично либеральная стратегия – говорить о проблема вместо того, чтобы делать. Зато команда Обамы отличается удивительным умением обналичивать свою государственную службу в частном секторе. В отличие от других президентов, старавшихся подальше убраться из Вашингтона, Обама тоже, заявил, что присматривает себе в столице дом за 5 миллионов.

Информированный источник в Вашингтоне говорил мне, что даже Клинтоны, заработавшие себе состояние в 200 миллионов долл. на более, чем скромной зарплате государственных служащих, будут выглядеть жалкими любителями по сравнению с Обамой и его командой. В Америке это называется «вращающейся дверью» между госслужбой и часным сектором, и о размахе этой «монетизации» есть замечательная книга Марка Лейбовича «This town» (этот город англ., по аналогии с известной песней Синатры о городе греха).

Реальные достижения Обамы на тройку с минусом, зато он отлично умеет проводить избирательные кампании. Этим Обама занят постоянно. Избитым и демагогическим лозунгом «перемены, в которые вы можете поверить» ему удалось убедить миллионы американцев, отчаявшихся от свободно-рыночного неолибералима, аутсорсинга, деиндустриализации, социальной несправедливости и вымывания среднего класса. При Обаме все эти проблемы усугубились. Большинство американцев больше не может позволить себе то, что считалось образом жизни среднего класса. Для осуществления американской мечты – дом, машина, воспитание и образование двоих детей и т.д. семья должна зарабатывать 110 тыс. долл. в год, а средняя зарплата едва достигает 50 тыс. а половина работающих американцев зарабатывают меньше 30 тыс. в год.

Невозможно винить во всем только правительство Обамы. Однако, ни правительство Демпартии, ни республиканская оппозиция не способны предложить американскому народу никаких путей для решения системных проблем. Обама, как и его критики взывают к меритократии. «Образование, образование, образование», словно все могут пойти на Юридический факультет Гарвада. Для самого Обамы и Клинтонов это сработало, но в Америке лишь 30% населения имеют высшее образование, а для остальных никаких решений нет, кроме обще оптимистического, мол, денег на вас нет, но вы тут держитесь». Старая американская модель больше не обеспечивает социальных лифтов.

Судя по опросам, 46% американцев удовлетворены президентом, меньше – его работой.

Зачем и как делаются опросы, и стоит ли им верить, я недавно писал. Вместе с Обамой кончается эпоха привлекательных президентов. Несмотря на ухудшающееся экономическое положение, Обама сумел сохранить свой рейтинг привлекательности. Правда, чувство глубокого удовлетворения президентом здесь четко зависит от партийной принадлежности. Лишь 11% республиканцев удовлетворены его деятельностью, а это очень мало, для президента, поставившего своей целью гармонизацию и пост-партийную политику.

Три десятилетия политтехнологи убеждали американцев, что избираемость зависит от того, насколько симпатяга кандидат, сколько народу мечтало бы выпить пива с ним. Нынешние выборы показали крах, несостоятельность, да и ненужность многомиллиардного индустриального комплекса политологов, политтехнологов и политконструкторов. Два основных претендента на пост президента уже не так симпатичны американской публике. Верней, совсем несимпатичны. 56% резко не любят Хиллари Клинтон, и 62% — Дональда Трампа. Набирающая обороты негативная кампания грозит еще больше опустить сомнительные рейтинги несимпатичности. В ход пошли «фашизм, расизм, сексизм, неолиберализм…».

Действительные и мнимые победы США над фашизмом и коммунизмом являются важным элементом американской идентичности, и часто бессовестно используются для обоснования американского империализма и идеологии превосходства – эксепшионализма. Подобный «антифашизм» увы, не является уделом только Америки. Во многих концах света «антифашизм» подкрепляет самомнение «хороших парней» и «правого дела». Даже привыкшему в Израиле к постоянным обсуждениям, кто сегодня «дежурный Гитлер», трудно освоится с таким «парадом гитлеров» в Америке.

Известный закон Годвина о том, что любое обсуждение неизбежно приведет к сравнению с фашизмом, а оппонента с Гитлером, в Америке нарушается сплошь и рядом. Обсуждения начинаются с обзывания гитлерами и фашистами, на поле слишком много гитлеров, и сочинения на тему «Как в Америке наступит фашизм» уже создали целый жанр.

В СМИ и социальных сетях навязчиво сравнивают нынешнюю ситуацию с фашизмом в Германии 1930-х годов, а самих кандидатов Гитлером. Хиллари Клинтон заслужила прозвище Гитлера не только среди консервативных республиканцев, (сравнивавших с Гитлером и Обаму), но и среди Зеленых, независимых и лево-либеральных демократов, сторонников сенатора Берни Сандерса.

Нацисты проиграли войну на полях сражений, но несомненно выиграли идеологическую войну, сумев вернуть в западную цивилизацию религиозную идею абсолютного зла, от которой Просвещение избавлялось в течение сотен лет. Насущные проблемы американцев, хоть и упоминаются в кампании, но они не играют главной роли (если только чудом кандидатом Демократов станет социалист Сандерс).

Трамп и Клинтон – не единственные гитлеры на пропагандистском поле.

В русскоязычном сегменте, где сторонники и противники нынешней российской власти обзывают друг друга фашистами, и во всю сравнивают ситуацию в России или Украине с фашизмом, а президента РФ с «буквально Гитлером». Здесь все построено на эмоциях. А эмоции, как известно – не факты. Путин – это буквально Путин, Трамп – это буквально Трамп, а Хиллари Клинтон – это буквально Хиллари Клинтон.

Как раз логика и аргументация сторонников Хиллари Клинтон больше всего напоминает кампании Владимира Путина. Пропаганда изображает Клинтон — зрелым, опытным, здравомыслящим политиком в расцвете сил, ее сильная команда, умение достигать результатов, стабильность… В общем, если хорошо перевести на русский язык все эти лозунги клинтоновской кампании, вроде «великое резюме», «боремся за вас» и т.д. то большинство россиян дома и за рубежом вряд ли догадается, что речь не идет о президенте России.

Либеральные СМИ и социальные сети во всю сравнивают Трампа и его сторонников с Гитлером и фашистами, быдлом и сбродом. Не отстает от них и часть консервативных СМИ, напуганных популистское ересью Трампа против свободнорыночной глобалистской ортодоксии. Как у либералов, так и у консерваторов порой звучат совершенно расистские и секситские нотки в отношении избирателей Трампа и Сандерса. Видная феминистская деятельница Глория Стейнем заявила, что женщины, особенно молодые, поддерживают Сандерса, потому, что ищут там мужчин.

Комментатор самого либерального новостного канала MNBC Рик Вильсон адресовал стороннице Трампа Энн Колтон с консервативного FOXnewsттвит «Трамп платит больше за анальный секс?», а избирателя Трампа назвал «тупым быдлом» «одинокие мужчины, дрочащие на аниме…» Еще недавно Вильсон сам работал политтехнологом в Республиканской партии, но очевидно не пришелся ко двору, и потому призывает денежных доноров Республиканской Партии «пустить пулю в голову Трампа».

Во всю изощряются в расистских эпитетах по отношению к белой рабочей Америке хранители идеологической ортодоксии Республиканской партии National Reviеw и Wall St. Journal.

Хотя еще недавно белой рабочей Америке там расточали комплименты, и казалось, что они всецело поддерживает анти-социальную повестку партийной элиты. Пример элитисткой и расисткой риторики – статья в National Review. Автор – Кевин Вильямсон обзывает белую рабочую Америку запущенным сбродом. «Наркоманы и алкоголики… семейная анархия, у них не дети, а щенки… ума, как у диких псов… социальные паразиты… поверившие болтовне Трампа против свободной торговли, и так называемого истеблишмента… невообразимая злобность бедной белой Америки… «Они заслуживают смерть за свою дисфункциональность…».

Главное сегодня – это не борьба с несправедливым общественным устройством современной Америки, а политики идентификации. Этим именем в Америке называют расово-гендерные наративы, строящие идентификации людей вокруг чувств принадлежности к жертвам, и требующие возвращения им положенных привилегий.

Интерсекциональные коалиции в последние годы стали включать и религиозную исламскую идентификацию. В кампании Клинтон усиленно используются феминистские и другие гендерные политики идентификации. Еще большую роль в ее кампании играет и апелляции к афро-американцам, составляющим наиболее лояльный электорат Демократической партии. Нынешние праймериз между Клинтон и Сандерсом показали, что Клинтон выигрывает лишь в штатах с большим процентом афро-американского населения. Правда, благодаря архаичной американской политической системе, бывшей образцом политтехнологии 1700х годов, афро-американцы не играют большой роли в южных штатах на всеобщих выборах. Южные штаты голосуют за республиканцев.

Кампания Клинтон пытается обращаться и к быстро растущему латиноамериканскому электорату. Клинтон несколько раз намекала, что возьмет в вице-президенты кого-нибудь из молодых испаноязычных политиков. Среди фаворитов называли имя министра труда Тома Переза. Это имя вызывало особый гнев прогрессивной части Демпартии, из-за его очень тесных связей с Уолл Стрит. Однако, если Книтон победит, то вряд ли будет считаться с их чувствами. Победитель в Америке забирает все.

Играющие на «рациональность» кампании Хиллари Клинтон или Теда Круза теряют свою эффективность. Кампания Трампа во всю играет на этих чувствах, не боясь покушаться на догмы свободнорыночной экономики и подрывать политкорректность.

Трамп не стесняется признавать страдания людей от несправедливой системы. Он хорошо понимает негибкость корпоративных СМИ, не способных пропустить его «интересную стори». Заклинания фашизмом от профессиональных политиков и политологов теряют свою эффективность, потому, что Трамп взывает к большинству американцев, которым «нечего терять, а потому нечего боятся». Трамп понимает, что люди иррациональны. Люди хотели «перемены, в которые вы можете поверить» от Обамы, а когда поняли, что истеблишмент их надул, то ждут «сделать Америку великой вновь» от Трампа.

Рассказывают, что перед кампанией Обама вызубрил названия зарубежных стран и имена иностранных лидеров. То же самое заставили сделать и кандидата в вице-президента Сару Пейлин, и ее ошибки давали огромный материал для сочинителей анекдотов и беспрецедентной сексистской кампании со стороны либерального лагеря. Трамп не знает имен иностранных лидеров, не знает множества важных фактов. Однако он хорошо понимает, почему эти знания не имеют значения. Никогда не имели и не будут иметь. Трамп берет цифры из головы, и отказывается делать вид, что советуется с экспертами. Людям, не знакомым с техникой убеждения Трамп может показаться глупым, злобным и даже бесноватым. На этом пытаются строить образ «Трамп-Гитлер» его противники.

Для искусства убеждения факты и цифры не имеют значения, а часто лишь мешают главному. А главное – это эмоции. Большинство политиков знают, что не выполнят своих обещаний, а в лучшем случае, сделают, что получится. Не имеет значения, верит или не верит Трамп в то, что он говорит, будь то стена с Мексикой, или запрет на въезд мусульман, ограничение свободной торговли или сохранение общественного здравоохранения для стариков. Главное в искусстве убеждения – это задеть эмоции и задействовать эмоциональную связь и в этом Трамп куда лучше всех своих противников.

Либералам, с восторгом принимающих идеи Стива Джобса о «создании поля искажения реальности» для внедрения своих продуктов, не стоит осуждать Трампа, который делает тоже самое. Политики идентификации принято связывать с либералами, однако и в кампании Трампа игра на идентификации и чувствах принадлежности играет роль куда большую, чем его расплывчатые и меняющиеся социально-экономические и международные лозунги и платформы. На плечах кампании Трампа из шкафа выходит последняя расово-гендерная миноритарная группа – белые, гетеросексуальные американцы (да еще и религиозно-соблюдающие – самая стигматизированная группа в современной Западной культуре). Белые становятся меньшинством в Америке, и хотя 49% — еще не меньшинство, но вместе с чувством экономического благосостояния и уверенностью в завтрашнем дне испаряется и великодушие белого большинства, позволившее победу движения за гражданские права в 1960х и избрание первого чернокожего президента в 2008 г.

Одна из самых сильных сторон Трампа – его игра на идентификациях. Не помню, кто сказал, что Трамп, как никто другой, умеет играть на идентичности мужчин-альфа и женщин, котом нравятся мужчины-альфа. Клинтон тоже играет на чувствах идентичности «разгневанных женщин», мужчин-бета, недавних иммигрантов и отчужденных меньшинств. Проницательный сатирик-карикатурист Скотт Адамс, легендарный создатель «Дильберта», у которого я позаимствовал эти сравнения, спрашивает «Если бы это был покер, на что бы вы поставили?». Мнением сатириков не стоит пренебрегать. В сатирическом сериале «Симпсоны», президент Дональд Трамп был предсказан еще в 2000 г.

и опять Гитлер…

Каким бы Гитлер ни был, трудно отрицать его талант убеждения масс. В менее известном, втором томе «Майн Кампф» Гитлер делится с читателями своими, тогда новаторскими, советами в сфере, того, что позже будет названо политтехнологией. Гитлер советовал никогда не извиняться и не поправлять себя. Советовал иметь только одного противника, против которого борешься, а если их больше одного, то объединять их в одного. Там еще есть советы пользоваться свежими словами, которыми не пользовались в политике. Еще там есть о важности сосредоточится на физических аспектах субъекта, а не ментальных, духовных или социальных. Гитлер не пользовался понятием политики идентификации, но там есть и о том, что ее можно перебить грязными приемами, но лучше еще более сильной политикой идентификации. Всё это можно найти и у Трампа, и у Путина, и Клинтон, и у других политиков, потому, что стало общим местом.

Фашизм был побежден в 1945 году, и не имеет ни исторического, ни генетического отношения к сегодняшним постмодернистским потугам эксплуатировать фашизм, либо как тотем, либо как табу. Неолиберализм, где от всех классических либеральных свобод остается лишь свобода угнетать людей ради барыша сегодня грозит человечеству, как в 1930е грозил фашизм. Неолиберализм, как когда-то фашизм научился использовать политики идентификации – мощное оружие классовой войны мультинациональных корпоративных элит против 99% остальных людей в Америке, России и других странах.

 

Copyright©2016 UNIPRESS