UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/gosudarstvo.htm

 

«Жаль только – жить в эту пору прекрасную…»
Илья Трейгер

Государство – это, прежде всего, учреждение, заключает Ефим Андурский («Эхо Москвы»). И как всякое учреждение оно в норме должно служить учредителю, четко следуя его указаниям. А общество, будучи учредителем государства, должно наделить его не только уставом – Конституцией, но и средствами к существованию.

***

Итак, государство – это учреждение и должно, следовательно, создаваться так же, как создаются учреждения. Что ж, неплохое описание мира, каким мы бы хотели этот мир видеть. И что интересно, так это то, что прямо сейчас на наших глазах была поставлена целая серия экспериментов по учреждению государства именно по такому принципу – это и «цветные революции» на Украине и в Грузии, это и прямые военные кампании в Афганистане и Ираке. И надо же, нигде не получилось. Не потому ли не получилось, что жить-то приходится не в том мире, какой мы считаем правильным, а в том, какой есть. А какой он есть этот мир в смысле законов государственного строительства? А не являются ли эти законы объективными законами природы, на которые мы в принципе не можем влиять, и, следовательно, любой разговор о том, как должно и как недолжно строить государство, является бессмысленным?

К примеру, совсем другую точку зрения на государственное строительство высказал Михаил Веллер в своем эфире на «Эхо Москвы» 5-го апреля:

«100 лет назад считалось очевидным и самоочевидным, что государственное устройство страны проистекает из ментальности национального характера, традиций и истории его народа. Народ со всеми комплексами первичен. По себе он устраивает государство, устройство которого вторично». То, что народ первичен, не противоречит утверждениям Е. Андурского. А вот тот факт, что речь идет о народе «со всеми его комплексами», говорит о том, что и государство этот народ строит в соответствии со своими комплексами, а не в соответствии неким планом государственного строительства.

Да, можно построить государство в соответствии с неким разработанным планом, но чисто теоретически. Дело ведь в том, что построение государства по заранее разработанному плану – это государство, функционирование которого рассчитано не на сегодняшний момент, а на развитие. Но практически государства устраиваются своими народами именно по нуждам этого народа на данный конкретный момент, без учета того, что, вообще говоря, государство должно развиваться. Почему так происходит в то время, как в обществе всегда есть люди, достаточно ясно представляющие себе развитие государства во времени?

Вот, с этим моментом и давайте попробуем разобраться…

Начнем, на первый взгляд, издалека – от научных и технических достижений современного человека. Что мы имеем, например, в области механики. Теория Машин и Механизмов (ТММ) все механические сочленения представляет в виде кинематических пар от 1 до 5 класса в зависимости от количества степеней свободы этих пар. На сегодняшний день практически человек научился создавать механизмы, включающие в себя кинематические пары 5-го, 4-го и 3-го классов, то есть, имеющие соответственно одну, две и три степени свободы. Кинематические пары второго и первого классов человек использовать в механизмах пока не научился. При этом, опорно-двигательный аппарат человека (кости и суставы) использует кинематические пары всех перечисленных классов, включая второй и первый. Иными словами, все достижения человека в области механики – это попытки воспроизведения самого себя, в чем современный человек добился успеха лишь на 60%. При этом, все достижения человека в области механики – это, повторимся, воспроизведение самого себя без каких-либо признаков выхода за пределы собственной физиологии.

Примерно то же мы наблюдаем и в области, скажем, материаловедения. Первый материал, претендующий на звание кожзаменителя, коленкор, появился еще в ХVIII столетии. И вот, уже четвертое столетие, как человек пытается создать искусственную кожу, не уступающую по свойствам естественной, т.е. собственной, но по сей день этой цели не добился. И опять мы видим техническое развитие, идущее исключительно по пути воспроизводства человеком самого себя, но по сей день далекое от оригинала.

То же и в области электроники, которая, опять-таки, является попыткой воспроизводства собственной физиологии, но уже в отношении центральной и периферической нервной системы человека. Ну, а близости нынешнего уровня развития электроники к возможностям головного мозга человека, даже говорить сегодня не приходится, настолько это всем очевидно.

Итак, во всех сферах осмысленной деятельности, человек, как мы видим, не может выйти за пределы собственной физиологии, да и не пытается этого сделать. В принципе, это вещи очевидные, но какое отношение все это имеет к государственному строительству?

«Человек по своей природе есть общественное (другой вариант перевода — политическое) животное». Это сказал Аристотель еще в 384—322 гг.  до н. э. IV век до новой эры – это более, чем за две тысячи лет до рождения Чарлза Дарвина и появления его Теории Эволюции. За более, чем две тысячи лет до Дарвина люди уже знали о том, что человек – это животное и открыто говорили об этом. Вот с этой точки зрения и будем рассуждать, опустив религиозные воззрения по данному поводу, хотя в какой-то степени упомянём и о них чуть позже…

Итак, человек – это хоть и разумное, но животное, и во всей своей разумной деятельности ограниченное собственной физиологией. Следовательно, и общественные процессы так же не могут выйти за пределы физиологии человека. А в этой связи, стремление людей к формированию сообществ (этносов, субэтносов, культу, субкультур, государств и пр.) – есть ничто иное, как прямое следствие того, что животное вида Человек Разумный прямо происходит от стайных (стадных) видов приматов. И свойство человека образовывать сообщества вплоть до государственных – есть ничто иное, как проявление стадного рефлекса, стремления к «кучкованию» вокруг кого-то или чего-то.

Рассмотрим для примера наиболее успешный сегодня в природе вид стайного примата, известного под названием Макак-резус, на который, кстати, достаточно часто ссылается и обозреватель «Эхо Москвы» Юлия Латынина.

Этот вид примата живет большими стаями, от 20 и более особей. При этом стаи Макак живут, как в лесах, так на открытых горных склонах, так и… в городах, в непосредственном соседстве с человеком. При этом, хотя стая насчитывает несколько десятков особей, в ареале их количество может достигать нескольких тысяч. То есть, несколько тысяч особей существуют в виде немереного количества граничащих друг с другом стай по нескольку десятков особей, которые между собой по каким-то причинам не смешиваются. И каждая стая при этом безошибочно узнает чужака из чужой стаи, не принимая его за своего, хотя все они принадлежат к одному и тому же биологическому виду. Почему? – А потому, что каждая стая образуется из особей со сходной «ментальностью национального характера и обычаями», точно по выражению М. Веллера. И оно понятно, что у особей, живущих в городе, не та «ментальность национального характера и не те внутренние обычаи», что у особей, живущих на открытых горных склонах. И, кстати, «ментальность и обычаи» обезьян, живущих не западном склоне горы, так же отличаются от «ментальности и обычаев» тех, кто живет, скажем, на южном склоне. И так далее…

Ровно тоже самое мы наблюдаем и в человеческих сообществах. Поговорите с любым самым успешным нашим иммигрантом в любой стране мира. И вы легко выясните, что каким бы успешным этот иммигрант не оказался, он до конца своих дней на бытовом уровне остается чужим для коренных жителей данной страны. Лишь его дети и внуки становятся для этой страны своими, т.е. во втором или третьем поколении. Все как у макак, согласитесь.

Вот этим и объясняется такое многообразие государственного устройства на земле, от самых черных диктатур до прямой анархии, в то время, как, казалось бы, наиболее оптимальная для современного уровня научного и технического развития государственная структура давно известна. Почему же, имея перед глазами реальные примеры эффективных государственных «учреждений», большинство населения земли по-прежнему ведут себя как мухи, которые варенью предпочитают… нечто иное?

И это рассмотрим на конкретном примере.

Россия – это страна, где испокон века человек воспринимает власть, как структуру, которая что-то этому человеку дает непосредственно для жизни (землю, хлеб…). Ну, а взамен что-то и берет.

США – это страна, где с начала ее возникновения человек воспринимает власть, как что-то, что не вмешивается в его дела. Здесь власть не мешает человеку жить так, как он хочет, но взамен от этой власти и не ожидается, что она что-то даст типа хлеба, земли и пр. Эту власть люди содержат только за то, чтобы она им обеспечила безопасность от внешнего вторжения, от пожара и от преступности. Но главное ожидание людей от власти – это невмешательство в экономическую и повседневную жизнь людей.

Откуда такая разница в национальной ментальности, если говорить по Веллеру?

А все объясняется, на самом деле, не так уж и сложно. Кто осваивал Америку? – Это были люди, главным образом бежавшие из европейских стран, которые были не согласны с обычаями и законами в своих странах, и не желавшие по этим законам и обычаям жить. Иными словами, преступные элементы, желающие жить только так, как они считают нужным, и не желающие жить по тем законам, которые им навязывает власть. Такие люди есть в любом государстве, но ни в одной стране они не составляют большинства населения, и их менталитет никогда не является отражением национального менталитета данной страны. Другое дело, что они ехали в Америку не из какой-то одной страны, а практически из всех европейских стран. Поэтому, в итоге, они и составили большинство на территории Северной Америки, где и создали государство, отвечающее именно их менталитету. Что же до народов стран Западной Европы, то их национальный менталитет в отношении человека к власти всегда был примерно похожим на менталитет народов, населяющих территорию нынешней России. Поэтому и диктатуры, в том числе, и в странах Западной Европы, сохранялись там вплоть до середины ХХ века, а если точнее, то до окончания II Мировой войны. Но каким же образом, в таком случае, страны Западной Европы все же перешли к государственным устройствам, называемым сегодня Западной демократией, если, согласно выше изложенному, государственное строительство – процесс физиологический и не может строиться отдельно от особенностей физиологии поведенческих реакций данной популяции?

А здесь произошло следующее. Современные Западные демократии – это страны с полностью разрушенной в результате Мировой войны экономиками. Народы этих стран по окончании войны оказались перед лицом полной экономической разрухи и перед угрозой голода. И выбор у них был из двух вариантов – или долгими десятилетиями подниматься из нищеты, или пойти за «большим американским братом» и выйти из нищеты в максимально короткие сроки. И они выбрали второй вариант, тем более, что в этих странах к данному моменту и не было такой власти, которая могла бы своим поданным что-то давать.

Непосредственно то поколение, которое, собственно, эту жуткую войну пережило, заокеанские нововведения не слишком принимало, однако и не имело возможности этому препятствовать. А следующее поколение уже выросло в условиях власти, которая хоть ничего и не дает, но никому и не мешает. Сегодня же эти страны представлены уже внуками тех, кто пережил войну, т.е. третьим поколением, которое не имеет опыта власти, которая что-то дает, и, следовательно, обладает уже новым национальным менталитетом. Ничего подобного не произошло с другими государствами на планете, потому американский опыт по экспорту западной демократии и терпит неизменные провалы на этом направлении. Потому, что образование государств и, следовательно, государственной власти – это прямое следствие физиологии поведенческих реакций человека, стадного инстинкта, если хотите. И конкретную структуру государства невозможно обеспечить в соответствии и искусственно принятыми правилами.

Кстати, о религиозных воззрениях, вернее, о воззрениях духовенства, отрицающего факт эволюции и принадлежность человека к животному царству. Чему, собственно, учат идеологи в рясах? – Тому, что власть от бога, а человек должен этой власти беспрекословно подчиняться. Иными словами, православное духовенство как раз и учит тому, чтобы человек жестко следовал правилам животного стада и не поднимал голоса на вожака. Отсюда видно, что и сами попы не способны выйти за пределы чисто биологической физиологии, и, следовательно, представителями бога на земле они вовсе не являются.

Но все течет, все изменяется. Изменяется и национальный менталитет. Но он изменяется не в силу некоего учения, которое «потому всесильно, что оно верно», а в силу целого набора внешних обстоятельств, которые меняются по своим в полной мере объективным законам. Будет и в России демократия. Когда? – А тогда, когда власть в полной мере разочарует свой народ в том, что она ему ДАЕТ, и, с другой стороны, когда лопнет терпение этого народа по поводу того, что эта власть у народа забирает. Такие моменты в российской истории уже бывали, но всегда кончались новой диктатурой, поскольку, в итоге, народ российский всегда оказывался перед лицом новой власти, способной ему что-то дать. Когда же эти условия совпадут с моментом отсутствия власти, способной ДАВАТЬ, как это случилось в Западной Европе, тогда и изменится национальный менталитет этого народа. Но, к сожалению, такие встряски мирными и бескровными не бывают…

 

Copyright©2012 UNIPRESS