UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/haiti.html

Все правильно, но не все так...
Илья Трейгер

На Гаити полиция задержала 10 американцев с 33 детьми-сиротами, которых американцы собирались вывезти в приют в Доминикане, пишет 1 февраля Юлия Латынина на ЕЖ. Американцы – баптисты, среди них жена и дочь баптистского проповедника из Айдахо Шона Лэнгфорда. Гаитянские полицейские заявили, что у американцев не было на детей документов. И прозрачно намекнули: мол, есть подозрение, что детей из страны кровожадные гринго вывозили на органы.

Одна маленькая сцена: говорю я со своим знакомым, Александром Коцем, спецкором «Комсомолки», который был с МЧС на Гаити. И спрашиваю его, как же получается, что наши спасатели находили живых людей под завалами даже спустя 15 дней? «А они их не вытаскивают», – отвечает Коц, имея ввиду самих гаитян. То есть человек лежит себе, кричит под завалами, ничем не сдавленный, даже в дырки его видно, но его там оставляют. Иногда даже еду дают, воду, вот, спасибо, белые люди мимо шли, белым людям сказали, они его откопали.

На улицах Гаити ночью спасатели не работали: стремно, а вдруг съедят? Полиции не было ни ночью, ни днем. И вот полиция объявилась: она задержала 10 американцев за то, что те вывозили детей без документов.

У меня есть ряд вопросов. Первый: умеет ли гаитянская полиция читать?

Второй: где именно можно оформить документы в стране, президент которой до сих пор не знает, сколько у него людей погибло, а знает только, что ему, президенту, на восстановление Гаити нужно 10 млрд. долларов – желательно, видимо, наличными или сразу на оффшорный счет.

Третье. Гаити – страна с самым высоким в Западном полушарии уровнем детской смертности и с самым низким уровнем жизни. Кого и когда на Гаити беспокоила судьба этих – и любых других – детей? И, положа руку на сердце, гаитянские полицейские и вправду думают, что жена и дочь баптистского проповедника вывозили детей на органы?

США больше всех собрали на помощь Гаити. Американская армия тратит миллионы долларов американских налогоплательщиков, пытаясь обеспечить порядок и выполняя те функции, которые гаитянское государство не в силах осуществлять потому, что его нет: это недогосударство само не в состоянии даже организовать посадку самолетов с гуманитарной помощью в аэропорту.

За эту бескорыстную помощь наивные американцы уже огребли кучу дерьма от всего мирового сообщества и от самих спасаемых. Гаитянские интернет-ресурсы полны рассуждениями на тему, что американская помощь есть лишь una pretexto para justificar la enésima invasión – предлог для вторжения. Что причиной бедствий Гаити является не землетрясение, а козни проклятых американцев и что вообще весь мир должен Гаити, который наставил мир «на путь борьбы за свободу против рабства» (sur le chemin de la liberté contre lesclavage).

Всему этому бреду вторят представители ООН, которые давно оказывают помощь Гаити и заинтересованы в том, чтобы оказывать ее вечно, потому что всем, кому ООН помогает, гарантирована вечная нищета.

Что тут сказать? Есть одна правда. Она заключается в том, что люди погибли и что американцы реагируют на эту смерть и страдания так, как будто это их собственные страдания. Им наивно кажется, что для гаитянского общества гибель 200 тыс. гаитян – это то же самое, что для американского общества гибель 200 тыс. американцев.

К сожалению, это не так. Человеческая жизнь на Гаити, как и в Палестине, имеет совсем другую цену. Человеческая жизнь не может иметь высокую цену в стране, официальной религией которой является вуду.

Если бы она имела высокую цену, на Гаити не было бы такого количества жертв, потому что землетрясение магнитудой 7.1 по Рихтеру принадлежит к нижней границе разрушительных землетрясений, и дома на Гаити падали потому, что 99% жителей Гаити живут в нищете и дома строят из бетонного сора.

Если бы она имела высокую цену, местный президент Преваль знал бы, сколько у него погибло – 50 или 200 тысяч. Если бы она имела высокую цену, жители Гаити не ходили бы по 15 дней мимо кричащих под завалами людей и не строили бы баррикады из трупов в знак протеста против того, что проклятые белые им слишком медленно помогают.

При этом есть вещи, которые понять можно, а есть, которые понять нельзя. Можно понять, когда грабят магазины – в любой стране в такой ситуации появляются мародеры. Но вот когда живой человек под завалом кричит 15 дней, и никто его не откапывает – этого понять нельзя. Можно понять, когда выздоровевший гаитянин не хочет покидать госпиталь – идти некуда, а в госпитале хотя бы кормят. Но нельзя понять, когда раненый гаитянин возвращается к валящемуся с ног от усталости врачу и просит сменить пластырь, потому что ему не нравится цвет.

Можно понять, почему гаитянская полиция сбежала с улиц: там ад. Но вот когда вудуисты задерживают баптистов, которые вывозят детей из этого ада и скромно намекают, что задержали торговцев органами – этого понять нельзя.

P.S. В среду в Вашингтоне состоялось первое заседание российско-американской рабочей группы по вопросам гражданского общества, той самой, Макфола-Суркова. Глвным вопросом, который поднял уважаемый куратор гражанского общества Сурков и не менее уважаемый правозащтник Александр Брод, стал вопрос о правах российских детей, усыновленных американцами. Радостно констатировать, что у Владислава Суркова не менее трепетное отношение к правам детей, чем у гаитянских полицейских.

***

Все правильно. И про детей правильно, и то правильно, что эти люди презирают любую работу, будто труд – это некий несмываемый позор, а воровство и попрошайничества в почете. На этом Юлия Латынина делает акцент в другом ее материале, опубликованном 22 февраяля на сайте Газета.Ру;

" В свое время Гаити было полностью сельскохозяйственной страной, производившей сахар, рис и пшеницу. По мере роста производительности сельскохозяйственного труда в развитых странах и полной деградации Гаити его сельскому хозяйству становилось все труднее выдержать конкуренцию с более эффективными экономиками. Но по крайней мере часть населения выращивала рис хотя бы для себя. В тот момент, когда гуманитарные миссии стали в городах этот рис раздавать, даже эта отрасль рухнула. Гаити является сейчас четвертым по величине импортером американского риса. А бывшие производители риса пополнили собой ряды нуждающихся, которых спасают от смерти 2 тысячи международных гуманитарных организаций".

Многое правильно, но, тем не менее, не все так...

Прежде всего, по поводу американской армии, которая, якобы, является единственной силой, способной помочь Гаити. Американская армия вовсе не единственная сила, способная навести на Гаити порядок. Это сделать под силу любой армии, даже российской. Но, так же, как и американская армия, ни одна другая армия в это дело не полезет. И вовсе не из страха перед различного рода "воровскии организациями, гуманитарными организациями, специализирующимися на раздербанивании гуманитарной помощи совместно с организациями типа «Хамас», которые закричат, что это нарушение прав человека". Ни одна армия в это не полезет потому, что правительствам их стран это не нужно. То же относится и к правительству США.

Но главное, это обвинения в адрес ООН. Да, это правда, что в силу имеющегося опыта, странам, получающим гуманитарную помощь через организации ООН, гарантирована вечная нищета. Старая мудрость: Дай голодному рыбу, и он будет сыт один день. Дай голодному сеть, и он будет сыт всю жизнь. После десятилетий гуманитарной помощи, осуществляемой главным образом под эгидой ООН, старая мудрость преобразовалась в новую: Дай голодному рыбу, и он будет сыт один день. Дай голодному сеть, и он пошлет благотворителя куда подальше с этой сетью. Прискорбно, но это факт.

Только вот, не ООН этому причиной.

ООН ведь не государство, производящее какой-либо продукт, который может быть поставлен в проблемные государства в виде гуманитарной помощи. ООН – это чисто организационная структура, поставляющая в качестве гуманитарной помощи только то, что выделяют для этого страны, производящие продукт и имеющие избыток такого продукта. А раз так, то и содержание благотворительной помощи, и форма, в которой она оказывается, определяется не политикой ООН, а исключительно странами-поставщиками благотворительного продукта посредством самого характера поставляемого продукта. А поставщиками продукта для гуманитарной помощи являются исключительно страны, имеющие избыток такого продукта, т.е., это страны Запада и, прежде всего, США, поскольку избыточный продукт развитых экономик Западной Европы составляет в этих объемах долю, несоизмеримую с долей США. Следовательно, именно Америка и есть то государство, которое полностью определяет те формы, в которых оказывается благотворительная помощь нуждающимся странам и анклавам в мире не в зависимости от того, кто такие поставки осуществляет, ООН или кто-либо другой.

А США изначально оказывают гуманитарную помощь бедным странам исключительно в форме "рыбы" и никогда в форме "сети". И политика эта была принята в США вполне сознательно, а вовсе не сформировалась сама собой.

С одной стороны, такая политика сажает страну на "товарную иглу", поскольку тормозит развитие собственного национального производства. В результате, постепенно здесь формируется рынок сбыта американских товаров. В обмен на что? В обмен на природные ресурсы, если таковые имеются и на поддержание этих стран в форме стратегических сателлитов США на внешнеполитической арене, что, собственно, и определяет сферы влияния США в регионах мира.

С другой стороны, подобная форма гуманитарной помощи чрезвычайно выгодна самим американским производителям тех товаров, которые поставляются в виде такой помощи. Товар, успешно продающийся на территории США, ни один производитель ни при каких условиях в качестве гуманитарной помощи никогда и никуда не отправит, поскольку объем продаж в США определяет успешность производителя и его прибыли. Избыточный товар – это товар, который не реализуется, а залежался на складских полках. Если он так на этих полках и останется, то затраты на его производство становятся чистым убытком предприятия. Особенно это касается производителей продуктов питания, которые обязаны залежалый товар уничтожать. А убытки предприятия по этой статье неизбежно ведут к сокращению производства и, обусловленному этим, сокращению рабочих мест. Если же производитель отгружает избыточный продукт в виде гуманитарной помощи кому-либо, то общая стоимость этого продукта, исчисляемая по отпускной цене, в соответствии с американским законодательством, вычитается из общей суммы налоговых платежей данной кампании. А это, хотя и не компенсирует производителю недополученной прибыли, за то полностью возмещает производственные затраты, позволяя сохранять прежний объем производства и избежать сокращения рабочих мест. Таким образом, американское правительство одним махом решает сразу несколько задач, как то, обеспечение национальных внешнеэкономических и внешнеполитических интересов, и в то же время задачи внутриполитические и внутриэкономические. И все это исключительно за счет средств частного бизнеса, не затрачивая ни цента из госбюджета страны.

Однако Америка не единственная из экономически успешных стран в мире. Что по этому поводу могут предложить, например, страны Западной Европы? – А современные экономики этих стран формировались, как известно, на основе послевоенного плана Маршала. Поэтому, хотя экономики этих стран и отличаются от американской по степени социальной ориентированности государственного контроля. Однако с точки зрения фундаментальных экономических процессов, это экономики того же плана, что и американская. Поэтому характер продукта, поставляемого в виде гуманитарной помощи из этих стран, отличается от американского разве что меньшими объемами, но не более того.

Таким образом и получилось, что за 65 лет послевоенной истории гуманитарная помощь американского образца, оказываемая бедным странам, сформировала в мире целые нации, разучившиеся кормить себя сами и характерные всеми теми

негативными атрибутами, которые описывает Юлия Латынина на примере Гаити.

Так что ООН здесь ни причем, отказываться следует именно от американской формы оказания гуманитарной помощи. Но даже это во вторую очередь. А в первую очередь, прежде, чем дать голодному сеть, необходимо создать условия, при которых он эту сеть примет, а не пошлет куда подальше эту сеть вместе с благотворителем. И как это можно сделать?

Теоретически просто. Достаточно ввести в стране жесткую систему распределения, похожую на карточную систему, существовавшую в СССР во время Второй мировой войны, когда продовольственные карточки разделялись на "рабочие" и "иждивенческие". Но практическую эффективность такой системы можно добиться лишь в том случае, если осуществлять это распределение будут не местные власти или общественные организации, а ... иностранная армия при полной ликвидации всех существующих в стране организаций по распределению гуманиПтарной помощи. А такое возможно лишь в случае военной оккупации страны. Теоретически сделать такое возможно. Но практически, чтобы так сделать, это должно быть кому-то нужно, причем очень нужно. В настоящий момент мы имеем живой пример Гаити, где уже присутствует значительный американский воинский контингент. И ситуация подходящая. Вполне можно было бы начинать потихоньку операцию такого типа. Однако этого не происходит, поскольку Америке это ненужно. А не нужно потому, что нет в такой акции американского национального интереса. Можно, конечно, пофилософствовать на тему того, что Америка, мол, помогает исключительно из чувства чисто человеческого сострадания, как это следует из материалов Ю. Латыниной. Но это так и останется пустой философией, поскольку, как минимум, потому, что в соответствии с Конституцией американский президент не имеет права на использование вооруженных сил, кроме как для достижения национальных интересов США.

Впрочем, из чувства ли сострадания Америка действует или нет, оба утверждения недоказуемы. Что ж, сделаем допущение, что из сострадания. В этом случае мы вправе ожидать, что США готовы изменить форму оказания гуманитарной помощи, и вместо "рыбы" начать поставлять в бедные страны "рыболовные сети". А откуда подобный продукт для гуманитарных поставок они возьмут, хоть американцы, хоть европейцы? Ведь такой товар, как средства производства, избыточным не бывает. Перепроизводство затрагивает главным образом товар прямого потребления, точное количество требуемых единиц которого определить невозможно. Средства же производства как правило производятся в количествах, заказанных непосредственно производителем, использующим эти средства. Здесь переизбытка не бывает, и, следовательно, такой товар не бывает залежалым, и производителю средств производства нечего предложить в качестве гуманитарной помощи на тех же условиях, на каких это делают производители товаров прямого потребления. Получить такой продукт правительство может только отобрав его у производителя или купив у производителя.

Трудно себе представить, каким образом правительство США может конфисковать товар у производителя, не изменив при этом кардинально свой политический режим. А если бы и могло, то конфисковывать было бы нечего, поскольку такой товар производится по заказу, а не впрок. Следовательно, правительство должно этот продукт еще и заказать, т.е. платить придется обязательно. Можно, конечно, предложить в качестве оплаты погашение затрат за счет налоговых льгот, как это происходит у производителей товара прямого потребления. Однако последние производят свой товар не ради компенсации затрат за счет благотворительности, а ради прибыли. Компенсации затрат на производство они рады, если так случается, что произвели больше, чем могут реализовать. Производить что-либо в расчете на простую компенсацию затрат вместо прибыли ни один частный производитель никогда не станет. Следовательно, правительству останется лишь покупать данный продукт у производящих компаний, причем за полную стоимость, куда включена и прибыль. Это ж, какие деньги получаются при нынешних объемах гуманитарной помощи? А ведь к этому еще нужно прибавить и затраты на людей, которые эти производства запустят и обучат персонал из числа местных жителей. Получается, что осуществить такую программу можно только за счет средств госбюджета, причем деньги понадобятся несравненно большие, чем США тратят сейчас, оплачивая лишь чисто техническую доставку гуманитарной помощи к месту назначения. И, мало того, на выделение подобных сумм из госбюджета требуется решение Конгресса США. Сейчас Конгресс на это деньги выделяет, поскольку существующая форма гуманитарной помощи соответствует национальным интересам Америки, а именно, как уже говорилось, формирует иностранные рынки сбыта для американского продукта. Предлагаемая же программа, во-первых, требует значительно больших денег. А, во-вторых, действует, скорее, против американских национальных интересов, поскольку не просто не формирует таких рынков сбыта, но препятствует их формированию. Что-то не удается вспомнить случая, чтобы американский Конгресс давал согласие на финансирование подобных затей...

А посему... Никакая иная форма гуманитарной помощи бедным странам, кроме уже существующей, на данный момент практически невозможна. Все остальное – утопия. И без гуманитарной помощи теперь тоже обойтись не удастся. Поскольку население этих стран в целом работать неспособно, без гуманитарной помощи теперь тоже обойтись не удастся. Отказ от существующей традиции оказания гуманитарной помощи чреват массовым голодом с горами разлагающихся трупов, что чревато последствиями, от которых и сытым странам мало не покажется. Сами создали целые нации иждивенцев, самим и придется этот крест нести...


Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций