Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

ЕВРЕЙСКОЕ НОВОГОДНЕЕ

Джон Мак-Кейн идет в йешиву * Кто не может поклясться на Библии?  * Рабби Гринч * Не все богачи на Уолл-Стрите * Мизрахи в Нью-Йорке * Ермолка с колокольчиками * Евреи вдохновившие людоеда *

В течение 150 лет Нью-Йорк является домом для самой большой в мире еврейской общины и во многих отношениях самым еврейским городом мира. Еврейские политические и общественные мероприятия, выставки, концерты, презентации, спектакли, парти, коктейли и много другого происходят здесь каждый день. Пик еврейского активизма приходится на Ханукку и следующее сразу за ней Рождество, когда нашим евреям тоже надо чем-то себя занять.

Темы в Ханукку самые разные. Ну что бы мы подумали, прочитав заголовок «Мак Кейн идет в йешиву»? Речь, разумеется о самом известном сегодня носителе фамилии этого шотландского клана – сенаторе из штата Аризона Джоне Мак Кейне. В статье не о том, что республиканский сенатор и самый вероятный (на сегодняшний день) кандидат на пост президента США стал на минутку евреем, а о том, что он получил титул «почетный доктор» от старейшего и известнейшего еврейского университета Нью-Йорка «Йешива юниверсити».

На пригласительном билете, впрочем, была нарисована не ермолка, а обычная докторская шапочка, в точности такая, которую надевали ученые магистры и доктора от теологии в средневековых католических университетах.  Кстати, в том же университете в йешиву «таки ходят» кардинал и несколько католических теологов. В рамках специальной программы они постигают Талмуд и другие секреты Торы.

И еще одна новость из высшего еврейского образования. Впервые за 131-и летнюю историю женщина была избрана на пост председателя правления Хибро Юнион Колледж – одного из крупнейших еврейских институтов, готовящих теологов и  священнослужителей. Ею оказалась  Барбара Фридман, супруга бывшего президента крупнейшей американской инвестиционной фирмы Goldman-Sachs Стенли Фридмана. Это конечно не предел для еврейской женщины – недавно Сандра Фроман была избрана президентом «самой мужской» Американской оружейной ассоциации – главной лоббисткой организации против ограничения продажи и владения оружием. Впрочем, Сандра Фроман известна еще и тем, что ее сын, журналист Даниэл Перл был убит в Пакистане во время расследований деятельности террористов из Аль-Каиды.

* * *

Трогательное межрелигиозное сотрудничество, как в Йешива юниверсити или в йешиве Ховевей Тора далеко не всех устраивает. Скандал случился с членом попечительского совета Вашингтонского мемориального музея Холокоста Денисом Прагером, известным телекомментатором правого (некоторые говорят крайне-правого) толка. В ответ на избрание мусульманина Кейта Элисона в Конгресс США  Прагер заявил «это подрывает основы американской демократии. Тот, кто не способен принести присягу на Библии, недостоин служить в американском конгрессе». В Америке, как известно, свобода слова, однако заявления Прагера вызвали волну критики. Бывший мэр Нью-Йорка, еврей Эдвард Коч, тоже член Попечительского совета Музея Холокоста потребовал изгнать оттуда невоздержанного в словах коллегу «компрометирующего и искажающего миссию музея». В совете уверены, что «Прагер зашел слишком далеко». Тем более, что евреи стараются дистациировать себя от христианства и даже настаивают, чтоб свою Библию называли Танахом, и с заявления Прагера выглядят для них очень сомнительно. Проблема в том, что Прагер - назначенец Белого дома, имеющего там свою квоту, и члены совета не могут его исключить. Президентская администрация от комментариев пока уклонилась.

* * *

Самое неудачное ханукальное еврейское мероприятие, впрочем, произошло не в Нью-Йорке, а в Сиэтле – городе с большой и динамичной еврейской общиной. Раввин Элазар Богомильский заслужил там в газетах прозвище «Рабби Гринч». Гринч, как известно, известный всем американским детишкам многих поколений персонаж американского писателя Д-р Суса, вознамерившийся украсть Рождество. Рав Богомильский руководствовался наилучшими намерениями, когда в судебном порядке потребовал у администрации международного аэропорта в Сиэтле в течение 18-и часов убрать установленные там новогодние елки. Р. Богомильский не был против елок, а хотел установить там также большую менору, из тех, которыми Хабад в течение многих лет поставляет для украшения скверов и площадей во многих американских городах. Однако, администрация аэропорта решила иначе и убрала елки, заявив, что иначе придется ставить символы всех религий, а это слишком дорого. Рав Богомильский получил огромное количество электронных и обычных писем, полных горечи, обиды, а то и ругательств и проклятий, часто откровенного антисемитского содержания. Рав согласился даже покрыть расходы, чтоб вернуть елку обратно.  В администрации аэропорта, впрочем, не захотели обострять конфликт, а заявили, что представитель рабби говорил «не с тем человеком», а на будущий год они обязательно обсудят заранее все вопросы.

Не всегда угроза «затаскать по судам» приводит к положительному результату. Хотя предложения «затаскать по судам» участников проходившей в это же время злополучной конференции по ревизии Холокоста в Тегеране и самого президента Ирана в хануккальную неделю давали пищу еврейским газетам и после Ханукки. Угрожает не кто иной, как Алан Дершовиц, сумевший в свое время добиться оправдательных приговоров для самых громких убийц Америки. Интересно, как ему будет в роли обвинителя.

* * *

Среди моей праздничной почты выделялось роскошное приглашение на благотворительный вечер для сотрудников Уолл-Стрита в гостинице Хилтон на 53-й улице. Почетным гостем вечера был новый посол Израиля в США Салай Меридор. На Уолл-Стрит, как известно, размещается пока финансовая столица мира. Хотя американский доллар неуклонно падает, а финансовые биржи в Гонконге и Лондоне уверенно отбирают у Нью-Йорка лакомые куски, однако здесь все еще сосредоточено немалое могущество. Еврейская федерация Нью-Йорка  имеет специальный отдел, работающий на этой улице. Фирма, где я работаю, тоже посылает меня иногда на подобные мероприятия, снабдив чеком на довольно приличную сумму. На хануккально-рождественский период особенно хорошо собирать пожертвования. Во-первых солидные фирмы платят сотрудникам бонусы, а на Уолл-Стрит бонусы могут достигать шести и семизначных чисел. Во-вторых, близится конец года, и людям уже ясно их финансовое состояние за год и можно выделить деньги на благотворительность, что освобождает их от уплаты налогов. Во время недавнего визита израильского премьер-министра Ольмерта, миллиардер и владелец казино в Лос-Вегасе Шелдон Эделсон подарил 200 миллионов долларов на еврейские дела. В кругах еврейских профессиональных сборщикв благотворительности надеются, что это может переломить опасную тенденцию, когда деньги благотворителей евреев все больше и больше уходят на «нееврейские» цели.

На Уолл-Стрит в тот вечер, под коктейли, изысканные закуски, карточные столы, речи видных гостей и другие удовольствия собрали в десть раз меньше, почти 21 с половиной миллиона долларов. На вечер собралось свыше 1.300 человек – финансистов и аналитиков из «Голдман Саш», «Морган Стенли», «Бир Стернс» и других мировых брэндов в области финансов.Еврейским финансовм профессионалам нечего стеснятся. «нью-йоркским евреям сопутствует беспрецедентный финансовый и политический успех и мобильность», - завил один из выступавших. Впрочем, публику предостерегали не витать в эмпирех, из-за «роста нового антисемитизма, который называется антисионизмом». На вечер специально привезли Керен Гольвассер, жену израильского военнослужащего Уди Гольдвассера, похищенного Хизбаллой на границе с Ливаном. Освобождение солдат тогда было объявлено целью военной кампании в Ливане. Возможно, теперь Уолл-Стрит сможет помочь. Посол Меридор про солдат не вспомнив, но и он не обошел вниманием Вторую ливанскую войну, особенно нажимал на иранскую угрозу.

Средим присутствующих были не только такие «воротилы», как Эс Гринберг из «Бир Стернс»,  Эрик Шварц из «Голдман Саш» или Александра Лебенталь из одноименной фамильной компании, но простой народ – аналитики, программисты, бухгалера и счетоводы. Некоторые фирмы заплатили за столики, аасотрудники еще не видели своих бонусов. Некоторые видели, но скромно молчали «Я им что-нибудь пожертвую, - сказал сосед по столику, держа в руке бутылку пива, - но я еще не видел своего бонуса». Женщин, впрочем, было явно меньше, чем мужчин, что соответствует положению в довольно замкнутом мире корпоративной Америке, где дела делаются тихо, за закрытыми дверьми, должности зачастую наследуются от родителей. «Здесь далеко не все богатые, - рассказала приятная 30-летняя женщина с яркой еврейской внешностью, - Я занимаюсь исследованием. Здесь не все банкиры и торговцы».

* * *

Видный американский юрист Алан Дершовиц не только собирается по судам затаскать иранского президента. Как-то он заметил, что вместо восточноевропейских эмигрантов, сформировавших еврейскую общину Америки, долго не будет пустовать, а его займут израильтяне, которые и определят в будущем лицо американского еврейства. Так или иначе, однако, влияние более миллиона израильтян в Америке начинают сказываться в первую очередь в музыке. 

Если поападаешь в израильский ресторан, вечеринку и тусовку, то там непременно звучит восточно-средиземноморская, левантийская, а то и откровенно арабская музыка, называемая в Израиле мизрахи. В Америке ее еще не воспринимают, как музыку еврейскую, предпочитая ей все виды ашкеназийского клезмера. Однако монополии постепенно приходит конец. Об этом свидетельствует несомненный успех II Фестиваля сефардской еврейской музыки, огранизиванного Эрезом Гендлером. Гендлер – сам диск жокей и владелец лейбла Modular Moods Records, один из столпов еврейского хип-хоп много лет видит себя в «персональном крестовом походе по преодолению ашкеназийского подсознания, которое люди ассоциируют с еврейской музыкой, и сбалансировать ее музыкой сефрадской». Насчет «крестового похода» говорить в еврейской аудитории довольно рискованно, помня какие беды они принесли евреям. Даже президент Буш слегка прикусил губу, когда понял, что он сморозил, говоря арабам о «крестовом походе за демократию».

Откровенно ашкеназийская фамилия досталась Гендлеру от отца, а от матери-йеменки – любовь к йеменской и сефардской музыке, к своеобразным синагогальным напевам выходцев из Саны, ко всему мизрахи. «Я хочу поделиться этой любовью с другими людьми, и фестиваль хорошо служит этой задаче». Фесгтиваль начинался большим хануккальным обедокм с выступлением звезд – ансамбля «Дочери фараона» и певицы Сары Аруэсте.

О «Дочерях фараона» и их руководителе Басе Шехтер я вспоминал как-то в статье о Джоне Зорне и его лейбле «Цадик»  «Музыка радикальной еврейкой культуры» http://www.russiandenver.50megs.com/dzhon_zorin.html . В программе фестиваля целый вечер был посвящен «Женщинам Цадика» - Джулии Эйзенберг,  Айелет Роз Готтлиб и Басе Шехтер. Для американской аудитории Гендлер постоянно подчеркивает, что артисты-ашкенази исполняют у него сефардскую музыку. В Израиле, где стиль мизрахи давно уже стал доминирующим направлением популярной культуры, об этом уже нет нужды говорить. Там наоборот, постарались бы подчеркнуть смешанное происхождения Гендлера или той же Баси Шехтер.

* * *

Музыка Чайковского играет важную роль в традиционным многокультурном букете, сопровождающим праздникии в Америке. В День независимости обязательно играют «1012 год » Чайковского, сопровождаемый фейерверком и открыванием бутылок с шампанским. Рождество не обходится без «Щелкунчика», который целиком и по частям начинают ставить и играть задолго до самих праздников. Еврейская Ханукка пока еще не придумала достойного ответа рождественскому «Щелкунчику». Зато в Нью-Йорке в этом году «Щелкунчик» танцевали в кипе. Правда, не все, а лишь солист Том Голд. В середине балета, в сцене украшения елки, он еще в скромной роли, зато с ермолкой на голове. Позже, вслед за стремительным экзотическим танцем Кофе, и акробатическими прыжками Чая, на сцене появляется Конфета с обручем в руках... и с большой кипой на голове.

«Это самая замечательная ермолка, да еще украшенная колокольчиками, - сказал Голд в интервью, - Наверное, самая красивая ермолка во всем Манхеттене». Ермолка на голове актера – не случайность и не праздничная декорация. Голд - единственный танцор  знаменитого нью-йоркского Сити-балета, продолжающий соблюдать еврейские обычаи.

Соблюдает еврейские обычаи и Господни заветы и комик Саша Барон-Коэн, вызвавший много шуму своим последним фильмом «Бурат». Не только соблюдает, но и ходит в синагогу и свободно говорит на иврите. Так он отвергает обвинения в разжигании антисемитизма. Смешные и часто обидные замечания о евреях действительно вызвали волну критики, особенно у тех, кто любое смешное замечание по адресу еврея сразу относит в разряд антисемитизма. Саша Барон-Коэн – верующий еврей и выпускник Оксфорда отвечает на их критику. На критику тех, кто обвиняет его в разжигании ненависти к казахам, русским, черным, цыганам и другим, кого не пощадил острый язык сатирика, Саша не отвечает вовсе. Как говорят американцы, он смеется по дороге в банк, да еще скорей всего мотает на ус и копит материал для своих следующих ролей.

Зато еврейский ответ «Щелкунчику» может быть, и найдется. Том Голд готовит постановку балета «Мецада». Той самой крепости в пустыне, где восставшие евреи в конце концов убили друг друга, произнося при этом длинные речи. В балете речей произносить не принято, да и «Мецада» эта вдохновляется ультра-авангардистским сочинением Джона Зорна, свободно соединяющего клезмер с джазовой импровизацией, классической музыкой даже  хи-хопом. Так, что глядишь, еще герои Мецады таки начнут... читать рэп.

Идея создать хореографию на музыку Зорна принадлежит руководителю Театра Миллера при Колумбийском университете Джорджу Стилу. Он свел Тома Голда с Зорном. «Это была как бы встреча мнений, - рассказывает Голд – Я чувствовал, что мы оба с Зорном родились евреями, то у нас сложится внутреннее сотрудничество. Я чувствую, что он понимает мою хореографию, и чувствую, что он знает, что я понимаю его музыку». Том Голд выводит на сцену четырех женщин, путешествующих по пустыне. Действительно, сложная музыка Зорна, как и сложная хореография Голда и сочетающая  ближенвосточные танцевальные движения и классический балет доступна для подготовленного зрителя. «Я не пытался делать политических заявлений, - говорит Голд, - Моя постановка не имеет ничего общего с горной крепостью Мецада» С той, где покончили с собой еврейские зелоты. Так, что вождю зелотов Элиэзеру Бен-Яиру вероятно, предстоит запеть и станцевать в другой постановке. Для нас, с детства привыкшим к поющему и танцующему Ленину на советской сцене, такое не должно казаться странным. Впрочем, и Голду приходится отвечать на еврейские вопросы. Пример приводит он сам «Как вы можете танцевать в столь католическом спектакле, как “Щелкунчик”? Это не содает трудноетей для вас, как для еврея?» «Это все игрушечное, и елка ненастоящая, а лишь декорации – отвечает танцор, - И там нет никакого Иисуса». Натоящая трудность вероятно в другом. Ведь роль требует двенадцати акробатических па с крутящимся обручем вокруг пояса. И при щтом требуется не уронить ермолки.

* * *

Книга, как известно с детства, лучший подарок. Новогодне-рождественско-хануккальный сезон – лучшее время в Америке для книжной торговли. Мой знакомый владелец книжного магазина любит повторять, что за сезон он зарабатывает себе на целый год. В прошлые годы я писал о таких вышедших под Новый год новинках, как замечательные книги эмигрантов из России, пишущих по-английски Гарри Штейгаца, Дэйвида Безмозгиса и Лары Вапняр.

В этом году трудно что-то посоветовать. Особенно на еврейскую тему. Ведь не советовать же книги бывшего президента Джимми Картера «Палестина: Мир, а не апартеид». С еврейской стороны на книгу посыпалась возмущенная, а порой ожесточенная критика за «несбалансированную позицию». Хотя сам Картер и в книге и во время выступлений постоянно подчеркивает, что в американском общественном мнении явный перекос в пользу израильской позиции. Наши еврейские деятели тоже об этом иногда говорят с гордостью, но другим нельзя. Да и какой тут перекос, риторически вопрошал глава Антидиффамационной лиги Эйбрам Фоксман, - если Картер мелькает на всех каналах, во всех газетах. Ему вторит глава Американского еврейского комитета Дейвид Харрис, заявлялвшихй, что никогда не слытшал столько комплиментов от прессы, как в адрес Катера во время интервью. Женщины у нас в последнее время выращаются ясней. Глава новосозданного «Израильского проекта» Дженнифер Ласло-Мизрахи назвала картеровскую критику «ленивой». «Я не понимаю, почему Тим Рассет (ведущий программы «Встреча с прессой» ) и другие приняли книгу серьезно?» - спрашивает Ласло-Мизрахи.

Впрочем, на сей раз произраильские еврейские круги явно не успевают реагировать. Только что прошла громкая кампания против исследования видных политологов декана Школы политических наук имени Кеннеди при Гарвардском университете Джон Мершаймер и Стивен Уолт, заявлявших среди прочего, что поддержка Израиля противоречит национальным интересам США.

Критикам удалось добиться того, что ни одно американское издание не захотело опубликовать эссе профессоров. Однако публикация вышла в престижном Лондонском книжном обозрении, а попытки исключить из дискусии некоторых видных критиков Израиля вызвали протест даже твердых правых сионистов. Среди прочего Мершаймер и Уолт обвиняли произраильское лобби в зажиме критики. В результате, дело получило большую огласку. К огромному сюрпризу удивлению критиков, профессора получили предложение написать книгу о еврейском лобби в  самом солидном издательстве, где выходит лучшая литература, посвященная еврейским делам. Тот же Харрис вынужден был заявить, что «надо понять, как это произошло».

Выход книги Картера застал силы защитников израильских интересов врасплох. Они-то готовились к борьбе с широко разрекламированными рекомендациями отчета комиссии Бейкера,  рекомендовавшего связать дела в Ираке с продвижением израильско-палестинского мирного процесса. Картера же не боялись, полагая по названию, он обвинит Израиль в политике апартеида, что здесь заведомо принято считать антисемитизмом. Однако, книга Картера о другом, о праве палестинцев жить в мире, а не за стеной. Книга Картера  показалась опасной еще и тем, что написана языком  главных сторонников Израиля – евангельских христиан Америки и обращается к их мировоззрению и идеям. Более того, в еврейских кругах еще памятна недавняя кампания против фильма Мела Гибсона, вызвавшая огромный резонанс и позволившая фильму заработать больше трехсот миллионов долларов. Так или иначе, а «Мир, а не апартеид» заняла почетное седьмое место в списке бестсерров «Нью-Йорк таймс» и широко раскупается, а неудачи кампании против Гибосна отзываются до сих пор. Теперь неудовольствие еврейских кругов вызвала уже критика на новый фильм Гибсона «Апокалипто». Сам фильм посвящен индейцам майя и ничего общего с евреями не имеет, а гнев и возмущение вызвали заявления критиков, увидевших в кровавых сценах и грудах тел аналогию с Холокостом.

Если говорить о книгах с кровавыми сценами, то неожиданно еврейский след проявился там, где его раньше не было. Ни в прошедшем с огромным успехом оскаровском лауреате, фильме «Молчание овец» ничего нет про евреев, ни в секвеле «Красный дракон», ни в продолжении «Ганнибал». А вот в новой книге Томаса Харриса (не путать с еврейским деятелем Дейвидом Харрисом, о котором писалось выше) «Воспитание Ганнибала» (Hannibal Rising)  евреи появились. Страшный, и тем не менее, привлекательный и даже любимый публикой доктор-людоед Ганнибал Лектер, правда, не оказался евреем, зато два человека, повлиявише на его детство были евреями – повар, давший ему пробовать кошерную пищу и его любимый воспитатель господин Жаков. Лектер вырос в старинном литовском замке. Во время Холокста будущий людоед прятал в замке этих двух евреев. Жаков с большой любовью и терпением учил его жизни, знаниям о мире и природе. «Смерть Жакова, расстрелянного нацистами в заснеженном лесу – одно из ранних воспоминаний Лектера, возможно, толкнувшее его на путь садистского мщения». - считает критик одной из газет. Евреи не новость в американской поп-культуре. Так главный отрицательный герой комикса, а загтем и серии фильмов X-Man Магнето впервые проявил свои сверхъестественные силы в концентрационном лагере, куда нацисты загнали его с родителями.  В феврале уже выйдет фильм по книге Харриса. Однако к тому времени кончатся праздники и произойдут новые события, которые и будут тогда главными.


Обратная связь