UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/hodor.htm

Интервью М. Б. Ходорковского и будущее России
Илья Трейгер, Вашингтон

23 июля «Собеседник» публикует большое интервью Михаила Ходорковского Дмитрию Быкову – о преемниках Путина, убийцах Немцова и будущем России и Украины.

Два момента в этом интервью производят вполне позитивное впечатление. Во-первых, всегда приятно ознакомиться с разговором двух умных людей. А, во-вторых, вот это:

«– Как вы полагаете, решение об этом деле – путинское? – Не думаю. С Путиным мои отношения выяснены. Я знаю, что к нему заходили и негодовали: как же, Ходорковский нарушает свои обещания! Путин ответил: он ничего мне не обещал. – Откуда у вас информация? – Многие чиновники на верхних этажах занимаются так называемым хеджированием – готовят запасные аэродромы. Они ведь понимают, что произойти в нашей стране может всякое».

То, что ряд чиновников пытаются готовить запасные аэродромы, вряд ли может кого-то удивить. Но тот факт, что эти самые «чиновники на верхних этажах» сливают информацию не кому-то, а лично Ходорковскому, говорит о том, что на этих самых «этажах» МБХ рассматривают в качестве той самой фигуры, которая, возможно, и будет обладать возможностью эти запасные аэродромы названным чиновникам обеспечить. Что ж, в какой-то степени это радует, поскольку Ходорковский явно не худшая кандидатура для принятия власти после Путина, если и не президентом, то временным кризисным менеджером, в качестве кого сам Михаил Борисович себя и предлагал. Но все остальное, сказанное Ходорковским в этом интервью, вызывает серьезные вопросы.

Первый большой вопрос, который возникает – это позиция Ходорковского по поводу того, что будущее России он видит в качестве государства-автаркии:

«– Скажем иначе: что сможет Россия поставлять на мировой рынок? – Нам совершенно не об этом надо сейчас думать. Экономика такой огромной континентальной страны может быть только автаркична. Сейчас нам важно прокормить себя, а не о конкуренции с Китаем думать. Россия – не столько часть мира, сколько отдельный мир. Главная цель нашей экономики – самообеспечение. И в строительстве, например, мы этого практически добились. Надо – это первый закон всякого управления – делать то, что вытекает из вашей природы, а не насиловать ее. Россия не любит повторяющихся действий, принуждения, монотонности, она любит производить штучный товар, уникальный. Это не массовая еда и не одежда, это то, чего никто другой не умеет».

Прежде всего, здесь следует отметить, что в области строительства на самом деле Россия этого вовсе не добилась. Да, если говорить о строительстве бревенчатых изб, то Россия действительно таким строительством обеспечить сама себя может. Но если говорить о строительных технологиях периода сталинской администрации, где необходима строительная техника, когда СССР действительно полностью сам себя обеспечивал строительством, то сейчас даже этот уровень самообеспечения России недоступен, поскольку производство собственной строительной техники практически свернуто, и значительную часть этой техники приходится импортировать. То же можно сказать и о целом ряде современных строительных материалов.  Впрочем, не это главное.

Как понимать тезис о том, что «Экономика такой огромной континентальной страны может быть только автаркична», откуда этот вывод следует? Михаил Ходорковский, как человек с естественно-научным образованием, не может не знать, что бремя доказательства позитивного утверждения лежит на плечах того, кто это утверждение сделал. Тем более, в ситуации, когда присутствуют прямые доказательства обратного. США тоже огромная континентальная страна по населению более чем вдвое больше России. Экономическое развитие этой страны всемеро превышает экономическое развитие России, а технологическое ее развитие обеспечивает Америке статус единственной сверхдержавы. И при этом, тем не менее, США живут и развиваются не как отдельный мир, а как часть мира и ни о какой автаркии в Америке даже речь не идет. Китай тоже огромная континентальная страна, население которой больше России и США вместе взятых, а в культурном отношении Китай имеет куда больше оснований считаться отдельным миром, нежели Россия. И, тем не менее, Китай вполне себе успешно развивается не в качестве автаркии, а как часть общего мира, импортируя технологии и экспортируя произведенный продукт. Таким образом, огромность континентальной страны никак не вписывается в категорию обязательного фактора для развития в качестве автаркии. Кстати, а много ли мы знаем примеров успешно развивающихся автаркий? Сталинский СССР практически был автаркией. И что, мы опять такой же жизни хотим? Ну, про Северную Корею мы тоже все знаем. Есть еще такое племя – Сентинельцы. У берегов Индии на Северном Сентинельском острове живет такое племя. Сентинельцы известны своим яростным сопротивлением идти на контакт. Точная численность племени не известна, предположительно 250 человек, максимум 500. Известно, что они занимаются ловлей рыбы, охотой, собирательством, живут в лачугах. Занимаются ли они животноводством или растениеводством - неизвестно. Еще известно, что они стреляют из луков по вертолетам ученых, пытающихся пойти с ними на контакт. Вот они действительно частью общего мира не являются и живут как отдельный мир. Но это не огромная континентальная страна, а фактически деревня с населением 250-500 чел. Вот, пожалуй, и все известные примеры.

Далее, не вполне понятно, как понимать аргумент о том, что «Россия не любит повторяющихся действий, принуждения, монотонности, она любит производить штучный товар, уникальный. Это не массовая еда и не одежда, это то, чего никто другой не умеет».

Прежде всего, не ясно, каким образом можно добиться самообеспечения, если не производить массовую еду и одежду, т.е., по определению МБХ, не производить повторяющихся действий? Если этого всего не производить, то все это придется импортировать. А если все это импортируется, то какой может быть разговор об автаркии? Получается, что Михаил Борисович в поддержку тезиса об автаркии привел аргумент, прямо противоречащий тому, что должен был бы поддержать. Странно как-то…

С другой стороны, да, блоху русский умелец всегда умел подковать, но получал ли он взамен на этот штучный уникальный товар хоть что-нибудь для собственного жизнеобеспечения? – Никогда. За весь период своей истории, поступательное развитие России всегда базировалось на импорте этого развития из Европы. Даже обоюдоострые мечи и те пришли в Россию из Европы. Так что тезис о том, что «Экономика такой огромной континентальной страны может быть только автаркична» и никакой другой, явно не выдерживает критики. Так же, впрочем, как тезис о том, что страна может прокормить себя, выпуская штучный продукт.

Второй большой вопрос, возникающий в связи с этим интервью – это то, в какой форме следует ожидать уход Путина от власти.

Михаил Ходорковский считает, что это будет сделано посредством очередной операции «преемник», на роль которого в настоящий момент рассматриваются Иванов и Патрушев. Начало же этого процесса экс-глава ЮКОСа видит в том, что к концу текущего года Путину перестанут прощать, что всякое лыко начнут ставить в строку, а претензии будут нарастать лавинообразно.

В принципе, такой сценарий вполне возможен. А будет ли этим приемником Иванов, Патрушев или кто-то другой, принципиального значения не имеет. Однако, как известно из древней мудрости, что будет, что было – все это неопределенности. Определенность в жизни существует только одна – сейчас. А сейчас в системе российской власти происходят процессы, которые вполне могут вызвать к жизни совершенно иной сценарий, причем не менее вероятный, нежели тот, который предложен Ходорковским.

Ведь что из себя представляет сегодняшнее путинское окружение, те люди, в которых российский президент видит главную опору своей власти? Это окружение состоит из двух антагонирующих команд. Но только, это не деление на «ястребов» и «голубей», как это привыкли думать, а совсем другое. В основном круге окружения Путина есть группа людей, назовем их условно Первыми, которые непосредственно делают те деньги, на которые, собственно, живет государство – непосредственно контролируют добычу нефти и газа, а, так же, транспортировку углеводородов к конечному потребителю. И есть группа людей, назовем их условно Вторыми, которые непосредственно добычу и продажу углеводородов не контролируют, но контролируют то, что принято называть властной вертикалью, т.е. контролируют те государственные структуры, которые и являются инструментами абсолютной власти президента (силовые структуры, финансы и пр.). Это, в частности, люди из администрации президента, верхушка судебной системы и пр. И Первые, и Вторые являются сегодня миллиардерами. Но, только, миллиарды Первых – это деньги от сбыта углеводородов, а деньги Вторых – это газонефтяная рента от денег, заработанных Первыми.

Понятно, что чисто экономически Первые вполне могли бы существовать и без Вторых. Однако политически в настоящий момент это невозможно, поскольку именно вторые определяют не проснется ли очередным утром г-н Сечин, например, в СИЗО по примеру Ходорковского, а во главе «Роснефти» окажется, скажем, тот же Дмитрий Медведев. С другой стороны, совершенно очевидно, что вся эта власть Вторых держится исключительно на благополучии самого президента Путина. Таким образом, Вторые кровно заинтересованы в том, чтобы власти Путина ничто не угрожало, а сам он как можно дольше оставался у власти. Понятно, что обе группировки боятся друг друга и между собой никогда договориться не смогут (на случай дворцового переворота, например). Здесь надо отдать должное президенту – эту властную структуру он построил идеально. Впрочем, и Первых, и Вторых такая расстановка сил вполне устраивала, но только до определенного момента.

А момент этот наступил тогда, когда все эти люди, невзирая на то, к какой из группировок они относятся, попали под западные санкции. Не секрет ведь, что практически все из путинского окружения вовсе не планировали свою спокойную старость внутри России. Их семьи давно уже живут на Западе, их дети учатся на Западе и сами они лечатся на Западе. А тут эти санкции, в результате которых не просто их спокойная старость оказалась под вопросом, но они оказались отрезанными от своих семей и своих активов, размещенных на этом Западе. Причем произошло это как с Первыми, так и со Вторыми. Таким образом, и у Первых, и у Вторых объективно появляется прямая заинтересованность в смещении Путина. И, в этой же связи, есть еще один немаловажный фактор.

Михаил Ходорковский очень справедливо заметил в этом интервью, что путинское окружение занято исключительно возможностью личной катастрофы, признаки которой они уже ясно видят. И это действительно так. Уход Путина ведь может произойти попросту в результате вполне естественных причин. И в этом случае, как было сказано в известной комедии, «или я ее веду в ЗАКС, или она меня ведет к прокурору». На Западе людям из окружения Путина укрыться не удастся из-за уже введенных санкций, а внутри России мимо прокурора им никак не пройти. Можно, конечно, организовать дворцовый переворот и сделать Путина козлом отпущения. Самим же попытаться избавиться от западных санкции путем сдачи Путина международному трибуналу. Но для этого Первым и Вторым нужно договориться между собой, что невозможно по причинам, изложенным выше. Какой еще есть выход из создавшегося положения, и есть ли он вообще?

Есть – это пример Кадырова. Посмотрите, в какой безопасности живет Рамзан Кадыров на территории своего чеченского султаната. Что бы он не делал, каких бы преступлений откровенно не совершал, никакой российский прокурор не имеет шансов дотянуться до этого султана. И не только прокурор. Когда Кадыров в ответ на вполне законную операцию российских провоохранителей отдал приказ стрелять по ним на поражение, президент Путин ясно дал ему понять, что субординацию соблюдать придется, напомнив, что внутренние войска, дислоцированные в Чечне, подчиняются МВД России. И чем на это ответил Кадыров? – Он поднял по тревоге весь силовой личный состав Чечни, не поставив об этом в известность не только руководство МВД России, но и самого Главковерха. И что ему за это было? – Ровным счетом ничего! Почему создалась такая ситуация? – Потому, что силовики, работающие в Чечне, служат не Российско Федерации, а лично Кадырову. А как ему это удалось сделать? – Просто. Кадыров попросту купил местных силовиков. Эти люди живут не на ту зарплату, которую им платят согласно штатному расписанию МВД, а на ту, которую им обеспечивает лично Рамзан Кадыров из все той же газонефтяной ренты, поступающей в Чечню в виде бюджетных дотаций.

Ровно то же самое доступно и тем, кто реально контролирует добычу и продажу углеводородов. Каждый из них вполне способен купить газо- нефтенесущие регионы по схеме Кадырова и чувствовать себя там в полной безопасности.

То же касается и Вторых. Да, у них нет контроля за добычей и продажей, но у них есть миллиарды, добытые фактически тем же способом, что и кадыровские. А, кроме того, нефте- газодобытчикам нужно ведь транспортировать свой товар по территории России. Да, и не только нефть и газ экспортируют из России. Есть и другое сырье – есть металлы, есть металлопрокат и т.д.

Понятно, что подобные схемы выхода из ситуации могут разрабатываться и подготавливаться только в условиях максимальной скрытности. Поэтому сегодня мы можем говорить лишь о вероятности подобного развития событий, но не можем с уверенностью утверждать, проводится ли подобная работа людьми из путинского окружения на самом деле. Но если такая схема будет использована, то Первым со Вторыми договориться станет очень легко, а г-н Путин одним прекрасным утром вполне может проснуться хоть и все тем же монархом, но уже не правящим, а только царствующим. Реально же всем бюджетом страны будут распоряжаться его недавние соратники, в полной безопасности сидящие в своих «княжествах». И, понятное дело, сидящие не навсегда, а лишь на время переговоров с Западом по поводу снятия санкций с лиц из недавнего путинского окружения в обмен на сдачу козла отпущения международным судебным структурам. Насколько вероятен успех в подобных переговорах, если они состоятся? Очень вероятен, поскольку Запад объективно заинтересован в России как в рынке сбыта, а, следовательно, и децентрализации власти этой страны.

Ну, а дальше если путинскому окружению удастся избавиться от западных санкций и наконец реализовать свои планы на спокойную старость на Западе, страна гарантированно окажется в том самом положении, когда ей действительно понадобится, прежде всего, кризисный менеджер, и в последнюю очередь избранный президент. То есть, в этом случае как раз и наступает момент для Михаила Ходорковского. Но…

Но в этом случае кризисный менеджер получает уже не единую страну, а Россию, распавшуюся на регионы или, если угодно, княжества. Ни о какой автаркии в этом случае не может быть речи даже чисто теоретически. Как в этом случае собирать обратно страну, и как могут выглядеть перспективы ее развития, если подобный сценарий состоится?

Ну, и последнее. Практически все те, на кого опирается путинское самодержавие, находятся под западными санкциями, и, следовательно, никак не могут искать возможности для организации запасного аэродрома на Западе, т.е. там, где имеет какое-то влияние Михаил Ходорковский. А, раз так, значит, те «чиновники на верхних этажах», которые информируют МБХ, никоим образом не могут относиться к тому кругу путинского окружения, который на самом деле что-то решает, и который точно информирован. Поэтому, как видится, если Михаил Борисович действительно полностью доверяет той информации, которую получает от этих людей, то... не  напрасно ли он это делает…

 

Copyright©2015 UNIPRESS