UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/igil2.htm

Неизвестное лицо ИГИЛ — продолжение
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

Нет ничего более различного в оценке между Западом и исламским миром, как оценка средневековья. Для исламского мира – это замечательная эпоха процветания, просвещения и подъема. Кстати, когда борцы с клерикальным засильем в Израиле обвиняют своих противников в «средневековости», то лишь выдают свое невежество. Средневековый иудаизм вместе со средневековым исламом, отличались удивительной творческой открытостью, любознательностью и стремлением к прогрессу, во многом утраченному и современным исламом, и современным иудаизмом.

Мусульманский «сионизм»?

В последние два года я много разговаривал по поводу Исламского государства с экспертами и просто мусульманами-суннитами. Состояние умов в связи с возрождением Халифата напомнило мне рассказы моих родителей и многих евреев старшего поколения об атмосфере, царившей в еврейском мире в 1948 году после провозглашения возрождения Государства Израиль. И надо сказать, что мнения у мусульман разные, как и у евреев в то время мнения по поводу Еврейского государства были очень разные. Большинство евреев отнеслось к созданию Израиля критически и скептически, но равнодушных не было.

Тогда в 1948 году религиозный мейнстрим всех направлений иудаизма – ортодоксального, консервативного и реформистского, принял поначалу создание Еврейского государства с разной степенью враждебности. Да и не только там. Однажды генерал-полковник, четырежды Герой Советского Союза Давид Драгунский сказал, что из-за Израиля он не стал маршалом. Сионизм тоже задумывался не как еще один ближневосточный национализм, а родился в недрах Русской революции, как средство освобождения евреев от национального угнетения, вместе с революционным освобождением человечества от угнетения классового.

Де Токвиль когда-то заметил еще на примере Великой Французской Революции, что революционные власти всегда более жестокие, чем дореволюционные, но люди их любят, потому, что они возвращают людям достоинство. Именно достоинство – ал-караме по-арабски и был главным лозунгом революций и восстаний от Туниса и Палестины до Ирака и Афганистана.

«Это очень красиво звучит – «коалиция 60-и государств против Исламского государства», с включением всех основных суннитских сил, — говорит писатель и публицист Абдель Бари Атуан  на Dateline London (БиБиСи). -Вот только согласны ли с этим суннитские народы? С тех пор, как началась интервенция против Исламского государства, поддержка подскочила на 30%. Раньше многие думали, что они творение ЦРУ, как как когда-то Ал Каида для борьбы с советской интервенцией в Афганистане. После налетов все увидели, что это не так.

В Саудовской Аравии 92% симпатизируют Исламскому государству, и король Абдалла обращается к мусульманским богословам, чтобы как-то повлиять на них.

Сейчас, после казни британского сотрудника благотворительной организации даже радикальные исламисты в Британии их осуждают. Однако стратегия Исламского государства проста. Они хотят спровоцировать военный конфликт, заманив на свою территорию британских и американских солдат. И похоже, добиваются своей цели. Это в точности стратегия Бин Ладена. Он говорил мне в интервью (Атуану), что не способен послать бойцов в Европу и Америку, а потому их надо заманить в мусульманский мир, где они неминуемо проиграют. Ни одна война Запада в мусульманском мире за последние 60 лет не была успешной».

Даже французская операция в Азаваде  (берберская северная часть Сахела в Мали со столицей в Тимбукту) уверенно оборачивается катастрофой. Французские десантники ушли после того, как выбили оттуда бойцов исламистов. Международные СМИ покинули Тимбукту, написав свои восторженные репортажи о коррумпированной Мали, как образцовой демократии в Африке (Голос Америки) или о возрождении африканской музыки. И тогда малийские военные (уроженцы южной негритянкой части страны) произвели там массовые казни местных арабов. Случайно оставшаяся там руководитель бюро Ассошейтед Пресс Рухмини Каллимахи обнаружила в песках массовые захоронения убитых.  Марк Роше из «Ле Монд» называет происходящее в Мали катастрофой.

А как же видеоигры с отрубанием голов?

Исламскому государству любят вменять «средневековую» жестокость и это еще раз выдает, что со времен президента Буша, провозглашавшего «крестовый поход» для «освобождения Ирака от диктатуры», в США ничему не научились. Обозреватель Дими Рейдер как-то заметил, что нет ничего более различного в оценке между Западом и исламским миром, как оценка средневековья. Для исламского мира – это замечательная эпоха процветания, просвещения и подъема. Кстати, когда борцы с клерикальным засильем в Израиле обвиняют своих противников в «средневековости», то лишь выдают свое невежество. Средневековый иудаизм вместе со средневековым исламом, отличались удивительной творческой открытостью, любознательностью  и стремлением к прогрессу, во многом утраченному и современным исламом, и современным  иудаизмом. Даже реформе, образовавшей течение реформистского иудаизма, уже скоро 200 лет.

Незадолго до казни журналиста Джеймса Фолли в Саудовской Аравии публично обезглавили 19 человек. Западный мир, не обращавший особого внимания на массовые казни в Сирии и Ираке, теперь взволнован картинками отрубания голов двух американских журналистов и британского сотрудника благотворительной НГО. Однако, для миллионов в исламском мире оранжевые рубашки казненных напомнили картинки заключенных без суда мусульман в американской тюрьме  Гуантанамо Бей. «Страна свободных и дом храбрых» (цитата из гимна США) без малого полтора десятилетия держит там и в других местах сотни людей, без суда и приговора. «Мы пытали некоторых парней» — полушутливо признал президент Обама, однако его администрация отказывается привлекать палачей за это явное нарушение закона к суду.

Австралийский историк Средневековья Дженни Грин подчеркнула в переписке со мной, что как раз в средневековье, редко отрубали голову. Это было символом высокого статуса казненных, как обезглавливание Саладдином тамплиеров. Зато, якобы, средневековое отсечение головы, широко практиковалось на площадях революционной Франции, положившей конец европейскому средневековью.

Да и  не надо за примерами далеко ходить в историю 19-го века. Отрубание головы широко распропагандировано современной культурой видеоигр, которых полно в интернете, включены в любом айфоне или  компьютере.  Обезглавливаний полно в популярном кино про вампиров и зомби. Видеоигры  и аппы с обезглавливанием есть на айфонах, которые найдены у убитых бойцов Исламского государства.

В Мексике, где идет необъявленная гражданская война, уносящая в год 30-50 тыс. человек, отрубание головы очень распространено, но не особо волнует американское правительство. Зато слух о том, что якобы бойцы Исламского государства планируют «просочиться» через мексиканскую границу, всполошил за последние недели двух конгрессменов, сенатора от Аризоны и губернатора штата Техас.

Как бы то ни было, картинки «средневекового» отсечения голов резко изменили настроение Западного мира. Большинство экспертов, особенно на ниве «войны с террором», считает, что их целью было спровоцировать Запад на войну. Трудней найти специалистов, полагающих, что деятели Исламского государства были удивлены истерической реакцией и сейчас вместо картинок казни выпускают хорошо сделанные видео, где пленный британский журналист озвучивает весьма умеренные принципы Исламского государства. И совсем невозможно в проповедующих свободный обмен идей СМИ  найти точку зрения самого Исламского государства

 

Copyright©2014 UNIPRESS