UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/igl.htm

Мы играем на руку исламскому государству
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

Журналист, писатель, бывший заложник ИГ Николя Энен считает, что "ИГ - это результат. Бороться с ИГ, это как сбивать жар, вместо того, чтобы лечить лихорадку. И лихорадка, болезнь – это массовая резня сирийского населения, совершенная режимом Асада против сирийского народа. С начала революции более 300.000 сирийцев было убито. Думают, что ИГ творит ужас, однако режим Асада уничтожил в 7-10 раз больше гражданского населения в этой войне, чем ИГ. Это наша близорукость, что мы сосредоточились на ИГ и боимся их».

После массового расстрела в Орландо в Америке возникла дискуссия. Кандидат в президенты Дональд Трамп обвинил действующую администрацию не просто в игнорировании «радикального исламизма», но в нежелании даже назвать проблему по имени. Его основной противник Хиллари Клинтон заявила, что она как раз «рада назвать их обоих, радикальный исламизм и джихадизм».  ( См. также мою статью «Kак не воюют с Исламским Государством» ).

 Сам президент Обама, которого я не раз резко критиковал, в том числе за его политику «главное не делать глупостей» и за отсутствие стратегии на Ближнем Востоке, сказал правильную вещь «Ну скажу я “радикальный исламизм, джихадизм”… Это слова, а не стратегия». Позже Трамп уже саркастически обвинил Обаму и служившую в его кабинете Клинтон в создании Исламского государства.

Кто создал ИГ?

 Для понимания феномена Исламского Государства недостаточно рассуждать про радикальный исламизм. Современный Ближний Восток сотрясают войны и революции, имеющие куда более глубокие корни и историю, чем радикальный исламизм. За 600 лет там сформировался суннитский арабский народ, составлявший большинство населения османской провинции Сирия. После окончания Первой мировой войны их страну стали рвать на куски различные колонизаторы и служившие им местные меньшинства. Турецкие националисты оторвали северную часть Месопотамии с Эдессой (сегодня Шанлыурфа). Два колониальных чиновника – британец Сайс и француз Пико разделили их стану безо всякого учета интересов жившего населения на искусственные Ирак и Сирию. Британцы посадили в Багдаде марионеточных королей из изгнанных из Аравии бедуинских шейхов. Другим бедуинам отдали Трансиорданию. Сионистам отдали Палестину. Французы отдали своим союзникам маронитам Ливан, а друзам – контроль в горных районах. Даже в «пылающем сердце арабов» Дамаске посадили лояльную им администрацию из секты алавитов. Да и различные арабские тираны рвали на куски тело великого народа в угоду своим амбициям и корыстным интересам.

Да и свои сунниты-«союзники» из Аравии и Залива, тоже насаждали там свои секты, чуждые нравам местных суннитов. В 2003 пришли американцы и по сути стали помогать шиитам и курдам в выживании их суннитских земляков и соседей. О происходящем в Ираке под покровом войны с ИГ я писал в прошлом материале. Революция в Сирии в 2011 г. привела к гражданской войне, главной жертвой которой тоже стали сунниты. Силы режима Асада, опирающиеся на меньшинство населения с помощью российских войск, вычищает от суннитов анклав от Дамаска к ливанской границе и до побережья в Латакии. У них нет сил для контроля над всей страной. Если иракский Курдистан имеет относительно гомогенное курдское население, и конфликты там в основном с туркменами в Киркуке, то территория, где собираются построить сирийский Курдистан, этнически очень разнообразна. Международные организации докладывали, что и там курды проводят этнические чистки и стирают с лица земли целые арабские суннитские деревни. Волей-неволей получается, что Исламское Государство – единственный защитник арабов-суннитов. Более того, Исламское Государство – это страховой полис прогнивших и преступных клик и режимов, особенно режима Асада, который хоть и называется правительством, но по сути является одной из милиций, воюющей в кровавой гражданской войне, где не бывает «славных парней»

«Если мы усвоим воинственный лексикон (по отношению к ближневосточным делам), то нам не будет пути назад, – писал  в The Guardian французкий журналист Николя Энен (Nicolas Henin).  — Мы только укрепим наших врагов». В 2013 году Энен был похищен в Сирии и был заложником ИГ почти год. Он разделил заключение с Джеймсом Фоли, Стивеном Сотлоффом, Питером Кассингом и другими западными пленными. Мохаммед Эмвази, известный палач, был одним из его тюремщиков. После освобождения Энен, написал книгу «Академия джихада»  о своем, как он выразился «случайном знании джихадизма». В книге он резко критикует общепринятые воззрения на ИГ и гражданскую войну в Сирии, «смертельное непонимание происходящего». Несколько месяцев назад я слушал Николя Энена, презентовавшего свою книгу.

Запад купился на миф

 “— Запад и западные СМИ по сути купились на миф, который продает им Исламского государство”, — говорит Энен. – И самая большая ложь, в которую тут верят, это что ИГ и сирийское режим враждуют между собой. На деле они сотрудничают друг с другом. Они живут в состоянии симбиоза.

Темпераментная французская жестикуляция и тяжелый акцент, обычно нетерпимый в американской аудитории. Однако именно этот контраст с гладкой речью различных говорящих голов в телевизоре, экспертов, которые не вылезали из своих офисов, делает свидетельство Энона очень у убедительным.

— ИГ нужен режим Асада, который уничтожает сирийцев в огромных количествах. Это оправдывает существование ИГ, которые могут прийти и сказать суннитам, что хоть мы и «плохие парни», однако достаточно мощные, чтобы вас защищать. В свою очередь, режим нуждается в ИГ, как страховке жизни.

— ??

— Да, страховка, потому, что пока там есть ИГ, то в мире, и особенно на Западе, будут ужасаться и думать, что может быть Башар ал Асад – это меньшее зло. Режим Асада сегодня вовсю заявляет, что они светские, что борются с терроризмом. Однако, ничего подобного. Иностранные бойцы, которые воюют в Сирии за ИГ, все они раньше воевали на стороне иракских инсургентов в ранние годы американской оккупации. .

Асад нуждается в ИГ для выживания. В первые дни революции он выпустил джихадистов из заключения. Асад объявил амнистию, но она не коснулась демократов. Демократические политические заключенные остались в тюрьмах и жестоко уничтожались. Асад освободил только джихадистов, потому, что он хотел, чтобы революция выродилась в гражданскую войну. И по той же причине режим раздувал страхи среди меньшинств. Сирийские христиане, например, поверили, что если революция победит, то их все убьют, или они должны будут бежать из страны. В начале революции это было абсолютно неверно. Сейчас уже тревога за будущее меньшинств в Сирии абсолютно обоснована, но поначалу люди боролись за свою свободу.

 Энен считает, что  «ИГ  — это результат. Бороться с ИГ, это как сбивать жар, вместо того, чтобы лечить лихорадку. И лихорадка, болезнь – это массовая резня сирийского населения, совершенная режимом Асада против сирийского народа. С начала революции более 300.000 сирийцев было убито. Думают, что ИГ творит ужас, однако режим Асад уничтожил в 7-10 раз больше гражданского населения в этой войне, чем ИГ. Это наша близорукость, что мы сосредоточились на ИГ и боимся их.»

 Энен пишет, что часто достаточно кричать «волк, волк», чтобы создать волка. Насилие порождает насилие, ненависть порождает ненависть, но только отчаяние порождает радикализм. Он работал в Ираке еще до американского вторжения, и он освещал сирийскую революцию с самого начала, совершил пять длительных командировок в Сирию. В начале революции там было мирно и весело. Люди танцевали на улицах. Никто на западе не понимал, почему режим Асада пренебрегает всеми учебниками работы с публикой, предписывавшие умело чередовать кнут и пряник, а наоборот действует только кнутом и неизменно выбирает наиболее грубые и жестокие меры. Энен наблюдал, как постепенно происходило перерождение революции. Сирийцы ожидали поддержки, но не получили ее, когда режим начал массовую резню.

Энен пишет, что западная одержимость джихадистами, вместе со страхом терроризма, имеет очень высокую человеческую цену, потому что позволяет режиму Асада уйти от ответственности за свои преступления. Он говорит, что надо бороться с ИГ, но надо бороться и с режимом. Он не знает, как будет выглядеть будущее Сирии, но пока есть режим Асада, ИГ непобедимо. Другая проблема западных СМИ, подогреваемая определенными экспертами по терроризму, это вознесение ИГ чуть ли не до уровня воплощение абсолютного зла.

— Мы играем им на руку, — говорит Энен, —Они создают себе пьедестал, мол, мы очень плохие, мы самые страшные террористы в истории. И если молодежь мечтает восстать, то она пойдет за самыми лучшими «плохими парнями».

 

Николя Энен провел в плену у ИГ 10 месяцев, видел джихадистов лицом к лицу, в отличие от большинства из нас, которые видели их лишь созданных ими самим и видео.

— Мы все делаем неправильно, даже в репортажах на ТВ используют фильмы, сделанные  ИГ, — говорит  Энен. – А ведь это их пропаганда! Демонизация джихадистов лишь сбивает с толку. Они обычные, часто банальные люди, парни с улицы. Я жил среди них, и больше не куплюсь на мифы, которые наворотили вокруг них. Они играют свое кино. Вот почему я думаю, что наиболее эффективный путь борьбы с ИГ – это написать сценарии своего собственного кино. Мы должны создать своих героев. Это то, почему молодежь из наших стран идет в ИГ. Они хотят стать кем-то, быть кем-то. В западном обществе у них нет этого шанса. Мы можем победить их нарратив только, если создадим своих героев, а не тем, что восстановим их против себя. Хотя бы в кино.

 …Но пока мы пишем хорошие сценарии, представитель Организации по координации гуманитарных дел ООХ Ян Курбис заявил в Багдаде, что операция по освобождению многомиллионного Мосула, о которой заявляют официальные представители, вызовет крупнейшую мировую гуманитарную катастрофу. Американский авианалет убил около 160 гражданских в деревне Тукхар неподалеку от Алеппо. Похоже, что Исламское государство становится тем поводом бессмысленной войны, каким было мифическое иракское оружие массового  уничтожения для республиканской администрации Буша. Однако общественное внимание больше занято слухами – о том, что жена Трампа работала в секс индустрии, а Хиллари Клинтон страдает старческим слабоумием.

 

Copyright©2016 UNIPRESS