Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 
Шесть лет преступного правления
Илья Трейгер

2 октября NEWSru со ссылкой на The Times сообщает, что США могут признать за Ираном право на ядерное оружие.

На секретном совещании, состоявшемся недалеко от Вашингтона, разведывательные аналитики США заключили: Америке придется смириться с существованием ядерного Ирана, пишет издание.

Как стало известно Sunday Times, высокопоставленные оперативники и независимые разведывательные эксперты почти единодушно сошлись во мнении, что нет практически никаких средств, чтобы предотвратить создание Ираном компонентов ядерного оружия.

Нанесение бомбовых ударов по ядерным объектам Ирана было отвергнуто по причине недостатка разведданных, необходимых для успешного авиаудара. "Мы располагаем лишь неполными данными о распространении и размещении объектов иранской программы, - заявил один из источников, причастных к совещанию. - Даже если бы поступил приказ на их уничтожение, мы не знаем, как это сделать".

Первоначальный энтузиазм Белого дома по поводу того, что в случае провала других мер могут быть нанесены удары, угас после того, как Пентагон и аналитики из разведки предупредили о несоразмерности риска и результата. На карты нанесено максимум 80% целей, причем даже они обозначены приблизительно. Источники сообщают, что значительными могут оказаться "сопутствующие потери" среди мирного населения.

Один из аналитиков считает: "Если не действовать на 100% эффективно и не отбросить программу на два десятилетия назад, то мы получим лишь недолгую отсрочку и не добьемся результатов лучших, чем сегодня".

Генерал Джон Абизайд, командующий войсками США на Ближнем Востоке, предупредил, что удары по Ирану могут нанести ущерб нефтяным месторождениям, породить армию "суррогатных" террористов и вызвать ракетные обстрелы союзников Америки в регионе. Армия особенно обеспокоена тем, что Иран может дестабилизировать обстановку в Ираке, который и без того охвачен хаосом.

Джон Негропонте, глава национальной разведки, сообщил президенту Джорджу Бушу, что нет необходимости спешить с применением силы, поскольку ядерная программа Ирана испытывает множество технических проблем.

"Мы уже не раз подчеркивали: не торопитесь, это не безотлагательный вопрос", - говорит Патрик Клоусон, специалист по Ирану из Вашингтонского института ближневосточной политики.

Репутация госсекретаря Кондолизы Райс сейчас зависит от того, оправдается ли ее расчет на достижение соглашения с опорой на страны "европейской тройки" - Великобританию, Францию и Германию.

По словам Клоусона, "президент Буш не пойдет на военную операцию вопреки советам госсекретаря, армейского командования и национальной разведки". Британские источники согласны, что перспективы военного вмешательства снижаются.

"Имеются явные признаки того, что Белый дом все более склоняется к политическому решению, - считает высокопоставленный британский источник. - Пентагон никогда не стремился приняться за Иран, а "европейская тройка" может найти компромисс, так что иранцы сядут за стол переговоров, и это будет выглядеть приемлемо".

Несмотря на сообщения о желании иранцев тайно заморозить программу, президент Махмуд Ахмади Нежад четко объявил, что иранские ядерные разработки не будут остановлены ни на день.

Специалисты по анализу разведданных на совещании на прошлой неделе пришли к выводу, что у переговорщиков нет ни пряника, ни кнута, такого как санкции, которые способны убедить Иран отказаться от поисков ядерных ноу-хау - как заявляет Иран, сугубо в мирных целях.

"Здравый смысл подсказывает, что, даже если соглашение будет достигнуто, иранцы будут его нарушать, - считает другой источник. - Вывод таков: Америке придется смириться с ядерным оружием, если не произойдет чуда, такого как крупная авария, появление высокопоставленного перебежчика или начало "оранжевой" революции", - добавил источник, имея в виду народные выступления, в ходе которых к власти на Украине пришли реформаторы. Ни один из этих сценариев не кажется вероятным.

В знак того, что возможность силового варианта теоретически сохраняется, группе минных тральщиков (которые могут использоваться, если Иран блокирует поставки нефти через Ормузский пролив) был отдан приказ "готовиться к передислокации", так что уже сегодня они могут быть отправлены в Персидский залив.

Наибольшая угроза может исходить от израильтян, а не от американцев. Источники в армии Израиля все более убеждаются, что именно им придется остановить ядерную угрозу со стороны Ирана. По их мнению, нельзя позволить Ирану достичь "точки невозвращения", когда он получит ноу-хау, необходимые для изготовления ядерного оружия.

"Израильтянам придется принять решение раньше, чем нам, - говорит Клоусон, - и для нас это настоящая проблема". (Полный текст на сайте Inopressa.ru.)

Тем временем в понедельник государственный секретарь США Кондолиза Райс сообщила, что представители пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германии могут встретиться позже на текущей неделе для обсуждения хода переговоров с Ираном относительно его атомной программы. Беседуя с журналистами, сопровождающими ее в поездке по Ближнему Востоку, она отметила, что окончательных решений на этот счет "шестерка" еще не приняла, сообщает "Интерфакс".

Глава американской дипломатии сказала, что пока нет признаков того, что Иран намерен приостанавливать обогащение урана, чего от него добивается международное сообщество.

"Будет честно сказать, что до сих пор мы ничего не слышали, что наводило бы на мысль о возможности приостановки Ираном (обогащения урана)", - заявила она. Райс напомнила, что при отказе Тегерана приостановить эти работы, "нам следует обратиться в Совет Безопасности ООН за санкциями". Это предусматривается резолюцией номер 1969 СБ ООН.

***

В том-то и беда, что обращение в СБ ООН за санкциями предусматривается резолюцией, принятой в 1969 году. А сейчас на дворе 2006-й. Много воды утекло с тех пор, мир изменился. Система санкций показала свою несостоятельность. Обратиться-то в СБ можно, а как насчет получить эти санкции? Достаточно одной лишь России наложить вето, и никаких санкций не будет. А если и удастся, то даст ли это что-нибудь, заставят ли эти санкции Иран отказаться от своей ядерной программы?

То, что изложено в материале The Times означает не признать за Ираном право на ядерное оружие, а смириться с фактом существования ядерного Ирана, признав тем самым свою неспособность остановить распространение ядерного оружия на Ближнем Востоке. Почему так вышло, и чем это чревато?..

Остановить Иран Америка не в состоянии потому, что неспособна к силовому варианту против этой страны в случае, если договориться не удастся. Силовой вариант возможен в данной ситуации в двух формах:

1. Точечная бомбардировка с полным уничтожением ядерных объектов.

2. Военное вторжение с оккупацией Ирана и уничтожением упомянутых объектов под прикрытием оккупационного режима.

Для точечной бомбардировки со стопроцентным результатом необходимо наличие точной разведывательной информации о местонахождении этих объектов. Такой информацией, как было сказано, американские спецслужбы не располагают. Почету? Потому, что разведывательные службы США деградировали и требуют эффективного реформирования. Это было известно и официально признано сразу после событий 11 сентября 2001 года. Тогда же было принято решение о реформировании разведывательных служб, и вскоре такая реформа была произведена. Следовательно, сегодняшние американские спецслужбы необходимыми сведениями об иранских ядерных объектах располагать должны. Однако, по-прежнему не располагают. Почему? А, давайте посмотрим, по каким направлениям проводилась и продолжает проводиться реформирование разведывательных служб под руководством действующей в США администрации:

Первое направление – это, как мы помним, создание аналитических структур для обработки поступающей разведывательной информации и открытых источников. И такие аналитические структуры действительно начали создавать. Но по какой схеме? Принципы кадровой политики в ЦРУ изменены не были. Поэтому ЦРУ по-прежнему не может использовать в качестве аналитиков лиц иностранного происхождения, сохраняющих контакты с культурой происхождения. Так же, ЦРУ не может принимать на работу лиц, достигших 45-ти летнего возраста. В качестве аналитиков нанимают почти исключительно выпускников колледжей, получивших степень бакалавра (что соответствует советскому специальному среднему образованию), родившихся в США и лишь имеющих иностранные корни. Иными словами, ЦРУ по-прежнему не может использовать в качестве аналитиков тех, кто может такую работу выполнять, но использует тех, кто по определению аналитиком быть не может.

Второе направление – наем агентов, владеющих языками Ближнего Востока, но, опять-таки, американского происхождения. Иными словами, речь идет о людях, в принципе способных читать и говорить на этих языках без акцента, но незнакомых с культурой стран-носителей этих языков. При таких условиях человек способен понимать лишь то, что данный текст или разговор содержит формально, но не способен к пониманию того, что сказано "между строк". А, поскольку во всех восточных культурах люди говорят языком фигуральным, понимание истинного содержания текстов и разговоров по-прежнему закрыто для ЦРУ. То есть, разведывательное ведомство принципиально лишено возможности даже получать ту информацию, которую предстоит обрабатывать аналитикам.

Ну, и третье направление – это усилия по обеспечению сотрудников ЦРУ возможностью широкого применения пыток при допросах задержанных/арестованных. Мы последнее время привыкли слышать об этой стороне работы разведчиков исключительно с точки зрения соответствия таких действий Женевской конвенции. Но здесь есть и другая сторона медали...

Если вы заметили, то ни полиция, ни ФБР, ни органы дознания Пентагона подобных "льгот" для себя не запрашивали, и администрация за подобным поблажками для перечисленных структур в Конгресс никогда не обращалась. Разрешение на применение пыток требует только ЦРУ, и президент запрашивает это разрешение у Конгресса тоже только для этой категории следователей. Почему?

Применение пыток для правоохранительной системы в целом никакого смыла не имеет. Задача правоохранителей – собрать в ходе следствия доказательства для суда, где самооговоры и прочие результаты допросов под пытками эффективно помочь не могут. ЦРУ же к правоохранительной системе США отношения не имеет – это ведомство разведывательное. У следователей ЦРУ нет задачи предавать кого-либо суду и собирать доказательства преступления для этой цели. Задачей разведчиков является быстро, немедленно получить информацию оперативного значения от захваченного "языка". Дальше судьбы допрашиваемого их не волнует, захваченных передают следственным органам, которые и должны позаботиться обо всем остальном. Вот, для чего следователям ЦРУ необходимо право на пытки, и потому они этого права требуют у президента, а тот, в свою очередь, у парламента.

Даже оставив на время вопрос допустимости подобного с чисто моральной точки зрения, очевидно, что такие методы допросов способны дать результат при обязательном соблюдении двух условий:

1. Захваченный должен действительно являться "языком", т.е. реальным носителем реальной оперативной информации.

2. Требуемая информация должна быть получена от "языка" в течение нескольких часов (в крайних случаях дней) после его захвата. Позже эта информация теряет свою оперативную ценность и, следовательно, перестает быть информацией.

Как мы знаем из сообщений прессы в последние пять лет в отношении лиц, содержащихся на Гуантанамо и в тайных тюрьмах ЦРУ ни одно из этих условий никогда не выполнялось. Во-первых, подавляющее большинство захваченных во время и после Афганской кампании являются случайными людьми, попросту проданными за деньги американским разведчикам, о чем даже публично заявил президент Пакистана. То есть, они не являются "языками". А, во-вторых, к этим людям пытки применяются годами, когда не только возможная информация заведомо потеряла оперативную ценность, но и сами структуры, к которым предположительно могли принадлежать задержанные, перефомированы и более не существуют в том виде, когда в их работе могли принимать участие задержанные. Иначе говоря, конкретно для следователей американского разведывательного ведомства право на пытки – это не инструмент получения информации, а право на издевательство ради издевательства. И, тем не менее, американский президент по-прежнему добивается от парламента права на пытки для следователей ЦРУ, а достаточное количество представителей республиканской партии в Конгрессе по-прежнему поддерживают эти инициативы главы Белого Дома.

"Сухой остаток" от всего сказанного – все усилия администрации Буша по реформированию разведывательных служб США направлены практически не на повышение эффективности их работы, а на дальнейшее углубление их деградации. Неумелым администрированием действующий президент настолько усугубил несостоятельность американских разведывательных служб, что об их реформировании уже, по-видимому, говорить поздно. Эти спецслужбы теперь придется фактически создавать заново, на что могут уйти десятилетия. Поэтому об остановке иранских ядерных программ точечными бомбардировками приходится забыть.

Остается только один путь – прямое вторжение с оккупацией Ирана. Но и этот путь оказался невозможен. К тому моменту, когда стало ясно, кто на Ближнем Востоке действительно представляет реальную опасность для США, американские вооруженные силы оказались увязшими в тех странах, которые никакой опасности для Америки не представляли. В нынешних обстоятельствах даже если предположить немедленный и полный вывод американских войск из Ирака и переориентацию их на Иран, американская экономика и госбюджет этой войны не потянут. Это что, намеренное пренебрежение интересами безопасности государства ради денег за иракскую нефть для нефтяных спонсоров Буша, или искренняя глупость президента? – Скорее всего, и то, и другое.

По словам Клоусона, Пентагон никогда не стремился приняться за Иран. За то, как мы знаем, Буш с первого дня своего президентства стремился приняться за Ирак. Похоже, что американский президент действительно искренне недооценивал Иран. Впрочем, это не должно вызывать удивления, поскольку о некомпетентности Буша-младшего в вопросах внешней политики открыто говорили еще во время его предвыборной кампании на первый срок. Что же до Ирака, то принять тезис об искреннем заблуждении Буша в отношении режима Саддама Хусейна никак не получается, поскольку слишком уж откровенной выглядела подтасовка разведывательной информации перед этой войной. Что касается выборов президента, заведомо некомпетентного в вопросах внешней политики, то пусть это останется на совести тех 60-ти миллионов американцев, которые за него проголосовали. Что же до второго момента, то здесь все видится куда серьезнее...

Конечно же, одной или несколькими ядерными зарядами, которые в ближайшее время может получить Иран, Америку не уничтожить. Однако достаточно одного единственного ядерного устройства, взорванного над любым из крупных городов США, чтобы вызвать коллапс американской экономики и на долгие десятилетия выдавить эту страну на задворки цивилизации. Посмотрите, что произошло с Новым Орлеаном, пострадавшим не от ядерной бомбы, а от обычного тропического урагана. Не весь город разрушен, и не оказалось в нем десятков тысяч жертв. Однако до сих пор правительству не удается восстановить инфраструктуру в разрушенной части города и систему здравоохранения в нем. А теперь умножьте эти проблемы на ядерный боеприпас, взорванный, скажем, над Нью-Йорком. Такое событие явится катастрофой для США. А произойти оно вполне может. На чем держатся системы взаимного ядерного сдерживания (между Россией и США, например)? – Исключительно на неотвратимости ответного удара, но вовсе не на перехвате ядерных ракет противника. В том и заключается вся проблема, что когда наносится массированный ядерный удар, то часть ракет может быть сбита системами противоракетной обороны. Когда же речь идет об одной единственной ракете, несущей ядерный заряд, ее перехват практически невозможен, нет сегодня таких противоракетных систем ни у одной из ядерных держав, включая США. А такой удар, согласитесь, ядерный Иран нанести вполне сможет.

Другой момент. Не случайно ведь именно сейчас Северная Корея заявила о намерении провести ядерное испытание. Если не удастся остановить иранскую ядерную программу, и Тегеран получит ядерное оружие, такое же оружие получат и другие страны с "ненадежными" режимами. Режим нераспространения ядерного оружия можно будет сдавать в архив – ядерные заряды начнут появляться по всему развивающемуся миру. Ни одна из этих стран, понятно, не сможет создать у себя ядерные арсеналы, равные американскому или российскому. Но каждая из них получит один или несколько зарядов, которые оказываются "размазанными" по всему миру. То есть, каждое такое государство будет способно нанести по США один единственный, но не перехватываемый удар. Америка же в свою очередь, чисто технически не сможет обеспечить гарантированный ответный удар по всем странам этого мира. Таким образом, опасность ядерного удара по США становится реальной, а американская система ядерного сдерживания фактически прекращает свое существование. Америка оказывается голой перед любым желающим ее разрушить, не взирая на свой астрономический ядерный арсенал. И все это лишь потому, что президент принес государственные интересы в жертву материальным интересам нефтяных корпораций. На нормальном языке в нормальных странах такое поведение высших государственных чиновников определяется термином "государственная измена".

Да, конечно, если бы Буш не проиграл войну в Ираке, американские войска не увязли бы там, и страна была бы готова к новой кампании. Однако поражение в Ираке и его катастрофические для США последствия нельзя оправдать одной лишь глупостью американского президента. Джордж Буш не первый и не последний глупец, поднявшийся на уровень верховной государственной власти. Таких примеров множество в истории, в том числе, и в новейшей. Для того и существуют сдержки и противовесы демократической системы, чтобы откровенная глупость высшего государственного чиновника не наносила вреда стране. Главным из этих противовесов и призван быть парламент страны. Однако республиканская партия, пользуясь большинством в Конгрессе, вместо того, чтобы сдерживать антигосударственные инициативы исполнительной власти, напротив поддерживала их, игнорируя любые контраргументы, даже не исходящие из демократического лагеря. Такая партия обычно квалифицируется как преступная партия по аналогии с германской НСДАП и советской КПСС и вместе с президентом несет всю полноту ответственности за то, к чему привели страну последние шесть лет республиканского правления.

Обратная связь