UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/isis.htm

Kак не воюют с ISIS: Ирак
Михаэль Дорфман, Нью-Йорк

Освобожденный Раммади лежит в развалинах. Сейчас то же происходит с «освобождением» Фелуджи. Громко разрекламированная «битва за Ирак», «главный тест новой иракской армии», оборачивается новой катастрофой для 50-тысячного населения города. Об этом докладывают сотрудники лагерей для беженцев. Десятки тысяч человек оказались меж двух огней. Миллионы беженцев бегут от гражданской войны и этнических чисток, где Исламское Государство - отнюдь не единственный виновник.

Сразу после расстрела в ЛГБТ-клубе в Орландо, когда никто еще толком не знал, что произошло, президент Обама появился перед телекамерами и толкнул одну из своих пронзительных речей. Он говорил о толерантности и необходимости принимать в  свою среду иного. Либеральный сегмент в социальных сетях от восторга поспешил объявить это самой значительной речью  президента. Там предпочли игнорировать тот факт, что, по сути, речь была о том, что Обама посылает новые силы на войну на Ближнем Востоке. В Белом Доме это называют войной против Исламского Государства, однако на местах все выглядит этнической чисткой арабского суннитского населения. Миллионы беженцев готовы рассказать все, что от них хотят слышать, однако бегут они именно от гражданской войны и этнических чисток, где Исламское Государство — отнюдь не единственный виновник.

Обама заявил в начале года, что одна из главных целей его президентства – уничтожение ИГ. Выполняя директивы начальства, на Ближний Восток опять шлют солдат. Американские бомбы там убивают всех без разбора. Недавно Белый Дом победно рапортовал, что иракские силы «освободили важный стратегический центр Раммади» в 100 км от Багдада. ИГ удерживал город с лета 2015. Очередное объявление об «окончательном освобождении» Фелуджи не стало главной новостью лишь потому, что совпало с голосованием о выходе Британии из ЕС.

На самом деле город штурмовали не силы коррумпированного и недееспособного иракского правительства, а шиитские банды-милиции, уже 13 лет занятые этническими чистками и выкорчевыванием суннитов из своих домов. Брали – это громко сказано, потому, что на деле там засело около 300 бойцов ИГ, а 90%  Раммади было уничтожено американской авиацией, которую наводили шиитские силы. 20-тысячное население города (в 1987 там жило 192 тыс. человек) осталось без крова, и возвращаться им некуда. Фалуджу «удерживало» не более 600 бойцов ИГ против пяти тысяч шиитов.

 — Арабы-сунниты – это главная жертва террористов, чья нынешняя инкарнация — это ИГ, — говорил полковник Тони Дин. — Раммади разбомбили не потому, что город имеет стратегическое значение. И не из-за борьбы с ИГ (там было несколько сот их бойцов), а из-за внутренней борьбы фракций в иракском правительстве, из-за давления религиозных бригад Аль Садра, у которых нет никакой войны с ИГ.

Тони Дин был военным комендантом в Раммади во время американского вторжения, и пытался начадить сотрудничество с местным суннитским населением. Об этом его новая книга «Рассекреченый Раммади. Дорога к миру в самом опасном городе Ближнего Востока». На презентации книги Тони Дин отвечал на вопрос, а была ли возможность добиться чего-то в Ираке.

— Мы шли туда под фальшивым предлогом «оружия массового уничтожения», якобы угрожавшего миру. Хаос начался там сразу после вторжения… Хотя были и впечатляющие успехи в 2006 году. Потом не было никакой стратегии ухода из Ирака. Барак Обама продолжает утверждать, что нас в Ираке нет… Это страшное чувство, что твоей миссии уже не существует…

— Какой выбор у тебя есть, если ты мужчина-суннитский араб? Либо присоединиться к ИГ или другим боевикам, либо воевать за иракское правительство, которое уже много раз доказало, что они против суннитов. Пока нет серьезного участия суннитов во власти, ничего не изменится. Политики говорят про долговременные обязательства, но ведь мы бомбим Ирак всю сознательную жизнь молодого араба. Да всю мою жизнь, это все началось, когда я еще был новобранцем, больше 25 лет назад. И мы еще стараемся отделаться подешевле…

— ИГ рано или поздно падет. Но если там нет крепких гражданских инфраструктур и институтов, то на их место неизбежно придут другие.

Не зря говорят, что генералы готовятся к прошедшей войне. Американцы шли в Ирак с моделями Второй Мировой Войны, денацификации Германии, Японии, долговременных обязательств в Корее. Однако сама Америка изменилась. Военно-промышленный комплекс и его временщики-политики и лоббисты хотели все по-свободнорыночному – подешевле, побыстрей, и, главное, с максимальным барышом для бизнеса. Хотели, может быть, как лучше, а получился «Шторм в пустыне». Для полковника Дина это было время его побед, он верит, что делали нужное дело, и не верит, что надо просто уйти, и ему очень трудно сказать, что мы проиграли. Однако он находит силы признать ошибки и свое поражение. Для таких политиков, как Барак Обама и его окружение, куда удобней тянуть время, изображать деятельность, класть в карманы своих спонсоров из ВПК еще сотни миллиардов, лишь бы не заслужить репутацию «президента, который потерял Ирак».

Освобожденный Раммади лежит в развалинах. Сейчас похожее происходит с «освобождением» Фелуджи. Громко разрекламированная «битва за Ирак», «главный тест новой иракской армии», оборачивается новой катастрофой для 50 тысячного населения города. Об этом докладывают сотрудники лагерей для беженцев. Сотрудники норвежской миссии докладывают, что десятки тысяч человек оказались меж двух огней.

— Фелуджу обстреливают шиитские милиции и бомбят американцы уже долгое время. , — рассказывал Майкл Преджент, сотрудник Гудзоновского института отставной офицер американской военной разведки, бывший советник при командующем американскими силами в Ираке. —  Однако не было ни единой попытки мобилизовать местных суннитов для освобождения города и всей суннитской провинции Анбар вокруг Багдада. Расположенная в 50 км от Багдаддской столицы Фелуджа не имеет никакой стратегической ценности. Когда боевики ИГ сумели осуществить нападения в шиитских кварталах несмотря на сильные укрепления и охрану на каждом углу Багдада, то бригады Ал Садр потребовали возмездия. Фелуджа представляет для легкую цель, где можно наказать суннитское население за действия ИГ. В Фелудже всего 601 боец ИГ, и за это наказывают 50 тысячный суннитский город. Так разрушают доверие и толкают суннитов в объятия террористов.

Суннитов выжили из иракских служб безопасности и из армии, и в результате потеряли всю агентурную сеть на местности. Американский огонь и бомбежки координируют шиитские милиции, отличившиеся тем, что не раз вызывали огонь американцев на беззащитное суннитское население, а то и на своих противников из враждебных кланов и партий, которых много в хаотической иракской политике. В Фелудже, куда Обама послал дополнительные американские силы, бои развязаны для того, чтобы как то умиротворить радикальных шиитов-сторонников Муктада Ал Садра, проведших бурные демонстрации в Багдаде. Они борются не с Исламским государством, а за власть и деньги от нефтяных доходов и американской помощи.

— Фелуджа – это просто для отвода глаз, — говорил Майкл Преджент, — Сейчас американцы с иракцами представляют Фелуджу, как битву за Ирак, однако это фарс. Когда я там был в 2007 г. , я был не одинок в своих требованиях к начальству отказаться принимать участие в операциях иракских милиций. Мы вообще требовали их убрать из суннитских районов. Сейчас это выглядит так, как будто мы обеспечиваем им поддержку с воздуха. Так невозможно бороться с инсургентами, и не возможно победить ИГ. ИГ побеждает в суннитских регионах, где население чувствует угрозу со стороны шиитского правительства и шиитских милиций. Фелуджу и Рамади обьявят победами, но по сути эти города были разрушены, чтобы выгнать несколько сотен бойцов ИГ.

— Там 15 шиитских милиций, поддерживаемых Ираном. Американская разведка имеет подробные карты с расположением их частей, с их снайперскими и артиллерийскими позициями. Это даже не операция иранской армии, а операции милиций, которых нам ни в коем случае нельзя поддерживать.

— Американцы не имеют ни малейшего представления о том, что происходит на местах. Мы во всем полагаемся на иракских пресс-секретарей. Там нет западных СМИ, чтобы освещать происходящее. Зато, если смотришь Russia Today, то они там, вместе с шиитскими милициями, и не скрывают, что это милиции. И они показывают небо, откуда милициям помогают американцы. И у нас нет шансов завоевать доверие суннитского населения. Так не воюют с ISIS”.

 

Copyright©2016 UNIPRESS