UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/islamizatsia.html

17 июля 2010 г.
Исламизация Европы. Что делать?
Илья Трейгер

Гирт Вилдерс: Иорданию нужно переименовать в Палестину, и конфликт закончится, цитирует 20 июня NEWSru.co.il.

Лидер Партии свободы Гирт Вилдерс, добившийся крупного успеха на выборах в парламент Нидерландов, предлагает прекратить называть Хашимитское королевство Иорданией. По его словам, эту страну следует именовать Палестиной.

Гирт Вилдерс сказал, что, если королевство, большинство населения которого составляют палестинцы, получит такое название, то это приведет к урегулированию ближневосточного конфликта, так как палестинцы получат свое государство.

Вилдерс добавил, что европейским странам следует присвоить Израилю особый статус, так как еврейское государство находится на передовой войны с исламским экстремизмом. По его словам, в случае уничтожения Израиля "падут Афины и Рим".

Саудовская газета "Аль-Ватан" пишет, что слова Вилдерса привели в ярость иорданское руководство. В ближайшее время МИД Иордании вызовет посла Нидерландов для разъяснений.

***

Несколько странная постановка вопроса. Достаточно переименовать Иорданию в Палестину, и... Да, было бы достаточно, если бы решение о таком переименовании было за Европой, а не за кем-то другим. Однако для того, чтобы факт такого переименования сработал именно в том направлении, о котором говорит Вилдерс, нужно, чтобы новое название за Иорданией признали, прежде всего, те, кто стоит за антиизраильскими интересами палестинцев. А эти силы наверняка такого переименования не признают. И даже на чисто формальном уровне, чтобы такое переименование приняло официальный характер, решение об этом должно быть принято властями Иордании, и никем иным. А король этой страны на подобный шаг никогда не пойдет. Что же до одностороннего переименования Иордании в Палестину с европейской стороны, то оно уже произошло – Вилдерс фактически об этом уж сообщил. И что от этого изменилось?

Вообще говоря, этот политик не впервые выступает с экстремистскими заявлениями в адрес исламского мира. Еще в 2008-м году ресурс Islamnews.ru со ссылкой на Guardian критиковал позицию Вилдерса в связи с его заявлением о том, что он (Вилдерс) ненавидит не мусульман, а ислам.

Не будем дискутировать на тему, почему вплоть до 18 столетия именно арабский язык – язык Корана – считался основным языком международного общения ученых всего мира наряду с латынью, а на родине Вилдерса медицина в университетах преподавалась на основе "Канона врачебной науки" Ибн Сины. Наверное, по мнению Вилдерса, все это – признаки отсталости культуры мусульманских народов...

Уподобляя Священный Коран книге Адольфа Гитлера "Майн Кампф", он говорит: "Ислам – это не религия, это – идеология, идеология отсталой культуры", сообщает Guardian.

Но что интересно: проводя сравнение с "Майн Кампф" (в явно выраженном негативном смысле), Вилдерс действует методами, на 100% скопированными с этой книги, подразделяя культуры на "отсталые" и "передовые", а религии – если это в его интересах – именуя "идеологией" (именно эту точку зрения отстаивал и Гитлер в отношении иудаизма).

Да, несомненно, в подходах Вилдерса явно просматриваются постулаты из «Майн Камф». И само сравнение Корана с «Майн Кампф» нельзя признать корректным. И в Торе, и в Евангелии тоже можно найти немало похожих мест. Однако, при этом, ни Тору, ни Евангелие мы с «Майн Кампф» не сравниваем, только Коран. Дело ведь не только в том, что в книге написано, но, главным образом, как написанное применяется приверженцами данной религиозной конфессии. Было время, когда христианство было не менее агрессивным и жестоким по отношению к «неверным», чем ныне ислам. Сегодня нет, сегодня это стало характерным для ислама.

Однако, справедливости ради, нельзя не заметить, что приведенная критика позиции Вилдерса выглядит еще более некорректной, нежели подходы самого критикуемого.

Да, в былые времена, вплоть до 18 столетия исламская культура была весьма прогрессивна, это правда. Но Вилдерс ведь говорить не об исламской культуре прошлых столетий, а об исламской культуре сегодняшнего дня. А сегодня она несомненно является отсталой, ничего не производящей, как в материальном смысле, так и в духовном. Что же до вопроса о том, является ли ислам религией или идеологией, то в этом плане критики Вилдерса опустились на уровень откровенной демагогии. Любая религия является мировоззрением. А любое мировоззрение по определению является идеологией. Таким образом, любая религия является идеологией. Поэтому, такого вопроса просто нет в природе – вне всяких сомнений, ислам является идеологией, как и любая другая религия.

Возвращаясь к Вилдерсу. При всех очевидных признаках нацизма, пронизывающих практически все публичные заявления этого политика, приходится признать, что по очень многим позициям, касающимся так называемой исламизации Европы, он, безусловно, прав. Наиболее подробно этот голландский политик изложил свои подходы в выступлении на совещании Союза патриотов в Нью-Йорке, которое было опубликовано на русском языке еще в декабре 2009-го года. И выступление это наполнено вовсе не одной лишь нацистской риторикой, но содержит факты, спорить с которыми трудно.

Во многих европейских городах действительно сформировались территории параллельного общества. Во многих европейских городах районы компактного проживания мусульман действительно превратились в мусульманские гетто, управляемые мусульманскими фанатиками, и где практически не действуют законы страны проживания. Да, ислам действительно несовместим с демократией, как несовместима с демократией любая религия. Да, действительно, сейчас в Европе, в общем, проживает 44 миллиона мусульман. Ученые Университета Сан-Диего недавно подсчитали, что через 12 лет почти 25 % населения Европы будет мусульманским. Все это правда.

Нельзя не заметить, что похожими тенденциями обеспокоены не только жители Западной Европы, но и Восточной тоже. Так, инициированы процессы по созданию кодексов городов, как например, кодекс Москвича, кодекс Петербуржца, а теперь уже прошло сообщение и о создании кодекса Киевлянина. Полный текст кодекса москвича еще не опубликован, однако известно, что в кодексе будет объясняться, например, что в Москве нельзя жарить на балконе шашлыки, резать во дворе баранов и ходить по городу в национальной одежде.

Процесс исламизации Европы – это не миф, высосанный нацистами из пальца, но реальная тенденция. Большинство населения европейских стран с таким положением вещей не согласно, и, следовательно, с этим надо что-то делать. Только вот, что конкретно?

Проблема "что делать?", как представляется, заключена во внутренних противоречиях таких политических подходов, который демонстрирует Вилдерс в упомянутом выступлении. Здесь в одну кастрюлю брошены и бытовая приверженность своей культуре иммигрантов с Востока, что не является фактором исламизации местной культуры, и откровенное с их стороны неуважение к законам и нормам правопорядка страны проживания, что как раз и движущим фактором исламизации. Вилдерс ставит знак равенства между такими вещами, как следование жены на три шага позади мужа и предпочтение национального телевидения, и избиением человека за неправильное поведение в Рамадан и оскорбления в адрес немусульманских женщин. В вопросе "что делать?" Вилдерс отдает предпочтение героизму израильских военных, стоящих на пути исламизации. Любому еврею, конечно, приятно слышать и читать о том, что европейский политик отдает дань уважения Израилю. Однако ж, тем не менее, состояние дел на палестино-израильском фронте не имеет прямой связи с процессом исламизации Европы. Более того, скорее, дело обстоит как раз наоборот – степень сопротивления Европы этому процессу облегчает или затрудняет борьбу Израиля с палестинским терроризмом. Да и то, лишь в моральном плане. Есть и другие противоречия в позиции Вилдерса. Так, например, с одной стороны, он признает, что численность мусульманского населения в Европе на сегодняшний день еще не достигла 25%, и при этом большинство коренного европейского населения относится к мусульманской экспансии резко отризательно. А, с другой стороны, в этом же тексте он утверждает, что влияние мусульманского электората в европейских странах настолько велико, что политики не могут себе позволить говорить о соответствующих ограничениях на исламизацию их стран. Непонятно, или одно, или другое. Или их меньшинство, а большинство против них – тогда у политиков руки развязаны. Или, если у политиков руки связаны, то, значит, мусульман уже большинство или коренное население выступает за исламизацию. Еще одно противоречие заключается в том, что, с точки зрения Вилдерса, Европа  пасует перед исламистами и ничего не может с ними сделать в виду чрезмерной политкорректности. Но, с другой стороны, мы хорошо знаем и о публикации карикатур на Мухаммада, и о запрете минаретов в европейских странах. То есть, факты показывают, что Европа не так уж и пасует перед исламистами. Что же в таком случае мешает эффективно противостоять Что же в таком случае мешает эффективно противостоять исламизации неисламских культурасильственной исламизации неисламских культур? – По всей видимости, смешивание эмоционального и рационального, которые на самом деле должны быть жестко разделены.

Посмотрите, на какие телеканалы настроены телевизионные "тарелки" русских иммигрантов в США, в Европе, включая ту же Голландию? – Они тоже настроены почти исключительно на российские телеканалы. И этот факт не вызывает у европейских политиков беспокойства по поводу "руссификации" Европы. Русские иммигранты по всему миру тоже предпочитают покупать продукты в русских магазинах и праздновать свадьбы и другие торжества по "русскому" типу, а не копируя культуру страны проживания. И что, угрожает это чем-то Европе? Какая-то мусульманская тетка предпочитает чувствовать в муже господина, а себя считать лишь "маткой для вынашивания детей" – пусть ей будет на здоровье, живущий по соседству француз, бельгиец или голландец от этого мусульманином не станет.

Взрослый человек, воспитанный в другой культурной среде, приехав в иную культуру, не способен принять ее и отказаться от своей. Этого сделать невозможно. Следовательно, бессмысленно и ожидать подобного от людей. Бессмысленно и опасно, поскольку, требуя от человека невозможного, мы загоняем его в угол. А загнанный в угол, как известно, опаснее идейного террориста.

Да, на эмоциональном уровне, внешние атрибуты мусульманских культур нередко вызывают у европейцев острую неприязнь. Это так. Но в этом случае не бесполезно вспомнить некоторые вещи...

Иммигранты из исламских стран приезжают в Европу не с целью смены своей культуры или религии, и не с целью приобретения европейских демократических свобод, а исключительно за рабочими местами. Свободы мусульманам не нужны – это давно известно, и обсуждение здесь излишне. Все они въезжают на территории европейских стран в соответствии с иммиграционным законодательством этих стран, которое НЕ СОДЕРЖИТ отказ от своей культуры в качестве обязательного условия для иммиграции. Следовательно, нет у европейцев законных оснований для предъявления этим переселенцам подобных требований. С другой стороны, европейские страны впускают к себе этих переселенцев вовсе не по причине сочувствия их тяжелой жизни на родине, а исключительно по причине дефицита рабочей силы на тех работах, которые коренное европейское население делать отказывается. Если так, то приходится делать выбор. Что вам, дорогие европейцы, больше нужно – иностранные рабочие для грязных работ, или не видеть неприятные для вашего глаза атрибуты быта этих людей. Нужны рабочие, значит, терпите их бытовые привычки. Тем более, что к исламизации это никакого отношения не имеет. Мало ли как там эти люди сидят и едят у себя в домах. Не нравится – не живите  с ними их жизнью, не вступайте с ними в браки, не растите с ними детей. Вот и вся проблема. Или одно, или другое. А "кругом шестнадцать не бывает!"

Другой вопрос, что касается факторов, которые действительно являются факторами исламизации и которые имеют отношение далеко не только к тому, как эти люди живут в собственных квартирах. И вот в этих вопросах, Европе, как представляется, действительно следует взять несколько другой курс...

Первое, о чем здесь следует сказать, это строгое следование закону о свободе вероисповедания, который есть в любой западноевропейской стране, и которому европейские власти следуют в несколько извращенной форме.

Свобода исповедывать христианство невозможна, без свободы не исповедывать другую религию, ислам, например. Пресловутая европейская политкорректность как раз в том и проявляется, что свобода исповедывать ислам для мусульман обеспечивается, а свобода не исповедывать ислам для европейских христиан властями не обеспечивается.

Что значит, что человека избили за то, что он на глазах мусульманина в Рамадан пил воду? – Это означает, что вина этого не мусульманина заключается в том, что он, во-первых, не знает, что делает это в Рамадан, во-вторых, он не знает, что в Рамадан этого делать нельзя. Но, если он не мусульманин, то с какой стати ему вообще знать, когда Рамадан, а когда нет? С какой стати он должен знать, что в Рамадан можно, а чего нельзя? И, вообще, с какой стати он должен знать о существовании какого-то там Рамадана? То есть, получается, что европейский не мусульманин (христианин или еврей) обязан изучать мусульманские правила или законы, не будучи мусульманином? А что, мусульмане тоже изучают христианские или иудейские правила или законы, дабы не обидеть христианина или еврея? Так уж случилось, что мне пришлось работать в США в окружении достаточно значительного количества мусульман из самых разных концов планеты. Попробовал бы кто-либо из них сделать мне замечание о том, что я в его присутствии ем, скажем, ветчину. Если бы и попробовал, то это был бы последний день его работы. Так и живем, они себе молитвенные коврики стелят, а я себе жую ветчину. В Америке так, а в Европе, по-видимому, сложилось иначе. Право мусульман исповедывать ислам гарантировано, а право христиан не исповедывать ислам не гарантировано. Всего-то и нужно – правоохранительным органам европейских стран жестко исполнять закон о свободе вероисповедания по отношению ко всем конфессиям одинаково, без каких-либо привилегий. И один из основных факторов исламской экспансии в Европе будет нейтрализован.

Вторая проблема – это места компактного проживания мусульманских иммигрантов. Что означает превращениеи таких районов в "мусульманские гетто, управляемые исламскими фанатиками"? – Это означает фактическую экстерриториальность этих районов. То есть, мусульманская община в районе компактного проживания мусульман фактически изымает эту территорию из-под юрисдикции данного европейского государства или европейского города, поскольку, если там действуют законы шариата, то не действуют законы страны проживания. Иными словами, имеет место прямое нарушение территориальной целостности и суверенитета  данного европейского государства со стороны некоторого количества иностранных переселенцев. Позвольте, но защита территориальной целостности и суверенитета государства – есть прямая обязанность силовых структур этого государства, от полиции до армии. Хотите компактно селиться? – Пожалуйста, никаких проблем. "Русские" иммигранты в США тоже во многих местах селятся компактно. Хотите установить здесь законы своей страны? – Нет. Этого не будет. Компактное расселение мусульман в Брюсселе, в соответствии с международным законодательством, не достаточно для изъятия этой территории из-под юрисдикции Брюсселя. Следовательно, компактно вы здесь расселились или нет, но на территории Брюсселя действовали и будут продолжать действовать бельгийские законы, и никакие другие. Не нравится, не селитесь. Селитесь, но не подчиняетесь? – Будете иметь дело с полицией. Почему любой американец, спокойно заходит в район компактного проживания тех или иных иммигрантов, не беспокоится о своей личной безопасности, не будучи знакомым с культурными традициями этой группы иммигрантов, а бельгиец, зашедший на те территорию компактного проживания мусульман рискует быть избитым? – Потому, что так работает полиция Брюсселя. А всего-то и требуется, чтобы полиция просто исполняла свои обязанности по защите ВСЕХ БЕЛЬГИЙЦЕВ без различия по их национальной или религиозной принадлежности. Всего-то и надо, чтобы еще один фактор насильственной исламской экспансии был полностью нейтрализован.

Отдельный вопрос – ношение традиционной мусульманской одежды.

Люди старшего поколения хорошо помнят время в конце 50-х, когда в Москве можно было быть оштрафованным за ношение брюк-дудочек или мини-юбки. А помните, как в Латвии в 1968-м милиция задерживала и штрафовала женщин в юбках? А помните, как еще в конце 60-х милиция в Москве задерживала и штрафовала мужчин в шортах? К чему эти воспоминания? – А к тому, что код одежды всегда существовал в крупных городах, причем не только в советских, но и западноевропейских. Сначала запреты вводились, потом они отменялись. Вводились, когда появлялся новый вид одежды, не принятый с свете обычаев данной местности. А отменялись, когда такой вид одежды становился массовым. В чем проблема, если код одежды всегда в той или иной форме имел место? Однако, не это главное.

Если мы говорим о таких видах одежды, как паранджа и прочие, скрывающие лицо накидки, то речь идет не об обычаях данной страны или города. Речь о соблюдении установленных норм правопорядка – норм чисто юридических.

Посмотрите на любой европейский документ, удостоверяющий личность, что он содержит в качестве главного компонента? – Фотографию его владельца. А теперь посмотрите на любой европейский документ в стиле "их разыскивает милиция", что на улицах, что в Интернете, что они содержат в качестве основного компонента? – Фотографию или фоторобот разыскиваемого. Следовательно, на территории Европы лицо человека является основным признаком для идентификации личности. Следовательно, намеренное сокрытие лица является препятствованием идентификации данного человека, препятствованием правоохранительным органам в выполнении ими своих конституционных обязанностей. Все, дальше можно ничего не обсуждать. Таков закон, человек на территории Европы обязан ходить с открытым лицом, или, в холодное время года, открывать лицо по первому требованию полицейского. Никаких дополнительных законов для этого не требуется, поскольку противозаконность ношения паранджи на улицах европейских городов вытекает из самой системы РРррХХххидентификационных документов. Все, что требуется, это чтобы полиция исполняла свои обязанности. И, опять-таки, не по отношению к мусульманам, а по отношению ко всем жителям данного города одинаково, ничего более.

По этой же причине недоумевают многие российские журналисты, мол, зачем нужен кодекс москвича, если все эти нормы давно существуют или вытекают из действующего законодательства. Закон о жестоком обращении с животными не разделяет этих животных на собак, кошек и баранов по отдельности. Милиционера, убившего бродячую собаку в метро на глазах у пассажиров, посадили за решетку. То же относится и к подобному обращению с баранами. С другой стороны, есть московские городские санитарные нормы, запрещающие забой домашнего скота на улицах и во дворах города, вне специально отведенных и приспособленных для этого помещений. К чему еще один закон по этому поводу. Все, что требуется – это выполнение милицией своих обязанностей. То же относится и к шашлыку на балконах. В Америке, например, шашлык (барбикью) – это общенациональное развлечение, куда более массовое, чем в России. Тем не менее, попробуйте-ка разжечь ваш гриль на балконе многоэтажного здания, мало не покажется. На балконе собственного дома, да, сколько угодно, хоть посреди комнаты. А на балконе многоэтажного дома, даже если это ваша квартира, не получится. Причем карающая десница настигнет вас куда ранее, нежели вы успеете даже положить мясо на угли. Почему? – А, в силу норм противопожарной безопасности. Ничего более. И такие же нормы присутствуют и в российском противопожарном законодательстве. Так что в дополнительном кодексе необходимости явно нет.

Что касается причин, по которым российская милиция не выполняет своих обязанностей, то эти причины аналогов в Европе не имеют. Здесь, что называется, свои заморочки. А вот, почему в Европе полиция не выполняет своих обязанностей, в результате чего возникла проблема исламизации?.. Впрочем, и это тоже понятно.

В странах Западной Европы нет таких проблем, как забой баранов на Елисейских полях или жарка шашлыка на ступенях штаб-квартиры НАТО в Брюсселе, поскольку в этих странах ислам не кавказский. Здесь основной набор проблем сводится к парандже, к агрессивности мусульман к не мусульманам в районах компактного проживания переселенцев и к умножению количества мечетей по сравнению с количеством христианских храмов. Что до мусульманских гетто, то это, как уже говорилось, вопрос работы полиции. Что до количества мечетей и их высоты, то здесь тоже можно привести пример США. В Вашингтоне, столице США, например, есть закон, запрещающий строить здания выше Капитолия (над уровнем моря). Принял когда-то город такой закон, и этот закон действует. Ограничение мечетей, как по высоте, так и по количеству в любом европейском городе – это вопрос простого голосования городских властей. А, поскольку архитектурные генпланы городов, в соответствии с международным правом, к демократическому устройству государства отношения не имеют, проблему можно считать надуманной. По поводу паранджи ситуация иная.

Да, противозаконность паранджи прямо вытекает из системы документов, идентифицирующих личность. Однако на одном лишь этом основании запретить паранджу нельзя, не нарушив основные принципы классического Римского права, лежащих в основе демократического устройства общества. Все, что законом не запрещено, то законом разрешено. Если нет в законе прямого запрета на ношение одежды, закрывающей лицо, запрещать такую одежду противозаконно. Не было в Европейских законодательствах до сих пор такого запрета, поскольку не было проблемы исламской экспансии в Европе. Теперь такая проблема появилась, и европейские страны по очереди начали такие законы издавать. Не так давно, как мы помним, Швейцария ввела запрет на минареты. 14 июля NEWSru.com сообщает о том, что Административный совет бельгийского города Шарлеруа ввел с нового учебного года запрет на ношение в коммунальных школах мусульманских платков и христианских крестов. Нижняя палата федерального парламента Бельгии в мае этого года проголосовала за запрет по всей стране на ношение женских традиционных мусульманских одеяний - паранджи и никаба. Аргументом в пользу принятия решения стал тот факт, что за подобным одеянием нельзя идентифицировать того, кто носит его.

18 июня NEWSru.com сообщал о том, что Министр юстиции Испании Франсиско Кааманьо заявил, что в этой стране планируется ввести новый закон о свободе совести, предусматривающий запрет на ношение паранджи в общественных местах. Испанский политик, слова которого приводит газета "Новые известия", в частности, сказал: "Мы считаем, что такие предметы одежды, как паранджа, чрезмерно заостряют проблемы идентификации личности в общественных местах".

29 июня NEWSru.com сообщил о том, что Европейский союз решил не вмешиваться на союзном уровне в решения стран ЕС по запрету ношения чадры. Этот вопрос остается на усмотрение стран-членов содружества.

"Я не вижу необходимости в европейском законе относительно ношения бурки", - заявила комиссар ЕС по внутренним делам и юстиции Сесилия Мальстрем на пресс-конференции в понедельник в Брюсселе.

Напомним, что закон, запрещающий появляться в общественных местах в одежде, закрывающей лицо, был принят в апреле палатой представителей парламента Бельгии и дожидается утверждения в сенате. Похожий законопроект будет представлен в июле Национальному собранию Франции. Правительство социалистов в Испании тоже готовит законодательство о "свободе вероисповедания", которое предусматривает запрет чадры в общественных местах. Правая Независимая партия Великобритании выступила с инициативой введения полного запрета на ношение женщинами паранджи и никаба.

Так что, как можно видеть, Европа вовсе не пасует перед исламской экспансией на своей территории, а, напротив, действует в единственно правильном направлении, и реальная исламизация Европы, которая беспокоит многих политиков, скорее всего, не состоится. Несколько запаздывает? – Да, запаздывает. Но и этому есть объяснение – сначала нужно адекватное законодательства, в соответствии с которым могут действовать органы охраны правопорядка. Это жизненно необходимо, поскольку если мы сами будем нарушать наши же собственные законы, то не сможем заставить уважать эти же законы иммигрантов.

А вот, что касается беспокойства г-на Вилдерса тем, что "сейчас имеются тысячи мечетей по всей Европе, в которых прихожан значительно больше, нежели в храмах", пожалуй, здесь мы голландскому парламентарию в поддержке откажем. По этому поводу не беспокоиться надо, а радоваться. В мечетях больше прихожан, чем в храмах не потому, что христиане перешли в ислам, а потому, что коренные европейцы более образованы, чем переселенцы из исламских стран, а, следовательно, менее религиозны. Они не потому в храмы не ходят, что стали мусульманами, а потому, что, имея больше мозгов, меньше нуждаются в Боге. В этом сила европейцев по сравнению с мусульманскими иммигрантами, а не наоборот. И к процессу исламизации данный факт вряд ли имеет отношение...

 


Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций