UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/kaddafi.htm

 

На убийство Каддафи: абсолютная власть разлагает абсолютно
Михаэль Дорфман


Знаете, какая разница между английским рестораном и еврейским? В английском ресторане видно, как люди едят и слышно, как они разговаривают. В еврейском ресторане слышно, как люди едят и видно, как они разговаривают. Наверное, нехорошо начинать о погибшем человеке с анекдота. Однако, что делать, когда информационное пространство полно вот такого: «Я чувствую себя одинаково униженным и от демонстрации фотографий растерзанного Каддафи, и от бурной радости по поводу его смерти». Не стоит применять свои понятия к проявлению массовых эмоций в других культурах. Это часто приводит к ошибочным умозаключениям. Уж не говорю о том, что отказ демонстрировать фото убитого Бин Ладена тоже воспринимался без восторга.

Ливия в руках народа

Мы и раньше писали, что Ливия теперь в руках вооружённого народа, а ливийцы вовсе не так охотно готовы отдать свою судьбу чужим. Со времен Ганнибала и Отелло Ливия поставлял миру ярких и харизматичных лидеров. Предшественник Каддафи – король Сади Идрис – начинал суфийским проповедником. Затем главой суфийского братства, которое он поднял на борьбу с итальянскими колонизаторами. Теснимый итальянцами, Идрис бежал в Египет. Британцы взяли Идриса под своё крыло, снабдили оружием, обучили его воинов. Суфии Идриса проводили диверсии против войск Эрвина Роммеля (немецкий генерал-фельдмаршал и командующий войсками Оси в Северной АфрикеS.N.). Сегодня бы это назвали бы терроризмом. После войны в награду за сотрудничество Идриса сделали королём Киренаики. Позже для облегчения получения концессий на нефть из Триполитании и Киренаики была создана Ливия.

В Ливии обещают выборы. Глава Промежуточного Национального Комитета Махмуд Джабриль однозначно заявил о своём уходе из политики. Так что мы скоро узнаем новые имена, как в 1969 году узнали имя Муаммара Каддафи. Мой друг, Джакарло К., учился в университете в университете в Триполи в 1969 году. Он рассказывает: «Военного переворота мы поначалу даже не заметили. Это было настолько неожиданно, что никто даже не ожидал распространения  насеристской революции в Ливию. О социализме тогда много говорили, так что лозунги военной хунты никого не удивили. В университете была либеральная атмосфера. При короле студенты не боялись выражать свои чувства. После какой-то акции военной хунты несколько студентов организовали демонстрацию протеста. Военные не вмешивались. Однако наутро, когда мы пришли в университет, на воротах увидели повешенными участников вчерашней демонстрации. Вот тогда я и запомнил имя Каддафи. Меньше, чем через год Джакарло и ещё тысячи ливийских итальянцев по приказу Каддафи были высланы из страны «в наказание за итальянскую оккупацию». Каддафи следовал по стопам своего учителя Гамаля Абделя Насера. В Египте тоже провели этнические чистки, от которых когда-то международные левантийские портовые города страны так и не смогли оправиться до сих пор.

С тех пор репрессии и террор против различных групп населения продолжались постоянно. За 42 года правления Каддафи мир так привык к изменчивости Каддафи, к его любви к опереточным мундирам и экзотическим одеяниям, что не заметил, сколько раз тот менял свою идеологию. Он начинал как социалист. Позже стал арабским националистом, сторонником пан-арабизма. Затем побывал в роли борца за социальное освобождение, за национальное освобождение во всём мире, за пан-африканизм. В конце концов Каддафи предавал всех своих союзников, сдавал ирландцев из ИРА британцам, басков из ЭТА - испанцам, исламистов – американцам, убийством шейха Мусы ал-Садра он испортил отношения с шиитами и Ираном, с арабскими правителями, неуплатой долгов – с русскими (хотя там как раз виноваты обе стороны). Доходы от нефти давали правителю Ливии большие средства для его политических амбиций. Каким бы Каддафи ни был выдающимся, умным и талантливым, он жил в фантастическом мире, где все, как один, его пылко и беззаветно любили, целовали его портреты и готовы  были отдать за него всё до последней капли крови. Он так и останется примером того, что власть разлагает, а абсолютная власть разлагает абсолютно.

Нефть – это не самое главное

В последние десять лет в Ливии тихой сапою шел переход к экономике «свободного рынка». Под крылом Каддафи работала группа неолиберальных экономических экспертов во главе с кембриджским профессором Майклом Портером. Им не надо было вводить коренных изменений, поскольку и раньше большинство доходов от нефти шло в карманы приближённых Каддафи.  Некоторая часть средств шла на нужды ливийцев. В стране существовала богатая, хотя и весьма патерналистская система социального обеспечения. Каддафи вкладывал средства в социалистические проекты, вроде гигантского трубопровода для переброски подземных вод Сахары в прибрежную полосу. Эффект от этого весьма сомнителен с точки зрения охраны окружающей среды. Неясно, окажется ли этот проект рентабельным в условиях рыночной экономики.

Информационное пространство, особенно российское и арабское, полно разговоров о нефти, как подоплёке всех событий в Ливии. Если в России и многих арабских странах – энергетические ресурсы – основа всего благосостояния, то оттуда может показаться, что все зарятся на эти богатства, ведут из-за них войны и вообще Земля крутится из-за нефти. На самом деле ливийскую нефть продавали до Каддафи, будут продавать и после. Ни одна сторона не могла обойтись без доходов от нефти до начала конфликта, и не сможет обойтись ещё долго после того, как конфликт закончится. Проблема не в том, что нефть кто-то отберёт, а в том, чтобы энергоресурсы не стали проклятием для страны, как это случается повсеместно. Ведь энергоресурсы разрушают общество, заглушают местную инициативу, потому что дешевле купить, чем придумать. И самое главное: делают властвующие элиты слишком сильными и независимыми от общества.

Нет оснований полагать, что распределение доходов между Ливией и иностранными компаниями существенно изменится. Что касается доходов ливийцев от своей нефти, то это их внутреннее дело и хорошо, если оно решится мирно и цивильно. Как показывает опыт Америки в Ираке и Израиля в Палестине, можно добиться победы над арабскими армиями, но ни одно войско не силах покорить ни одну арабскую нацию, даже такие маленькие и слабые, как ливанцы и палестинцы.

Уроки гуманитарной интервенции

Мы соглашаемся с тем, что наш мир един. Потому нельзя позволить тираниям расправляться с собственным народом. Концепция гуманитарной интервенции – необходима и полезна для мира. В самом начале восстания против Каддафи редакция «Нового смысла» опубликовала мой материал «Уроки гуманитарной интервенции». Я писал: «Здесь международное сообщество быстро и решительно вмешалось и встало на защиту тех, кому угрожала смерть. И многие из нас, кто скептически относится к действиям международного сообщества в Ливии, в глубине души желают оказаться неправыми, и найти свой скептицизм необоснованным».

Как обычно бывает, никто не оказывается прав на сто процентов. Хорошо, что народ получил возможность избавиться от тирании. Плохо, что к миссии были примешаны различные чуждые интересы. Британским и французским налогоплательщикам война обойдется в копеечку. Их вооружённые силы оказались на грани истощения. Расходные сметы превысили самые завышенные предположения. По сравнению с американскими затратами на войны на Ближнем Востоке, полтора миллиарда долларов британских затрат на интервенцию кажутся небольшой суммой. Однако для современной Британии – это очень много денег.

Операция в Ливии помогла избавиться от режима Каддафи, но сильно ударила по репутации Запада в глазах таких стран, как Северная Корея, Бирма или Иран, даже Россия и Китай. Они будут куда осторожней воспринимать заверения Запада, что разоружение поможет сохранить правящий режим. Наибольшая опасность для гуманитарной интервенции – это политизация процесса принятия решений. Гуманитарная интервенция должна осуществляться для защиты элементарных прав человека, а не ради каких-то политических интересов. Эскалация конфликта в Ливии, по сути, оттянула неизбежный конец сирийского режима и, вероятно, в очередной раз способствовала усилению позиций Ирана.

Война – это в любом случае не мир. И всё же положительных моментов в нынешней ситуации куда больше, чем негативных. У европейских держав надолго отбит аппетит к новым интервенциям; сторонники гуманитарной интервенции получили новые аргументы в борьбе за деполитизацию процесса принятия решений в ООН. И самое главное – народ Ливии сбросил деспотический режим и получил надежду на то, что будет найдено политическое решение на основе общего согласия, а скептики среди нас убедятся, что все их опасения были напрасны. История даёт мало таких примеров, но всё же они есть.

От редакции:

Окровавленное тело лидера ливийской Джамахирии Муамара Каддафи выставлено на всеобщее обозрение в промышленном холодильнике в торговом центре в ливийском городе Мисрата, сообщает 22 октября агентство Ассошиэйтед Пресс. Жители Мисраты выстроились в длинные очереди к торговому центру, где в одном из холодильников для овощей лежит тело Каддафи. Охрана, выставленная около тела, не смогла обуздать людской поток, поэтому сотрудникам правопорядка не осталось другого варианта, как объявить часы осмотра холодильника с телом — разные для семей и одиноких мужчин. Люди в очереди скандируют «Мы хотим увидеть собаку», а посетители, среди которых есть дети, охотно фотографируются с телом Каддафи. Тело бывшего ливийского лидера обнажено до пояса, на его торсе и руках остались следы запекшейся крови. На теле видны пулевые ранения в грудь, живот и левую часть головы.

Copyright©2011 UNIPRESS