UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/kadyrov.htm

Почему именно так, почему именно сейчас и почему молчит Кремль?..
Илья Трейгер, Вашингтон

Знатно, надо заметить, нашумел Рамзан Кадыров на прошедшей неделе. Так нашумел, как даже Владимиру Путину пока не удавалось. Напомним, о чем конкретно заявил Рамзан Кадыров на встрече с журналистами в Грозном по случаю Дня российской печати: «Люди, о которых раньше никто ничего не слышал, из кожи вон лезут, чтобы прославиться тем, что противопоставляют себя Президенту России Владимиру Путину. Представители так называемой внесистемной оппозиции пытаются нажиться на сложной экономической ситуации. К таким людям надо относиться как к врагам народа, как к предателям. У них нет ничего святого.

Этих людей, — продолжил Кадыров, — не заботит судьба России и российского народа. Они, — указал глава Чечни, — играют в придуманную западными спецслужбами игру, пляшут под их дудку; очевидно, что они абсолютно не заинтересованы в процветающей и сильной России. Я считаю, — заключил Рамзан Кадыров, — что этих людей надо судить по всей строгости за их подрывную деятельность.

И всех волнуют в этой связи три основных вопроса: Почему Рамзан заявил именно это? Почему именно сейчас? И почему до сих пор молчит официальная власть? Единственный из известных журналистов, кто попытался ответить на эти вопросы, оказался главред «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, по мнению которого чеченского лидера возбудили неудобные вопросы о расследовании убийства Бориса Немцова, которые с неизменным постоянством задают журналисты «Эха» властям.

А вот, Александр Невзоров, судя по эфиру на «Эхо Москвы» 18-го января с таким объяснением вряд ли согласен. Цитата: «Непонятно, зачем. Непонятно, почему именно сейчас. Потому что поверить в Кадырова, который вдруг взял и сорвался с кремлевского поводка, я не могу… Потому что сын Ахмата Кадырова никогда бы таких глупостей говорить не стал. Очень высокое было достоинство внутри семьи. И очень ценился интеллект помимо всех этих звероподобных штучек и рыганий в адрес тех, кто не нравится».

Так нередко бывает, что за деталями мы иной раз забываем «откуда ноги растут», а тем временем, ответы на поставленные вопросы вполне ясны. Почему было сказано именно это? – Потому, что Рамзан Кадыров всерьез озаботился сохранением собственной жизни. Почему именно сейчас? – Потому же, почему именно сейчас Герман Греф публично заявил на Гайдаровском форуме о том, что Россия становится страной-дауншифтером. Почему до сих пор молчит официальная власть? – А вот, чтобы ответить на этот вопрос, следует прежде рассмотреть ситуацию более детально.

Рамзан Кадыров является главой Беной – одного из более, чем сотни чеченских тейпов. Этот тейп является наиболее многочисленным в сравнении с любым другим тейпом, но принадлежащие к нему чеченцы вовсе не составляют большинства населения Чечни. Властью и деньгами, данными ему (Кадырову) президентом Путиным, Р. Кадыров фактически установил власть своего тейпа над всеми другими чеченскими тейпами, подмяв их, что явилось грубейшим нарушением вековых чеченских традиций. Традиционно, каждый тейп осуществляет всю полноту власти на своей территории. Теперь же, всю полноту власти на всей территории Чечни по факту осуществляет тейп Кадыровых. Понятно, что подобного попрания вековых традиций Чечня Кадырову не простит. Вполне справедливо сказать, что Р. Кадыров уже приговорен к смерти за эту политику лидерами подмятых им тейпов. И это не пустые слова. Об этом же, кстати, напомнил и Александр Невзоров в упомянутом выше эфире: «Я просто знаю, что с украинской стороны чеченцы, безусловно, были и есть. И они дерутся совершенно как демоны. И если говорить о том, кого больше всего боятся террористы в Донецке, все эти бандформирования, под названием, как они называются лугандоны или как-то еще, то это как раз те чеченские батальоны, которые воюют на украинской стороне».

Здесь А. Невзоров говорит как раз о тех чеченских боевиках, которые принадлежат к тейпам, противостоящим тейпу Кадырова и, как видим, в боевом смысле, они не менее подготовлены, нежели так называемые кадыровские «пехотинцы Путина». Единственное, что обеспечивает сегодня всевластие Рамзана Кадырова в Чечне, и, следовательно, его личную безопасность – это та «дань», которую Россия платит Чечне за мир. И здесь следует четко понимать, что «дань» эта платится не Чечене, а тейпу Кадырова. И свою власть и личную безопасность нынешний чеченский лидер способен обеспечивать только до той поры, пока эта «дань» сохраняется и пока размеры этой «дани» достаточны для финансирования необходимых для этого мероприятий. Как только эти деньги к Кадырову поступать перестанут или размеры этих платежей окажутся недостаточными, всевластию тейпа Кадырова в Чечне придет конец, как, собственно, и физической жизни самого лидера этого тейпа. Это, с одной стороны.

С другой стороны, как опять-таки удачно сформулировал А. Невзоров, «Понятно, что Кремль не рассчитывает особо на ОМОНы, ОМСДОНы, понимая, что русские опричники ленивые и корыстные. И могут в любую минуту, мы помним этих кавалергардов в 17-м году, которые переодевались горничными и бежали из Зимнего дворца, теряя фрагменты только что сбритых усов».

Именно отсюда и появились эти самые чеченские «пехотинцы Путина». Однако, тем самым, президент Путин откровенно противопоставил силовые структуры Чечни силовым структурам России в целом, создав таким образом для Кадырова еще одну армию смертельных врагов – российских силовиков. В результате, Рамзан Кадыров оказался между двух огней – между смертельными врагами внутри Чечни и не менее смертельными врагами со стороны силовых структур России. При этом, если личная безопасность чеченского лидера и его окружения внутри Чечни обеспечивается, как уже было сказано, достаточным для этого финансированием из российского бюджета, то нейтрализация российских силовиков по отношению к Кадырову обеспечивается исключительно абсолютной властью самого президента Путина.

Так было до недавнего времени. Что же такое критичное произошло сейчас, что вынудило чеченского лидера так забеспокоиться?

24-го декабря 2015 года «Московский Комсомолец» со ссылкой на «Коммерсант» сообщает о том, что Президент РФ Владимир Путин распорядился передать Чечне один из двух крупнейших нефтедобывающих активов — «Чеченнефтехимпром». Вот так, отрезал кусок от пирога одного из своих ближайших сподвижников Игоря Сечина и подарил Кадырову. Интернет пошумел денек по этому поводу и заглох. А зря, событие-то знаковое. Это и есть одно из реальных проявлений того, о чем говорил Греф – нефтяной век закончился, поскольку мировые цены упали не потому, что кто-то хочет России навредить, а потому, что потребление этого энергоносителя в мире снизилось. А нефтяной век России закончился тем более, поскольку потребители еще и побеспокоились о нефтяной независимости конкретно от России – Германия катастрофически снизила объем закупок российского газа, а Украине и вовсе удалось отказаться от российского газа вовсе.

А на чем базируется абсолютная власть российского президента? – Исключительно на деньгах. Путин правит страной при помощи денег. Есть деньги – есть власть. Нет денег – нет и власти. Денег стало катастрофически недостаточно. Отсюда и подарок Кадырову в виде «Чеченнефтехимпрома» - денег стало недостаточно, и он расплатился с Чечней «натурой».

В либеральных кругах принято считать, что Владимир Путин живет в некоем придуманном мире, не имея понятия о реальности. Что ж, может быть это и так. Во всяком случае, с абсолютными диктаторами такое случается нередко. Если он принимает за информацию исключительно то, что ему кладут на стол в папочке, но при этом в папочку эту помещают не то, что происходит на самом деле, а то, что выгодно преподнести президенту, то такое вполне возможно. Но если в отношении Путина такое предположение и может быть справедливым, то в отношении Рамзана Кадырова ни в коем случае. Рамзан точно живет в реальном мире и видит ситуацию именно такой, какова она есть. Он не на папочку опирается, но сам вполне активен в Интернете, слушает и читает и «Эхо Москвы», и «Открытую Россию» Ходорковского, и «Дождь». Для чеченского лидера Интернет – это вовсе не виртуальный мир, а вполне реальный, поскольку пишут в Интернете вполне реальные живые люди, пишут то, что они думают и что видят. И Рамзан, следовательно, все это тоже видит. Он прекрасно видит, в частности, что экономика страны разрушается без каких-либо признаков наличия инструментов, способных помешать этому процессу. А разрушение экономики – это конец абсолютной власти Путина.

Здесь хотелось бы сразу оговориться. Под концом абсолютной власти Путина здесь не следует понимать смерть, свержение или иной способ физического отстранения Путина от власти. Речь идет не о физической или юридической потере власти Владимиром Путиным, а о потере власти фактической. Как хорошо помнит старшее поколение, начиная с позднего Брежнего и заканчивая последним вздохом Черненко, Политбюро ЦК КПСС продолжало спускать в регионы различного рода указы, директивы и инструкции. И продолжало получать из этих регионов бравурные рапорта об успешном выполнении этих директив. Однако кто ж на самом деле все эти указивки выполнял или даже просто обращал на них внимание? В результате, М. Гобрачеву досталась система, уже не функционирующая, которую удержать не удалось.

Похожий процесс наблюдается сейчас и в России. Чем меньше реальных денег находится в распоряжении президента, тем в меньшей степени членов «вертикали» волнуют его распоряжения и желания. Именно по этой схеме Владимир Путин может потерять реальную власть. Именно это взволновало, вероятнее всего, и Кадырова, поскольку, как снижение финансовых поступлений, с одной стороны, так и вытекание абсолютной власти из рук Путина, с другой стороны, представляют смертельную угрозу лично для Рамзана Кадырова, который, повторимся, живет во вполне реальном мире и все это видит. А как можно удержать абсолютную власть в стране при условии распадающейся экономики и отсутствия достаточных поступлений в бюджет? – Только переходом к полной диктатуре на базе режима массовых репрессий. Вот, поэтому он и сказал именно об этом и именно сейчас, когда окончательно понял, что путинскую экономическую модель уже не спасти.

Остается ответить на последний вопрос – почему до сих пор молчит Кремль?

Кремль молчит потому, что молчит Путин. А Путин молчит потому, что не знает, что и как сказать по этому поводу. Здесь мы наблюдаем классический цугцванг – и поддержать Кадырова нельзя, и приструнить Кадырова нельзя, и промолчать, вообще говоря, тоже нельзя.

Если Кадырова в этом его заявлении поддержать, то это будет означать сначала разгул внесудебных массовых расправ, а за тем придется открыто переходить к режиму массовых репрессий, что вряд ли возможно. Во-первых, это невозможно потому, что одних лишь кадыровских «пехотинцев» для этого недостаточно, а свои опричники, как уже было сказано, «ленивые и корыстные». Во-вторых, это невозможно потому, что введение подобного режима сразу же повлечет за собой полную экономическую изоляцию страны вплоть до полного запрета на торговлю с ней. При Сталине на такое можно было пойти, поскольку страна была высоко индустриализована. Но сейчас, при практически полной деиндустриализации России, это все равно ведет к потере власти диктатором. И, в-третьих, это невозможно, поскольку голодные бунты в регионах начнутся куда раньше, чем режиму удастся полностью физически уничтожить всех недовольных.

Жестко осадить Кадырова тоже нельзя, поскольку: во-первых, в этом случае Кадырова придется отправлять в отставку, что автоматически означает новую войну с Чечней. Во-вторых, при этом придется привлекать Кадырова к ответственности по тем статьям, по которым сейчас привлекают только и исключительно активистов либерального сообщества, что тоже влечет отставку Кадырова и, опять-таки, новую войну с Чеченей.

Нельзя даже выступить в духе, что, мол, каждый в нашей стране имеет право высказать свое мнение, даже такое экстремальное, поскольку тогда придется выпускать из тюрем тех самых либеральных активистов, которые были посажены за меньшее. На это Путин тоже ни при каких обстоятельствах не пойдет, поскольку это будет означать, что он прогнулся перед либералами. Это и есть тот самый момент, который Рамзан Кадыров, по-видимому, не слишком продумал – поставил президента страны в безвыходную ситуацию. Вот, поэтому-то Кремль до сих пор и молчит. Придумают, в конечном счете, что сказать, не без этого. Но и Кадырову, как представляется, такой выходки тоже не забудут…

 

Copyright©2016 UNIPRESS