UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/kiselev.htm

О чем рассказал Дмитрий Киселев?
Илья Трейгер, Вашингтон

Перед самым началом Сочинской Олимпиады Россию накрыла волна обид с требованием извинений. Сначала обиделись на телеканал «Дождь», якобы оскорбивший блокадников. Потом на телеканал CNN, якобы обидевший защитников Брестской крепости. Следующими оказались Виктор Шендерович и за одно радиостанция «Эхо Москвы», якобы обидевшие членов российской олимпийской сборной. А теперь, вот, еще и американский режиссер Джодж Клуни, обидевший, по мнению Михаила Швыдкова, всех поголовно российских любителей кино тем, что в неуважительном свете показал русских в фильме «Охотники за сокровищами». И что характерно, от лица, якобы обиженных выступают не сами обиженные, и исключительно депутаты или гос. чиновники от лица этих обиженных. От лица блокадников (живых и мертвых) – это Ирина Яровая и фракция ЛДПР. От лица защитников Брестской крепости – это депутат Сергей Неверов. От лица спортсменов-олимпийцев – депутат Владимир Васильев. А от лица всех российских любителей кино – это, как уже говорилось, правительственный чиновник Михаил Швыдкой.

Во всех перечисленных случаях, заметьте, санкции, требуемые по отношению к «обидчикам» не имеют никакой юридической основы, поскольку как сами действия или высказывания по закону не содержат оскорбления, так и никто из тех, кого называют обиженными, не предъявил по данному поводу никаких претензий. Однако ж, сам процесс затыкания ртов при этом, оказывается вполне эффективным. Телеканал «Дождь» отключили от вещания, не взирая на принесенные извинения. Телеканал CNN тоже принес извинения под угрозой отключения от вещания в России. С «Эхо Москвы» и Виктором Шендеровичем, правда, пока не очень получилось, однако стараются – посмотрим, что будет в марте после переизбрания главреда радиостанции. Что же касается Джорджа Клуни, то здесь, скорее всего, перебор вышел, поскольку вряд ли Джоджу Клуни есть дело до мнения М. Швыдкого.

Ну, и апофеозом всей этой вакханалии явилось нашумевшее выступление Дмитрия Киселева в адрес «Эхо Москвы» в одном из недавних киселевских эфиров.

Поскольку эта волна обид набрала силу перед самой сочинской олимпиадой, многие естественно предположили, что, по всей видимости, российская власть настраивается на некий новый виток закручивания гаек сразу после окончания этой олимпиады. Что ж, очень даже может быть, а, посему, имеет смысл попытаться понять истинный смысл происходящего.

Эффективность кнута в какой-то степени действительно зависит от силы этого кнута, но лишь в какой-то степени. Можно свести на нет массовые акции протеста, избивая демонстрантов и сажая в тюрьмы тех, кого удастся выхватить из толпы по заведомо неправосудным приговорам, как это сейчас делают с участниками «Болотного дела». Можно лишить оппозицию финансирования, отбирая бизнесы у предпринимателей, финансирующих эту оппозицию и сажая этих предпринимателей в тюрьмы. Этим, собственно, и занимался нынешний российский политический режим до последнего времени, и, надо заметить, достаточно эффективно. Но есть такие формы протеста, против которых тот кнут, который имеется в распоряжении российской власти, вообще не эффективен. И такой формой является смех. Нет у нынешней власти такого кнута, которым можно было бы бороться с высмеиванием. У Сталина был – массовые расстрелы. Путин, однако, себе подобного позволить не может, поскольку материальное состояние властной элиты находится в полной зависимости от стран Западной Европы и США.

До какого-то момента российская власть с высмеиванием и не боролась. По всей видимости, лично Владимир Путин до какого-то момента действительно искренне верил в то, что его не любит незначительная горстка «московских очкариков» в то время как некое подавляющее большинство населения его искренне поддерживает. Теперь же, как мы можем видеть, ситуация в этом плане изменилась – власть начала прямую борьбу с насмешниками и теми СМИ, которые предоставляют этим насмешникам информационную площадку.  Сам факт того, что правитель дал отмашку на войну с шутовством по отношению к власти, уже говорит о том, что режим вступает в финальную стадию своей деградации.

В том, что наибольшую активность в этом процессе проявляет именно российский депутатский корпус, ничего удивительного нет. Ведь что касается назначаемых чиновников, то это те самые люди, на которых опирается власть Владимира Путина, т.е., это и есть те люди, к которым относится принцип «своих не сдаем». Совсем другое дело – депутаты Госдумы. Эти Путину не свои. Это люди, которые сознательно согласились играть роль бутафорских фигур ради того набора материальных благ, который обеспечивает им депутатский статус. Однако, при этом, к категории тех, кого не сдают, они не относятся, и, следовательно, не могут рассчитывать на прямую защиту со стороны того, кому служат. Это-то люди, в первую очередь, и подвергаются наиболее прямолинейному высмеиванию хотя бы уже потому, что являются бутафорскими фигурами. Пока это высмеивание оставалось на уровне все тех же «московских очкариков», на него можно было внимание не обращать. Однако мало- помалу над бутафорскими депутатами стала смеяться вся страна. Но депутаты – тоже люди, и насмешки им слышать обидно. Как реакция депутатский корпус начал демонстрировать свою властную самостоятельность, которая в итоге и вылилась в то, что принято называть «взбесившимся принтером». Сначала это вызывало возмущение, но когда большая часть принятых таким способом законодательных актов продемонстрировала отсутствие какой-либо работоспособности, высмеивание депутатского корпуса усилилось многократно. Отсюда и максимальная активность депутатского корпуса на этом направлении. Иными словами, и на этом направлении депутатский корпус оказался, опять-таки, лишь механическим исполнителем желаний верховного правителя и его окружения.

Однако видится очевидным, что ликвидировать это явление без полной ликвидации интернета и применения массовых репрессий в принципе невозможно. И это не может быть не очевидно так же и для власти, включая и лично президента. Тем не менее, такая война явно началась. Следовательно, сама власть, похоже, тоже осознала конечность собственного политического режима, поскольку вполне осознанно работает на кратковременный пропагандистский эффект.

Еще один интересный момент содержится в самом тексте, с которым выступил Дмитрий Киселев в упомянутом эфире. Вот эта цитата:

"Эхо Москвы" собирает вокруг себя некий концентрат, позволяющий наблюдать за движением нравов в нашей стране. И особенно любопытно, как представители российского политического класса идут на Эхо, словно в Каноссу за отпущением грехов - быть может, вспомнят, как я в самые мрачные дни путинской диктатуры поднял и свой флаг на Эхо Москвы. Мыслишка эта кого-то согревает...».

Как бы мы не относились к личности Дмитрия Киселева, но то, что он сказал о причинах, по которым представители российского политического класса, или, проще говоря, гос. чиновники идут на «Эхо Москвы», в полной мере соответствует действительности. Чиновники действительно ходят на «Эхо Москвы» не в последнюю очередь для того, чтобы иметь шанс сохраниться и после окончания нынешнего политического режима. Но ведь все дело в том, что это было известно и до открытого выступления Д. Киселева на эту тему, хотя прямо и не формулировалось в публичной сфере. Почему вдруг именно сейчас этот корифей провластной пропаганды решил сказать об этом открытым текстом?

Почти все известные политологи, говоря о Путине, неизменно сходятся в мнении, что российский президент никому не доверяет. Кто-то это объясняет ГБэшными привычками Путина, кто-то другими причинами, но все сходятся во мнении, что это так. И это действительно так, но почему?

Политологи Станислав Белковский как-то высказал такую мысль, что, мол, «у Путина исчез комплекс самозванца, который во многом определял его поведение в первые годы правления».

Вполне возможно, что лично Путин этот комплекс в себе и изжил. Но, даже если это и так, то сей факт вряд ли что-либо меняет. Ведь почему все самозванные политические режимы всегда плохо кончают? – А потому, что когда к верховной власти приходит самозванец, то окружение, на которое опирается его власть, всегда представляет собою временщиков, действующих исключительно в личных интересах. Если самозванцу удалось закрепиться во власти, то избавился ли он сам от комплекса самозванца или не избавился, люди в его окружении, на которых его власть опирается все равно остаются временщиками. То есть, даже если самозванец со временем и проникся интересами государства и его граждан, его окружение по-прежнему занято исключительно задачами личного благосостояния, и ничем более. Именно поэтому политический режим, сформированный самозванцем, и не может быть долговечным. Вероятнее всего, Владимир Путин прекрасно понимает, что опирается на временщиков, которые, во-первых, объективно ведут режим к распаду, а, во-вторых, обязательно сдадут его самого, как только запахнет жаренным. Отсюда и его недоверие по отношению ко всем и всему, что его окружает.

Понятно, что радикально выправить ситуацию можно лишь убрав временщиков от власти. Но если временщиками является все наполнение путинской вертикали власти, это будет означать массовую сдачу своих. Понятно, что президент, даже если бы и хотел это сделать, осуществить такую задачу практически не может, поскольку не успеет даже начать, как его окружение сдаст его самого, на чем и закончится этот политический режим в одночасье. Следовательно, поскольку это сделать в парадигме нынешней власти невозможно, невозможным следует считать и трансформацию нынешнего режима в ту форму, которая позволила бы ему просуществовать еще достаточно долго. А, раз так, речь может идти лишь о паллиативных мерах, способных лишь оттянуть падение режима в кратковременной перспективе. Отсюда, как представляется, и открытое заявление Д. Киселева по поводу чиновников, ходящих на «Эхо». Фактически, через свою программу кремлевский пропагандист не столько выступил против «Эхо Москвы», сколько подал чиновникам сигнал от Верховного – мол, мне известно, что вы ждете падения режима и готовите себе запасные аэродромы, в том числе, и походами на «Эхо Москвы». Будете продолжать, могу усомниться в вашей лояльности, а тогда…

А тогда, скорее всего, ничего и не случится, поскольку Верховный уже знает об их нелояльности. Однако есть надежда, что испугаются и перестанут ходить на «Эхо». А «Эхо» таким образом потеряет репутацию СМИ, на площадке которого присутствуют все стороны российского общества. Как результат, ожидается потеря аудитории, и, следовательно, падение эффективности того высмеивания власти, которое слышно с этой информационной площадки. Иными словами, и Владимир Путин тоже, скорее всего, понимает скорое падение режима и стремится лишь к тому, чтобы максимально оттянуть развязку по времени.

Но, как уже говорилось, вся эта волна поднялась до начала сочинской олимпиады, или, вернее, до кровавого падения режима Януковича на Украине. Учитывая тот факт, что Путин традиционно боится цветных революций, мы вправе ожидать очень резких поворотов во внутренней российской политике в самое ближайшее время, в том числе, и потому, что неожиданно большое количество протестующих, пришедших к зданию суда к моменту оглашения приговора узникам «Болотного дела» явно явилось результатом «плохого примера», т.е., событий на Украине.

Скорее всего, в настоящий момент российский президент мог оказаться перед выбором – или решительное послабление во внутренней политики, что ускорит разложение властного режима, или переход к решительным репрессиям, что, в случае успеха, может существенно продлить по времени жизнь разлагающегося режима, или, в случае неуспеха, может закончиться кровавой расправой с власть предержащими. Что ж, если так, то, как представляется, в ближайшее же время мы увидим, какой выбор сделает российский президент…

Copyright©2013 UNIPRESS