UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/kommunizm.htm

 

Вперёд – к победе коммунизма!
Михаэль Дорфман

Впервые опубликовано на сайте «Новый Смысл»


 

Коммунизм в левой литературе принято ставить в конце, как венец творения, как сказки конец, после которого зажили все припеваючи. Однако есть смысл поставить коммунизм в начале.

Равенство и изобилие

В 48-й главе третьего тома «Капитала» Маркса есть известный пассаж о «царстве необходимости» и «царстве свободы». В царстве необходимости, «чтобы удовлетворять свои потребности, чтобы сохранять и воспроизводить свою жизнь, человек должен бороться с природой» физическим трудом и изысканием источников энергии. Маркс говорит, что это «царство необходимости» существует во всех общественных формациях и при всех способах производства.  Социализм тоже включается в «царство необходимости». Главное отличие социализма – это рациональное планирование производства и демократическая организация общества. Другие формации действуют в условиях капиталистического рынка или в условиях недемократического элитного произвола. Для самого Маркса достижение обществом социалистического уровня вовсе не являлось целью революции, а лишь предпосылкой для «развития человеческих сил, которое является самоцелью, истинного царства свободы, которое, однако,  может расцвести лишь на этом царстве необходимости, как на его основе».

В другой работе Маркс показывает, что в один прекрасный день мы сможем освободиться от царства необходимости в целом.  В «Критике Готской программы» Маркс рассуждает: «На высшей фазе коммунистического общества, после того, как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы, и все источники общественного богатства польются полным потоком - лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своём знамени: “От каждого по способностям, каждому по потребностям!”».

Критики часто цитировали этот отрывок, чтобы изобразить Маркса безнадёжным утопистом. Им казалось невозможным общество, освобождённое от необходимости наёмного, недобровольного и нетворческого труда. Все попытки «обжулить» Маркса, построить социализм одной лишь национализацией средств производства, без обеспечения демократии и прав человека хотя бы в рамках «узкого горизонта буржуазного права» провалились, и это было неизбежно. Советский опыт изначально извратил идеи марксизма и поэтому потонул в застойном болоте «развитого социализма». (Он будет подробней рассмотрен в разделе про социализм – «Равенство и нужда».)

Питер Фрезе (чья замечательная статья «Четыре будущих» лежит в основе материала) полагает, что перспективы автоматизации делают реальной вероятность исчезновения наёмного труда. Если человечество решит задачи производства дешёвой энергии и обеспечения необходимым сырьём, то оно будет жить в мире изобилия. Технология развивается циклами. Есть циклы, когда технология способствует централизации и требует иерархического устройства, концентрации больших масс людей, создания централизованного производства. Есть циклы, когда, наоборот, технологическое развитие помогает децентрализации общества, помогает защищать личную и экономическую свободу от всепроницающей хватки власти государства и монополистических корпораций.

Сегодня мы, очевидно, находимся во втором цикле. Развитие трёхмерных (3D) принтеров обещает обеспечить возможность создавать большинство необходимых вещей на месте. Водоросль спирулина и другие биотехнологии обещают создать независимые источники пищи. Обо всём этом интересно, популярно, а главное - из собственного опыта, пишет Ника Дубровская. Интернет открывает доступ к информационным ресурсам практически из любого места планеты. «Всеобщая информационная деревня» даёт невиданные возможности для привлечения внимания к своему делу.

Даже в военной сфере индивидуумы имеют куда больше возможностей бросить вызов государству и корпорациям. Технологические изменения происходят не только в сфере производства и сервиса, но и в сфере энергоснабжения. Стоимость производства и эксплуатации солнечных батарей стремительно падает в течение последних 10-ти лет. К 2020 году солнечные батареи будут дешевле, чем традиционные источники электроэнергии. Это создаёт возможности создания альтернативы нашей расточительной и экологически разрушительной цивилизации, основанной на сжигании углеводородов. Если нынешние тенденции в сфере энергетики и переработки сырья будут продолжаться, то мы неизбежно придём к ситуации, когда экономика, как мы её понимаем сегодня, перестанет быть социальным механизмом управления дефицитом, тем более — преодоления нужды. Всё это далеко не гарантировано, но есть надежда.

Вряд ли всякий труд станет ненужным, и люди будут пребывать в праздности и безделье? «Труд перестанет быть средством для жизни, — пишет Маркс, — но станет первой жизненной потребностью». Трудиться станет интересно, и люди будут работать не ради зарплаты или трудодней, а там, где интересно, где труд наполняет их жизнь. И сейчас довольно много людей трудится в различных проектах вовсе не ради денег. Особенно это заметно среди богатых, которые имеют достаточно средств для жизни, однако решают работать. В некоторых обществах богатые идут в определённые сферы деятельности, видя в этом службу обществу.

Понятно, что любые великие дела состоят из суммы маленьких престижных и деловых интересов. Миллионы людей идут в науку для удовлетворения собственного любопытства, становятся социальными работниками, работают в некоммерческой сфере, хотя есть куда более доходные способы построить карьеру. Ещё больше людей создают органические фермы, возятся на даче, пропадают на рыбалке, закладывают огороды, а то и просто выращивают растения для удовольствия, готовят еду, пишут в блогах, занимаются спортом, воспитывают детей, помогают ближним.

Счастье вовсе не в деньгах, да и крах свободно-рыночного капитализма и вовсе разрушил веру, что деньги являются универсальным мерилом всего на свете. Исчезновение наёмного труда кажется сегодня далёкой мечтой. Тем не менее, последние сто лет, до самого последнего времени застойного капитализма, человечество неуклонно двигалось к сокращению рабочего дня, рабочей недели и снижению пенсионного возраста. Людей на самом деле беспокоит, а что мы будем делать, если не надо будет работать? Подобные опасения существовали накануне введения и восьмичасового рабочего дня, и пятидневной рабочей недели. В эссе 1931 года «Экономические возможности наших внуков» Джон Мейнард Кейнс предсказал, что через несколько поколений «перед человеком возникнет насущная проблема, что делать со свободой от экономического давления, как занять время досуга, которое наука и совокупный интерес создадут для него, чтобы жить разумно, приятно и хорошо».

В 1956-м Макс Хоркхаймер писал Теодору Адорно, что сегодня мы имеем столько производственных сил, что могли бы обеспечить весь мир товарами, а затем попытаться отменить работу как необходимость для человека. Кейнс и Адорно жили в мире, где промышленность могла быть рентабельной лишь в очень больших масштабах. Тогдашний способ производства предполагал жёсткую иерархию, независимо от общественной формации, будь то социализм или капитализм.  Новые технологии открывают возможности возвращения к менее централизованным структурам, без резкого снижения материального уровня жизни. Распространение 3D-принтеров, биотехнологий и малых «производственных лабораторий», спирулина, компьютерная связь и другие технологии делает всё более возможным уменьшение масштабов многих сфер производства без ущерба для производительности. Некоторые функции, требующие человеческого труда, всё равно будут оставаться в нашей модели коммунистического будущего, однако их можно будет осуществлять в небольших группах, а не в рамках капиталистической фирмы или государственного предприятия.

Воплощение научной фантастики

Не так давно гендиректор «Эппл» Тим Кук говорил о том, что их продукты развиваются из цикла «научная фантастика – идея — дизайн – производство». Не только технологические, но и социальные предсказания научной фантастики осуществляются довольно часто. «Спящий просыпается» Герберта Уэллса (1910) — точное предсказание технологически развитого, недемократического и кровавого общества конца ХХ века. Одиннадцать лет назад мне посчастливилось встретить Рэя Брэдбери. Лишь пожив в  пригородной Америке, я оценил, насколько точны его социальные предвидения в «Марсианских хрониках» и «451-м градусе по Фаренгейту». Я представлял себе Брэдбери чуть ли не анархистом. Я же встретил человека сугубо консервативного старика («Рейган был лучшим президентом»). Культурный анархизм его замечательных книг скрыл радикальную правизну его идей, что не исключало его презрения к «правому» маккартизму и тупому консерватизму. Налицо реализация идей социальной фантастики Роберта Шекли и Станислава Лема.

Когда наёмный труд уходит в прошлое, это означает не только технологические, но и социальные изменения. «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова, романы Кира Булычёва прогнозируют позитивное коммунистическое будущее и остаются популярными. Хотя Ефремов и не заблуждался. О других возможностях развития — в его «Часе Быка». Антиутопии создали Андрей Платонов и Евгений Замятин. «Мир полудня» Стругацких показывает коммунистическое будущее, однако заселён их мир не стереотипами, а живыми людьми.

Сегодня индустрия грёз производит куда больше безнадёжных концов света. Социальных фантастов Хенлейна и Азимова сменили безумные Максы и вампиры из апокалипсисов. И всё же наиболее узнаваемым произведением популярной культуры о будущем остаётся Star Trek” — «Звёздный путь». Именно из этих сериалов миллионы людей нескольких поколений знакомы с концепциями коммунистического общества, преодолевшего нужду.

Американцы старшего поколения вспоминают, как были поражены миром «Звёздного пути». Там, действительно, было много необычного для Америки, поражённой истерией Холодной войны и напуганной советскими спутниками. Русский работает там вместе с американцем. Необычным было появление в экипаже чернокожей африканки. Создатели серий не решились сделать её американкой. Очень похоже на то, как Стругацким пришлось «по совету» цензоров-редакторов изменить простые русские фамилии своих героев «Мира полудня» на «иностранные». В расистском, поражённом самоцензурой, Голливуде роль пилота-африканки лейтенанта Ухуры, сыгранная Нишель Никольс, была единственной большой ролью, где в то время могла быть занята афроамериканка.

В фильмах и телевизионных шоу коммунистическое устройство мира «Звёздного пути» затушёвано военной иерархией звёздного флота, занятого галактическими открытиями и конфликтами с враждебными расами. Однако хорошо понятно, что иерархия эта строится из добровольцев, выбравших судьбу первооткрывателей и ищущих приключения. В гражданской жизни мира «Звёздного пути» никакой принудительной иерархии нет. Коммунистическая идея устройства мира проявляется здесь и в их конфликтах с цивилизациями, испытывающими нужду, истощение ресурсов и другие проблемы. Заслуживают внимания два элемента мира «Звёздного пути» – репликатор, способный производить копии всего на свете из воздуха простым нажатием кнопки и смутно упоминаемый источник даровой энергии, питающий репликаторы и всё остальное в многочисленных фильмах и сериалах.

Вовсе не обязательно посылать звездолёты в поисках коммунистического будущего. Роман Кори Доктороу «Безнадёжные в Магическом царстве» (здесь можно скачать бесплатно) представляет общество, преодолевшее нужду в мире, который расположен в узнаваемых сегодня Соединённых Штатах. В мире Доктороу царит материальное изобилие, однако всегда есть нужда в нематериальных вещах – почёте, репутации, уважении. Речь идёт о накапливании виртуального вуфи — чего-то вроде рейтинга, выражающего авторитет в обществе. В свою очередь, накопление вуфи определяет лидеров этого общества.

Ценность книги Доктороу в том, что, описывая общество без нужды, он показывает не идеальную утопию, а острые конфликты. Авторитет, как и капитал, может накапливаться в эгоистических целях, создавать неравенство. Те, кто имеет авторитет, получают возможность делать дела, которые, в свою очередь, привлекают к ним ещё большее внимание и поднимают популярность.  Такие вещи весьма обычны в современном мире блогов и форумов. Популярность измеряется количеством хитов и друзей в «Живом Журнале», количеством лайков в «Фейсбуке». Такая система имеет много недостатков даже тогда, когда не связана с деньгами и другими капиталистическими оболочками.

Разумеется, коммунистическая организация общества не может быть идеальной. Коммунистическое общество не способно решить все противоречия, исчерпать все конфликты. Однако коммунизм способен избавить людей от извечной материальной нужды и эксплуатации наёмного труда капиталом. Коммунизм способен создать такой мир, где не всё сводилось бы к деньгам.

Несомненно, коммунистическое общество, как и любое человеческое общество (включая и капиталистическое) будет иметь свои иерархии в общественном положении. Однако капиталистическое общество, в конечном счёте, выравнивает все иерархии лишь по одному ранжиру – накоплению капитала. Общество коммунистического пост-дефицита способно сделать каждую иерархию независимой. Творческие достижения писателя будут никак не связаны с политическим влиянием, которого он достиг, или от сумм, которые он зарабатывает. Достижения в одной сфере не позволят купить достижения в другой сфере. Политический или экономический лидер не может превратиться в «популярного писателя» или занять синекуру в университетской кафедре, экономист не сможет занять синекуру в университете, религиозный деятель не может купить себе политический статус, а популярный писатель-фантаст — создать свою тоталитарную секту. Это вовсе не общество уравниловки, а наоборот, общество разнообразных иерархий, где ни одна не должна быть выше другой.

(Продолжение следует)

 

 

Copyright©2011 UNIPRESS