Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2004 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Теперь это просто бумажка!
Илья Трейгер

24 июня со ссылкой на The New York Times Лента.Ру сообщала о том, что Верховный суд США разрешил отбирать у американцев дома ради экономической выгоды.

Верховный суд США разрешил властям экономически неблагополучного города Нью-Лондон в штате Коннектикут использовать свое право на отчуждение частной собственности для стимулирования экономического роста.

Как сообщает The New York Times, конфликт между властями города и жителями местного пригорода, где планируется построить исследовательский центр, конференц-отель, новые резиденции, а также обустроить пешеходную набережную, продолжался почти пять лет.

Город намерен извлечь из масштабного строительного проекта, который будут реализовывать частные компании, максимальную выгоду. Основным источником прибыли должен стать крупный исследовательский центр известной фармацевтической компании Pfizer Inc.

Нью-Лондон еще 15 лет назад был признан властями штата "бедствующим городом". Здесь очень высокий уровень безработицы, а число жителей - ниже, чем в 1920 году.

Однако жители пригорода не разделяют энтузиазма городских властей по поводу возможности экономического роста, утверждая что обогащение отдельных компаний не может считаться "общественной пользой" (именно в этом случае в США разрешается применять право на отчуждение частной собственности). В 2000 году они подали иск в Верховный суд штата, однако уже тогда решение было принято не в их пользу.

***

По поводу этого события Владимир Козловский (RTVi) сокрушался в своем комментарии, что, мол, протестуя против войны в Ираке американцы на улицы выходят, а когда возымело место попрание святой для США неприкосновенности частной собственности, они как в рот воды набрали. А ведь Верховный суд нанес удар и по Пятой поправке американской конституции, и, как считает журналист, по принципу "мой дом – моя крепость"! И все потому, что большинство в суде оказалось на стороне демократических судей. Не следует, по всей видимости, препятствовать президенту в продвижении на эти должности своих сторонников-консерваторов. Действительно, есть, чему огорчаться.

Очень даже есть чему, что не привлекло внимания комментаторов.

Действительно, Пятая поправка позволяет отчуждать частную собственность правительством только, если территория необходима для общественных нужд. То, что это сделано в пользу частной корпорации – такое действительно в Америке случилось впервые. Только дело здесь не в том, что проголосовавшие оказались демократами. Партийная дисциплина в американских политических партиях не имеет ничего общего с таковой в КПСС. Здесь нет ни абсолютных демократов, ни абсолютных республиканцев. И те, и другие нередко голосуют с позиций друг друга, а не своей партии. Так получилось и в этот раз. "Вся власть корпорациям" – это лозунг не демократический, а как раз республиканский. Просто члены Верховного суда от демократов в этом вопросе придерживаются консервативной точки зрения, и не более того.

Да и не это представляет действительную угрозу для общества. Да, формально это посягательство на неприкосновенность частной собственности. Но практически это не так. Много ли вы знаете действительных полноправных собственников своих домов? Таковыми являются или глубокие старики, выплатившие свой mortgage, или узкая группа чрезвычайно состоятельных людей, приобретающих дома за полный расчет. Основная масса домовладельцев являются собственниками лишь формально. Практически же их дома принадлежат кредитным компаниям, тем же корпорациям, и реальноe чувство собственности по отношению к недвижимости американцы давно утратили. Поэтому они и не вышли на улицы.

Нет здесь практического ущерба и принципу "мой дом – моя крепость". Не следует забывать, что этот принцип вовсе не американский, а английский, пришедший в Америку из Британии, без изменений по существу. А существо этого положения заключается в том, что все права по неприкосновенности частной жизни на территории жилья никоим образом не связаны с формой собственности на это жилье. Принцип "мой дом – моя крепость" в одинаковой степени распространяется как на владельцев жилья, так и на живущих на арендованных площадях. Этой свободой одинаково пользуются как люди, живущие в собственных домах, так и те, кто снимает квартиру у собственника. Вот поэтому, как представляется, американцы и не вышли на открытые уличные протесты.

Есть однако в этой истории другие моменты. Моменты куда более опасные, чем затронутые комментаторами.

Первый момент – это реальная угроза инвестиционной ценности недвижимости и разрушения инвестиционного рынка жилья. Инвестиции в недвижимость представляют в США целую финансовую отрасль. Держится все на том, что недвижимость постоянно растет в цене. Грубо говоря, покупают сегодня дешевле в надежде продать завтра дороже. Но это очень грубо говоря. Рынок недвижимости подвержен таким же колебаниям, каким подвержены и рынки фондовые. То есть, чтобы продать завтра дороже, нужно очень точно это завтра определить. Нужно продать именно в тот момент, когда кривая рынка ушла вверх, а не вниз. Когда правительство отбирает недвижимость у собственника, оно обязано возместить собственнику "справедливую" стоимость этой недвижимости. А что значит "справедливая" в соответствии с американским финансовым правом? – Это означает, что государство обязано выплатить компенсацию в размере рыночной стоимости этой недвижимости на данный момент. Однако закон не обязывает государственные структуры платить по цене на момент роста рыночной кривой. Следовательно, они не ограничены в определении "справедливой" цены по состоянию рынка на момент, когда рыночная кривая наоборот идет вниз. Инвесторы в явном убытке.

Но и это было бы полбеды, если бы основная масса инвесторов покупали недвижимость за полную стоимость, не используя кредитов. Но это не так. Основная масса этих профессионалов на том и зарабатывает, что никогда так не поступает. Недвижимость в инвестиционных целях всегда покупается на кредитные средства плюс первоначальный взнос. Первоначального взноса избежать практически невозможно, поскольку он является неотъемлемой частью кредитно-финансовой системы США как таковой. А вот остальные деньги не платятся никогда. После того, как рыночная стоимость дома поднялась, инвестор этот дом продает по цене, равной размеру кредита плюс возросшая рыночная стоимость. Деньги в размере возросшей стоимости инвестор кладет в карман в качестве заработка, а сумму кредита возвращает кредитной компании. Таким образом, инвестор и сам заработал, и кредитной компании дал доход, и подтвердил свою кредитоспособность (кредитную историю), что дает ему возможность вновь получать кредиты на покупку недвижимости и таким образом продолжать профессиональную деятельность. После же настоящего решения Верховного суда любая недвижимость может быть отобрана у собственника, в том числе у инвестора, и оплачена по рыночной цене в момент низкого рынка. В результате, инвестор не только остается без прибыли, но рискует еще и оказаться в долгу кредитной кампании, что практически лишает его возможности продолжать осуществление данного вида профессиональной деятельности.

При таких обстоятельствах значительная доля инвесторов в недвижимость начинают постепенно выбывать из рынка. С одной стороны, это будет способствовать снижению рыночных цен на жилье. А, с другой стороны, поскольку резко падает оборот выдаваемых на жилье кредитов, это приводит к резкому скачку цен на эти кредиты, делая покупку жилья недоступной среднему классу. Что касается снижения рыночных цен на жилье, то и этот фактор вовсе не является положительным, как это может показаться на первый взгляд. Снижение рыночных цен на недвижимость снижает инвестиционную ценность этого товара, что способствует еще более интенсивному оттоку инвесторов с этого рынка. А это еще более удешевляет дома, делая их строительство невыгодным для строительных компаний.

Что в итоге? – В итоге полное разрушение как одной из финансовых отраслей, так и жилищного строительства, так и всего рынка жилья в целом. Покупка жилья становится недоступной даже верхнему уровню среднего класса, а цены на аренду жилья резко подскакивают вверх ввиду его чисто физической нехватки, поскольку строительство практически заморожено. Средний класс перемещается в арендованные квартиры, а люди с низким доходом на улицы. Вот в этот момент и может произойти реальный общественный взрыв, но не ранее того. С другой стороны, все, конечно, будет зависеть от того, будет ли этот прецедент повторен достаточно часто, чтобы реально повлиять на доверие инвесторов и рыночные цены на недвижимость.

Однако наиболее серьезную угрозу обществу это решение Верховного суда содержит совсем по другому направлению. Создан юридический прецедент изменения конституционной нормы простым голосованием членов Верховного суда вместо квалифицированного большинства в парламенте. Вот этот прецедент не только может, но и непременно будет использован, как только правительству это понадобится. А понадобится неизбежно, и подтверждением тому то, с какой настойчивостью нынешний президент бьется за продление действия Патриотического Акта в той его части, которая обусловливает ограничение прав и свобод граждан. В качестве примера приведем ту же Пятую поправку, где она предусматривает право подсудимого/подследственного хранить молчание и не свидетельствовать против себя.

Все мы помним печально известный процесс О-Джей Симпсона. При всей очевидности его вины, судом присяжных спортсмен был оправдан и тем самым избежал не только смертной казни, но и вообще какого-либо уголовного наказания. По этому поводу много шумели в прессе и продолжают шуметь по сей день. Однако большинство публикаций комментируют это событие с позиций нравственно-эмоциональных, и очень мало, кто рассматривает эту историю с точки зрения чисто юридической.

Судьбы О-Джей Симпсона на этом процессу зависела не от материалов следствия, не от доказательной базы, а исключительно от того, понравится он лично присяжным или нет. Повезло, Симпсон присяжным понравился и был ими полностью оправдан. Вопрос заключается в том, почему сложилось такая ситуация, что материалы следствия на исход процесса не повлияли? – Потому, что адвокатам спортсмена удалось "развалить" дело по процедурным моментам. А почему им это удалось? – А потому, что подсудимый воспользовался Пятой поправкой и отказался давать показания. Таким образом, суд вынужден был исходить исключительно из чисто технического состояния материалов следствия. Но адвокаты обвиняемого оказались сильнее прокуроров, и им удалось посеять сомнения в достоверности материалов, собранных следствием. Если бы Симпсон обязан был давать показания, то его можно было бы поймать на несоответствиях и уличить во лжи. Но он показания не давал.

Что ж, выходит, что правильно Верховный суд начал менять конституцию, раз ее нормы позволяют оправдать явного убийцу? – Да, правильно, если исходить из принципа, что лучше посадить десять невиновных, чем упустить одного виновного. Видится сомнительным, что подобный подход устроит реально мыслящих людей и, прежде всего, иммигрантов, как мы с вами.

В 1994 году вышло в свет очередное издание "Русских Желтых Страниц" (издательство "Либерти" Илья Левкова). В этом издании была опубликована очень умная статься из цикла "полезные советы новым иммигрантам". В ней давались рекомендации, как вести себя русскоязычным иммигрантам в случае попадания в полицию. Суть содержания сводилась к тому, что при случайном попадании в полицейский участок, если у вас есть хоть какие-то проблемы с английским языком, лучше всего отказаться отвечать на какие-либо вопросы и что-либо подписывать, сославшись на Пятую поправку. Почему? – А потому, что полицейский – это государственный служащий, работу которого начальство оценивает по отчетности. Поэтому полицейский всегда заинтересован хоть в чем-нибудь, но обвинить. Хотя бы для того, чтобы оправдать ваше задержание. И, прежде всего, по утверждению издания, они "пикируют" на тех, в ком заметили трудности с английским языком, поскольку такому человеку легче подсунуть на подпись протокол такой, какой хочется видеть полицейскому. А дальше история может закончиться с непредсказуемым результатом. Особенно, если с помощью вашей подписью под тем, чего вы до конца не поняли, полицейскому удастся сформулировать основания к вашему задержанию на ночь. Будьте уверены, в американской полиции умеют обрабатывать задержанных не хуже, чем в российских ментовках. В результате как минимум криминальное досье, от которого в Штатах вам не избавиться за целую жизнь. Если же задержание было ошибочным, а вы воспользовавшись Пятой поправкой не сказали и не подписали никакой глупости, то оснований для более длительного задержания полицейскому не сформулировать, и вас вынуждены отпустить домой. Ну, так что вы выбираете, сохранение Пятой поправки или ее отмену? Понятно, что, поскольку в числе "десяти невиновных" лично себя видеть не хочет никто. Вот поэтому оправдали одного виновного, Симпсона, чтобы все вы невиновные ночевали дома, а не на нарах.

Но эта "лафа" закончилась. Теперь нас могут лишить этой возможности защиты в любой момент. И не только этой. Изменить могут и статьи, касающиеся личных прав и свобод, и антидискриминационное законодательство, отменить могут и право на самозащиту, и все что угодно другое... Конституция США фактически прекратила свое существование, поскольку любое ее положение может быть изменено в любой момент по простому звонку из Белого Дома. Такая конституция конституцией уже не является.

Обратная связь