UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/kruglaya_data.htm

 

Круглая дата
Илья Трейгер


Мир отметил первое десятилетие со дня самых страшных терактов в истории человечества. Ох, уж эти круглые цифры...

Не случайно, видно, психологи считают, что круглые даты нередко оказывают непредсказуемое действие даже на психически устойчивых людей. Именно по этой причине, на десятую годовщину терактов меры безопасности в Нью-Йорке носили более усиленный характер, нежели в предыдущие годы. Но здесь понятно – террористы все-таки, люди с непредсказуемыми реакциями. Но как объяснить такое действие круглой даты на реакции на людей высоко интеллектуальных, поскольку именно это, на наш взгляд, произошло с целой группой журналистов радиостанции «Эхо Москвы», причем с теми, кого по праву можно считать лидерами этой «штаб-квартиры» российской интеллектуальной журналистики.

И дело не в тех утверждениях, которые эти люди сделали – все утверждения совершенно справедливы. Дело в тех аргументах, которые они привели в поддержку этих утверждений...

Вот, например, выдержки из выступления Матвея Ганапольского в «Перехвате» 10 сентября:

«Но хочу вам сказать, что, конечно, 11-е сентября изменило мир. Вот, все, что мы видим сейчас, вся неустроенность мира, на мой взгляд, потому что... Не знаю, кто это придумал, Бен Ладен придумал или кто-то другой придумал, Захири придумал. Мне все равно. Все равно: Бен Ладена грохнули и грохнут Захири – это дело времени. Но они сделали свое черное дело – они опустили Америку.

Понимаете, ведь, что Америка была в наших глазах? Вот, вчера мы говорили с Дашей Полыгаевой об этом. Даже те, кто не любили Америку, даже те, кто презирали Америку, все абсолютно знали, что там как у Маяковского «Любая бумажка, но эту...» Вот, любая страна, но эта. Вот, знали: да, есть мировой жандарм, он решает все вопросы. Понимаете?

Во-первых, Америку ударили самым больным образом. Самым больным. Вот, тот, кто придумал этот теракт, тот, конечно, гениальный пиарщик. А вторая вещь, которая, к сожалению, произошла, это то, что через 5 минут виновник этого злодейства (а я так именно назову то, что произошло, совершенное преступление в отношении близнецов и 3-х тысяч погибших), это то, что этот виновник не был уничтожен в десятикратном размере ровно через 5 минут после того, как он

совершил этот теракт. И тогда возникла вторая половинка этой прискорбной реальности. Что: Америку можно, во-первых, ударить в самое больное место. И второе, она не может отомстить и наказать.

То есть они не уничтожили американскую экономику, они не убили кроме этих 3-х тысяч несчастных американского президента. Они ничего такого не сделали – они просто уничтожили веру. И мир рухнул. И смотрите, уже, сколько лет прошло, и мы не можем оправиться».

В одном прав Матвей Юрьевич, в том, что мир изменился. Но во всем остальном…

Мир изменился, но вовсе не рухнул. И изменился этот мир вовсе не в результате этих терактов и даже не после них, а задолго до них. Откуда взял М. Ганапольский, что миф о всесильности Америки владел всем миром, а не только лично самим Матвеем Юрьевичем?

Достаточно вспомнить, с какой целью создавался Европейский Союз? – С целью противостоять американской экспансии в Европу. И созданием ЕС американская экономическая экспансия в Европу действительно была остановлена. И не только остановлена. То есть, сам факт достижения поставленной цели уже говорит о том, что те, кто затеял объединение Европы, уже точно знали, каким образом можно противостоять Америке, и, следовательно, не находились под влиянием некоего мифа о всесильности США. В тот момент, когда Евросоюз был юридически утвержден, и произошло кардинальное изменение мира. Но, поскольку, произошло это в 1992-м году, то, причем здесь теракты 2001-го года?

Миф о всесильности США на самом деле, конечно же, существовал. Но этой иллюзией был охвачен не весь мир, а ряд режимов-изгоев, которые из страха быть атакованными до поры до времени действительно побаивались наступать на американские интересы. Но только на американские. Всего остального мира они мало боялись и, по большому счету, продолжали делать, что захотят.

За тем наступил момент, когда и эти «плохие парни» бояться Америку перестали. Но после ли терактов 11-го сентября? Сам факт того, что кто-то в организацию этих терактов вложил деньги, организовал и осуществил эти теракты, уже говорит о том, что к моменту их осуществления никакого мифа о всесилии США уже не существовало. Иначе, кто бы осмелился на такое, да еще и на американской территории. Мир в этой связи действительно изменился, но не в результате терактов, а, наоборот, теракты эти стали возможными, потому что мир уже изменился.

Еще с «лучшей» аргументацией выступил Леонид Радзиховский в блоге на «Эхе» 12 сентября, пытаясь критиковать конспирологическую версию о том, что, якобы, события 11-го сенятбря 2001-го года – это заговор американских спецслужб.

Прежде всего, хотелось бы поставить точки над «i» в самом подходе к этому вопросу. Организация внутренней диверсии силовыми структурами внутри страны в сговоре или при попустительстве официальной власти – есть уголовное преступление, совершенное этими силовыми структурами при соучастии властей. А обвинение в совершении уголовного преступления может являться правомерным в том и только в том случае, если могут быть представлены тому прямые доказательства. В данном конкретном случае, прямыми доказательствами совершения такого преступления властными структурами США не располагают ни официальные следственные органы, ни альтернативные независимые структуры, от которых такая позиция исходит. Следовательно, подобное обвинение неправомерно. Все, на этом, вообще говоря, вопрос должен быть закрыт, если, конечно, мы относим себя к цивилизованному человечеству. Другой вопрос, сохраняются ли основания к подозрению в совершении подобного преступления. Если такие основания сохраняются, то это может быть темой для обсуждения, но по-прежнему не может быть темой для обвинения до тех пор, пока не будут представлены прямые тому доказательства. Таким образом, кто бы и что бы по этому поводу не говорил, но сегодня спустя 10 лет не вполне понятно, что вообще побудило Л. Радзиховского полемизировать со сторонниками конспирологической позиции. Впрочем, можно и поговорить, если очень хочется. Но тогда уж, аргументировать надо, а не... При этом, вот какие аргументы приводит Леонид Радзиховский:

ЗАЧЕМ?

Чтобы – что?

Чтобы мобилизовать нацию, т.е. опять же, отменить Конституцию США, установить диктатуру, запретить выборы и критику Президента с ЦРУ?

Чтобы ввести войска в Афганистан? И что это дало США? Или хотя бы не США, а каким-то великим людям (компаниям, силам) в США? Каким таким силам? Гробовщики увеличили производство на несколько сот гробов? Так это – заговор профсоюза гробовщиков?

Какие еще цели?

Чтобы затеять ненавистную всем в США войну в Ираке?

Войну, на которой республиканцы продули выборы 2008? Так это – заговор демократов? Или чтобы «захватить нефть», которую без всякой войны в 10 раз дешевле можно купить у Саддама? Кстати, никакую нефть США не «захватили», правительство Ирака по-прежнему ею владеет и концессии дает и тем кто воевал (США, Англия), и тем кто войну осуждал (КНР, РФ).

Если принять подобную аргументацию, то мы должны признать, что Гитлер не планировал взятие Москвы, поскольку сделать это ему не удалось. И победу над СССР Гитлер тоже не планировал, поскольку проиграл войну. Так ради чего же Гитлер затевал военную кампанию против СССР? – По Радзиховскому получается, что исключительно в интересах германских гробовщиков и просто так, что бы пострелять по живым мишеням, а потом сдаться. С каких это пор факт провала в достижении цели стал доказательством отсутствия самой цели?!

Дальше, Леонид Александович переходит на взрывы домов в Москве, приводя по аналогии ту же аргументацию:

«Другая модная теория конспирологов-либералов (впрочем, они себя «конспирологами» не считают и конспирологическую версию 11 сентября отрицают) - как и истинные патриоты России свято верят в то, что башни, конечно, взорвало ЦРУ, но ФСБ, само собой, не взрывало дома. В общем – у них шпионы, у нас - разведчики) взрывы домов в Москве в 1999.

«Ну, конечно, ФСБ». Зачем? Ну, уж тут-то ясно. Чтобы привести Путина к власти. Небольшая нескладуха в том, что Путина бы выбрали и без всяких взрывов – на фоне развалившегося Ельцина и 70-летнего Примакова этот бодрый офицер КГБ, на которого работала вся госпропаганда, был тем свежим патриотическим овощем,

которому как раз пришло время. Так же, как в 1996 выбрали бы «на новенького» генерала Лебедя, если бы на него работал весь госпиар».

Однако и здесь тоже «пальцем в небо».

А если не с целью, что б Путина выбрали, то что, никакой другой цели и быть не могло? Да и не утверждали никогда «коспирологи-либералы», что дома взрывали именно с этой целью. Эту цель Леонид Радзиховский придумал сам от себя. Обвиняющие российскую власть всегда в качестве цели этой диверсии приводили попытку заручиться поддержкой российского населения новой чеченской войны, которая к тому моменту уже была запланирована и состоялась через две недели после этих терактов. И население действительно поддержало Путина в этой войне. Причем, как показали опросы общественного мнения того времени, в значительной степени именно из-за этих терактов и поддержало. То есть, если взрывы домов в России действительно были внутренней диверсией, исполненной спецслужбами, то цель их была с блеском достигнута. А аргументы Л. Радзиховского в этой связи выглядят, скорее, как пустопрожний треп.

Другой вопрос, наличие и даже извлечение этой выгоды из результатов преступления не является доказательством совершения этого преступления. И именно в этом месте находится та самая «нескладуха», которую Леонид Александрович поместил совсем в другое место.

Проводилось ли расследование по поводу этих взрывов домов? – Проводилось. Был ли следственный орган, проводивший расследование, независим от исполнительной власти, т.е. от самого заинтересованного лица? – Нет, не был. Следственный орган, проводивший расследование, находился в прямом подчинении исполнительной власти, и, следовательно, главного заинтересованного лица в возможной диверсии. Именно так оно и было, поскольку к тому моменту верховная российская власть практически уже ликвидировала какую-либо возможность производства следственных действий независимо от желания или нежелания власть предержащих. А, если так, то есть все основания говорить о намеренном препятствовании расследованию со стороны этой власти, т.е. Путина. А это, в свою очередь, означает, что есть и все основания к подозрению этого лица (Путниа) в совершении преступления. Таким образом, данный случай никакого отношения ни к какой конспирологии не имеет, поскольку укладывается в пределы обычной бытовой логики.

Но и это оказалось далеко не все. Присоединяется к этому хору борцов с Конспирологией и сам главред «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Ему-то зачем это понадобилось, поговорить что ли не о чем было?.. Однако сказанного не вернешь. И вот аргументы Алексея Венедиктова в опровержение версии внутренней диверсии относительно терактов 11-го сентября, которые он привел в своем эфире 11-го сентября:

Что касается башен - я много прочитал официальных бумаг расследования, комиссий, склонен верить официальной версии по двум причинам. Во-первых, парламентская комиссия США, комиссия Конгресса очень тщательно исследовала, и извините, «отымела» спецслужбы США так, что им мало не показалось. По выводам и результатам Комиссии было наказано огромное количество людей, она установила, что спецслужбы США работали плохо. Так что когда говорят про «заговор спецслужб» - чтобы их поснимали, чтобы их лишили пенсий, чтобы их

уничтожило общественное мнение? А общественное мнение США обвиняет свои спецслужбы – что врагов обвинять – понятно, негодяи и террористы, а эти? - вы деньги из наших налогов получали, и куда их профукали? И в результате 3 тысячи человек погибли. Это первая история.

Вторая история - когда я читаю документы, я беру какую-то линию и веду ее, чтобы понять. Известны личности людей, которые совершили теракт. Кто-то говорит – как могли 19 арабских террористов? – а там описано, как они могли. Шаг за шагом, дата за датой, фотография за фотографией, место за местом – как могли, как учились на летчиков, получали дипломы, кто выдавал лицензии, откуда шли деньги - это все в расследовании.

Тем более что есть один неубиенный факт - Бен Ладен и «Аль-Каида» взяли на себя за это ответственность. Они сказали – «это мы», и мы еще будем делать, - вот этого никто не опровергает. Мы видели выступление Бен-Ладена, кассету, переданную на «Аль-Джазиру» - это факт. И ничего США не выиграла от этих терактов.

Еще раз хотелось бы напомнить, что единственным неубиенным, по выражению А. Венедиктова, фактом является тот факт, что ни одного прямого доказательства причастности американских спецслужб а этому теракту не представлено ни официальным следствием, ни альтернативным. Поэтому вся критика высказанного А. Венедиктовым относится не к выводу, а к аргументации, высказанной в данном конкретном эфире.

Итак, первый аргумент – факт критики в адрес спецслужб. То есть, Алексей Венидиктов тем самым утверждает, что все 100% сотрудников американских спецслужб занимаются исключительно обеспечением безопасности от терактов с воздуха. А сотрудников, занимающихся котрразведкой, или техническим обеспечением, или безопасностью на воде, или снабжением и пр. в составе спецслужб не существует. Не разведки, нет следствия, нет вообще ничего, кроме того, что должно было обеспечить безопасность именно от такой формы терактов? Это же очевидно, что если преступление и было бы совершено сотрудниками спецслужб, то не из тех подразделений, которые за эти теракты получили нагоняй от Конгресса.

Второй аргумент – то, что написано и описано в опубликованных материалах следствия, а именно вся информация о 19 арабских террористах, их принадлежности к Аль-Каиде и прочие подробности. Так ведь никто из сторонников внутренней диверсии и не утверждает, что эти 19 террористов не явились исполнителями этого теракта, как не отрицают и того факта, что все они были арабами. Речь ведь идет не о тех, кто технически исполнил, а о тех, кто задумал, профинансировал и нанял исполнителей. Если следовать логике главреда «Эха», то и дело об убийстве Дж. Кеннеди тоже можно считать раскрытым. Однако, каково бы по этому поводу не было мнение Алексея Алексеевича, но в самих США это преступление вполне официально квалифицировано как нераскрытое, поскольку не выявлен заказчик.

Это ведь только в последние годы бен Ладен стал позиционировать себя как самостоятельный политик или религиозный идеолог. Но на момент совершения нью-йоркских терактов Аль-Каеда такой деятельности не вела. На тот момент это была организация по исполнению терактов по заказу. Террористически атаки были товаром, который бен Ладен продавал за деньги, а исполнял при помощи этой своей организации. Так что сам факт того, что эта сентябрьская атака была осуществлена смертниками Аль-Каеды, уже и доказывает, что был еще и заказчик, который до сих пор не выявлен. И никаких данных как о заказчике, так и источнике финансирования в документах следствия, на которые ссылается Алексей Венедиктов, нет. То есть, это дело по сей день является не раскрытым.

Теперь то, что касается веры в написанное только потому, что текст исходит от официальной структуры и является официально опубликованным. В проведении такого расследования между США и Россией действительно есть серьезная разница, поскольку в США есть разделение властей, а в России его нет. Однако не все же следует доводить до абсурда. Наличие трех разделенных ветвей власти вовсе не тождественно наличию трех независимых властей. Это не три независимые власти, а три ветви одной и той же власти. Сколько не идеализируй демократическое устройство США, но власть в этой стране остается одна единственная – все та же власть. Следовательно, если можно говорить о доверии власти в случаях, когда речь идет о расследовании против кого-то, к власти отношения не имеющего, то говорить о такой же степени доверия, когда одна ветвь власти ведет расследование против другой ветви себя же самой, то это по-прежнему остается расследованием против себя. Как здесь можно всерьез говорить о доверии?..

Третий аргумент – это так называемый «неубиенный факт» - Бен Ладен и «Аль-Каида» взяли на себя за это ответственность. Они сказали – «это мы», и мы еще будем делать. Вот этот факт как раз и есть самый что ни на есть убиенный. С каких это пор признание вины превратилось в доказательство этой вины? Уважаемый Алексей Алексеевич неоднократно высказывал свое нетерпимое отношение ко всему, что можно характеризовать как сталинизм, и тут же этот самый сталинизм и пропагандирует. Это ведь одна из основ юридического подхода Андрея Вышинского считать признание главным доказательством вины. И эта норма в числе других лежала в основе сталинского судопроизводства. Впрочем, это общие рассуждения.

Что же касается данного конкретного случая, то ни бен Ладен, ни Аль-Каеда ответственности на себя за эти теракты не брали. То есть, они формально эту ответственность взяли, но не после совершения самих терактов, а спустя три месяца после 17-го декабря, когда всему миру стало очевидно, что ни уничтожить движение Талибан, ни разгромить Аль-Каеду, ни пленить бен-Ладена Америка не в состоянии. В этот момент бен Ладену и Аль-Каеде стало выгодно взять на себя ответственность за эти теракты, дабы поднять свой престиж в глазах исламского мира. Таким образом, это заявление бен Ладена было заявлением политическим, а вовсе не признанием вины.

Алексей Алексеевич упоминает о неких вопросах, которые все же вызывают у него опубликованные материалы расследования, однако считает их малозначимыми. У автора этих строк материалы этого следствия тоже вызвали некоторые вопросы, но они не показались малозначимыми.

Ну, и завершает эту юбилейную коллективную апоплексию на «Эхе» реплика Антона Ореха. Орехъ, правда, выступил по другому поводу, а именно по поводу визита в России британского премьера и всплывшей в этой связи истории вокруг Адрея Лугового.

Убивал ли Луговой Александра Литвиненко или не убивал – это известно не более, чем есть ли жизнь на Марсе. Но аргументы Антона Ореха по этому поводу на редкость похожи на аргументы его коллег, приведенные выше. Вот выдержки из его текста:

Получается, что ни в чем не замешанный, ничем особенно не примечательный гражданин Луговой становится героем, депутатом и экспертом, а заодно становится препятствием для наших с Британией отношений на долгие годы.

Не странно ли это? Если он кристально чист – ну может ему все-таки съездить на этот процесс в Лондоне и триумфально его выиграть? И он докажет свою невиновность, и Россия докажет свою непричастность. Чего мы опасаемся? Есть какие-то веские основания подозревать британское правосудие в ечистоплотности? Или это мы по привычке судим других по себе? По какой причине мы так бьемся за совершенно незначительного человека, не обладающего никакими секретами или заслугами, что согласны даже терпеть годами обвинения в международном терроризме?»

В этом тексте, собственно, смысл имеют два положения:

Первое – с какой стати российское правительство идет на трудности в отношениях с Великобританией ради какого-то частного лица; и

Второе – Если Лугвой не виновен, то почему бы ему не поехать на процесс в Лондон и не доказать свою невиновность в британском суде.

По первому моменту, а почему бы американскому правительству не выдать Италии десятерых бывших сотрудников ЦРУ, обвиняющихся в похищении человека на итальянской территории, вместо того, чтобы идти на сложности в отношениях с Италией? А почему бы Израилю не выдать России Леонида Невзлина вместо того, чтобы идти ради него на сложности в отношениях с Россией? А почему бы Великобритании не выдать России Бориса Березовского, вместо того, чтобы терпеть трудности в отношениях с Россией? – Эти вопросы Антон Орех как-то стеснительно обходит в своей реплике. А, тем не менее, именно эти вопросы дают ответ на вопрос, поставленный Орехом в отношении Лугового: А потому, что это обычная практика в международных отношениях – не выдавать своих граждан иностранным государствам, что является фактором престижа правительства в глазах собственного населения.

По второму моменту – А как бы себя почувствовал сам Антон, если бы ему предложили поехать куда-нибудь подоказывать собственную невиновность? Есть такой юридический принцип – презумпция невиновности. По отношению к Антону Ореху она выполняться должна, а по отношению к Луговому нет? В таком случае, хотелось бы понять, по каким критериям уважаемый Орехъ предлагает определять, к кому этот принцип применим, а к кому нет. Но даже если и определит, чтобы это изменить по принципу Антона Ореха, нужно будет изменить сами принципы действующего законодательства. Антон предполагает сделать это самостоятельно? Такое ведь тоже уже было, и тоже во времена сталинских репрессий, когда презумпция невиновности в СССР не действовала. Но ведь Антон Орехъ, помнится, тоже, мягко говоря, любовью к принципам сталинизма не слишком выделялся.

Что-то явно случилось на «Эхе». Все, вроде, были интеллигентами-либералами, и продолжают быть ими в своих утверждениях. Но в аргументации все вдруг в один день превратились в кондовых сталинистов. Как это можно понять? Ох, уж эти круглые даты, что они только с людьми не делают...

Copyright©2011 UNIPRESS