UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/krym.htm

Почему Путин на это решился?
Илья Трейгер, Вашингтон

В преддверии сочинской параолимпиады,  в преддверии сочинского саммита G8 российский президент проводит откровенную политику в отношении Крыма по абхазскому сценарию и объявляет о намерении осуществить военную интервенцию на территорию Украины. Что могло побудить его к этому?

Алексей Венедиктов, «Эхо Москвы»: Владимир Путин оказался перед выбором: или историческая справедливость, вернуть Крым, или целесообразность, не возвращать Крым, а сотрудничать с Западом, новым правительством и т.д. Путин, по-видимому, сделал выбор в пользу исторической справедливости.

The Guardian: «Упор делается на манипуляцию, элемент неожиданности и провокацию, когда нагнетается ощущение кризиса, а за ним следует просьба о помощи». Задача России в Крыму — подорвать авторитет новой украинской власти (а слабая и разделенная Украина выгодна Путину) и еще раз подчеркнуть стратегические интересы Москвы в этом регионе.

The Independent: Владимиру Путину важно удержать Украину, которая стремится к сотрудничеству с Западом, при себе. «Его амбиции по созданию Евразийского Союза между Россией и окружающими ее странами — это попытка вернуть мощь бывшего Советского Союза. Но чтобы новый союз состоялся, в нем должна быть Украина. А чем ближе Украина к Европе, тем это менее вероятно».

***

Да, если рассматривать вопрос, основываясь на общих принципах политической аналитики, т.е., политической целесообразности, то логика, высказанная в западной прессе вопросов не вызывает. Однако, нельзя сбрасывать со счетов, что в России сложилась такая система власти, где все главные решения принимаются исключительно в соответствии с волей одного единственного человека, причем, человека, на считающего необходимым делиться конкретными планами даже с людьми из самого близкого к нему окружения. В такой ситуации приходится принимать во внимание, а чаще всего, в первую очередь, принимать во внимание именно личностные характеристики этого человека и ту ситуация, в которой находится он лично. В этой связи, как представляется, мнение главреда «Эха» выглядит более правдоподобным, нежели мнение западных аналитиков. Хотя, и со мнением Алексея Венедиктовна в полной мере тоже согласиться не получается.

Итак, в лице Владимира Путина мы имеем верховного правителя России, осуществляющего властные полномочия единолично, т.е., по диктаторскому типу. Какие силы в стране с подобным властным устройством в принципе способны отстранить диктатора от власти? – Или ближайшее окружение в форме внутри дворцового переворота или общее восстание народа. Последнее выводим за скобки, поскольку в России нет сегодня каких-либо признаков готовности населения к кровавой революции. Остается последнее – ближайшее окружение. Следовательно, прочность власти Владимира Путина базируется сегодня на одном единственном факторе – доверии к нему его ближайшего окружения. А это доверие, в свою очередь, опирается на том, насколько эффективно правитель гарантирует своему окружению защиту его (окружения) интересов. А где эти интересы конкретно находятся?

Во-первых, там, где окружение Путина делает свои деньги, т.е., в существенной степени, в том числе и на Украине. И, во-вторых, там, где окружение Путина эти деньги тратить, т.е., на Западе. Таким образом, Владимир Путин действительно оказался перед выбором из двух вариантов. Но только, не между исторической справедливостью и целесообразностью, а между защитой интересов своего окружения там, где это окружение делает деньги, и там, где оно эти деньги тратит. При этом не следует забывать, что «делание денег» является первичным по отношению к их трате.

Что произошло на Украине в результате свержения режима Януковича? – Под реальную угрозу попали финансовые и деловые интересы окружения Путина. И, прежде всего, произошло это в результате столь неожиданного бегства Януковича со своего рабочего места. Надо полагать, что Владимир Путин вряд ли простит когда-либо Януковичу такую «подставу». Впрочем, это уже их внутреннее дело. Факт же остается фактом – деловые интересы путинского окружения попали под угрозу, и гарант этих интересов в лице верховного правителя страны оказался перед необходимостью их эффективно защитить.

Однако посмотрите, как развиваются события. Вначале явочным порядком посредством подразделений специального назначения Крым в течение нескольких часов оказывается фактически под полным контролем России. И только после этого президент обращается к парламенту за официальным разрешением ввести Российские войска на Украину, причем, не в Крым, а на всю территорию Украины. И не спецназ, а регулярную армию и на неопределенный срок. А дальше? – А дальше тишина, которая длится уже сутки, если не считать, конечно же, шума со стороны либеральной общественности России и чисто словесных реакций западных стран. Войска же на территорию Украины пока что не вводятся. Что происходит?

Фактическим захватом Крыма Путин доказал свою готовность защитить интересы российских миллиардеров на Украине. Однако дальнейшая эскалация вторжения чревата опасностью их финансовым активам и недвижимости на Западе. Следовательно, нужно, как минимум, решить, в какой форме этот процесс развивать, чтобы не навредить на «втором фронте». Но это, с одной стороны.

С другой же стороны, … Здесь имеет смысл обратить внимание на тот факт, что стоило лишь российской Госдуме дать президенту официальное разрешение на вторжение на Украину, как тотчас пророссийски настроенные силы начали захватывать местные и региональные органы власти в Восточной и Юго-восточной части страны. Для этого оказалось достаточным лишь объявить о намерении о вторжении. И, вполне возможно, Путин увидел для себя еще и третий вариант. Даже наверняка увидел, коль уж он виден всем нам.

Появились признаки реальной возможности раскола украинского государства, причем без реального вмешательства российского оружия, а лишь под угрозой такого вмешательства. Если такого раскола удастся добиться реально, то Путин получает шанс на возможность возврата по российский контроль не только Крыма, но всей Украины, хотя бы и в границах до 1939-го года. А в этом случае российский президент становится реальным национальным героем, на которого ближайшее окружение вряд ли решится поднять руку.

Кроме того, не так давно, как мы помним, Владимир Путин в достаточно жесткой форме потребовал от российских чиновников и бизнесменов перевести свои финансовые активы с иностранных территорий в Россию. И что, получилось? – Получилось – они реально перевели свои иностранные активы на… имена своих ближайших родственников, в результате чего эти активы так и остались на иностранных территориях.

Теперь же, если страны Запада сдержат слово и действительно заблокируют счета путинского окружения на своих территориях при том, что он успевает стать национальным героем-собирателем земель, решается и эта задача. В результате, путинскому окружению придется не только делать деньги в своей стране, но и реально жить на эти деньги там же, где они их делают. То есть, не только бизнесы российского политического класса попадают под полный контроль верховного правителя, но и расходы этого класса тоже. Таким образом, президент полностью выходит из-под зависимости от своего окружения, что снимает какие-либо препятствия на пути к пожизненной власти.

Да, такая логика тоже имеет право на существование, однако и здесь есть известные слабые стороны. Дело ведь в том, что того большинства, на которое все время ссылается российский президент, на самом деле не существует. Стремлению быть как все (эффекту Эша) ведь подвержено лишь 37% населения (любой страны). Иными словами, сами эти люди уже представляют собой не большинство, а как раз меньшинство. Что же до реального большинства населения, то ему безразлично все, что происходит в стране, кроме того, что происходит лично с ними или членами их семей. И это тем более так во в целом бедном государстве с низким средним уровнем заработка. Поэтому никакое большинство не встанет грудью на защиту своего национального героя в том случае, если его захотят свергнуть. Максимум, что практически от этого большинства можно ожидать – это тихое неодобрение у себя на кухнях.

В силу этого, рассматривает ли Владимир Путин такой вариант или нет, зависит, прежде всего, от того, насколько искренне он сам верит в наличие такого большинства и в его реальную активность, если потребуется. Да, именно так, все зависит здесь от степени религиозности  президента. И если он на подобный сценарий решится, то ожидаемый успех вовсе нельзя считать гарантированным, поскольку есть здесь и еще один слабый момент.

Взяв на себя ручное управление страной, когда все решения принимаются в единоличном порядке, Владимир Путин тем самым взял на себя и личную ответственность за результаты этих решений. Если военное вторжение на Украину все же будет практически осуществлено, то, с точки зрения мирового сообщества, он становится клиентом Гаагского трибунала. А это означает, что его (Путина) окружению будет достаточно просто разморозить свои активы на Западе, попросту сдав Верховного Гаагскому трибуналы, спихнув лично на него ответственность за все. Очень может быть, что именно эти варианты в настоящий момент и просчитывает российский главнокомандующий. Что ж, в ближайшие дни, максимум недели, мы сможем увидеть, какой выбор сделал российский президент, и по какому сценарию события будут разворачиваться дальше, ограничится ли Крымом или пойдет дальше...

 

 

Copyright©2014 UNIPRESS