UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/kudrin.html


Это не новое, это то же самое
Илья Трейгер

Министр финансов РФ Алексей Кудрин выступил на форуме в Красноярске, сообщает РБК 18 февраля.

И вот, что сказал российский министр финансов в ходе его выступления: 

Россия должна провести честные выборы, чтобы обеспечить реализацию экономических реформ. И добавил, что только это сможет предотвратить политическую и экономическую стагнацию в стране.

По его словам, Россия уже пострадала от слабого руководства, отсутствия верховенства закона и слишком сильной зависимости экономики от нефтегазовой выручки. Поэтому парламентские выборы-2011 и президентские выборы-2012 "должны быть максимально честными и справедливыми", подчеркнул министр.

"Только честные выборы дадут власти мандат доверия, что в свою очередь позволит нам проводить экономические реформы. Без политического доверия населения нам эти реформы не провести", - уверен глава российского Минфина.

"Вместо того, чтобы придерживаться букве закона, мы живем как нам хочется. В результате у нас очень слабая система управления. Все вопросы, касающиеся слияний и поглощений и доступа к ресурсам, частенько решаются в кабинетах чиновников. Нам нужно уходить от этой порочной практики", - такую точку зрения высказал вице-премьер.

***

Вот так, не более и не менее. И ведь это сказал не кто-то из либеральных журналистов или внесистемных оппозиционеров, а лично министр финансов и вице-премьер российского правительства. То есть, заместитель премьер-министра, против которого Алексей Кудрин по сути и выступил.

Журналистское сообщество, похоже, в шоке, поскольку серьезных комментариев по поводу этого выступления в прессе пока не видно. Более или менее подробно высказался по этому поводу лишь бывший 1-й зампред ЦБ Сергей Алексашенко:

Что ни слово, то в дрожь бросает.
Посмотрите:

1) Россия должна провести честные выборы – означает ли это, что предыдущие выборы были нечестными?
Или у министра финансов есть основания считать, что грядущие выборы будут нечестными? Но это означает, что он знает либо о совершенном, либо о готовящемся преступлении. А как честный гражданин он, несомненно, уже написал заявление в Генеральную прокуратуру, которая, очевидно, проводит расследование. А, может, уже и уголовное дело возбудило?

2) Необходимо, чтобы в выборах приняли участие все самые крупные политические силы страны – а вот и ответ на предыдущий вопрос.
В выборах должны принять участие не все, а только самые крупные. Интересно, а кто будет решать, сколько будет этих «самых», допущенных?

3) Россия уже пострадала от слабого руководства – ну, про слабого нынешнего Президента не говорит только ленивый.
А премьер тоже слабый? А предыдущий Президент? А министр финансов, который проморгал кризис корпоративного внешнего долга и довел до плачевного состояния банк ВТБ, которому из бюджета достались сотни миллиардов рублей, и в котором он является Председателем Наблюдательного совета?

4) Россия уже пострадала от… отсутствия верховенства закона – а вот Председатель Высшего арбитражного суда, Антон Иванов,
считает, что возросшая в последние годы корупциогенность судов целиков лежит на совести Минфина, политика которого привела к резкому снижению реального уровня зарплат судей после 2005 года.

5) Только честные выборы дадут власти мандат доверия – получается, что сейчас у власти мандата доверия нет.
Интересно, а тандем так же думает?

6) Без политического доверия населения нам эти реформы не провести – это ключевой пассаж.
Так может говорить только человек, который знает, что впереди – непопулярные реформы. Реформы, которые приведут к тому, что граждане страны будут больше платить государству (через повышение налогов или повышение пенсионного возраста), а получать от него будут меньше (платное образование и медицина, тот же самый пенсионный возраст).

Как вы думаете, журналисты виноваты?
Или я неправильно истолковал? Или у министра такой конфликт интересов в голове, что непонятно, как он его выносит?

Что же, недоумение Сергея Алексашенко понять можно, если исходить из того, что Алексей Кудрин действительно хотел этим что-то сказать по существу его доклада. Но если сделать предположение, что к докладу министра финансов эти высказывания отношения не имеют, а сказаны для чего-то другого, то логика начинает просматриваться...

Действительно, о чем конкретно сказал А. Кудрин? – О том, что без честных выборов не может быть экономики; о том, что Россия страдает от слабого руководства; о том, что в России нет адекватной правовой защиты; и о том, что в чиновничьей среде процветает коррупция. То есть, министр финансов чисто механически перечислил все те темы, которые чаще всего обсуждают в социальных сетях Интернета политически активные пользователи. И этот факт, возможно, разъясняет все «непонятки» этого выступления.

Действительно, четыре западные спецслужбы (три западноевропейские и США) независимо друг от друга пришли к выводу о том, что революцию в Египте организовала Facebook. Ну, конечно, социальная сеть имеется в виду в соответствии с ленинской формулировкой о том, что «газета не только коллективный агитатор, но и коллективный организатор». Только в качестве газеты на этот раз выступила социальная сеть. Реальными же организаторами, как и в газете, выступили, конечно же, люди.

Владимир Путин 10 лет создавал вертикаль власти как средство защиты от «цветных революций», делая ставку на то, что подавляющее большинство населения, будучи накормлено газово-нефтяной колбасой, не поддержит малочисленную оппозицию. В принципе подход правильный и разумный. Но действуют такие приемы в течение очень короткого промежутка времени.

Да, в настоящий момент подавляющему большинству населения тотально пофигу, что там творит власть. Население занимается собственными делами, не согласуя свои действия с интересами власти. Чего, собственно, власть и добивалась. Кстати, именно к этому призывает население и Дмитрий Быков в эфире «Эхо Москвы» 16 февраля – строить свою жизнь так, будто властной надстройки в стране не существует. Нельзя не заметить, что идея сильно запоздала. По этому принципу мы уже жили при Брежневе, когда население занималось своими делами, а о верховной власти вспоминали лишь тогда, когда анекдоты травили. То есть, подавляющему большинству было пофигу, что происходит в недрах верховной власти, и какие там у этой власти имеются общенациональные проекты. Люди жили сами по себе, а партийные директивы, исходящие из ЦК КПСС, на местах попросту не выполнялись. И что? – А то, что именно это самое население, которому было все пофигу, и вывалило на улицы в 91-м – и когда Б. Ельцин президентом РСФСР избирался, и когда ГКЧП решило остановить Перестройку.

Вот ведь как, то, вроде, все им пофигу, а то вдруг все на улицах оказываются и революцию совершают. Как это получается?

Очень иллюстративный пример этому привел ректор российской экономической школы Сергей Гуриев в эфире программы «Полный Альбац» на «Эхо Москвы» 14-го февраля:

С.ГУРИЕВ: Как взлетает стая ворон? Если стая хочет перелететь на другое место, сначала взлетает одна ворона, за ней никто не следует. Она садится назад. Взлетает другая – тоже никто не следует. Но когда одновременно взлетели две или три – вдруг остальные все видят, что пора лететь, и летят за ними. Это такой процесс самоорганизации, который действительно очень трудно предсказать и моделировать. Но как только вы переходите порог критической массы, дальше это развивается неконтролируемым образом. Если достаточное количество людей перестают бояться или перестают считать это равновесие выгодным для себя, то дальше все развивается именно как снежный ком.

Дело в том, что те, кому все пофигу, ничего не решают и ни на что не влияют, причем, не в зависимости от того, составляют ли они большинство в обществе или меньшинство. Решают и влияют только социально или политически активные люди, которые, вообще говоря, всегда и в любом обществе находятся в меньшинстве. Другой вопрос, сколько их на самом деле? Собственно, важны не цифры физического количество этих людей, а достигло ли их количество критической массы или нет. Если нет, то небольшая группа интеллектуалов им аплодирует, а остальные посмеиваются. Если же критическая масса достигнута, то те, кто вчера посмеивался, вдруг выходят на улицу и сметают власть.

От чего зависит рост численности политически активных людей до уровня критической массы? – От скорости распространения критической информации. В брежневское время такие люди ругали власть и рассказывали анекдоты про Брежнева, собираясь небольшими группками на интеллигентских кухнях. А обмен информацией между этими группками практически отсутствовал. Примерно такая же ситуация была в эпоху марксистских кружков, когда Ленин и сформулировал этот свой постулат о газете. Этот же фактор сработал, в период горбачевской гласности. Стоило лишь объявить гласность и снять цензуру со СМИ, как от советского режима не осталось и следа. По всей видимости, Владимир Путин в полной мере этот урок усвоил, почему и национализировал наиболее крупные телеканалы и за тем заткнул им рот. Однако социальные сети Интернета оказались мощнее государственных телеканалов. Во всяком случае, именно это случилось в Египте. Президент отдал приказ об отключении Интернета, однако сделано это было уже после того, как люди вышли на улицы, т.е. поздно.

Социологическая наука пока не умеет заблаговременно определять моменты, когда количество политически активных людей в сети приближается к критическому, поскольку в каждом конкретном случае это количество может быть разным. Даже в случае со стаей ворон иногда для критической массы нужны 5-6 ворон, а иногда достаточно двух-трех. От чего это зависит?

Политически активные люди – это те, кто говорит вслух о несостоятельности действующей власти. А остальное большинство населения – это те, кто молчит. Так вот, все зависит от того, о чем молчит это большинство. Оно может молчать о том, что пусть нам не очень хорошо, но главное, чтобы не стало хуже. А может молчать о том, что невозможно более терпеть ситуацию, когда часть заработка забирает власть в виде налога, а другую часть заработка забирают те, кому за каждый чих приходится на лапу давать, и, следовательно, неплохо бы эту власть сбросить. Когда количество политически активных людей (взлетающих ворон) достигает критической массы, о которой сказал Сергей Гуриев, то большинство, которому внешне все по-прежнему, якобы, пофигу, на самом деле начинает молчать именно о том, чтобы сбросить власть.

Как уже упоминалось, мы не знаем сегодня способа определения этой критической массы. Но в нашем распоряжении есть такая вещь, как интернет-статистика. И согласно этой статистике, число русскоязычных пользователей социальных сетей Интернета стремительно растет и давно уже превысило количество таких пользователей в Египте. А вместе с остальными пользователями социальных сетей растет в них и количество политически активных людей. Мы не знаем точно, насколько растет количество этих людей, но точно знаем, что оно растет. Следовательно, у российской власти появляется задача воспрепятствовать формированию критической массы в среде этих пользователей. Как это можно сделать?

Самое простое – это полностью отключить Интернет на территории данной страны. Но отключить не тогда, когда делать это будет уже поздно, а прямо сейчас. И отключить навсегда. Но этого режим Путина себе позволить не может в силу зависимости российской экономики от внешнего мира.

Можно поступить по-другому, например, запустить в социальные сети своих специально подготовленных агитаторов, способных адекватно противодействовать информации, исходящей от потенциально опасных групп пользователей. Однако это не сделано. То ли, не смогли, то ли не пытались. Неважно почему, главное, что не уже не сделано.

Какой еще остается способ? Правильно, имитация признания ошибок и корректировки внутренней политики конкретно по тем факторам, по которым политически активные пользователи преимущественно критикуют действующую власть.

Не это ли мы в настоящий момент и наблюдаем? Никто иной, как высокопоставленный правительственный чиновник выступает с открытым признанием именно тех недостатков, по которым преимущественно и критикуется действующая власть в социальных сетях Интернета. То есть, вполне возможно, что выступление Алексея Кудрина есть ничто иное, как начало сверхмощной имитационной кампании. И если это на самом деле так, то дальше нам предстоит наблюдать имитацию перехода от неправильных выборов к правильным выборам, при полном сохранении неправильности последних. На предстоит наблюдать имитацию реальной борьбы с коррупцией в среде чиновников, при полном сохранении этой коррупции. Нам предстоит наблюдать имитацию перехода от зависимой судебной системы к независимой при полном сохранении ее зависимости. Но, учитывая, что нынешняя система выборов в России уже является имитаций выборов, нынешняя борьба с коррупцией уже является имитацией такой борьбы, а нынешняя судебная система уже является имитацией независимого судопроизводства, нам предстоит увидеть имитацию имитации. Или, говоря языком математическим, что-то вроде второй производной от уже имеющей место имитации.

Трудно поверить в успех подобных мероприятий, учитывая уже имеющуюся тренированность населения в этом направлении. Но в любом случае, очень интересно посмотреть, как это все будет выглядеть, и на каком этапе властные структуры в полной мере продемонстрируют этот свой весьма своеобразный образ политического мышления...


Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций