UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/liberalizm3.htm

 

Что же либерального в современном либерализме?
Михаэль ДОРФМАН
Статья третья (окончание)
Впервые опубликовано на сайте «Новый Смысл»  


Правые, в отличие от либералов, не боятся поднимать непопулярные темы, превращая их в популярные. Рональд Рейган, переломив весь общественный дискурс, добился одобрения своей антилиберальной, а по сути, неолиберальной повестки, казавшейся немыслимой всем экспертами политтехнологам до того, как он предложил её. Барак Обама несколько раз высказывал восхищение Рейганом, его умением изменить дискурс, однако сам ничего подобного не сумел совершить. 

Предательство и импотенция либералов оттолкнула от них многих. Даже экономический кризис 2008 года если и изменил представления американцев о роли правительства, то лишь вправо, в сторону либертарианства, ратующего за безграничный свободный рынок для крупных корпораций. Хотя кризис оказался куда более глубоким и хроническим, чем это казалось даже пессимистам в 2008-м.

Трудно скрыть, что система нечестная и несправедливая, государство защищает корпорации, а не потребителей. Да и банки оказались сильней, чем казалось, сейчас они ещё более уверены в том, что то, что хорошо для Больших Финансов, хорошо для Америки. На следующий день после кризиса, лоббисты плутократии явились во всей своей силе и сумели добиться у безвольной администрации Барака Обамы всего, чего хотели.

Представители Демократической партии США, живущие за счёт эксплуатации политтехнологий, организации фокусных групп и заказных опросов, стараются оторваться от либералов. Едва лишь пятая часть американцев считает себя либералами. Большинство избирателей демократов, хоть и придерживается либеральных взглядов и разделают рузвельтовские идеи по поводу роли центрального правительства, предпочитают называть себя умеренными, центристами и т.д. Политтехнологи от Демократической партии уверены, что либералы у них в кармане у, а бороться надо за полумифического «колеблющегося избирателя». Поэтому там позволяют себе довольно грубые выходки в адрес либералов, вроде известного высказывания о них “fucking retarded” (долбанутые, умственно отсталые) Рама Эммануэля. Если бы подобное заявление было сделано в отношении любой другой группы избирателей (даже реальных умственно отсталых), то Эммануэль был бы уволен в течение нескольких часов, а так ему всё сошло с рук.

Обама постоянно твердит, что его предложения диктуются не классовой борьбой, а бухгалтерской математикой. Термины классовой борьбы негативно воспринимаются в Америке, как и всё, что касается классов. Здесь царит концепция гармонического бесклассового общества. Пропаганда твердит, что в  Америке, якобы, только два класса – богатый класс и класс тех, кто верит, что скоро сам станет богатым. Однако речь идёт о классовой борьбе, развязанной корпорациями и сверхбогатым 1% против всех остальных. Обама и его либералы просто не способны снять перчатки. В самом начале 2009 года Ралф Надер дал исключительно резкое интервью с весьма негативными прогнозами по поводу президентства Обамы. Всеобщее возмущение вызвало заявление, что Обама будет дядей Томом для сверхбогатых. Образ этот в Америке резко негативный и олицетворяет безответных чёрных слуг, верно служивших своим господам и готовым снести любое оскорбление. Надер был прав.

Многих либералов поразила даже не бесхребетность Обамы, а его готовность поступиться кардинальными такими достижениями американского либерального «великого общества» 1960-х годов, как общественная система здравоохранения для пожилых, социального страхования «Сошиал секьюрити» и других. Ради того чтобы продемонстрировать хоть какие-то достижения, Обама был готов продать республиканцам то, что затрагивало уже не беднейшие слои (как ликвидация системы вэлфера Клинтоном), но то, что касалось самой сердцевины американской нации. Обама предложил республиканскому лидеру Конгресса Джону Бэмеру сделку для погашения государственного долга. Сделка включала в себя демонтаж существенных элементов программ, от которых зависит жизнь миллионов американцев. «Чайная партия», имеющая сильную парламентскую делегацию, не дала заключить сделку, но продолжает обзывать Обаму социалистом и коммунистом.

Большинство либералов проглотили, когда Билл Клинтон реформировал (и, по сути, уничтожил) систему социального благосостояния для большинства бедных американцев. Проглотили и ликвидацию «общественной опции» здравоохранения. Политтехнологи Обамы надеются, что либералы проглотят и сейчас.

Американским либералам пока не достаёт воли сказать «хватит» и послать Обаму домой, а Демократическую партию в политическую пустыню до тех пор, пока там не поймут, что единственный смысл допускать либералов к власти – это если они осуществляют балансировку американской капиталистической системы, внося в неё больше социальной справедливости. Да и трудно это сделать, если американская президентская форма правления давно устарела и не обеспечивает демократического представительства многим группам избирателей.

В 2011 году Эрик Альтерман написал книгу «Кабуки-демократия» (от названия японского классического театра), где доказывал, что американская система дисфункциональна, зависима от политических дотаций, а не от воли граждан; что система не позволяет администрации Обамы что-либо делать. Однако сам Альтерман рассказал, как был шокирован, когда увидел предложения Обамы в 2011 году. «Это не похоже на президента, желающего вернуть экономическое здоровье Америки, вернуть к жизни её средний класс… Я думаю, это ошибка и с точки зрения блага Америки, и не то, за что мы его выбирали».

В 1700-х годах американская политическая система была действительно передовой политтехнологией, но с тех пор она обветшала. Так, что приходится голосовать по принципу, как в СССР говорили, «бери, что дают». А дают всё меньше и меньше выбора, и разница лишь в упаковке и имени бренда. Это касается и коммерции, и политики. В политике в основном голосуют не за, а против. Очень многие справа голосуют за Митта Ромни потому, что не хотят Обамы и его либерализма. Очень многие голосуют за Обаму, потому что боятся республиканцев.

В 2008-м я писал, что Обаму привели во власть энтузиазм и поддержка двух групп – цветных меньшинств и левых либералов. Чаяния этих групп он не сумеет удовлетворить, а потому ему необходимо к следующим выборам заручится поддержкой консерваторов. Однако я тогда всё же предполагал, что Обама серьёзно относится к своим заявлениям о «новом политическом стиле», и к целому ряду конкретных политических мер, которые он предлагал во время кампании. Возможно, его политтехнологам удастся до смерти напугать достаточно народу, чтобы дать ему ещё четыре года провести в Белом доме, но рассчитывать на былой массовый энтузиазм, как в 2008-м, не приходится.

Антилиберальные оккупаи

В либеральных кругах много надежд на то, что возрождение экономического либерализма придёт вместе с движением «#Оккупируй Уолл-стрит», всколыхнувшим всю страну в 2011-м. Эрик Альтерман отвечает, что «оккупанты»  – это не либералы.»: «Они не должны быть либералами. Я думаю, они анти-либеральны, как  новые левые 60-х годов… Это не значит, что либералы с ними не могут сотрудничать, что их движение не принесёт изменений, что «#Оккупируй» – это плохо для либерализма, но их движение не имеет отношения к американскому либерализму».

Мёртв ли американский либерализм? «Нет, он жив, – считает Альтерман. –  Однако опросы общественного мнения последовательно показывают, что лишь 15-20% считает, что государству можно доверять, что оно делает правильные вещи. А опираться на либерализм, не имея широкой поддержки сильного центрального правительства, нельзя. Для того чтобы играть существенную роль в США, либералы должны вернуть себе даже не 75%, как было при Рузвельте, но хотя бы 50% поддержки. Иначе либерализм будет тлеть в резервациях больших городов, в университетских городках, да ещё в богатых кварталах, где могут себе позволить культурный либерализм».

Оживить американскую демократию возможно, если отлучить деньги от политики. Пока большой корпоративный бизнес платит за политику, его будут обслуживать. У Эрика Альтермана нет убедительных ответов на главный вопрос, сумеют либералы переломить эту тенденцию, тянущую Америку вниз, сделают ли это другие силы, либо эти силы затянут богатейшую ныне нацию в омут социальных конфликтов и обнищания. И тогда люди будут удивляться, как такая мощная держава столь быстро и незаметно утратила свое значение.  Это случалось на нашей памяти с Британской империей, с СССР, и скорей всего случится с США, если там не сумеют найти выход из неолиберального свободнорыночного тупика. В подробной и аргументированной книге Альтермана нет ответа на вопрос «Что делать?»

Книга Эрика Альтермана и Кевина Мадсона «Борьба за американский либерализм от Франклина Рузвельта до Барака Обамы», материалы которой обильно использованы для написания этого материала, рассказывает истории замечательных мужчин и женщин, политиков и общественных деятелей, писателей и мыслителей, активистов и философов, веривших в мечту американского либерализма и работавших для её осуществления. Однако чем дальше знакомишься с материалом, тем больше крепнет уверенность,  что американский либерализм так никогда не реализовался в работающую модель общества, что обещания либерализма остались нереализованными. Возможно, пришло время для новой  и отнюдь не либеральной парадигмы.

Copyright©2012 UNIPRESS