UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/libia.htm


Ливийский сериал
Илья Трейгер

Мировые СМИ на разные лады продолжают обсуждать события, происходящие в Ливии, представляя порой, не просто разные, но прямо противоположные мнения о том, что в этой стране на самом деле происходит. Немало внимания, в частности, уделяется тому, насколько правдивы сообщения прессы о происходящем в Ливии.

Сомнения в добросовестности работы журналистов появились, главным образом, благодаря  сообщениям отдельных людей, находящихся непосредственно в Ливии о том, что никаких боев или бомбардировок на самом деле нет.

В принципе, ситуация не нова, поскольку, во-первых, средства массовой информации вообще склонны к сгущению красок вокруг острых событий. А, во-вторых, обычный зритель даже теоретически не в состоянии определить подлинность видеосюжетов военной тематики. Видеоряд может показать стреляющий танк, стреляющих солдат повстанцев, и т.д. Но чей это танк, в кого он стреляет, какие здания горят и почему – все это рассказывает нам голос за кадром. То есть, при желании тележурналисты с легкостью могут выдать съемки военного конфликта, имевшего место в прошлом, за настоящие события. Подлинность таких съемок определяется технической и пейзажной экспертизами, что обычному телезрителю недоступно. За примером далеко ходить не приходится. Достаточно вспомнить августовский грузино-российский конфликт, когда один из американских телеканалов показал стреляющие с грузинской стороны по Южной Осетии установки «Град», а голос за кадром сообщал американскому зрителю о том, что это российские войска обстреливают территорию Грузии. За что телеканалу позднее пришлось приносить официальные извинения. Именно по этой причине, по всей видимости, видеосюжет или, тем более, серия фотографий сами по себе в отрыве от других источников информации строгим юридическим доказательством данного события не являются.

Поэтому вполне естественно, что если сомнения в подлинности таких видеосюжетов возникают, появляется необходимость проверки этой информации. Примерно с этим же мы имеем дело и в данном случае. Первые сомнения появились тогда, когда некие отдельные люди, находящиеся по их утверждению в районе описываемых событий в Ливии сделали заявления о том, что ничего похожего на то, о чем сообщает пресса, на самом деле на данной территории не происходит. Да, это основание для сомнений, а, следовательно, и для проведения дополнительной проверки информации. Однако ни при каких обстоятельствах такие свидетельства очевидцев не могут являться доказательством отсутствия данных событий.

Общеизвестна такая юридическая норма, как презумпция невиновности. Почему этот юридический принцип принят сегодня в большинстве государств мира? – А, потому, что доказуемым является только наличие события. Отсутствие же события недоказуемо в принципе. Именно по этому во всех развитых системах судопроизводства требуется доказать факт совершения преступления, но не факт не совершения преступления.

Поэтому если с места событий поступает информация об отсутствии события, как в случае с Ливией, то дополнительная проверка заключается исключительно в том, удастся ли доказать факт наличия события (расстрел граждан, бомбардировки мирного населения и пр.), но не в том, чтобы доказывать отсутствие таких событий.

В данном конкретном случае, речь в принципе не может идти об отсутствии события, поскольку есть такие подтверждения, как показания пилотов ливийских истребителей, дезертировавших на Мальту 21 февраля, о чем в тот же день сообщала Лента.Ру, а так же речь самого Каддафи от 22 февраля, где сам ливийский лидер признает факт данных событий. Кроме этого, есть и вполне объективные спутниковые данные о том, что авиация Каддафи нанесла, как минимум, один удар по нефтехранилищам. Следовательно, речь в данном случае может идти не о том, есть событие или его нет, а о том, насколько СМИ сгустили краски по поводу этих событий. Иными словами, если есть необходимость проверки той информации, которую мы получаем от СМИ, то, в первую очередь, следует исключить из рассмотрения те сообщения очевидцев, где заявляют об отсутствии событий.

И вот, именно по этому поводу хотелось бы обратить внимание читателя на некий текст, опубликованный 10 марта на сайте «АПН Северо-Запад».  Текст представлен в виде русского перевода интервью с левым политическим обозревателем Мохаммедом Хасаном, которое он дал известному бельгийскому интеллектуалу Мишелю Колону. Тексту интервью предшествует примечание переводчика (Александра Сивова), в котором переводчик в форме, якобы, фактов констатирует факт полной фальсификации средствами массовой информации событий, происходящих в Ливии. А, собственно, текст самого интервью Мохаммеда Хасана приводит в качестве подтверждения этого факта.

Однако интервью Мохаммеда Хасана не содержит ничего, кроме исторической справки по Ливии, и, следовательно, в принципе не может ни подтверждать, ни опровергать событий, происходящих в этой стране сегодня. Следовательно, «сухой остаток» этого текста содержится только в тексте «примечание переводчика». И вот он этот текст:

Я с огромным наслаждением смотрю телевизионные сводки новостей из Ливии, как западных, так и подыгрывающих им российских, с чувством зрителя оперы, который смотрит на сцене сцену борьбу Дон Кихота с ветряными мельницами. Какая игра, какие страсти, какие актёры! Однако всякий, кто не поленится посмотреть, например, на пресловутый сайт украинских врачей, работающих в Ливии, и пройтись там по ссылкам, может узнать правду о ситуации в стране. Реалии выглядят так, так и так.

По телевидению же нам показывают фантомные уличные бои, которых не было, сгоревшие три недели назад машины, призрачные авиационные налеты, пацанов, которые пытаются выдать себя перед телекамерами за суровых боевиков Аль-Кайды, миражи якобы атак и якобы контратак.

Власти и армия Ливии спокойно выжидают, что мираж этого почти полностью виртуального восстания окончательно рассеется. При этой шумихе вокруг Ливии западные СМИ получили замечательную возможность окружить почти полным молчаниям массовые «оранжевые» выступления в городах Ирака, Джибути, Буркина Фасо (бывшая Верхняя Вольта), Марокко, Омана, а также «великий и ужасный» «день гнева» в Саудовской Аравии, планируемый на 11 марта, в страхе перед которым на рынках взлетела цена на нефть. 

Итак, рассмотрим содержание этого текста по абзацам.

Абзац второй – «фантомные уличные бои, которых не было». Во-первых, были, поскольку это признал сам Каддафи. А, во-вторых, фантомные – значит искусственно сделанные или посредством театральной постановки, или посредством компьютерной техники. Если это правда, то где свидетели этой постановки или кто-то, кто своими глазами видел, как это фальсифицировалось в цифровом формате? Александр Сивов этого точно не видел, поскольку себя в качестве свидетеля не называет. И в тексте интервью Мохаммеда Хасана подобные утверждения тоже отсутствуют.

«сгоревшие три недели назад машины, призрачные авиационные налеты, пацанов, которые пытаются выдать себя перед телекамерами за суровых боевиков». – Очень может быть. А может быть, что и нет. Но Александр Сивов однозначно утверждает, что это именно так. Что ж, в таком случае, а каким образом сам г-н Сивов определил, что показанные машины сгорели именно три недели назад, а не в какое-либо иное время? И как он вообще определил, что эти сгоревшие машины не являются результатом уличных беспорядков? Те же вопросы возникают и в отношении «пацанов». А как г-н Сивов определил, что это именно «пацаны», изображающие из себя боевиков, но являющиеся таковыми?

Абзац третий – «При этой шумихе вокруг Ливии западные СМИ получили замечательную возможность окружить почти полным молчаниям массовые «оранжевые» выступления в городах Ирака, Джибути, Буркина Фасо (бывшая Верхняя Вольта), Марокко, Омана, а также «великий и ужасный» «день гнева» в Саудовской Аравии, планируемый на 11 марта, в страхе перед которым на рынках взлетела цена на нефть». А, вот это уже прямая ложь. Западные СМИ много и в подробностях сообщали о выступлениях в городах Ирака, Джибути, Буркина Фасо, Морокко, Омана, а так же не менее подробно освещали ситуацию вокруг «великого и ужасного» «дня гнева» в Саудовской Аравии, который планировался на 11 марта. Более того, эти сообщения западных СМИ широко комментировались в русскоязычной прессе, в том числе, и на наших страницах.

И нельзя сказать, что г-н Сивов не сделал попытки аргументировать свою позицию ссылками на источники. Он это сделал:

Абзац первый – «Однако всякий, кто не поленится посмотреть, например, на пресловутый сайт украинских врачей, работающих в Ливии, и пройтись там по ссылкам, может узнать правду о ситуации в стране. Реалии выглядят так, так и так». – Да, это так. По указанным сайтам действительно можно найти сообщения российских врачей, работающих в Ливии, о том, что ничего похожего на события, сообщаемые мировыми СМИ в Ливии не происходит. Однако!!!..

Хотелось бы у г-на Сивова получить ответ на вопрос о том, как он определил, что украинские врачи, сообщающие родственникам о том, что у них «все в порядке», находятся именно в зоне происходящих событий, а не в стороне от них в безопасном месте, где из окна они беспорядков не видят просто потому, что все происходит не на той улице, куда выходят их окна? Однако это не самый важный момент в данной связи. Куда важнее тот факт, что достоверность сообщений украинских врачей, на которые ссылается Александр Сивов, вызывает куда большее сомнение, чем сообщения СМИ, причем по вполне объективным причинам.

Когда имеет место серьезный конфликт, то обе стороны непременно ведут так же и информационный поединок. Обе стороны заинтересованы в сообщениях о победе. Повстанцы утверждают, что они одерживают верх, а власть утверждает, что никаких повстанцев нет, а есть гуппка маргиналов, которых власть еще не подавила исключительно из соображений гуманизма. Поэтому общественность предпочитает в таких случаях больше доверять информации СМИ, которые, по идее, должны быть нейтральны к обеим сторонам. Да, конечно, сколько бы западные СМИ не уверяли нас о своей независимости от властей своих стран, власти этих стран, тем не менее, имеют рычаги влияния на СМИ и могут добиться, как замалчивания каких-то событий, так и сгущения красок в отношении каких-то событий. Это так, и мы это прекрасно знаем, поскольку чуть ли не ежедневно это наблюдаем. Однако есть один факт, который остается фактом – как бы ни были западные СМИ, работающие сегодня в Ливии, зависимы от своих правительств, они совершенно точно не находятся в зависимости ни от Каддафи, ни от руководства повстанцами. А вот, об украинских врачах, как и о специалистах других профессий, работающих в Ливии, этого сказать никак нельзя.

Эти украинские врачи поехали в Ливию с какой целью, из чисто гуманистических соображений? – Для проявлений гуманизма достаточно материала в самой Украине. Для этого нет необходимости ехать так далеко. Украинские врачи поехали в Ливию деньги зарабатывать. И, как и другие специалисты, врачи поехали не потому, что они сами так решили, а в линии договора об обмене специалистами между Украиной и Ливией. Эти договоренности что, заключались между частными лицами двух стран? Нет, эти договоренности заключались между правительствами двух стран. Следовательно, зарплату украинские врачи получают не из кармана нищего ливийского населения, а из ливийского госбюджета, т.е. платит им зарплату ни кто иной, как Каддафи. А, раз так, если свергнут Каддафи, то плакали денежки наших украинских врачей, ради которых они так далеко поехали на заработки. То есть, в лице украинских врачей мы имеем дело со стороной, жестко зависимой от правительства Каддафи, а, следовательно, стороной заинтересованной. Причем, заинтересованной материально. А если так, то не в зависимости от того, правду ли говорят эти конкретные врачи, или говорят то, что им выгодно по собственной инициативе или под давлением властей, данный источник информации достоверным считаться не может. И если ставится задача выяснить, что на самом деле происходит в настоящее время в Ливии, то использование сайта украинских врачей в качестве источника информации не может являться корректным.

Опираясь на сказанное, становится понятно, что утверждение г-на Сивова о том, что вся информация, переданная западными СМИ о событиях в Ливии является сфальсифицированной, является целиком и полностью голословным утверждением, не имеющим никаких объективных подтверждений. То есть, текст Александра Сивова и есть самая настоящая фальшивка, базированная на том, что отсутствие события (уличных боев, бомбардировок, фальсификации СМИ и пр.) недоказуемо, и, следовательно, не может грозить автору текста какими-либо неприятностями.

Впрочем, фальшивка, которую столь просто удалось расшифровать, вряд ли обеспечит ее автору серьезную карьеру в сфере политических технологий...



Copyright©2011 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций