UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/mbh.htm

Действительно революция?..
Илья Трейгер, Вашингтон

Итак, 9-го декабря, высланный из России Михаил Ходорковский на открытой пресс-конференции выступил с тем, что, как справедливо заметил Николай Сванидзе, вполне можно считать политическим манифестом, где констатировал неизбежность грядущей революции в России. Вопрос в том, насколько близка эта оценка политической ситуации в России к реальному положению дел.

Сайт русской службы Би-Би-Си предоставил свои страницы пятерым российским политологам для комментариев по этому вопросу. Единственным, кто поддержал точку зрения опального олигарха, оказался президент фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров. К сожалению, комментарий Г. Сатарова носит, скорее, эмоциональный характер, что можно понять, поскольку Георгий Сатаров является одним из авторов растоптанной ныне российской Конституции. Однако отсутствие какой-либо аргументации не придает этому комментарию сколько-нибудь значимой ценности.

Комментарий директора центра политического анализа Павла Данилина сделан в классическом стиле «сам дурак» с прямым переходом на личности, поэтому внимания вряд ли может заслуживать.

Комментарии политологов Павла Святенкова, Дмитрия Андреева и директор Института социальных технологий Владимира Соколова тоже малоинтересны, поскольку больше похожи на стандартную демагогию с уходом в сторону от конкретного вопроса.

Как представляется, только комментарий директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко здесь может представлять интерес для рассмотрения, поскольку Евгений Минченко сделал хотя бы попытку поддержать свое мнение какой-то аргументацией. Вот, этот комментарий, пожалуй, и имеет смысл использовать в качестве отправной точки для рассмотрения вопроса.

Итак, Евгений Минченко:

Для того чтобы в стране произошла революция, необходимо несколько условий. Первое – наличие большого количества недовольного населения, второе – серьёзный раскол элиты, третье – наличие внешних интересантов в том, чтобы эта революция произошла.

Сегодня, думаю, у нас имеется третье условие – есть заинтересованные внешние игроки, но в то же время внутриэлитного раскола нет, количество недовольных тоже невелико и это недовольство удаётся канализировать. Поэтому я довольно скептически отношусь к разговорам о неизбежности революции.

С первого же взгляда бросается в глаза тот факт, что во всех сделанных утверждениях уважаемый политический эксперт впрямую нарушает оба основных закона логики – закон достаточного основания и закон не противоречия.

Эксперт делает утверждение о том, что наличие внешних интересантов является одним из условий, необходимых для возникновения революционной ситуации, не приводя доказательств в пользу этого утверждения. Откуда это следует, что данное условие является необходимым для революции? Эксперт делает утверждение о том, что внутриэлитного раскола в стране нет, но, опять-таки, не приводит никаких тому доказательств. Эксперт делает утверждение о том, что в стране нет большого количества недовольного населения, тоже не приводя тому никаких доказательств.

Мало того, утверждения об отсутствии недовольства населения и внутриэлитного раскола эквивалентны утверждению о том, что уважаемый эксперт знает, о чем думают другие люди в то время, как сама возможность чтения мыслей других людей противоречит объективным законам природы – не предусмотрела биология такой функции для человеческого организма. И ссылки на результаты социологических исследований в данном случае не удастся признать состоятельными, поскольку даже при идеально проведенных опросах, их результаты – это лишь то, что люди сказали, но вовсе не то, о чем они на самом деле думают. Очень удачно, на наш взгляд, об этом когда-то было сказано следующее: «По устоявшейся привычке, приобретенной по месту рождения и воспитания, мы пишем не то, что говорим, говорим не то, что думаем, подразумеваем совсем не то, что думаете вы и редко делаем то, что говорим». Очень удачная характеристика того, что когда-то называлось общностью «советский народ». Что же касается утверждения о внутриэлитном расколе, то здесь даже на социологические опросы не сошлешься, поскольку кто, где и когда видел результаты социологических опросов политической элиты России по подобным вопросам?

Таким образом, комментарий и этого политического эксперта вряд ли стоит всерьез принимать во внимание. Но, если так, можно ли вообще хоть каким-то образом сделать об этом более или менее достоверные выводы? – Можно.

Начнем с внешних интересантов. Играли ли какую-либо роль внешние интересанты в переворотах, связанных со свержением Петра III и Павла I? – Никакой. Внешние интересанты в обоих случаях действительно были, но, только, интересы их были прямо противоположны тому, что тогда в итоге произошло. Таким образом, мы имеем прямое доказательство того, что данное условие для переворота в стране обязательным вообще не является. Да, внешние интересанты в таких случаях практически всегда есть, но их наличие не является ни обязательным, ни решающим для революции условием.

Отсутствие массового недовольства населения. Да, мы не можем знать, о чем думают люди, но мы знаем другие вещи. К концу «тучных» путинских лет весь российский рынок ширпотреба держался (да, и сейчас тоже держится) почти исключительно на импорте. А импорт, как известно, не может закупаться на рубли, он закупается только на валюту. С падением цен на нефть рубль упал к доллару в 2,3 раза. Следовательно, и закупочные цены на импорт в рублевом эквиваленте, т.е. на весь качественный ширпотреб, на эту же долю выросли. Соответственно, выросли и розничные цены на эту категорию товаров внутри страны. Но это ширпотреб, т.е. то, чем пользуется основная масса населения. Могут ли люди, особенно не слишком обеспеченные люди, коих в России абсолютное большинство, не быть недовольны этим фактом? Вот вам и массовое недовольство населения. Кто-то может на это возразить, что, мол, режиму успешно удается это недовольство нейтрализовать за счет пропагандистской мобилизации населения вокруг «борьбы с вражеским окружением». Бред. Не удается и не удастся режиму этого недовольства нейтрализовать подобным образом, поскольку нельзя отменить законы физики.

Физиологически человек, как объект биологический, сконструирован по принципу, когда-то сформулированному Дейлом Карнеги: «собственная зубная боль любому человеку ближе, чем голод в Индии или десять землетрясений в Африке». Это биологическое свойство человека, обусловленное инстинктом самосохранения, управляемому не корой головного мозга, а подкоркой, т.е. это свойство не поддается воздействию со стороны волевых решений индивидуума. И вы можете хоть тысячекратно увеличивать финансирование и качество пропаганды, собственная зубная боль все равно останется человеку ближе любых «духовных ценностей», поскольку бытие определяет сознание, а не наоборот. И не потому, что некие атеисты просто решили, что так правильно думать, а потому, что так устроена биология человека.

Можно, конечно возразить, что, мол, а как же пример необычайной сплоченности народа в духе «за Родину, за Сталина» во время Великой Отечественной Войны? Ну так, вранье это и про «за Родину», и про «за Сталина». А правда заключается в заград. отрядах и в том, что два миллиона советских солдат и офицеров оказались в плену в первые же три месяца войны. Два миллиона в плен взять невозможно, два миллиона могут только сами сдаться. И введение института заград. отрядов лишь подтверждает этот факт. Так что два миллиона пленных и заград. отряды – это не про «за Родину, за Сталина», а про «сдавались и драпали». Правда, это было лишь в самом начале войны. Позже уже не сдавались и не драпали. Но это произошло тогда, когда воочию увидели, что творили оккупанты по отношению к мирному населению, в результате чего включился тот самый инстинкт самосохранения, и война пошла «за себя и за свои семьи». А «за Родину, за Сталина» - это со страниц сталинской пропаганды, и не более того. Приведу тому следующий пример:

Было это в 1977-м году, случился у отца автора этих строк официальный юбилей. И на торжественном заседании по этому поводу нашелся кто-то из комсомольской братии, который начал декламировать стандартную здравицу в духе «спасибо деду за победу». Отец оборвал этого комсомольца, сказав дословно следующее: «вы, ребята, ничем нам фронтовикам не обязаны, поскольку, во-первых, вас тогда в природе не существовало, а, во-вторых, мы дрались не за вас, а за собственную жизнь и жизнь наших семей. Поэтому позвольте мне пожелать вам оказаться способными защитить себя и свои семьи, к это сделали мы». Зал взорвался аплодисментами при… гробовом молчании президиума. Неплохо бы нынешним любителям колорадской ленточки иметь в виду эту логику. Впрочем, это другая тема…

Можно, конечно, привести и более серьезный аргумент в том духе, что да, конечно какое-то массовое недовольство есть, но его уровень на сегодняшний день для революционного переворота недостаточен. Однако, надо заметить, что и это не аргумент. Более того, это совсем не аргумент, поскольку, вы будете смеяться, уровень массового недовольства вообще не является необходимым условием для переворота! Иными словами, все эти рассуждения по поводу массового недовольства населения можно было бы вовсе не рассматривать, и вот, почему…

Где, какой переворот, какая революция в России когда-либо совершались силами народонаселения или, хотя бы, в результате массового недовольства населения? Да, были массовые демонстрации в 17-м в Петрограде, когда царь отрекся от престола. Но это было, во-первых, только в Петрограде, и, во-вторых, уже по факту состоявшегося отречения. Само же отречение Николая II от престола произошло исключительно в виде дворцового переворота силами российской военной элиты. То же касается и октябрьского переворота того же года. Здесь даже массовых митингов не было, ничего не было настолько, что потом пришлось придумывать легенду о штурме Зимнего. Единственный случай, когда, пусть не революция, но критического характера решение принималось под давлением народа, это отмена 6-й статьи Конституции СССР в 1990-м году. Но и это народное действо представляло собой всего лишь митинг, собравший 200 тыс. человек, т.е. почти столько же, сколько собрали протестные акции 2013-го года, и тоже только в Москве. Что же до всех промежуточных переворотов вроде ликвидации Берия или смещения Хрущева, то здесь никаким народом и вовсе не пахло. Не было никогда в России никаких революций, совершенных недовольным народом или по инициативе этого недовольного народа. Все перевороты в этой стране (назовите их хоть революциями, хоть путчами) всегда совершались исключительно силами недовольных элит при полном невмешательстве народа. Причем, было ли это невмешательство обусловлено молчаливой поддержкой или наоборот молчаливым осуждением, выяснялось уже потом по последующей реакции населения. Поэтому в нашем конкретном случае если и имеет смысл учитывать недовольство массы населения, то лишь в контексте того, достаточно ли это недовольство, чтобы обеспечить невмешательство этого народонаселения. А для этого нынешней экономической ситуации внутри страны более, чем достаточно. Впрочем, если и нет, то это тоже ни на что не влияет, народ все равно ни во что вмешиваться не станет.

Таким образом, получается, что единственным необходимым (оно же и достаточное) условием переворота в России является недовольство элит режимом, и только это, и ничего, кроме этого. А с этим как на самом деле обстоят дела, если мы, опять-таки, не можем читать чужие мысли?

А мы опять обратимся к объективным законам природы, к человеческой биологии.

Что необходимо и достаточно, чтобы человек или группа людей произвели какие-либо действия? – Для этого необходимо и достаточно одновременное наличие двух условий – мотивации и возможности. Если ли у нынешней политической элиты, или, правильнее, у нынешнего окружения президента Путина мотивация к совершению государственного переворота?

Судя по тому, что было известно о частной жизни путинского окружения до того, как сложилась нынешняя ситуация, было понятно, что все эти люди, все без исключения, шли во власть исключительно с той целью, чтобы сделать максимально возможные деньги с тем, чтобы обеспечить себе и своим семьям богатую жизнь на Западе по схеме «зарабатывать здесь, а жить там». И очень здорово до недавнего времени у них это получалось, именно так они и жили. И вдруг в какой-то момент у них это получаться перестало. И произошло это не в силу каких-то объективных причин, а исключительно по причине чисто личных представлений российского президента о прекрасном. А дальше больше. Если сначала путинское окружение отстранялось от жизни на Западе самим Западом посредством вводимых санкций, то вскоре в еще более жесткой форме это стал делать сам президент, требуя от своего окружения отказа от активов за пределами России. Иными словами, «папа» в открытую вторгся своим сапогом уже и в личную жизнь своего окружения. При этом люди из этого окружения на сегодняшний день попали в практически безвыходную ситуацию: с одной стороны, они оказались лишены того, ради чего они этому «папе» верой и правдой служили, а, с другой стороны, и момент, когда можно было с этого поезда спрыгнуть, тоже уже упущен. И что, есть еще какие-то сомнения в отсутствии у нынешней политической элиты в России мотивации к совершению переворота? Дело за возможностями…

А по поводу возможностей все достаточно просто. Если бы у путинского окружения такая возможность была, то и переворот уже совершился бы. Поскольку переворота нет, мы вправе предположить отсутствие таких возможностей у этого окружения на данный момент. А, если так, что остается три варианта:

Вариант первый – наиболее недовольные представители политической элиты такую возможность ищут и пытаются такие условия создать.

Вариант второй – представители элиты специально таких возможностей не создают, но готовы не упустить шанс, если такие возможности представятся.

Третий вариант – представители элиты таких возможностей не ищут и не готовятся использовать шанс, который может представиться, но смирились со сложившимся положением вещей и готовы довольствоваться тем, чтобы иметь возможность умереть в собственной постели на родине, будучи готовы ради этого послушно обслуживать самодурство верховного правителя.

Если имеет место один из первых двух вариантов, то революционный переворот можно считать предрешенным. Никто не в силах предсказать, когда это произойдет, поскольку, если такие вещи становятся известны до переворота, власть легко подобную опасность купирует. Если же имеет место третий вариант, то конечно же, никакого переворота не будет, и все будет продолжаться вплоть до естественной смерти правителя. Несмотря на то, что в силу биологической природы человеческой третий вариант весьма и весьма маловероятен, чисто теоретически он все же существует. Поэтому, строго говоря, на все сто процентов считать переворот предрешенным мы, конечно же, не имеем права. Однако даже при учете этого факта, приходится признать, что позиция Михаила Ходорковского по этому поводу все же ближе к истинному положению вещей, нежели точки зрения его оппонентов…

 

Copyright©2015 UNIPRESS