Russian America Top
RA TOP


UNIPRESS/Colorado Russian World


   В США
Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 
О реформе здравоохранения

Илья Трейгер


18 июля служба новостей "Голоса Америки" передает текст субботнего обращения американского президента по поводу реформы системы здравоохранения.

Барак Обама

«Сенат и Палата представителей  заняты сейчас обсуждением предложений по реформированию системы медицинского страхования, – этими словами Барак Обама начал свое очередное субботнее теле- и радиообращение к американскому народу. – И сегодня я хочу поговорить с вами о том, что означают эти дискуссии для наших сограждан и для будущего нашей страны», - сказал президент США.

По словам президента, речь идет о здоровье и финансовом благополучии каждого американца и вместе с тем – о стабильности американской экономики в целом.

«Речь идет о каждой семье, у которой увеличиваются расходы, потому что цены растут в три раза быстрее, чем зарплата, – подчеркнул Барак Обама. – … О женщине из Колорадо, рассказавшей нам, что когда у нее диагностировали рак груди, страховая компания – которой она платила более семисот долларов в месяц – отказалась оплачивать расходы на лечение… О мужчине из Мэриленда, человеке среднего достатка, выпускнике университета, – срок его медицинской страховки закончился, когда он сменил место работы. И вот, когда ему потребовалось сделать экстренную операцию, то в один прекрасный день оказалось, что он должен 10 000 долларов и потому не может ни делать сбережений, ни обзаводиться домом, ни думать о смене специальности. Речь идет о каждом предприятии, владелец которого оказался вынужден закрыть свое дело».

Такова система, существующая сегодня, констатировал президент США.
  По его словам, сущность развернувшихся в Конгрессе дискуссий можно сформулировать с помощью следующего вопроса: ограничиваться ли и далее разговорами о реформе, продолжая  латать дыры в нынешней системе и мирясь со страданиями стольких семей и с упадком стольких предприятий, или использовать возможность, подобная которой может не представиться на протяжении нескольких поколений, приняв закон о реформе медицинского страхования в 2009 году?

Кое-кто выступает против любых реформ, каковы бы они ни были, подчеркнул Барак Обама. Существуют особые интересы, и те, кто их отстаивает в стенах Конгресса, будут и на этот раз выдвигать свои старые аргументы и прибегать к традиционной тактике запугивания – именно потому, что им выгоден рост расходов на здравоохранение, – констатировал глава Белого дома.

«Те самые люди, что контролировали Белый дом и Конгресс на протяжении тех восьми лет, когда наш бюджетный дефицит достиг рекордной отметки, будут утверждать, что реформа здравоохранения приведет к рекордному бюджетному дефициту. Но это просто-напросто неправда. Благодаря нашим предложениям, можно будет сэкономить сотни миллиардов долларов, сегодня расходуемых без всякой необходимости», – заявил президент США.

«И мы призываем Конгресс включить предложение о создании постоянной комиссии, состоящей из врачей и других специалистов в области медицины, призванной следить за ходом мероприятий по экономии средств», – подчеркнул он.

«Я хочу со всей определенностью заявить: я не подпишу законопроекта, который способствовал бы увеличению бюджетного дефицита на протяжении всего следующего десятилетия», – заявил Барак Обама.

Президент остановился и других аргументах, приводимых противниками реформы. Они утверждают, констатировал он, что американцам придется отказаться от свободного выбора лечащего врача, предоставив его государственному чиновнику. «Но это тоже неправда, – подчеркнул глава Белого дома. – «Мишель и я не хотим, чтобы кто бы то ни было диктовал нашей семье, какого врача выбрать, – и никто не вправе делать этот выбор за вас».

«Наконец, кое-кто уверяет, что все, что происходит сейчас, – это воплощение в жизнь широкомасштабного плана социализации системы здравоохранения, – отметил президент. – Но и это тоже неправда.  Я не считаю, что государство может и должно управлять системой здравоохранения. Но я не считаю также, что страховые компании могут творить все, что им заблагорассудится».

«Именно поэтому я призываю Палату представителей и Сенат, демократов и республиканцев, использовать представившуюся возможность и проголосовать за реформу», – заявил Барак Обама.

***

И так, Обама при поддержке демократического лагеря пытается провести радикальную реформу американской системы здравоохранения так быстро, как это возможно, а республиканская фракция Конгресса делает все возможное, чтобы этот процесс затормозить хотя бы по фактору времени. Очевидно, что главным образом это делается в надежде оттянуть реформу до очередных президентских выборов, когда, возможно, президент будет переизбран, и таким образом удастся избавить крупный капитал, выразителем интересов которого, собственно, и является республиканский лагерь, от угрозы дополнительных налогов. Однако, не в зависимости от того, в каких целях это делается, нельзя не признать, что аргументы республиканцев выглядят достаточно разумными, и без детального рассмотрения смысла происходящего проигнорировать эти аргументы не получится.

В качестве иллюстрации несостоятельности нынешней системы здравоохранения США американский президент привел пример женщины, купившей дорогую страховку, которая не покрыла ее медицинских расходов, когда медицинская помощь понадобилась. Не самый удачный, надо заметить, пример привел президент. Да, действительно, 700 долларов в месяц за медицинскую страховку – это 10 тысяч долларов в год, что доступно лишь состоятельной части населения. Однако, очевидно, что недостаточность этой страховки в тот момент, когда понадобилась конкретная медицинская помощь, является не столько фактом несостоятельности системы, сколько фактом того, что данная женщина либо не поинтересовалась суммой, которую эта страховка покрывает, либо не имела возможности приобрести ту страховку, которая обеспечивает достаточное покрытие. Данный пример адекватно демонстрирует лишь то, что достаточная медицинская страховка слишком дорога для частного лица, и не более того. Большинство же населения, имеющего частные медицинские страховки, получает их по месту работы. А здесь ситуация несколько иная. Предприятиям страховые компании продают медицинские страховки не по розничной цене, как частным лицам, а по оптовой, которая в среднем на четверть ниже. Но и эту цену латит не одно лицо (юридическое или физическое). Эта цена делится на двоих – часть страховой премии платит предприятие, и часть вычитается из ежемесячного чека работника.

Поскольку процент богатых неработающих, способных купить медицинскую страховку по розничной цене, в США незначителен, следовательно, для данной категории граждан проблема хотя и требует решения, но не носит общенационального системного характера и, соответственно, полной перестройки системы здравоохранения не требует. Именно в этом смысле, пример, приведенный президентом, смотрится не слишком удачным. Суть же проблемы как таковой состоит в том, что сегодня 47 миллионов работающих американцев не имеют никакого доступа к здравоохранению. Это те наемные работники, работодатели которых вообще не предоставляют своим работникам никакой медицинской страховки, и заработки которых не позволяют купить страховку самостоятельно. 45 миллионов работающих – это уже проблема национального масштаба, решение которой невозможно без радикальной перестройки сферы здравоохранения на национальном системном уровне. Президент Обама приведенным примером пытался проиллюстрировать неестественный рост стоимости медицинских услуг, лежащий, по его мнению, в основе здравоохранительных проблем в стране. Рискнем в этой связи привести другой пример, на наш взгляд, лучше иллюстрирующий состояние американской системы здравоохранения в целом.

Существует такая хирургическая операция, как фрагментарное эндопротезирование тазобедренного сустава. Впервые разработана и внедрена эта операция была в одной из клиник Бельгии. В Голландии и Германии эти операция была внедрена к концу первого года после ее внедрения в Бельгии. Во Франции эта операция была внедрена спустя два года. А вот в США эту операцию внедрили лишь спустя десять лет после ее внедрения в Бельгии. Одного этого в принципе достаточно, чтобы понять, что американская система здравоохранения дает серьезные сбои. Но и этого мало. В США стоимость этой операции оценивается в 300 тысяч долларов. Представляете, в какие деньги эта же операция, по идее, должна обойтись в самой Бельгии в той самой клинике, которая является мировым лидером по этому типу операций? – А все оказывается наоборот, в этой самой бельгийской клинике упомянутая операция оценивается всего в 14 тысяч ЕВРО! Это уже не сбои в медицине, это тяжелое заболевание системы здравоохранения. Но и это не все...

Если уж человеку потребовалась столь серьезное хирургическое вмешательство, то, очевидно, страховой компании много выгоднее оплатить меньшую сумму за операцию в Европе, нежели сотни тысяч долларов в Америке. Так оно и есть. Некоторые медицинские страховые компании это и делают. Но в какой форме?

Пациенту предлагается за собственный счет ехать в Европу и за счет собственных средств оплатить лечение. После возвращения в США пациент должен представить в страховую компанию счета из европейского госпиталя, после чего страховая компания компенсирует клиенту его затраты, кроме затрат на дорогу. На все про все уходит от полугода до года.

С одной стороны, подобная схема выглядит вполне приемлемой. Но, с другой стороны, есть серьезные проблемы. Во-первых, подобная схема оплаты медицинской помощи доступна лишь тем пациентам, которые могут позволить себе первоначально выложить два-три десятка тысяч долларов «живыми деньгами» и дожидаться компенсации в течение года. Во-вторых, на подобную схему оплаты медицинских услуг соглашаются одна-две страховые компании в стране. Подавляющее же их число в подобной схеме оплаты своим клиентам отказывают и соглашаются оплачивать лечение только в американских лечебных учреждениях.

Конечно же, для 47 миллионов работающих, не имеющих никакой медицинской страховки, это решением проблемы не является. Но даже для тех, кто такое себе позволить может, казалось бы, куда проще оплатить пациенту лечение в любой точке земного шара так же, как страховые компании это делают внутри США. И страховщику выгоднее, и пациенту лучше. Все довольны, но страховщики почему-то на это не идут. Что-то мешает. Что? – Мешает государственное регулирование. Не то государственное регулирование, которое предлагает, якобы, социалист Обама, а то государственное регулирование, за неизменность которого выступают, якобы, капиталисты-республиканцы.

И что, кто-то готов рассматривать подобное положение вещей в качестве признака здорового капитализма? ­Это не признак капитализма или социализма, это признак полного разложения всей системы здравоохранения, угрожающей в самом ближайшем будущем разорить экономику страны в целом. А тогда уж точно, ждите социализма...

И что же президент Обама предлагает в качестве решения этой проблемы? Если не вдаваться в детали чисто административного порядка, на уровне финансирования реформы американский президент предлагает решить проблему на основе существенных бюджетных вливаний и значительного повышения налогов для богатого сословия США, что взаимосвязано. Другого источника финансирования такой реформы в настоящий момент действительно нет. Но именно это и вызывает возражения. И возражения эти, надо заметить, вполне логичны. Главных контраргументов здесь два.

Первый – это тот факт, что обложение дополнительным налогом богатого сословия является ничем иным, как следованием принципу «отнять и поделить», т.е. следованием принципу чисто социалистическому. Кроме того, именно богатое сословие представляет собой класс работодателей. Если повышение налогов уничтожает стремление богатых зарабатывать еще больше, то это автоматически снижает и стремление создавать новые рабочие места, что прямым образом не замедлит сказаться и на материальных интересах класса наемных работников.

Второй аргумент против плана Обамы пришел со стороны лиц, реэмигрировавших в США из Канады, в том числе, и от русскоязычных иммигрантов-пенсионеров поживших в Канаде, где доступ к медицинской помощи носит всеобщий характер, однако при этом приема к врачу ожидать приходится нередко месяцами. И этот аргумент тоже вполне справедлив. Действительно, при том же количестве медицинского персонала если доступ к медицинской помощи приобретает всеобщий характер, существенное увеличение очередей на прием к врачу неизбежно. Учитывая же, что реформа предполагает не просто остановку роста цен на медицинские услуги, но и снижение этих цен, не взирая на увеличение числа посещений на увеличение доходов медики рассчитывать не могут. А, раз так, то и увеличения медицинского персонала в целом по стране тоже ожидать не приходится. Следовательно, удлинение очередей на прием к врачу, скорее всего, вовсе не будет носить временного характера.

Итак, мы имеем два серьезных фактора, лежащих в основе позиции критиков медицинской реформы нынешнего американского президента. И оба эти фактора выглядят достаточно обоснованными. С другой стороны, 47 миллионов работающих американцев, не имеющих никакого доступа к медицинской помощи, тоже со счетов не сбросишь. Как быть? Чем-то все равно придется жертвовать, ради чего-то. Как говорится, «кругом шестнадцать не получится». Чем же и в каких размерах следует жертвовать и ради чего? Попытаемся разобраться в этом, забыв на время детали и рассмотрев проблему в общем виде...

Если мы исходим из того, что человек как вид (Homo Sapience) -  есть продукт эволюции, то нетрудно видеть, что именно этот вид является самым болеющим животным на Земле. Болеющим настолько, что далеко не большинство живущих ныне человеческих особей способны поддерживать физическое существование без вмешательства медицины. Что же касается не смертельных заболеваний, то в этом плане в медицинской помощи нуждается 100% населения нашей планеты.

Средняя продолжительность жизни в Древнем Египте находилась в пределах 30-35 лет. Возраста 70 лет достигали единицы. История Египта донесла до нас один единственный достоверно известный случай, когда один из жрецов дожил до возраста 93 лет. Для сравнения: средний возраст гориллы в дикой природе около 30 лет. В неволе горилла достигает возраста 50 лет. Средний возраст шимпанзе в дикой природе тоже 30 лет. В неволе шимпанзе может жить до 60-ти. Орангутан в дикой природе тоже живет примерно 30 лет. В неволе достигает 40-50-ти. Получается, что ближайшие к человеку приматы живут в дикой природе примерно столько же, сколько жили и древние египтяне. И только в неволе, где приматы обеспечены медицинской помощью, продолжительность их жизни приближается к человеческой. Получается, что человек во времена Древнего Египта был слабее животных, поскольку названные обезьяны в дикой природе проживают свою жизнь без медицинской помощи, а в Древнем Египте была достаточно развитая медицина. И, тем не менее, египтяне жили те же 30 лет, но в присутствии медицинской помощи. Нет, так не получается. Медицина Древнего Египта действительно была высоко развитой, однако это была лишь травматология. Лечить болезни внутренних органов древние египтяне не умели. Поэтому в этом смысле они проживали свои 30-35 лет так же, как и ближайшие к человеку животные в дикой природе.

Продолжительность же жизни человека в наши дни достигает 100 и более лет. Возраст же 80-90 лет и вовсе перестал быть уникальным явлением. Почему человечеству удалось добиться такого продления среднего возраста жизни?

Разум изначально появился на определенном этапе эволюции как приспособительный признак – как что-то вроде мимикрии (покровительственной окраски) у лягушек и рептилий. Разум появился как приспособительный признак, помогающий виду выживать в процессе дарвиновской борьбы за существование. Однако в отличие от других приспособительных признаков, разум оказался настолько мощным, что вывел вид (человека) из межвидовой борьбы за существование. И произошло это за счет создания технократической надстройки, существенной частью которой является научная медицина. Хорошо это или плохо? И то, и другое вместе. Есть здесь и проявление резко отрицательных факторов таких, как внутривидовая борьба, например, чего нет в животном мире. И это не только войны между человеческими социумами, но и казни, и криминальные и бытовые убийства внутри социумов. Есть и явно положительные факторы. И одним из них является радикальное увеличение продолжительности жизни человека, достигнутое исключительно благодаря развитию медицины.

Однако посмотрите, за счет какого возраста достигается это медицинское долголетие. Продолжительность молодого/зрелого возраста осталась той же, что была и в Древнем Египте, той же, что имеет место и у ближайших к человеку представителей животного царства. Продлить жизнь удается исключительно продлением периода старости. Единственный способ долго жить сегодня – это долго быть старым. Значит ли это, что в молодом возрасте мы по-прежнему ничем физически не отличаемся ни от наших предков в Древнем Египте, ни от наших родственников в живой природе? К сожалению, нет. И древние египтяне, и ныне живущие родственники человека в природе проживали и проживают свои молодость и зрелость без обязательного вмешательства медицины. А мы нет. Подавляющее большинство из нас нуждаются в медицинской помощи на протяжении всей нашей жизни, включая и молодой/зрелый возраст. Медицина стала неотъемлемым фактором самого физического существования вида как такового. А если так, то любая политика, любая позиция, даже любое мнение, направленные на препятствование или сохранение неполного доступа населения к медицинской помощи, являются преступными. И подобные политика или позиция вполне могут квалифицироваться в качестве преступления против человечности со всеми вытекающими юридическими последствиями.

Оставим за скобками страны развивающегося и диктаторского мира. Посмотрите, что происходит в странах развитого капитализма западного типа – во всех этих странах доступ населения к медицинской помощи носит всеобщий характер. Исключение составляют только США. И во всех этих странах (развитого капитализма) данное положение вещей достигается за счет прямого или скрытого налогообложения, существенно снижающего прибыли корпораций и доходы богатого сословия. И при этом..., заметьте, никакого социализма там нет – очень даже полноценный капитализм.

Кстати, а не приходило ли вам в голову, что любая налоговая система – это система "отнять и поделить". В этом ведь и заключается смысл налогообложения. В США что, до сих пор системы налогообложения не было? – Была, да еще какая жесткая! И что, привело это Америку к социализму? – Что-то незаметно. Так что давайте, не будем доходить до абсурда и, что важнее, не позволим доводить себя до абсурда.

Теперь по поводу возможных очередей на прием к врачу, которые действительно могут значительно вырасти при внедрении предлагаемой реформы. В настоящий момент очереди на прием к врачу в США приходится ожидать меньше, чем в Европе или Канаде, хотя и в США они тоже присутствуют. Потому ли это, что медицина в Америке лучше европейской или канадской? Нет, как было проиллюстрировано выше, американская медицина как раз уступает европейской, а не наоборот. Очереди к врачу в Америке меньше потому, что не все жители страны могут себе позволить обратиться к врачу – только по этой причине, и не по какой иной! Спросите себя, а вы лично что предпочли бы – стоять в очереди, но получить медицинскую помощь, или не иметь доступа к медицине, но за то не стоять в очереди? Вот, собственно, и вся логика. И отсюда вытекает, что из всех стран развитого капитализма, только американская система здравоохранения носит откровенно преступный характер. И, следовательно, позиция республиканского меньшинства в Конгрессе по медицинской реформе, предлагаемой президентом, выглядит как преступление перед человечностью.

Впрочем, в самом начале наших рассуждений мы договорились исходить из того, что человек – есть продукт эволюции. Если же сделать предположение, что человек является божьим созданием, не имеющим отношения к эволюции, то преступный характер нынешней системы американского здравоохранения испаряется как дым. И вообще, все проблемы, связанные с медициной перестают быть проблемами. Действительно, болезнь – это кара божья, а медицина – это привилегия избранных, идущая, опять-таки, от бога. Вот и все, и нет проблемы. Кстати, а кто это в совсем недавнем прошлом пытался провести через американский Конгресс закон о запрете на теорию эволюции, вспомнили? И с какой же целью он/они пытались это сделать?.. Помните из Ломоносова, ничто не берется из ниоткуда. И рецидивы религиозного мракобесия тоже не берутся из ниоткуда.

Принцип научного мировоззрения сводится в принципе к простой истине – если я чего-то не знаю, я должен это узнать и лишь потом делать выводы. А принцип религиозного мировоззрения сводится к том, что если я чего-то не знаю, оно от бога, и, следовательно, не стоит тратить время и силы на выяснение, поскольку божественное познанию не подлежит. С этой точки зрения религия объективно противостоит науке. Но еще и старик-Вирхов, и великий Фрейд говорили о том, что самыми счастливыми людьми на Земле являются идиоты. Чем человек невежественнее, тем он счастливее. Однако процесс интеллектуализации человека является необратимым. Дурака можно сделать интеллектуалам, если дать ему знания. Но интеллектуала сделать обратно дураком невозможно, поскольку аннулировать уже имеющиеся знания наука пока не научилась. Потому эта затея с запретом на теорию эволюции и не прошла. Американское общество в целом оказалось к этому моменту уже не достаточно невежественным, чтобы заставить людей променять их физическую жизнь на церковные нормы. Не согласились люди на счастье невежд ради одной лишь "ленинской" улыбки Буша-младшего. Следовательно, хочется того парламентскому меньшинству в Конгрессе или нет, система здравоохранения все равно будет изменена. Другой вопрос, произойдет ли это сейчас в плановом порядке и относительно безболезненно, или тогда, когда нынешняя система американского здравоохранения подорвет основы американской экономики и безболезненными эти реформы уже быть не смогут. Этот процесс объективно обусловлен самой физической природой современного человека как биологического организма и не зависит от того, коммунистом ли обзовут Обаму люди на пенсионерских скамейках, или придумают какое-либо иное ругательство дабы затушевать свою неприязнь к цвету кожи нынешнего президента США. Американцы как социум не имеют опыта "совка", и им не свойственно поддерживать исключительно те программы, которые направлены против них же самих...

Обратная связь