Russian America Top
RA TOP


UNIPRESS/Colorado Russian World


   В США
Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 
Зачем едет Обама?..
Илья Трейгер


В США и в России только и обсуждают, что запланированный на 6-8 июля 2009 года официальный визит президента США Барака Обамы в РФ. В преддверии полноформатной российско-американской встречи в Москве на высшем уровне СМИ и журналисты самых разных уровней пытаются понять, каких конкретно результатов можно ожидать от этой встречи, а каких ожидать не следует. Будет ли подписан какой-то решающий документ, состоится ли прорыв в американо-российских отношениях, или все это закончится неким чисто формальным актом и вежливыми улыбками без какого-либо практического содержания? И, следует отметить, большинство аналитиков, политологов, да и просто "пикейных жилетов" сходятся на том, что все это мероприятие так и закончится ничем. Возможно, что это наиболее вероятный исход предстоящих переговоров, однако, и детали некоторые рассмотреть, здесь тоже не мешает...

Вот, например, как видит сложившуюся в отношениях двух стран ситуацию Матвей Ганапольский ("Эхо Москвы"). Вообще-то, Матвей Юрьевич с момента отъезда в Италию в свой творческий отпуск на политические темы практически не высказывался, а все как-то больше действовал в сфере правозащиты и морализма. А тут вдруг высказался. Значит, счел тему достойной комментария. И вот, что он в этой связи пишет:

"Я очень хочу, чтобы Россия и Америка до чего-то договорились, хоть до чего-то.

Но нет ни одной, подчеркиваю – ни одной точки соприкосновения, где у обеих стран были бы одинаковые подходы.
Америка не признает выборы в Иране – Россия признает, Америка не признает отсечение Абхазии и Южной Осетии, а Россия признает. Америка желает видеть Ходорковского на свободе – Россия в тюрьме, Америка считает ХАМАС террористами – Россия политиками.
От «А» до «Я» – от постройки новых газопроводов до гуманитарных вопросов – Россия и США видят мир как антиподы.
И ничто не может сблизить позиции, потому что нет общего врага. А мифический терроризм – он сблизить не может, потому что тот, кто террорист для одной страны – герой для другой.
Это самый странный визит американского президента за мою жизнь, потому что прошлые президенты приезжали в основном на сокращение ракет.
Но ракеты сократили, железный занавес рухнул, советским евреям разрешили уехать, всем выдали зарубежные паспорта и обменяли доллары.
И наступила переговорная пустота.
Общих проектов нет, потому что по-разному видят мир, гуманитарные проблемы не решить, потому что то, что для Америки дикость – для России норма.
И вот Обама приезжает в страну, в которой два президента, один из которых, Медведев, вроде бы призывает к перезагрузке, а другой, Путин, еще полгода назад с усмешкой сказал, что России ничего перезагружать не нужно.
Так нужно или не нужно?
Но слава Богу, такие визиты кратки. Обама приедет, будут улыбки и сокращение того, что еще можно сократить. Потом к неудовольствию Кремля он поговорит с Горбачевым, с правозащитниками, даст интервью «Новой газете» и уедет.
А потом из телеящика мы узнаем кто он такой".

Действительно, какой смысл в переговорах, если по всем без исключения вопросам стороны придерживаются прямо противоположных позиций? Похоже на абсурд, не правда ли? Однако, с другой стороны, а какой смысл в переговорах, если позиции сторон по всем вопросам совпадают? Ведь если позиции совпадают, то стороны партнерствуют или сотрудничают уже по самому факту совпадения позиций, и переговоры здесь просто не нужны. Нет, именно тогда и возникает необходимость в переговорах, когда позиции сторон расходятся. И чем больше эти позиции расходятся, тем более необходимы переговоры. Так что необходимость радикального пересмотра российско-американских отношений тем более объективно обусловлена, чем более расходятся позиции США и РФ. Другой вопрос, а удастся ли сделать эти переговоры продуктивными, удастся ли хоть до чего-то договориться?

Ну, по поводу сокращения ядерных боеголовок договориться почти наверняка удастся. Только вряд ли договоренности в этой сфере можно будет считать перезагрузкой отношений между двумя странами. Во-первых, как и прежде это сокращение возможности уничтожить друг друга 300 раз до возможности уничтожить друг друга только 150 раз в то время, как и одного раза каждой из сторон вполне достаточно. То есть, никакого реального содержания эта тема переговоров в себе не несет. А, во-вторых, очень неплохо реалии этой темы прокомментировал Михаил Веллер ("Эхо Москвы"):

"...если что-то все равно надо уничтожать, потому что срок годности вышел, это же не тушенка, которая свой срок НЗ в хранилищах отлежала, ее поднимают и пускают в продажу. Это в продажу не пустишь. На уничтожение нужны деньги, и у тебя будет всего меньше. Нельзя ли под это дело, во-первых, получить деньги, а во-вторых, чтобы у американцев этого тоже было меньше? И это будет подано в мире как прекрасная российская инициатива по разоружению. А если нет, то – вот посмотришь – мы проявим одностороннюю инициативу и начнем сокращать вооружения в одностороннем порядке. Потому что еще лет 15 такого образования, такой техники и такого подъема экономики – нам будет спокойнее избавляться от своего ядерного потенциала, чтобы он нас же не грохнул".

Что тут скажешь, логично. И трудно предположить, чтобы в администрации Обамы этой логики российской стороны не понимали. Возможно, что точной цифры предназначенных для списания боеголовок в Вашингтоне и не знают, но в целом ситуацию там, конечно же, понимают. Поэтому, скорее всего, к этой цифре все эти переговоры о ядерном разоружении и сведутся. Следовательно, и успешность этого предмета переговоров вполне вероятна. Однако ж, "воз и ныне там", поскольку подобная договоренность ровным счетом ничего не решает ни с точки зрения международной безопасности, ни с точки зрения реальных интересов РФ и США, после распада СССР эта тема в отношениях двух стран приобрела чисто ритуальный характер. Но тогда к чему вообще эти переговоры, тоже лишь для ритуала? Однако, во-первых, в периоды экономических кризисов ритуальные переговоры редко кто проводит. А, во-вторых, вокруг ритуальных переговоров не к чему было создавать ореол некоей "перезагрузки" в отношениях. А такой ритуал, тем не менее, был создан, причем, исключительно по инициативе американской стороны. И ажиотаж в прессе по поводу предстоящих переговоров тоже исходит главным образом из Вашингтона. По всему видно, что в этих переговорах в первую очередь заинтересована именно американская сторона. А, раз так, то, получается, что и истинный предмет переговоров лежит где-то в другой плоскости, а тема СНВ используется лишь в качестве повода для начала разговора. Что же интересует президента Обаму на самом деле? Чтобы это как-то прояснить, прежде всего, имеет смысл разобраться в сути тех проблем, перед лицом которых на самом деле стоят США во внешнеполитической плоскости. По этому поводу как всегда красноречиво высказался Леонид Радзиховский, слушать и читать которого интересно всегда и не в зависимости от того, насколько мнение этого журналиста близко к действительности в каждый конкретный момент времени. В частности, Л. Радзиховский пишет следующее:

"Итак, а) нефть и газ Ирака принадлежат ИРАКУ, в лице его правительства;
б) это правительство, несомненно, опирающееся на американских оккупантов, дает контракт НЕАМЕРИКАНСКИМ КОМПАНИЯМ!
Мало того! Условия МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕНДЕРА, предложенные Ираком, оказались столь НЕВЫГОДНЫМИ, что большинство компаний отозвали заявки! «Мы увидели, что Министерство нефтяной промышленности Ирака и международные нефтяные компании живут на разных планетах», оценили эту ситуацию нефтяные аналитики.
Приехали! Вот тебе, ОРТ-РТР, и Юрьев день!
Нам 6 лет с понимающей ухмылкой все казенные пропагандисты повторяют «знаем мы их нефтяную демократию, «пиндосы» воюют только за нефть – и с нами готовы при случае воевать за нашу нефть» – и на тебе! Какое… «министерство Ирака»?!
О чем это? Разве там не США конкретно рулят?! Товарищ волк всех кушает и никого не слушает. А иначе – НА ФИГ ЖЕ ОНИ ВОЕВАЛИ?! Чтоб им какое-то «иракское министерство» ставило условия?! Мы с ОРТ так не договаривались…

странным образом за 6 лет спецпропагандоны почему-то кроме ухмылочки «знаем мы, как американцы плохо в нефтяные шашки играют», так НИЧЕГО и не сказали.
КАКИЕ нефтяные компании США стали СОБСТВЕННИКАМИ (или арендаторами на сотню лет) иракской нефти? «Имена, явки, пароли, плиз!». А в ответ – тишина… Между тем, достаточно немного порыться в Интернете и обнаруживаешь страшное! Оказывается, вся нефть Ирака сегодня – точь-в-точь как при Саддаме, как и до Саддама – принадлежала и принадлежит Государству Ирак.
Закон у них такой! И добывает ее ГОСУДАРСТВЕННАЯ НЕФТЯНАЯ КОМПАНИЯ ИРАКА, которая сократила добычу после войны, но сейчас почти восстановила. По другому своему закону они могут допускать к добыче иностранные компании – на ОЧЕНЬ ЖЕСТКИХ условиях (нефть принадлежит Ираку, налоги, контроль со стороны правительства и т.д. и т.п.).

Но за что же и правда воевали США, если не за ЗАХВАТ ЧУЖОЙ НЕФТИ?
4000 убитых американцев, десятки (сотни?) тысяч иракцев, которые убили друг друга (у нас как-то забывают объяснять, что подавляющее большинство убиты все-таки НЕ американцами, хотя не будь войны – не было бы и этих жертв).
Мы же знаем, что воевать можно… А за что, собственно, кроме бабок нефтяных конкретно? Ну, за амбиции, за престиж – как мы в Южной Осетии. Вероятно, это и был мотив США? Вероятно. Впрочем, чем черт не шутит – вдруг эти чудики и правда верили, что у Саддама есть элементы Бомбы (как известно, покойник почему-то КАТЕГОРИЧЕСКИ отказывался пускать международных инспекторов – вплоть до самого начала войны)? А может, и правда верили в свою болтовню про «демократию и права человека»? Тут они, понятно, попали пальцем в небо – демократии по-американски в Ираке не будет… Или все-таки?.. Да, нет, бред… Да и американцам-то она (ИРАКСКАЯ демократия) на кой хрен? Во всяком случае, нам это не понять, мы в этот идеализм не верим. И, наверное, правильно делаем...".

Что хотел этим сказать Л. Радзиховский, в целом понятно. Раз американцы, победив в войне, рулят не в свою пользу, значит, не ограбление Ирака было целью войны, как это принято считать в России. А что было целью войны? Поскольку, как признает сам автор, официально заявленные цели войны критики не выдерживают, ответ на этот вопрос Радзиховский оставляет желающим оставить комментарий к его заметке.

На самом же деле ответ на этот вопрос очевиден. Суть ситуации заключается в том, что каким бы образом и с какими целями кто-либо не получил возможность рулить на чужой территории, этот кто-то рулить будет только в одном направлении – в пользу своих собственных интересов. Следовательно, если это "руление" происходит не в свою пользу, значит, данная сторона на данной территории попросту не рулит, а лишь создает видимость такого "руления".

Слабость этих рассуждений идет от общей ошибки, которую делает проамериканская часть российской либеральной журналистики, признающей победу США в иракской войне на основании того, что вооруженные силы Саддама разгромлены, режим Саддама свергнут, а территория страны оккупирована американскими войсками. Когда-то на совете в Филях по итогам Бородинского сражения Михаил Барклай-де-Толли заявил Кутузову, что "сражение, после которого следует отступление, проиграно!". История, как мы знаем, рассудила иначе. Война в Ираке закончилась аналогичным образом. Американские войска заняли территорию не в результате разгрома армии Саддама, а в результате добровольного отступления этой армии с занимаемых позиций, в полном объеме сохранив свои людские ресурсы и переориентировав их на партизанский тип сопротивления. Что касается свержения режима Саддама Хусейна, то не это было целью военной операции, а установление нового режима, который должен был обеспечить американцам возможность рулить в Ираке в пользу национальных интересов США. Установить такой режим в Ираке Америке не удалось в силу успешных действий по сути той самой армии Саддама, которую американцам разгромить не удалось. Следовательно, иракскую военную операцию со стороны США выигранной считать нельзя, но это, как минимум. Фактически же, не смотря на оккупацию Ирака американскими войсками, территория Ирака очевидно превратилась в сферу влияния Ирана, главного врага США в регионе. То есть, по большому счету война в Ираке Америкой проиграна с серьезным ущербом для американских интересов в регионе.

Второй момент – это Афганистан, где все происходит по такой же схеме. Американо-НАТОвской коалиции удалось свергнуть режим талибов и занять большую часть территории страны. Однако эта оккупация так же произошла не в результате разгрома вооруженных сил Талибана, а в результате добровольного отступления полевых командиров этого движения (в том числе и за деньги) с полным сохранением боеспособных людских ресурсов. В результате, на сегодняшний день активность талибов на территории Афганистана поставила под угрозу саму возможность очередных президентских выборов в стране. Американцы в соответствии с новой афганской стратегией Обамы начали масштабную войсковую операцию против формирований Талибана в южных районах Афганистана. И опять с тем же самым успехом – мировые СМИ сообщают, что американские войска успешно занимают южные территории страны, не встречая серьезного сопротивления. Иными словами, талибы и в этот раз не допустили разгрома своих вооруженных формирований, и, следовательно, все остается на своих местах и в этот раз тоже. Но, поскольку талибы всерьез поссорились с властями Пакистана, территории, занятые Талибаном, опять-таки почти автоматически расширяют сферу влияния все того же Ирана.

Это первая серьезная проблема для США – Иран, расширящий свои сферы влияния в регионе в ущерб национальным интересам США как мировой державы.

Вторая проблема – это Азиатский регион. В течение многих десятилетий здесь сохранялся известный баланс сил между Китаем как региональной державы и американским присутствием, обеспечивающим национальные интересы США с опорой на таких союзников как Япония, Южная Корея и Тайвань. Появление же ядерной Северной Кореи угрожает радикально изменить этот баланс сил в регионе в ущерб интересам США как мировой державы, урожая практически вытеснить Америку из этой сферы влияния.

И третья проблема – это устойчивые антиамериканские настроения на территории России. После распада СССР территория России оказалась самым крупным на евразийском континенте открытым рынком. И рынок этот оказался широко открытым для европейского бизнеса и практически полностью закрытым для бизнеса американского, что как в силу внешнеторгового дефицита, так и в силу нынешнего экономического кризиса имеет для США существенное значение. И гротеск этой ситуации, собственно, в том, что настроения устойчивого антиамериканизма в России явились несравненно большим препятствием для американского бизнеса в России, нежели поправка Джексона-Вэника для российского бизнеса в США.

Вот три серьезные проблемы, которые США без партнерства России на сегодняшний день разрешить, по всей видимости, не могут. Это, скорее всего, и диктует американскому руководству необходимость попытки радикальным образом изменить характер американо-российских отношений. Другой вопрос, удастся ли это сделать именно сейчас в ходе предстоящего саммита на высшем уровне?

Американские интересы в любом регионе существуют постольку, поскольку данный регион является сферой американского влияния. Нет сферы влияния, нет и интересов. США являются мировой державой, имеющей сферы влияния в различных частях планеты. Следовательно, в этих частях планеты Америка неизбежно имеет и свои национальные интересы.

Россия же после распада СССР оказалась выдавленной из бывших сфер влияния Советского Союза и в этом смысле мировой державой быть перестала. Но, как уже сказано, нет сфер влияния, нет и общеполитических интересов в них. Иран, расширяющий свои сферы влияния в регионе, в отличие от США не является проблемой для России. Наоборот, растущая нуклеаризация Тегерана интересует Россию как рынок для российских ядерных технологий. Только как рынок, геополитических интересов Россия по отношению к Ирану не испытывает. То же и по поводу Северной Кореи. Россия в нуклеаризации Пхеньяна прямой угрозы для себя не видит. С точки зрения Кремля, это, скорее, проблема Китая как региональной державы. Москве же в какой-то степени приятно наблюдать американское беспокойство по этому поводу, и не более того. Касательно трудностей для американского бизнеса на российской территории, то российскому руководству в большей степени интересен здесь бизнес европейский, коль скоро энергоносители Россия поставляет главным образом в Европу, а не в Америку. В плане геополитических задач российского руководства, программой минимум здесь является восстановление сферы влияния, прежде всего, на территориях бывшего СССР, т.е. в рамках региональной, а не мировой державы, чему США активно препятствуют. Поэтому действующая российская власть на уровне государственной идеологии активно поддерживает антиамериканские настроения, явившиеся эффективным барьером американских экономических интересов на российском рынке.

Итак, для поддержки упомянутых выше американских интересов Америка нуждается в России именно в качестве мировой державы, откуда и призыв президента Обамы к равноправному партнерству. А первоочередные интересы России сегодня лежат не в мировой, а в региональной плоскости, а в этом качестве она в партнерстве с Америкой не заинтересована.

Такое уже было в истории. Когда-то Франции понадобился союзник в противостоянии испано-австрийской гегемонии в Европе. Тогда-то французский министр иностранных дел кардинал де Ришелье и объявил Россию европейской державой. И оно сработало, во всяком случае, настолько, насколько это могла позволить мощь тогдашней России. И с тех пор никто не мешал России приобретать авторитет и сферы влияния в Европе настолько, насколько это позволял потенциал России в каждый конкретный момент времени. Кроме Англии, которая во времена Ришелье выступала не стороне Австрийского дома и с тех пор традиционно вставляла России палки в колеса.

В данном случае ситуация похожа, но не тождественна. Америке Россия нужна в качестве мировой державы на уровне американских интересов в мире, но при недопущении России к приобретению и защите собственных интересов не только в мире, но даже на региональном уровне. Американская сторона пытается предложить России, как бы, частичную беременность. Мол, на уровне американских интересов на Ближнем Востоке, в Азии и на собственном российском рынке России предлагается быть американским партнером США в качестве мировой державы, но восстановить сферу влияния на территориях даже постсоветского пространства Америка России не позволит ни при каких обстоятельствах, что вполне открытым текстом было заявлено американским гос. секретарем Хиллари Клинтон. Так, однако, не бывает – частично беременной быть невозможно. И жестким барьером на пути этих задач американской стороны стоит политика Владимира Путина с его позициями по ПРО в Европе, по расширению НАТО, по Грузии и Украине, по искусственной поддержке антиамериканских настроений в стране... Понятно, что в общем случае ситуация не обещает успешной перезагрузки американо-российских отношений в том смысле, в каком это понимают в американской администрации. Логически пусть слабая, но какая-то надежда не решение этого вопроса лежит в плоскости становления Медведева как независимого президента, и оттеснение Путина от фактического руководства страной.

И что в этой связи делает Обама?

Прежде всего, здесь надо отдать должное команде советников нынешнего президента США. Обама продемонстрировал, во-первых, явное понимание того, что Медведев является президентом номинальным, а фактически страной руководит по-прежнему Владимир  Путин. А, во-вторых, американский президент явно понимает эту российскую традицию, когда каждый очередной преемник приходит к власти в качестве номинальной фигуры, а за тем через какое-то время, становится реальным правителем, избавившись от тех, кто привел его к власти.

Последние заявления Обамы перед визитом в Москву выглядят так, будто он пытается подтолкнуть этот процесс в России – становление нового президента и оттеснение от власти его патрона. Он (Обама) пропевает осанну медведевским верховенству закона, борьбе с коррупцией и пр., и отпускает откровенную колкость в адрес Путина по поводу той его ноги, которой российский премьер стоит в прошлом. И этим, как нам кажется, совершает решающую ошибку.

Да, очень долго так было, что в странах с несильной экономикой в процессе "внутридинастической борьбы" победа была гарантирована той стороне, которая пользовалась поддержкой "вашингтонского обкома". Так действительно было, причем очень долго. Однако восемь лет правления администрации Д. Буша-младшего полностью лишили Америку этого ранее эффективного инструмента американской внешней политики. Более того, политика предыдущей американской администрации придала этому инструменту прямо противоположное действие. Вряд ли большинство населения России, и, тем более, российские силовые структуры станут на сторону Медведева против Путина потому, что Медведев пользуется поддержкой американского президента. Скорее, они объединятся против Медведева в этой связи. Это вообще вовсе не факт, что конкретно Дмитрий Медведев намерен идти по пути Хрущева-Брежнева-Путина в деле прибора власти и избавления от недавних соратников. Но даже если Медведев и имеет подобные намерения, последние выступления Обамы этого процесса явно не ускорили, а, скорее, наоборот. И, если Обама это делал сознательно, то, несомненно, совершил серьезную политическую ошибку.

Конечно, не всей информацией по предстоящим переговорам мы владеем. Первоначально на разговор Обамы с Медведевым было отведено шесть часов, что необычно много для переговоров такого уровня. Наверное, столь длительный разговор предполагал не только Иран, Корею и Ходорковского. Не исключено, что предполагались и темы, не предназначенные для прессы, куда могли входить и вопросы российских сфер влияния тоже. Позже, однако, длительность разговора президентов урезали до четырех часов. Тоже время немалое. Однако мы не знаем, какие темы было решено из переговорного процесса изъять и по чьей инициативе. Чисто теоретически, всякие могут быть неожиданности, поскольку не все мы знаем. Однако если опираться на имеющуюся информацию, реальной перезагрузки отношений в результате данной встречи на высшем уровне ожидать приходится едва ли...

Обратная связь