Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций 
Часть первая

Ну, прямо, как мухи!..
Часть вторая
Илья Трейгер


***

И все же, почему Россия и бывшие советские республики активно противодействуют экспорту демократии, которая хоть и явно деградирует в США, но могла бы, тем не менее, принести много пользы этим странам?

Ответ на этот вопрос дают эти же самые два эксперта из Washington ProFile, Алан Хенриксон и Джерард Александер:

Собственно, суть содержится в том, что эти эксперты авторитетно приводят в качестве "отличительных особенностей американской системы демократии". Александер заявляет, в частности, что к таким особенностям относятся "... сильная президентская власть, федерализм (к примеру, власти штатов имеют значительные полномочия), могущественный Верховный Суд и некоторые уникальные законы, регулирующие избирательный процесс...".

Средневековая Франция тоже имела сильную президентскую власть в лице короля (Генриха IV, например), и федерализм, дающий французским баронствам, маркизатам, графствам и герцогствам куда большую самостоятельность, чем имеется в распоряжении штатов современной Америки. Баронства и графства даже не были обязаны предоставлять солдат королю для ведения войны. Эти обязанности они выполняли только по отношению к графствам, а те, в свою очередь, имели обязательства только перед герцогами. Кроме того, не было во Франции того времени и аналога американского федерального законодательства, которое обеспечивает пусть ограниченный набор законов, но обязательных для исполнения на всей территории страны. Известный нам со школьной скамьи принцип "вассал моего вассала не мой вассал" как раз и обусловливал в средневековой Европе несравненно больший федерализм, чем существующий сегодня в США.

А чем современный американский федерализм отличается от средневекового французского? – Принципиально ничем. Те же города-баронства с собственным законодательством. Те же графства и штаты-герцогства. Нет только маркизатов. Так они и в Европе исчезли тоже достаточно быстро, поскольку являлись чем-то вроде независимых пограничных застав на хозрасчете. Изменилась технология охраны сухопутных государственных границ, исчезли и маркизаты. А в Америке сухопутных границ и вовсе только две... Однако при всем при этом Францию Генриха IV демократическим государством никак не назовешь, а США страна демократическая. Иными словами, то, что Александер приводит в качестве "отличительной особенности американской системы демократии", ни к какой демократии вообще отношения не имеет. Демократия – это тип политического устройства. А президентская власть и федерализм –административного устройства, который может использоваться при любом политическом режиме, от абсолютной монархии до современной демократии.

И еще кое-что приводит в этой связи Александер: " США, как и многие другие страны, занимаются поддержкой экономического и социального развития других государств. Иногда эта поддержка предоставляется в пакете с некоторыми условиями. Это может быть, к примеру, проведение определенных реформ для борьбы с инфляцией. Многие обвиняют кредиторов в том, что они навязывают свою идеологию странам - должникам. Однако должников никто не заставляет брать деньги! Если мы одалживаем деньги, и вы готовы их принять, то вы должны и принимать наши советы. Если вас не устраивают условия - нет проблем, не берите наши доллары", и "... Иногда США обуславливают предоставление финансовой поддержки тем или иным странам тем, что эти государства должны стремиться к демократии...".

Одно государство просит денег у другого государства тогда, когда у государства-просителя нет иного выхода, это вынужденная ситуация. Помощь – это когда одно государство помогает другому выжить. Однако деньги – есть деньги. Межгосударственная финансовая помощь, предоставляемая в виде кредита под определенный процент – это нормальная практика предоставления помощи одного государства другому. Когда же в обмен на деньги требуют не процент по кредиту, а что-то другое, то это уже не помощь, а акт купли-продажи. Тоже вполне приемлемая форма отношений между как минимум не враждебными государствами. Да и для страны-просителя такая форма выглядит достойнее – конечно, лучше купить помощь, если есть на что, чем стоять с протянутой рукой. Но когда в обмен на финансовую помощь требуют выполнения условий, разрушающих собственную экономику и культуру обратившейся стороны, это уже не помощь, а подлость. А США предоставляют финансовую помощь другим государствам преимущественно именно на таких условиях, а потом удивляются, почему народы, которым они помогли, ненавидят Америку.

Но самое интересное то, о чем оба упомянутых эксперта дружно... решили не говорить вообще. Какое требование неизменно выдвигает Америка к правительствам государств, объявивших о переходе к демократическому устройству? – Требование о немедленной демократизации экономики. А это понятие американская администрация жестко определяет двумя обязательными факторами – открытостью коммерческих структур и невмешательством правительства в деятельность этих структур. Вот это и есть тот троянский конь, которого с неизменным упорством пытаются внедрять США в развивающиеся экономики.

Если предполагается невмешательство правительства в функционирование коммерческих структур, то по отношению к кому предполагается эта самая открытость? – Ну, не к самим же себе, конечно же, по отношению к Западу, т.е. США. А для чего Америке это нужно? Покажем на примере:

Решил, предположим, некий предприниматель, вложить деньги в производство товара, имеющего спрос не внешнем рынке с целью его экспорта и последующего извлечения прибыли из этой операции. Для этого предприниматель, предположим российский, должен инвестировать в разработку соответствующей технологии, а за тем и в производство. Если никто посторонний об этих его (предпринимателя) планах не информирован, то бизнесмен пройдет весь этот путь и в конечном итоге добьется поставленной цели. А если информация об этих планах стала достоянием посторонних, что тогда? А тогда другой предприниматель, действующий в стране с развитой экономикой, американский, например, делает российскому предпринимателю предложение не вкладывать столь крупные деньги в столь длительный проект, а взять у него (американского предпринимателя) готовый товар, или технологию, или и то, и другое по цене, скажем, в десять раз меньшей, чем предполагаемые затраты на развитие собственного производства. Понятно, что российскому предпринимателю такой вариант выгоднее, поскольку прибыль он извлекает быстрее и в больших объемах. Но что это означает для страны, чьей экономике предстоит развиваться?

В Америке появляются новые рабочие места, поскольку нужно произвести дополнительный объем продукта для нового клиента. А в России рабочие места наоборот закрываются, поскольку снято финансирование с разработки технологий и организации собственного производства. Это одна сторона медали. А другая сторона в том, что предприниматель, принявший подобное предложение, вместо того, чтобы превратиться в равного с другими поставщика данного продукта на внешний рынок, попадает в зависимость от иностранного (в данном случае, американского) поставщика и самостоятельным конкурентом на рынке быть уже не может. Если бы речь шла об одном единственном таком предпринимателе, то это его личное дело. Но такой процесс никогда не ограничивается отдельными частными лицами. Пример быстрого и эффективного обогащения одного предпринимателя втягивает в эту экономическую тактику других. В результате, в зависимость от иностранного поставщика попадают отрасли, а за тем и экономика страны в целом. А где потеря экономической независимости, там неизбежна и потеря независимости политической. Все, круг замкнулся – экономика данной страны теряет какие-либо шансы перейти когда-либо из экономики развивающейся в развитую.

Соблюдение интересов страны не является ни функцией, ни обязанностью частного предпринимателя. Если бы этим занимались люди бизнеса, то не было бы надобности в структурах государственной власти. Интересы страны – есть функция институтов государственной власти. Остановить предпринимателя в принятии выгодных предложений, обещающих быстрое обогащение, но разрушительных для развивающейся экономики страны способна лишь система законодательных актов, контроль за исполнением этих актов и неотвратимое наказание за нарушение этих законов. А все это, как нетрудно видеть, и есть вмешательство государства в экономику, отмены которого и требует Америка под лозунгом "демократизации экономики". А открытость? – Открытость для того и нужна, чтобы вовремя получать информацию о планах серьезного развития серьезных предпринимателей и вовремя сделать такому предпринимателю предложение, разрушающее эти планы. Таким образом, Америка получает вместо равного конкурента вечно зависимого покупателя. В Америке под этого покупателя открываются рабочие места, а в России появляются две группы людей. Одни – это небольшая группа быстро обогащающихся предпринимателей, чьи капиталы в короткие сроки вырастают до объемов олигархических. А другие – это большая группа высококвалифицированных специалистов, роющихся на помойках в поисках продуктов питания. Что-то подобное и произошло в России в период ельцинского правления, не правда ли?..

Открытость и невмешательство правительства в экономику допустимы для стран с развитыми экономиками, способными выживать в режиме свободной конкуренции. Для экономик же развивающихся выполнение подобных условий равносильно смертному приговору. Не смотря на высокий уровень развитости и открытости экономик стран Западной Европы, на полное невмешательство правительства в экономические процессы эти страны, тем не менее, не пошли. Однако США к ним подобных требований и не предъявляют, смысла не имеет. Эти требования предъявляются лишь к государствам с экономиками развивающимися, которые еще можно превратить в... дойную корову...

Конечно же, то, что произошло в России в эпоху Ельцина, сделала не Америка. Это произошло из-за излишнего доверия российских демократов так называемым "американским ценностям". Вернее, речь идет об излишнем доверии не самим американским ценностям, а тому, что американская идеология в качестве таковых пытается экспортировать. Пошли по западному пути и... сели в большую лужу.

Кто в свое время больше обнимался с Америкой, как ни Михаил Горбачев. А как он заговорил теперь? - "У нас многое происходит в Европе и на постсоветском пространстве, что вызывает напряжение. Наши американские друзья действуют очень некорректно - самое мягкое слово", - сказал Горбачев в среду в Москве на пресс-конференции в рамках Всемирного газетного конгресса. А чуть ранее на встрече с главными редакторами печатных СМИ из более, чем ста стран мира бывший советский лидер сделал следующее замечание: "Тот, кто сегодня танцует под американский джаз, завтра будет сожалеть". О чем это отец Перестройки ведет речь, что он имеет в виду? Ответ в статье Андрея Грачева, бывшего советника и пресс-секретаря администрации Михаила Горбачева, главы научного комитета при Форуме мировой политики, опубликованной 16 июня в Herald Tribune под заголовком "Как Запад подвел Москву":

" Возможно, именно поэтому Горбачева так ранило, когда в критической ситуации лета 1991 года его обращение к "большой семерке" с просьбой оказать поддержку его реформам в стиле "плана Маршалла" было встречено вежливым, но категорическим отказом". И далее: " Вашингтон, очевидно, счел, что у Горбачева не осталось на руках карт и потому он больше не представляет интереса для политических или финансовых вложений. Позднее Горбачев с горечью говорил своим советникам: "Когда им понадобилось 100 млрд долларов на войну в Персидском заливе, никаких проблем с получением денег не возникло. Теперь, когда речь идет не о войне, а о поддержке нового стратегического партнера, появились проблемы".

Вот так, в паре фраз вся суть и самого понятия "американская помощь", и для чего такая "помощь" оказывается, и каковы истинные цели США в отношении России, и что Америка экспортирует в другие страны под вывеской демократизации...

Михаил Горбачев был убежденным западником, однако, вынужденный 15-ти летний отдых от непосредственного руководства страной сделал его наблюдателем. Вот он и сделал выводы из того, что наблюдал эти 15 лет. На смену западникам эпохи Ельцина пришли государственники эпохи Путина и стали вмешиваться в экономику, для чего и пресловутая "вертикаль власти" создавалась. И можно быть уверенными, что не с целью превращения России в полицейское государство они это делали – они, скорее всего, искренне старались поднять Россию из пропасти. Надо отметить, что не так уж плохо это у них получилось – и экономика вверх пошла, и людей на помойках куда меньше стало. Однако правильно они действовали до определенного момента. Поднять экономику и авторитет страны – это главная цель. Но есть и побочный продукт – захват власти. Кто власть получил, тот по доброй воле от нее не откажется, но лишь будет стараться объем этой власти неограниченно увеличивать. Такому явлению нужны противовесы. Если эти противовесы не работают, то власть неизбежно сворачивает демократические свободы, и общество начинает двигаться если и не к полному авторитаризму, то к полицейскому государству – это уж точно. Да, Путин зажал свободную прессу, прибрал к рукам судебную систему и т.д., и т.п. А что, Буш не делал попыток оказать давление на прессу? А что, Буш не делал попыток подчинить судебную систему? Все то же самое делал и продолжает делать и американский президент тоже. Только у Путина это получается, а у Буша нет. Почему?

Потому, что в США противовесы авторитаризму работают, а в России нет. А это почему произошло? – А потому, что саморазоблачение Америкой своей недобросовестности в деле продвижения демократии эти противовесы в России и разрушило.

Возьмем, к примеру, зажим Путиным свободы слова в прессе. Кому она нужна эта свобода слова в этой прессе? Она нужна тому, кому есть, что сказать обществу, тому, кто способен выразить то, что хочет сказать и тому, у кого есть потребность сказать то, что он имеет. Очевидно, что все это имеет отношение к интеллектуальной части общества, доля которого в любой стране (если верить Льву Гумилеву) не может превышать 20%. А остальным 80% что нужно? А им, прежде всего, нужен кусок хлеба. Когда есть кусок хлеба, можно и о демократии подумать, если есть соответствующий положительный пример. А примера-то другого, кроме Америки российские демократы никогда не имели. Об этом тоже, кстати, хорошо сказал все тот же Андрей Грачев:

" Российские демократы нуждаются в Западе, но не в качестве защиты от авторитарного режима (они должны бороться с ним сами), не в качестве спонсора (поскольку излишняя финансовая помощь может их скомпрометировать), но в качестве примера. Это именно то, чего им не хватает.

Да, им этого не хватает, поскольку Запад в лице США показал себя не примером демократии, а носителем принципов, швырнувших российское население на помойки. А Путин их из этой помойки если еще и не вытащил, то вытаскивает явно. Поэтому большинство российского населения вполне сознательно поддерживает Путина (по той же причине белорусы поддерживают Лукашенко), а отечественные демократические противовесы не видит в упор вместе, кстати, и с предметами американского демократического экспорта.

Спасти российскую ( как и китайскую и любую другую), демократию США более не в состоянии, их эпоха в этом отношении закончилась. Спасти демократию в России может только принципиально иная политическая стратегия российских демократов, способная показать населению возможность иметь кусок хлеба и без авторитаризма путинского типа, но без опоры на американский пример. Тогда, возможно, интерес к демократическим свободам и прессе и удастся возродить. Но ведь для этого и демократы нужны совсем иного сорта...

Обратная связь