UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/n_iudaizm.html


Напряжение между иудейской традицией и национал-иудаизмом нарастает
Йоэль Матвеев и Яков Рабкин

Недавнее постановление группы израильских раввинов, в большинстве своём находящихся на государственной службе, запрещает продавать и сдавать дома и квартиры неевреям, запрещает продавать и сдавать дома и квартиры неевреям. В основном это, конечно, относится к арабам и гастарбайтерам. Более половины израильтян (за исключением граждан-палестинцев, которые составляют свыше одной пятой населения страны) поддержали озвученный раввинами запрет. Однако, помимо тенденций развития израильского общества, это постановление отражает глубокий духовный и идейный разрыв между традиционным иудейством и сравнительно новым вариантом еврейского национализма, известным в Израиле как “национал-религиозное движение”

Опираясь на источники


Постановление опирается на строки, приведённые в конце 23 главы библейской книги Исход : "Проведу пределы твои от моря Чермного до моря Филистимского и от пустыни до реки; ибо предам в руки ваши жителей сей земли, и прогонишь их от лица твоего; не заключай союза ни с ними, ни с богами их; не должны они жить в земле твоей, чтобы они не ввели тебя в грех против Меня; ибо если ты будешь служить богам их, то это будет тебе сетью". Аналогичное указание содержится во Второзаконии (7:1-2): "Когда введет тебя Господь, Бог твой, в землю, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею, и изгонит от лица твоего многочисленные народы - Хеттеев, Гергесеев, Аморреев, Хананеев, Ферезеев, Евеев и Иевусеев - семь народов, которые многочисленнее и сильнее тебя, и предаст их тебе Господь, Бог твой, и поразишь их, тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их."

Мудрецы Талмуда понимают эти библейские указания как запрет помогать идолопоклонникам селиться на Святой Земле и вообще доброжелательно относиться к идолопоклонникам. В частности, Талмуд (Авода Зара, 20) прямо запрещает евреям положительно высказываться о внешности или характере идолопоклонников, дарить им подарки и продавать или сдавать им в аренду недвижимость в Земле Израиля. В восприятии национал-религиозного лагеря, Библия и Талмуд учат евреев боевому патриотическому духу и призывают к “зачисткам территории”.

На первый взгляд может показаться, что правильность такого восприятия очевидна и даже подтверждается как указаниями Маймонида, выдающегося раввина, философа и кодификатора иудейского права 12-го века, так и общепринятым ортодоксальными евреями кодексом "Шулхан-Арух". Маймонид пишет в книге "Сефер а-Мицвот" (раздел отрицательных заповедей, 51), что идолопоклонникам запрещено продавать или сдавать недвижимость в Земле Израиля, пока они не откажутся от идолопоклонства. Йосеф Каро, автор "Шулхан-Арух" (Йорэ Деа, 151), также запрещает продавать и арендовать идолопоклонникам поля и дома в Земле Израиля, но разрешает арендовать им склады и прочие служебные помещения. Казалось бы, Маймонид и Йосеф Каро выглядят сегодня в этом свете ярыми противниками ислама и борцами за восстановление сильного еврейского государства.

Отношение к исламу и мусульманам


Представим себе, что в националистическую синагогу является человек в просторном арабском одеянии, через слово сыплющий такими фразами, как "во имя Аллаха" и "Аллах милосердный" и постоянно ссылающийся на исламских философов, богословов и мистиков. Более того, большинство его книг написаны по-арабски. Сегодня прихожане синагоги отнеслись бы к такому посетителю, как минимум, весьма подозрительно, а вероятнее всего позвонили бы в полицию. Таким образом в “административное заключение” попал бы Маймонид, известный в исламском мире как уважаемый еврейский ученый Муса ибн Маймун. Как известно, в течение веков еврейские мудрецы стран ислама писали свои книги в основном по-арабски, в то время как пользоваться латынью – столь же универсальным языком в мире христианской культуры, как и арабский в мире ислама – учёным евреям Европы даже в голову не приходило.

Конечно, отношение Маймонида к исламу неоднозначно. С одной стороны, он считает Мухаммеда безумцем; в этом плане его позиция отличается от жившего немногим раньше главы евреев Йемена, раввина Нетанеля ибн Аль-Фаюми, который видел в Мухаммеде пророка, посланного Всевышним к арабам, и не раз цитировал Коран в своем сочинении "Бустан аль-Укул" ("Сад мудрости"). Маймонид не разделял всех его идей и считал ислам, хотя и близкой к истине, но искаженной и вредной религией. Однако, при этом он считал идолопоклонниками христиан, но не мусульман.

Маймонид был семейным врачом султана Саладина и жил в эпоху крестовых походов. Палестинские евреи воевали тогда против крестоносцев вместе с мусульманами, и Саладин пригласил евреев селиться в Иерусалиме, откуда изгнали их христиане-завоеватели. В контексте событий 12 века, запрет Маймонида продавать недвижимость в Палестине христианам, которых он считал разновидностью идолопоклонников, скорее уж производит впечатление происламских настроений, направленных на борьбу с крестоносцами.

Йосеф Каро родился в Толедо, в 1488 году. Когда будущему автору "Шулхан-Аруха" исполнилось четыре года, его семья была изгнана из Испании христианскими властями под руководством короля Фердинанда и его супруги Изабеллы. Изгнанию тогда подвергались как евреи, так и мусульмане, и единственным способом избежать депортации было крещение. Примерно в 1533 году, после долгих скитаний по Европе, Каро поселился в Цфате, где был вскоре избран местной еврейской общиной на почетное место главы городского еврейского суда. Каро прожил в Османской Палестине полвека - большую часть своей жизни, будучи уважаемым раввином и каббалистом. Работы Иосифа Каро носят на на себе отпечаток общения с исламскими мистиками: неслучайно исследователи Каббалы отмечают явственное присутствие в его работах суфийских элементов.

Как и Маймонид, Каро относится к мусульманам с подозрением, но не считает их идолопоклонниками, что видно из ряда его законодательных постановлений. Тем не менее, отношение Йосефа Каро к вопросу продажи недвижимости неевреям в Земле Израиля не вполне ясно. Следует также отметить, что отдельные раввины считали ересью, равной идолопоклонству, любую существенно отличную от иудейства религию, включая ислам. Таково, в частности, мнение Давида ибн Аби Зимра (Радбаза) - крупного раввина 16 века, также изгнанного в детстве из Испании. Однако, несмотря на критическое отношение к исламу, Радбаз тем не менее исполнял в течение сорока лет обязанности хахам-баши - главного раввина Египта, не вызывая нареканий со стороны мусульманских властей.

Дело заключается в том, что традиционному иудаизму совершенно чужда идея еврейской власти. Современная иудейская традиция (раввинистическое иудейство) сформировалась в эпоху, когда мы жили среди других народов и конфессий. Настороженное отношение к чужому вероисповеданию - всего лишь стратегия выживания меньшинства. Даже если какие-то раввины и запрещали палестинским евреям продавать свои дома неевреям - это было частным делом их общин, которое не вызывало возражений у мусульманских властей, не усматривавших в этом дискриминации против мусульман или христиан. (Один из авторов данной публикации подробнее написал о еврейском отношении к исламу и мусульманам в доступной в Интернете статье:

Что такое еврейская власть?


Некоторые раввины представляют будущую мессианскую эпоху как восстановление еврейской власти, порой в глобальном масштабе. Маймонид считал, что Мессия, подобно Тимуру Тамерлану, заставит все народы силой принять монотеизм и базовые этические заповеди истинной веры. Многие не менее известные ортодоксальные раввины представляют мессианское будущее совсем иначе - как братство народов и торжество всего лучшего, что есть в мировых философиях и религиях.

Интересно, что некоторые раввины прошлого века сочетали свои мессианские чаяния с леворадикальными идеями интернационализма и социализма. К примеру, сторонником такого левого плюралистического мессианизма был известный каббалист Йеуда-Лейб Ашлаг, чьи работы сегодня пользуются в Израиле немалой популярностью. Отношение традиционного иудейства к историческим процессам является одной из принципиальных причин раскола между многовековой еврейской традицией и революционным учением, разработанном в последние десятилетия в национал-религиозном лагере.

Иудаизм, как и ислам - чрезвычайно “многоголосая“ традиция. Как уже говорилось, старший современник Маймонида, раввин и философ-неоплатоник Аль-Фаюми, считал ислам не только заслуживающей уважения, но и по-своему правильной религией; этот философ полагал, что Всевышний посылает каждому народу своих пророков.

Однако, даже эти критики ислама, на слова которых опираются авторы нынешнего раввинского запрета сдавать и продавать недвижимость “чужеземцам”, были отнюдь не врагами мусульман и, в ещё меньшей степени, сторонниками еврейской власти. Маймонид, разработавший теорию еврейской монархии, резко критикует в своем "Послании в Йемен" попытки возрождения еврейской государственности, считая их опасными и разрушительными для самих же евреев. По его мнению, еврейское царство может быть восстановлено только после прихода истинного Мессии - чудотворца и помазанника Божьего. Как отмечают исследователи, мечты Маймонида о возрождении "иудейского халифата" отражают средневековые исламские политические теории и свидетельствуют, как ни парадоксально, о глубоком уважении этого ученого к арабо-мусульманской культуре.

"По образу и подобию..."


Йосеф Каро и Радбаз, подвергшиеся преследованиям христианских властей Испании, прожили большую часть жизни в исламских странах, спокойно вписавшись в местный и, в отличие от “чисто” католической Испании, пёстрый религиозно-этнический ландшафт. Их отношение к идолопоклонству и ереси не нарушает равновесия с другими иудейскими принципами: заповедью милосердия и миролюбивых отношений с людьми, а также запретом осквернения имени Всевышнего непорядочными действиями со стороны евреев. В отличие от Маймонида, Йосефа Каро и Радбаза мало интересовали теоретические вопросы мессианского будущего. Йосеф Каро намеренно разбирает в своем "Шулхан Арухе" только законы повседневной жизни.

Рекомендуемые характер, вид и формы контактов с последователями других религий изложены в популярных иудейских книгах, как например, "Сефер Харедим". Автор этой книги, Элазар Азикри, был современником Йосефа Каро и тоже жил в Цфате. Азикри призывает любить и уважать всех людей. По его утверждению, Йосеф Сарагосса, учитель Радбаза, удостоился святого пророческого духа за стремление к миру и справедливости. Сарагосса всегда старался примирить всех людей, в том числе поссорившихся между собой нееврейских супругов.

Категорически нельзя также забывать, что "Шулхан-Арух" был написан в довольно далеком от нас 16 веке. И хотя этот свод законов иудаизма почитается иудеями по сей день, он оброс за 400 лет множеством комментариев, иногда прямо противоположных мнению автора. В этом – суть отвергающей всякий фундаментализм иудейской традиции, которая постоянно актуализирует и переосмысляет предписания иудаизма в соответствии с моральными принципами, заложенными в письменной и устной Торе. Поэтому современные издания "Шулхан-Аруха" сопровождаются предупреждением о том, что многие законы, касающиеся идолопоклонников, относятся только к перечисленным в Библии давно исчезнувшим древним народам.

Одним из наиболее известных противников отождествления неевреев с талмудическими идолопоклонниками был Менахем Меири - выдающийся провансальский раввин и философ 14 века. Меири последовательно отвергает идею дискриминации неевреев и критикует язычество как социальное зло, а не духовную практику. По его мнению, Библия и Талмуд негативно относятся к древним языческим народам из-за их крайне аморального поведения. Современные ислам и христианство по определению языческими не являются; более того, их представители в духовном плане равны евреям. При этом Меири считается по сей день непререкаемым классическим авторитетом в кругах традиционного еврейства.

Идеи плюрализма в раввинистическом иудействе достаточно широко известны и отражены как в самом Талмуде, так и в сочинениях известных средневековых и современных раввинов. Многие иудейские мыслители и законодатели исключают из числа библейских язычников любых достойно ведущих себя верующих и неверующих людей, включая представителей религий, традиционно считающихся языческими - например, индуизма и буддизма. Весьма интересный, хотя и неполный, обзор гуманистических и плюралистических положений, которые содержит в себе еврейская традиция, приводится в доступной в Интернете статье американского раввина Давида Бергера. В частности, помимо указанных Бергером примеров, известный хабадский раввин Авром-Йеуда Хейн считал таких альтруистов, как православный христианин Владимир Соловьев и индус Рабиндранат Тагор, евреями по духу, а аморальных сионистов и большевиков еврейского происхождения - продолжателями злых дел древних библейских язычников.

Единство в разнообразии


Современные религиозные противники сионизма среди евреев - обычно либо крайне традиционные "иудейские староверы" наподобие движения "Нетурей Карта" (так называемые "Стражи города"), либо изначально воспитанная на принципах уважения прав человека американская молодёжь из движения "Jewish Renewal" ("Еврейское возрождение"). Может показаться, что между этими движениями нет ничего общего, кроме неприятия ими национализма, причём по совершенно разным причинам. Однако, если вдуматься, существует глубинная связь между этим "староверием" и современными идеями социального равенства (подробнее об этом в книге: Яков Рабкин, Еврей против еврея. Иудейское сопротивление сионизму. М., Текст, 2009).

У многих классических иудейских авторов можно найти весьма "неполиткорректные" высказывания о неевреях и нееврейских религиях, но в этих высказывания нет ничего принципиально отличного от современной им христианской и исламской полемики, тоже не отличающейся толерантностью к иноверцам. Недавняя работа историка Ариэля Тоаффа бросает особенно резкий свет на эту обоюдную неприязнь между евреями и христианами. Поскольку большая часть "негатива" в иудейской литературе обусловлена защитной реакцией небольшого рассеянного меньшинства, а не политическими амбициями, иудаизм выглядит в этом плане более мирно, по сравнению с другими авраамическими религиями. Целому ряду известных раввинов еще в средневековье удавалось находить в иудаизме место весьма прогрессивным идеям своего времени.

Под напором модернизации, некоторые еврейские общины замкнулись в себе и резко воспротивились давлению современных идеологий. Таковы и антисионисты из движения "Нетурей Карта" или организации "Натруна", которых националистически настроенные евреи считают радикальной сектой мракобесов. На самом деле, эти противники сионизма лишь желают возродить отнюдь не идеальные, но достаточно стабильные межрелигиозные отношения в Османской империи времен Йосефа Каро и поселившихся в Палестине учеников Виленского гаона. Таким и был строго традиционный иудаизм османской Палестины: порой суровым и непримиримым к отклонению от норм внутри общины, но лояльным и миролюбивым по отношению к мусульманским и христианским соседям.

Многие ортодоксальные антисионисты твердо отрицают дискриминацию неевреев и поддерживают идеи Менахема Меири, Шимшона-Рефоэла Гирша и других гуманистически настроенных раввинов, с интересом и уважением относящихся к другим народам и религиям. Но вполне возможно, что значительная часть жителей иерусалимского квартала Меа-Шеарим и других подобных заповедников "староверия" не станут продавать свой дом неевреям или далёким от религии евреям. Однако, их внутриобщинное отношение к недвижимости вряд ли интересует кого-либо, кроме их самих и ученых-антропологов, поскольку эти люди отрицают еврейскую власть, стремясь к сохранению выработанных за многие века добрососедских отношений с арабским соседями.

В отличие от "староверов", верующих евреев из движения "Jewish Renewal" или организации "Раввины за права человека" не волнуют былые общинные порядки. Однако и им дороги такие традиционные еврейские ценности, как миролюбие, стремление к справедливости и стремление улучшать мир. Хотя еврейские левые критикуют идею этнической или религиозной власти ради общечеловеческих идеалов равенства, они приходят нередко к тем же выводам, что и ультраортодоксальные богословы. Не даром известный раввин Ехиэл-Яков Вайнберг, сторонник гуманистических идей Меири, отметил еще в середине прошлого века, что евреи-реформисты порой лучше соответствуют моральному облику традиционного иудея, чем сосредоточенные на обрядовых тонкостях ортодоксы, игнорирующие подчас этические основы иудейства.

Твёрдым сторонником общечеловеческих гражданских прав был и первый главный раввин Израиля, Ицхак ха-Леви Герцог. По его мнению, "ни один раввин с мозгами в голове и каплей здравого смысла" не станет призывать ущемлять в правах неевреев. Герцог считал, что иудаизм не только не запрещает, но и требует предоставления религиозным меньшинствам в Израиле права покупки земли для проживания или построения храмов своего вероисповедания, возможности руководить демократически избираемыми политическими и общественными институтами страны, и прочих элементарных свобод. Герцог также считал, что израильское правительство должно прислушиваться к международному законодательству и мнению ООН. (Moshe Sokol, Tolerance, dissent, and democracy: philosophical, historical, and halakhic perspectives, Northvale, N.J. : Jason Aronson, 2002, стр. 75-79)

Влияния национализма


Где же те люди, которые, как выразился Ицхак Герцог, не только не потеряли “каплю здравого смысла” но и способны понимать исторический контекст слова? Они оказались в среде т. наз. “харедим”, т.е. иудеев строгого поведения старой закалки. Так реакция 96-летнего авторитетного раввина Арона-Лейба Штейнмана, на запрет сдавать и продавать недвижимость неевреям была резко отрицательной. Такие раввины-харедим весьма сдержанно относятся к государству Израиль и отвергают сионистскую идеологию, на которой оно зиждется. В то же время 82% евреев — харедим одобряет запрет, что свидетельствует об отрыве народных масс от традиционных моральных устоев. Раввины-харедим считают, что инициатива состоящих на государственной службе раввинов не только необоснована с точки зрения иудейского закона и моральных принципов, заложенных в еврейской традиции, но и попросту угрожает безопасности евреев. “А что если так же запретят сдавать квартиры евреям в Берлине или Париже?”, риторически вопрошают они. Однако это мало волнует раввинов-националистов: “Нечего им жить в Берлине и Париже – пора перебираться в Израиль”. Или как в своё время призывал генерал Дудаев, “русские – в Рязань, ингуши – в в Назрань, армяне – в Ереван”. Недавние столкновения в Москве также вписываются в эту тенденцию распада общества по этническому или конфессиональному признаку.

Помимо политического аспекта, чрезвычайно важна духовная сторона продолжающего раскола в еврейской среде. Сегодня кажется, что национал-религиозный лагерь побеждает. Это не означает, что традиционное иудейство находится в опасности: оно никогда не опиралось слепо на мнение большинства и поэтому пережило в своей многовековой истории не один раскол. Достаточно вспомнить отпочкование христианства и мусульманства, возникновение хасидизма и различных реформистских движений, а также, уже в последние годы, разработка нового сознания, которое Пинхас Полонский, один из его идеологов, называет “ортодоксальной революцией”

Приверженцы национал-иудаизма, несмотря на свой революционный характер, сохраняют верность многим ритуалам. Как положено правоверному иудею, они не станут есть свинину и будут строго отделять мясную пищу от молочной. На этот признак почти веком раньше обратил внимание предводитель бельзских хасидов ребе Иссохор-Дов Рокеах. Он предупреждал, что к религиозному сионизму следует относиться с большей подозрительностью, чем к откровенно безбожному. С его точки зрения, светские сионисты открыто осквернили Тору, в то время как сторонники национал-иудаизма сохранили видимость соблюдения религиозных обрядов. Подобно Любавичскому ребе раввину Шолем-Беру Шнеерсону, который еще в начале 20 в. осуждал то, что защитники сионизма считают себя “хорошими евреями“, раввин Рокеах сравнивал их со свиньей, наделенной некоторыми признаками кошерных животных и тем вводящей в заблуждение несведущих. По мнению бельзского ребе, из-за такого ”лицемерия” евреи питают к свинье особое отвращение, гораздо большее, нежели к волку или медведю, хотя они в той же мере запрещены иудейским законом для употребления в пищу.

Традиционное иудейство не может примириться с идеей еврейской власти, а часть его откровенно выступает с антисионистских позиций. В то же время, усиление веса государства Израиль, изначально прибегающего к переосмыслению символов еврейской религии с целью политической легитимации, может привести к тому, что вскоре мантия еврейского руководства вообще перейдёт к национал-религиозному сообществу. Сложившиеся в последние два тысячелетия моральные основы иудейства могут остаться уделом части харедим, а также сторонников классического реформизма (American Council for Judaism) и общин “еврейского возрождения” (Jewish Renewal) в Северной Америке, которое привлекает к себе еврейскую молодёжь, всё больше отвергающую политизацию своего духовного наследия и видящей в иудействе призыв к служению идеалам мира и социальной справедливости.

Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций