Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 
Начало
Илья Трейгер

Интересно иной раз наблюдать, насколько по-разному видят Америку те, кто здесь живет и те, кто смотрит на эту страну с другого континента. Спустя три часа после произнесения Обамой своей инаугурационной речи, до того, как появился русский перевод полного текста, NEWSru.com со ссылкой на ИТАР-ТАСС и Интерфакс публикует краткий обзор этой речи. Вот этот текст:

Соединенные Штаты сталкиваются с реальными вызовами - они серьезные, и их много. Об этом президент США Барак Обама заявил в своей инаугурационной речи, которую произнес сразу после присяги. Речь продолжалась 18 минут.

По словам нового президента США, проблемы не удастся пережить "просто или за короткий период времени". Тем не менее, президент выразил уверенность в том, что "Америка переживет их" (цитата по ИТАР-ТАСС).

Обама поблагодарил бывшего президента Джорджа Буша за его "служение нации, также за благородство и сотрудничество, которые тот проявил в период передачи власти".

"К этому моменту 44 американца приняли президентскую присягу", - напомнил Обама (прим. NEWSru.com - это не совсем верно, и журналисты уже называют это первой ошибком Обамы-президента. Дело в том, что президентскую присягу давали только 43 человека, поскольку президент Гровер Кливленд присягал в 1885 и 1893 годах). По его словам, зачастую это происходило среди грозовых облаков и яростных штормов, в такие моменты важно продолжать идти вперед не только благодаря навыкам и видению тех, кто находится в этой высокой должности, но и "потому, что мы - Народ, который остается верен идеалам наших предков", говорит Обама.

Президент признал, что страна находится в кризисе, но хорошо это осознает. "Наша страна находится в состоянии войны против трудно досягаемой сети насилия. Наша экономика серьезно ослаблена, что является следствием безответственности и алчности некоторых, а также нашим общим провалом в принятии трудных решений", - сказал Обама. По его словам, это показатели кризиса. "Менее поддающиеся измерению, но не менее значимые признаки - это истощение доверия в нашей стране, мучительные опасения, что падение Америки неизбежно". Однако, подчеркнул Обама, "Америка преодолеет эти вызовы".

Несмотря на нынешний финансовый кризис США остаются "самой процветающей и сильной страной на Земле". "Наши рабочие не менее продуктивны, чем до начала кризиса. Мы не стали менее изобретательными, наши товары и услуги не стали менее востребованы, чем были на прошлой неделе, в прошлом месяце или в прошлом году, наши возможности не уменьшились", - сказал он.

Новая администрация США намерена не только создавать рабочие места, но и закладывать основу для будущего роста. "Состояние экономики требует действий, решительных и быстрых, и мы будем действовать. Мы будем строить дороги и мосты, сети электропередач и линии цифровой передачи информации", - заявил Обама.

Барак Обама также пообещал вернуть науке ее достойное место, использовать новейшие технологии для того, чтобы улучшить качество медицинского обслуживания и сделать его более доступным для жителей США. Он также высказался за более активное использование альтернативных источников энергии. Наконец, новый президент высказался за реформирование системы образования. "Мы можем все это сделать, - подчеркнул он. - И мы все это сделаем".

Говоря о безопасности страны, Обама заявил: "В отношении нашей общей безопасности мы считаем неверным выбор между нашей безопасностью и нашими идеалами".

"Предыдущие поколения столкнулись с фашизмом и коммунизмом, которые они встретили не только с помощью ракет и танков, но и нашим крепким единством и убеждениями. Они понимали, что одна лишь сила не сможет защитить нас, равно как она не дает нам права действовать так, как мы хотим. Наша сила увеличивается, пока мы благоразумно используем ее. Наша безопасность проистекает из справедливости наших мотивов", - сказал он, добавив, что, "придерживаясь этих принципов, мы сможем противостоять новым угрозам", передает "Интерфакс".

***

Конечно же, все эти моменты, на которые обратили внимание российские журналисты, глядя из-за океана, действительно важны. Но они не ключевые в первой президентской речи нового президента. Ключевому моменту российские комментаторы внимания не уделили.

С другой стороны, вот, о чем пишет Михаэль Дорфман в своей статье "Первый день президентства", глядя на Америку изнутри нее:

"Обама начал свою кампанию на ступеньках Конгресса штата Иллинойс, точно на том же месте, где и Авраам Линкольн. Его кампания проходила под плакатом Обамы, отбрасывающем тень Линкольна. Присягу Обама принял на библии, принадлежавшей Линкольну. Поражает, как все больше и больше поповщины вокруг нашей политики. Благословение давал пастор Уоррен. После громких протестов борцов за права сексуальных меньшинств, епископу-гею из Нью-Хемпшира Джину Робинсону тоже поручили благословить инаугурацию.

На инаугурации Линкольна никаких  пасторов или священников не было вовсе. Тогда люди верили в строгое разделение церкви и государства. Всю свою жизнь Линкольн был «неконфесиональным христианином», не принадлежал ни к одной церкви. Президент Джон Адамс и вовсе отказался присягать на Библии, а присягал на кодексе законов. Ведь президент присягает следовать закону, а не Библии. Разглагольствования о религии– это в Америке не традиция, а новшество второй половины ХХ века. Неизбежно, Америка набирается религиозного фундаментализма у тех, кому объявили при Буше «глобальную войну».  Да и своего, дремучего, кондового фундаметализма здесь всегда хватало. Ричард Никсон, Линдон Джонсон, Джеральд Форд не выказывали публично своей религиозности, Джимми Картер проявил себя противников смешения религии и государства, а Джон Кеннеди как-то сказал «Я не указываю своей церкви в общественных делах, а церковь не указывает о них мне». Внедрение религии в политику началось при совсем не благочестивом Рональде Рейгане и продолжалось при Клинтоне.

Обаму выбрали не потому, что он левый или правый, христианин или мусульманин, черный или белый, либерал или консерватор. Обама – умелый политик, а еще корпоративный адвокат, а потому может быть всем вместе и одновременно. Все эти определители безнадежно устарели. Сегодня линия раздела между теми, кто стремиться объединить людей и теми, кто разъединяет, ищет розни, раздора и ненависти. Главное, что привлекало в Обаме – это его умение собирать вместе разных людей ради достижения цели. Именно это нужно в кризисное время. У республиканцев не нашлось кандидата с похожими качествами. Майк Хуккаби обладал похожим талантом, но партия предпочла ему МакКейна".

Вот она, суть происходящего в Америке. Насаждение религиозного фундаментализма невозможно в пользу всех присутствующих в стране религий. Такое возможно только в пользу какой-то одной из них. А если так, то на этой почве неизбежен раскол общества, особенно такого много конфессионального как американское, которое и без того единой нацией никогда не было. В таком обществе невозможно рассчитывать на поддержку большинства населения, а, следовательно, и на выход из экономического кризиса с минимальными потерями.

Да, действительно, "новое Средневековье" – это не традиция, это американское новшество второй половины ХХ века, начавшееся при Рональде Рейгане и пришедшее в своем развитии к абсурду при Джордже Буше младшем. Однако, возможно, не совсем справедливо говорить о том, что при Клинтоне это насаждение религии в политику продолжалось. Оно при Клинтоне явно не уменьшилось, но, скорее всего, и не развивалось. Более того, Клинтон попытался нанести попам удар, когда продвигал через Конгресс закон о разрешении открытым гомосексуалистам служить в армии. Однако потерпел мгновенное поражение, слишком уж сплоченным к тому моменту оказалось религиозное лобби в американском парламенте. Нельзя забывать, что Билл Клинтон в отличие от Обамы приходил к власти как стандартный выдвиженец американской политической элиты. А в этом случае у него не было иного пути, кроме как следовать правилам игры, установившимся уже к моменту его выдвижения в президенты. Поэтому об отмене участия попов в церемонии инаугурации не могло быть и речи. Напомним, что сам Билл Клинтон серьезно пострадал от этой вынужденной игры в правоверного. Как-то одни из близких друзей Клинтона, адвокат по профессии, дал интервью одному из телеканалов. Ему был задан вопрос: "почему Америка треплет имя президента, используя моменты его личной жизни (имелся в виду случай с Моникой Левински) в то время, как, например, французский президент преспокойно позволяет себе иметь любовниц, причем совершенно открыто"? Ответил он следующее: потому, что Клинтон во время предвыборной кампании сам позиционировал себя в качестве правоверного христианина и демонстративно перед камерами выходил из церкви вместе с женой. Если бы он этого не делал, мог бы проигнорировать и этот скандал. И действительно, Авраам Линкольн, как напоминает М. Дорфман, никогда не позиционировал себя в качестве правоверного верующего и, как хорошо известно, наплодил армию побочных детей по всей Америке без какого-либо ущерба для своей политической карьеры.

Даже байдарку на 180 градусов одним движением весла развернуть невозможно, необходимо два гребка. А США не байдарка, этот корабль куда тяжеловеснее, его так быстро не развернешь, тем более в прямо противоположную сторону. В США президент страны располагает всего лишь 5% власти. Остальная власть приходится на Конгресс и Верховный суд. Главным образом, на Конгресс, разумеется. Поэтому инициативы президента могут рассчитывать на успех в большинстве случаев только если они будут поддержаны парламентом. А для Америки преобладание в Конгрессе той или иной партии в этом отношении далеко не всегда является решающим фактором. Парламент американский при принятии решений исходит из четырех приоритетов – целесообразность для страны, интересы партий в ходе различного рода межпартийных разборок, интересы лоббирующих группировок и общественное мнение. В тех вопросах, по которым общественное мнение не имеет яркой выраженности в целом по стране, Конгресс, как правило, на общественное мнение не ориентируется. И в таких ситуациях нередко межпартийные разборки и интересы лоббистов преобладают над целесообразностью для страны, чему мы не раз были свидетелями. Когда же общественное мнение имеет ярко выраженную и достаточную массовость, то именно это общественное мнение и оказывается главным приоритетом для парламентариев при принятии решения, поскольку в этом случае принятое решение становится вопросом сохранения работы для самих парламентариев. Так устроена государственная система США, что президент может избираться не более двух раз на сроки по четыре года, а парламентарии такого ограничения не имеют, и, следовательно, работа парламентария может быть пожизненной, если ему удается не идти против своих избирателей в принципиальных вопросах.

Совершенно очевидно, что принимая страну одновременно и в состоянии проигранной войны, и в состоянии экономического кризиса невозможно быть успешным президентом без максимально возможной поддержки со стороны общества в целом, хотя бы для последующей возможности решения вопросов с Конгрессом. Именно на это Барак Обама и сделал упор в последний перед инаугурацией месяц, именно этому послужила и беспрецедентно помпезная инаугурационная церемония. С другой стороны, в этих же целях имеет смысл о каких-то моментах планируемой политики и умолчать до поры до времени, воздержаться от слишком резких движений. От резкого отказа от поповщины во время церемонии инаугурации, например, к которой американцы слишком привыкли за последние десятилетия. Или от преждевременного обнародования антикризисного плана, как он это сделал, с тем, чтобы не слишком резко переходить к введению не самых популярных мер. Однако вполне определенный сигнал обществу новый президент тем не менее послал. Как мы помним из сообщений в прессе, Барак Обама запросил Верховный суд законности упоминания о Боге в тексте присяги и инаугурационной речи. И слова эти были введены в соответствующие тексты только по получении согласия судьи. Помните вы хоть одного из предшественников Обамы, начиная с Рейгана, кто делал так же, можете назвать? – Никто. Иными словами, новоизбранный президент ясно дал понять, что помнит о конституционных правах атеистов и о конституционной норме, отделяющей церковь от государства.

Но не только это. Сделал Барак Обама и свой первый гребок в развороте Америки от церкви, причем в самой инаугурационной речи. Вот эта фраза, на которую поначалу не обратили внимание российские журналисты:

"Мы – нация христиан и мусульман, иудеев, индусов и неверующих". Слышали вы когда-либо, начиная с Рейгана, подобное хоть от одного из американских президентов? А последний президент Буш так и вовсе объявил Америку страной христиан и иудеев. Предыдущие, начиная с Рейгана подобных слов открыто не произносили, хотя эта мысль и подразумевалась в их речах. Что же до неверующих, то таких в Америке, как бы, и вовсе не существовало. Со времен маккартизма этих людей по умолчанию относили к коммунистам, хотя право человека не исповедывать никакой религии четко прописано в американской конституции. Кроме того, нельзя забывать, что ситуация с насаждением религиозного фундаментализма в США к моменту прихода к власти президента Обамы серьезно отличается от того периода, когда в президентском кресле сидел Билл Клинтон. Президент Буш младший дошел до того, что использовал свое право законодательной инициативы для продвижения в светское законодательство христианских церковных норм. И в известной степени преуспел в этом. И вот, именно в такой ситуации новый президент во всеуслышание позволяет себе то, чего не мог позволить ни один из его предшественников – напомнил Америке, что кроме христиан и иудеев мусульмане, индуисты и... атеисты тоже являются гражданами этой страны. Это открытая пощечина в адрес церкви, звонче которой в Америке в последние десятилетия еще не было.

Однако в этом направлении новый президент одной лишь инаугурационной речью не ограничился. На третий день своего президентства Обама подписывает сразу два указа, отменяющие два закона, введенные Бушем в светское законодательство на основе церковных норм – это указ, разрешающий правительству финансировать зарубежные неправительственные организации, которые выступают за легализацию абортов в тех странах, где это запрещено, и оказывают услуги по планированию семьи; и указ об отмене запрета на исследования, связанные со стволовыми клетками, полученными из эмбриона человека. Ученые предполагают, что работы в этой области начнутся уже этим летом, сообщает Associated Press.

Данные исследования смогут помочь людям, страдающим параличом нижних конечностей. Американская биотехнологическая компания Geron получила разрешение правительства США ввести нескольким пациентам инъекции с клетками, полученными из человеческих эмбрионов.

Как пишет InoPressa.ru со ссылкой на The Times, врачи надеются, "что пересаженные клетки будут стимулировать регенерацию поврежденной нервной ткани, благодаря чему восстановится чувствительность и подвижность" у людей, парализованных ниже груди. Терапию будут начинать в срок не позже двух недель с момента получения травмы, которая привела к параличу. В случае успеха эти испытания обещают стать началом новой эры в медицине, убежден глава Geron Corporation Томас Окарма.

Как правило, для этого используются специально создаваемые зародыши человека, пишет vokrugsveta.ru, что поднимает серьезную этическую проблему допустимости таких исследований, которые к тому же включают разрушение эмбрионов.

***

Похоже, что этот парень действительно понимает слабые места своей страны. Понимет, что конкретно мешает Америке возродить позитивную тенденцию в развитии. Знает, куда и кого бить. Только вот, кому сильнее удастся ударить практически, ему или по нему?..


Обратная связь