UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/nacisty.htm

 

Уподобиться нацистам в Израиле
Михаэль Дорфман

Впервые опубликовано на сайте «Новый Смысл»


СМИ и блогосфера обсуждали инцидент, случившийся во время демонстрации в поддержку прав палестинцев. Подполковник израильской армии Шалом Айзнер ударил прикладом демонстранта из «Международной солидарности с Палестиной» датчанина Андреаса Иаса.  

Правонастроенные СМИ и блогеры заливались от восторга. «Истинный герой, вот все бы так…» Известная религиозно-националистическая обозревательница Ривка Шимон живописала это настроение. В статье «Видеоклип Айзнера – подарок ко Дню Холокоста» она пишет, что замечательное изменение произошло, еврейский военный ударил гоя, а не наоборот. Для психологов это небезынтересный феномен, когда граждане вооружённой до зубов региональной сверхдержавы, способной справиться со всеми своими потенциальными противниками, вместе взятыми, ещё чувствуют себя бедными евреями, прячущимися в подвале от погрома. А ещё если вспомнить, что эти обуреваемые комплексом жертвы «бедные евреи» имеют немалый запас ядерного оружия, то и вовсе становится неуютно.

Израильские власти сдержанно осудили Айзнера и, от греха подальше, пока отстранили его от командования частью. Речь идёт не только о должностном преступлении. В военных понятиях такое неуставное поведение означает потерю военной морали и оскорбление мундира, выдаёт панический страх Айзнера и ему подобных, которых, увы, хватает в рядах Армии обороны Израиля, превратившуюся, по сути, в Армию оккупации Палестины. Подполковник Айзнер точно так же истерически паникует, как и пифия Ривка Шимон. Им есть чего бояться. Чем больше успехов в их зелотствующем проекте еврейского поселенчества в оккупированной Палестине, тем меньше шансов для еврейского государства Израиль.

Здесь мы видим не только политический страх. Религиозный сионизм, к которому принадлежат Айзнер и Шимон, основан на идее, что времена пришествия мессии уже наступили, что мессия уже среди нас, и следует всё подготовить к его появлению. Таким образом решается теологическая проблема. Ведь ортодоксальный иудаизм учит, что еврейское государство может быть создано лишь мессией. А раз мессия пришёл, то всё позволено. Правда, при этом создаётся много новых проблем, мешающих жить людям и целым странам. Но кого это волнует, если поверить, что мессия уже с нами и скоро сам со всем и со всеми разберётся?

Популярный в левой израильской блогосфере Михаил Ошеров (ostropoller) возмущался - мол, Айзнер – «неостроумное  незападное существо с примитивными инстинктами типа выпить, пожрать и потрахаться». Да и не он один задавался вопросом, как это из еврейских мальчиков со скрипочками вырастают такие вот айзнеры. Вероятно, Ошеров уверен, что во всем виноват Восток, и поступок Айзнера – проявление восточного менталитета. На самом деле, в Израиле живут как европейские евреи – ашкеназы, так и арабские евреи – мизрахим. Отношения между этими общинами не всегда были самыми лучшими - однако, куда лучше, чем отношение обеих общин к русскоязычным эмигрантам. Интеграция этих общин зашла довольно далеко, есть много связей. Да иначе и быть не может. Если бы Израиль располагался где нибудь между Бельгией и Голландией, то, возможно, он стал бы европейской страной. А здесь Еврейское государство всё больше и больше напоминает соседние арабские и исламские республики. Основная коллизия израильской жизни – конфликт между арабизацией и американизацией. От европейского тут остаётся все меньше и меньше. А кто хочет Европы - уезжает туда. В последние годы наметился массовый исход израильтян в Германию. Многие бывшие европейцы и их потомки стоят в очередях в посольствах за паспортами Польши, Румынии, Литвы, Словакии и других стран Евросоюза.

По сути, нет разницы, какого происхождения Айзнер, поскольку принадлежит он к ярко очерченной группе религиозных националистов. Это видно и по тому, как подстрижена борода, и по вязаной ермолке у него на голове. Эта прослойка и является опорой поселенческого проекта. В последние годы их становится всё больше в армии, на офицерских постах. Ещё в 1950-е годы начали создаваться так называемые договорные йешивы (йешивот эсдер), где учащиеся совмещали армейскую службу с учёбой в религиозном йешиботе (учебном заведении, предназначенном для изучения Устного Закона, главным образом — Талмуда – прим. редакции «Н. С.»). Как правило, служба длится там пять лет, из которых полтора-два года отдаются действительной срочной службе (для остальных мужчин-призывников – три года), а остальное время посвящается религиозной учёбе. В договоре участвуют самые экстремистские и радикальные йешиботы религиозного сионизма. Подстрекают их собственные раввины (недавно встал вопрос об исключении нескольких йешиботов из армейской программы, где они получают немалые деньги из бюджета). Хуже того, солдатам врут в глаза политики, объявляя именно их элитой армии. В 1991-м правое правительство даже наградило программу Премией Израиля, которую принято давать за существенный вклад в общественную, научную или культурную жизнь. Пропаганда в Израиле превозносит этих йешиботников как отборные войска. На деле, они никогда особенно в бою не отличались. Зато именно от них к поселенцам утекает информация обо всём, что происходит в армии. Именно религиозные националисты в армии обеспечивают безнаказанность поселенцев в оккупированной Палестине.

Мне однажды пришлось командовать подразделением таких йешиботников. Почти каждую мою команду они бегали обсуждать со своим раввином, уже не говоря о том, что позволяли себе замечания о том, как я соблюдаю субботу и почему не хочу выглядеть как еврей (т. е. ходить в ермолке). С такими много не навоюешь. Чем больше я их учил военному делу, тем больше понимал, что в разведку с такими я бы не пошёл. Однако армия есть армия, и если, как шутили в израильской армии, мобилизовать осла, то он тоже выйдет на пенсию полковником. Сейчас из йешиботников уже выросли офицеры, которые, если и отличаются, то на почве панического страха, как Шалом Айзнер.

Правда, оправившись слегка от паники и вдохновлённый поддержкой единомышленников, Айзнер сразу полез на телевидение, где заявил, что использовал приклад как холодное оружие, не представляющее угрозы жизни. Главной ошибкой он считает, что применил приклад перед объективом. Ну, так многие израильтяне уверены, что «наша главная проблема – это плохой пиар». Невдомек айзнерам, асадам и другим карателям, что объективы теперь будут преследовать их везде. И отвечать придётся сразу и перед всем миром. И никому не удастся уподобиться нацистам, убивавшим своих жертв без свидетелей. Это может опечалить Ривку Шимон и ей подобных, но это достойная дань памяти уничтоженных в Холокосте евреев, цыган, поляков, советских военнопленных, геев и всех других.

Copyright©2011 UNIPRESS