UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/navsegda.html


Путин навсегда?..
Илья Трейгер

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Коротко. Для меня психология Путина крайне интересна. Он добился всего, чего мог, он имеет все, что хочет, он отлично знает, что ничего ему не угрожает, если он уйдет с поста президента. И он, по-видимому, достаточно ясно понимает, что следующие 12 лет он ничего политически по-государственному сделать не может. Но будет вынужден нечто изображать. Вопрос: зачем? Не знаю. Очень интересно.

***

Можно было бы безоговорочно согласиться с этим, если бы не один ошибочный посыл – "...он отлично знает, что ничего ему не угрожает, если он уйдет с поста президента". Это очевидно не так, и, следовательно, логику Путина можно воспринимать, как естественно вытекающую из "своеобразия текущего момента".

Вот, например, что сказал другой известный писатель и публицист, Виктор Шендерович, хотя и в адрес белорусского президента А. Лукашенко в эфире "Эхо Москвы" 13-го января:

" То, что сделал Лукашенко, рационально, потому что Лукашенко все равно не жить снаружи от Белоруссии. Его все дети там внутри, на начальственных должностях, включая маленького уже, при появлении которого встает правительство, говорят. У него нет снаружи… Он, так сказать, в статусе Ким Чен Ира, ему все равно снаружи не жить (Лукашенко), ему все равно – и это было мне понятно, хотя некоторые белорусские оппозиционеры, так сказать, какие-то иллюзии питали. Ему не уйти от власти уже. И до 19-го, а уж после того... Ему не уйти, он будет пожизненно, да? Когда он уйдет от власти, он сядет, и он это знает. Это еще если доведут до тюрьмы… То есть он понимает, что его единственный шанс – это остаться у власти".

Все сказанное В. Шендеровичем в адрес Лукашенко, в полной мере можно отнести и к В. Путину. Путину тоже уже не жить снаружи России. А внутри, если он уйдет от власти, то точно не сядет, поскольку явно не доживет до тюрьмы. Владимир Путин в безопасности только до той поры, пока он у власти. Уйдя от власти, он оказывается в большей опасности, нежели А. Лукашенко. И вот, почему...

Как мы помним, построение своей вертикали Владимир Путин начал с политики "равноудаления" олигархов от власти. В первую очередь он расправился с Б. Березовским и В. Гусинским. Как расправился? – Удалил их от власти и выдавил за границу. Однако не разорил. И Гусинский, и Беререзовский, как известно, проживают за границей, оставшись при значительных денежных средствах, по-прежнему исчисляющихся миллиардами долларов.

Далее, В. Путин не менее успешно расправился с Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым. Этих двоих удалось не только удалить от власти, но и вполне реально посадить за решетку. Однако, опять-таки, даже их не удалось полностью разорить. И Ходорковский, и Лебедев по-прежнему располагают значительными денежными средствами, исчисляемыми миллиардами долларов.

Кроме названных фамилий, есть еще целый ряд имен весьма не бедных людей, много потерявших в связи с разгромом ЮКОСа, МЕНАТЕПа и бизнесов Березовского и Гусинского. Эти люди потеряли возможность преумножать свои миллиарды, однако сохранили все те финансовые средства, которые на момент разгрома олигархов находились на иностранных счетах. И вся эта армия обиженных в ходе политики "равноудаления" олигархов от власти – это люди, имеющие прямую мотивацию для расправы лично с Путиным. Сегодня, пока В. Путин у власти, реальной возможности расправы с ним эти люди не имеют. Однако стоит лишь Путину от власти уйти, как он становится легко досягаемым для всех, у кого есть мотивы для мести, где бы он не поселился, в России или в какой-либо из стран Западной Европы.

Мы, конечно же, можем до бесконечности рассуждать на тему того, опустится ли Михаил Ходорковский до личной мести. Сколько не рассуждай, но точно мы этого не знаем. Что же касается Путина, то он и рассуждать на эту тему не станет, ему достаточно того, что лично он (Путин) в собственной безопасности в этом случае уверен быть не может. Следовательно, ему не остается ничего иного, как оставаться у власти так долго, как сможет. Желательно, до конца жизни. И в этом смысле Владимира Путина мы имеем в качестве верховного правителя России навсегда.

Бытует такое мнение, что авторитарные режимы долго не существуют. Это правда. Средне статистически продолжительность жизни авторитарных режимов находится где-то в пределах 12-ти лет. К этому сроку и приближается режим Путина. Более того, этот режим не только приближается к среднему сроку своего существования чисто теоретически, но и вполне практически проявляет явные признаки деградации. Значит, что, в ближайшие годы этот режим рухнет, хочет того В. Путин или нет, и в Россию вернется демократия? К сожалению, это не обязательно так. Да, авторитарные режимы долго не живут. За то режимы тоталитарные живут в течение целых эпох. Авторитарный режим в России, возможно, действительно  доживает последние годы, если не месяцы. Только вот, никто не сказал, что падение авторитарного режимы непременно ведет к режиму демократическому. С равной степенью вероятности, авторитарный режим может смениться режимом тоталитарным, что в данном случае более вероятно.

Либеральные журналисты все больше говорят о том, что, мол, авторитаризм Путина лишь до той поры и существует, пока на улицы не выйдут сотни тысяч или миллионы недовольных граждан. Однако, учитывая выше сказанное, у Путина нет иного пути, кроме как сохранить власть любой ценой. Следовательно, ничто не помешает ему отдать приказ стрелять по манифестантам, не в зависимости от количества этих манифестантов на улицах. Да, в этом случае авторитарный режим переходит в прямую диктатуру, а Путин становится диктатором. Что ж, лично его это вполне устроит, поскольку сохранить власть любой ценой – есть единственный путь к собственному физическому выживанию. Поэтому, именно такое развитие событий видится наиболее вероятным в том случае, если в качестве авторитарного режима Владимир Путин далее удерживать власть не сможет.

Другой вопрос, что и диктаторов тоже смещают, и вовсе не обязательно путем массовых протестных акций со стороны населения. Чаще всего, это делается путем внутридворцового переворота, как это было, например, с Н. Хрущевым. И, надо отметить, что какие-то предпосылки к этому стали просматриваться и в сегодняшнем российском режиме.

Ни один диктатор ведь не способен осуществлять власть сам по себе. Власть диктатора (и не диктатора тоже) всегда базирована на команде верных правителю чиновников. Следовательно, режим сохраняется лишь до той поры, пока интересы диктатора не входят в противоречие с интересами людей его команды. Когда эти интересы расходятся, сама команда и смещает диктатора. Что-то похожее на это начало проявляться в последнее время в России.

В отличие от самого Владимира Путина, люди из его окружения ориентированы как раз на жизнь "снаружи России", а не внутри нее. Их дети учатся в странах Западной Европы, их жены живут в Европе. И сами они планируют свою безбедную старость тоже в Европе, а вовсе не в России. И в этом плане, угрозы со стороны Евросоюза запретить чиновникам, обеспечивающим существование нынешнего политического режима в России, въезд в страны Евросоюза и арест их счетов на территориях стран Еврозоны, прямо противопоставляет интересы окружения Путина его собственным интересам по удержанию власти любой ценой. Если предположиь (чисто теоретически, разумеется), что Евросоюз выполнит свои угрозы в полном объеме так, что членам команды Путина придется реально забыть о каких-либо возможностях в странах Западной Европы как для себя, так и для своих семей, они (члены команды), скорее всего, захотят Путина сместить, что не составит большого труда осуществить вполне практически. Однако, приходится признать, что подобных действий от Евросоюза вряд ли можно ожидать. У Евросоюза ведь нет задачи установления демократии в России. У Евросоюза есть задача получать от России то, что им нужно. Прежде всего, это, конечно же, энергоносители, получение которых странами Еврозоны невозможно без хороших отношений с высшим российским руководством, т.е. с тем же Владимиром Путиным. Поэтому ожидать от них полномасштабных санкций описанного типа в отношении высших российских чиновников, мягко говоря,  описанного типа в отношении высших российских чиновников, мягко говоря, не разумно. Есть, правда, еще один момент...

Как справедливо заметил Леонид Радзиховский, " Вот, дело Ходорковского – это тот камешек, на котором Кремль, вроде бы, действительно, первый раз споткнулся и поскользнулся". Действительно, дело Ходорковского вкупе с последующим судебным процессом над Борисом Немцовым действительно может оказаться тем самым камешком.

Дело в том, что энергоносители – это, конечно, основной интерес Запада к России, но не единственный. Есть еще интерес и инвестиционный. Инвестиции в российскую экономику дают во много раз больший возврат, чем инвестиции в любую другую страну. Последние же судебные процессы над Ходорковским/Лебедевым и Немцовым являются серьезным тормозящим фактором для европейских инвесторов. И эта монета имеет две стороны.

С одной стороны, Евросоюз кровно заинтересован в российском инвестиционном рынке, и, возможно, готов пойти на более решительные меры по оказанию давления на российскую власть. То есть, не исключено, что какие-то санкции в адрес российских чиновников все же будут наложены. И если это произойдет, у Путина могут возникнуть вполне реальные проблемы с обеспечением интересов членов своей команды. Трудно судить, насколько все это на самом деле может быть серьезно. Однако, судя по реакции самой российской власти на эти угрозы, в окружении Путина к этому относятся вовсе не равнодушно. Уже 31-го декабря прошлого года российский министр иностранных дел отреагировал на критику Европарламента в отношении приговора Ходорковскому и Лебедеву:

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил в пятницу, что приговор экс-главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и бывшему руководителю МФО "Менатеп" Платону Лебедеву вынесен независимым российским судом, на решения которого не должна оказывать влияние звучащая за рубежом критика этого приговора, передает "Интерфакс".

"Высказываемые там мнения не должны и не могут никоим образом влиять на решения судебных органов Российской Федерации. Они не зависимы ни от российских, ни от иностранных властей", - подчеркнул Лавров, комментируя по просьбе журналистов отклики официальных иностранных представителей на приговор по делу Ходорковского.

Второе заявление Сергея Лаврова по тому же поводу появилось 13-го января:

Министр иностранных дел России Сергей Лавров упрекает Европарламент в некорректности в связи с заявлениями по делу Ходорковского. «Я не могу давать политических оценок процессу хотя бы потому, что судебное разбирательство не окончено, подана апелляция. Делать какие-то заявления, как это пытаются, например, в Европарламенте, некорректно», - сказал Лавров.

А 15-го января уже спикер Госдумы Борис Грызлов призывает европарламентариев не давить на Россию в деле Ходорковского. Он не видит в этом процессе никакой политической подоплеки, считая его "исключительно уголовным", и предлагает европарламентариям дождаться вступления приговора в силу.
По мнению Грызлова, в Евросоюзе хорошие юристы, и если об этом говорят, зная, что он еще не вступил в законную силу, то это не борьба за права человека – это политическая инсинуация, - сказал спикер.

Так что отношение российской власти к угрозам Европаламента по данному поводу безразличным никак назвать нельзя.

С другой стороны, снижение иностранных инвестиций в российскую экономику превращает процесс личного обогащения высших государственных чиновников в игру с нулевой суммой. Все, что связано с энергоносителями, давно поделено. Поэтому, если кто-то хочет увеличить свои доходы, он должен что-то отобрать у другого. Таким образом, члены команды Путина или полностью теряют возможности увеличивать свои доходы, или должны воевать друг с другом. Кроме того, никто другой из чиновничьей братии не может рассчитывать на свой кусок пирога, пока из игры не выйдет кто-то из старых игроков. То есть, появляется угроза формирования других чиновничьих групп, готовых вступить в войну со старой командой. Все это вместе никак нельзя назвать отвечающим интересам действующей команды Путина, и, следовательно, тоже может явиться фактором смещения диктатора, дабы сымитировать в глазах Европарламента смену режима и тем самым отмену европейских санкций.

Конечно, все это в настоящий момент находится в весьма зачаточном состоянии и вряд ли может считаться чем-то, обещающим смену режима практически. Однако факт остается фактом, наиболее вероятной причиной смены нынешнего российского режима выглядит именно возможный внутри дворцовый переворот, но никак не действия оппозиции или массовые проявления социального недовольства...


Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций