UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/nemtsov.html


Борис Немцов "За Россию без произвола и коррупции"
Илья Трейгер

28 сентября политик Борис Немцов высказался об отставке мэра Москвы в своем выступлении на радио "Свобода".

Автор нашумевшего доклада "Лужков. Итоги" политик Борис Немцов считает, что российский президент принял решение об отставке столичного мэра самостоятельно:

– Сегодня Медведев совершил первый в своей жизни президентский поступок. Очевидно, он действовал самостоятельно, потому что Путину отправить в отставку коррумпированного чиновника невыгодно. Это рушит всю его систему власти. Утрата доверия – это очень серьезное обвинение. До этого Медведев отправлял в отставку трех губернаторов – корякского, амурского и ненецкого. Двое были отправлены в связи с возбуждением уголовных дел, а третий, корякский, за то, что заморозил полрегиона. Поэтому сейчас Медведев сказал "а", и придется говорить "б". Он вынужден будет народу объяснять, что это за утрата доверия. Единственная серьезная претензия к Лужкову - это беспросветная, беспредельная коррупция в Москве.

Поэтому если сейчас никаких уголовных дел по фактам коррупции не будет возбуждено (а их можно возбуждать бесчисленное множество – смотрите наш доклад "Лужков. Итоги"), то легитимность сегодняшнего указа может подвергнуться сомнению. Поэтому Медведев будет вынужден дать ход уголовным делам, которых уже немало в спецслужбах, в МВД, в СКП и так далее.
  Если он этого не сделает, то он получит Лужкова в качестве мощного политического тяжеловеса, который объединит вокруг себя обиженных чиновников и бизнесменов и может, например, составить конкуренцию тандему на выборах в 2012 году, то есть может стать кандидатом в президенты. Кстати, это линия обороны Лужкова и бизнеса Батуриной. Если он, например, выдвинет себя сейчас кандидатом в президенты, то все дальнейшие уголовные дела будут политические мотивированными. Поэтому у господина Медведева, хоть он и в Китае, в общем, мало времени. Либо он действительно объясняет, что такое утрата доверия, либо он получает очень мощный политический противовес нынешней власти.

***

Сформулировано красиво, лаконично, вполне по-оппозиционному. Однако вызывает вопросы. Причем, вопросы вызывает буквально каждое утверждение Бориса Немцова.

"Очевидно, он действовал самостоятельно, потому что Путину отправить в отставку коррумпированного чиновника невыгодно". Откуда следует очевидность того, что Медведев принял это решение самостоятельно? – По Немцову, это следует из того, что Путину отставка Лужкова невыгодна. А откуда следует, что Путину эта отставка невыгодна? Да, судя по тому, как Лужков "служил" Путину в прошлом, Путину это действительно должно быть невыгодно. Но мы знаем лишь о том, что было до сих пор. Однако очень мало знаем ту ситуацию, которая сложилась "под ковром" к моменту отставки Лужкова. Выгодно это Путину сегодня или нет, знает только сам Путин. Уважаемый же Борис Ефимович такой информацией, очевидно, не располагает, поскольку если бы располагал, то непременно поделился бы ею. И в момент принятия Медведевым этого решения Борис Ефимович тоже за столом с президентом явно не сидел, и в принципе не может знать, самостоятельно ли Медведев принял это решение, или же, наоборот, это решение принимал Путин, а президент его лишь озвучил. Вот это единственное, что является очевидными по данному поводу.

"Утрата доверия – это очень серьезное обвинение". – Откуда следует, что утрата доверия в данном конкретном случае вообще является каким-либо обвинением? Если исходить из действующего законодательства, то "утрата доверия" – это одна из двух возможных формулировок увольнения глав регионов, и не более того. Применив эту формулировку, президент всего лишь озаботился законностью формулировки акта увольнения главы региона. Чтобы "утрата доверия" могла квалифицироваться в качестве обвинения, она должна быть официально приведена в текстах действующего законодательства в качестве состава преступления. Поскольку действующее законодательство такого состава преступления не содержит, "утрата доверия" не может рассматриваться в качестве обвинения.

"Он вынужден будет народу объяснять, что это за утрата доверия". – Прежде всего, следует отметить, что закон не обязывает президента объяснять кому-либо, что конкретно он имеет в виду под формулировкой увольнения каждого конкретного главы региона. Закон не обязывает президента к производству подобных действий. Впрочем, Борис Немцов и не утверждает, что президент это делать обязан. Борис Ефимович настаивает на том, что Медведев это сделать вынужден. Вынужден – это значит, что есть нечто, что вынуждает президента так поступить. Что же?

По Немцову, "если сейчас никаких уголовных дел по фактам коррупции не будет возбуждено (а их можно возбуждать бесчисленное множество – смотрите наш доклад "Лужков. Итоги"), то легитимность сегодняшнего указа может подвергнуться сомнению. Поэтому Медведев будет вынужден дать ход уголовным делам, которых уже немало в спецслужбах, в МВД, в СКП и так далее".

Во-первых, о существовании уголовного дела можно говорить лишь в том случае, если уголовное дело официально возбуждено. Поскольку в адрес Юрия Лужкова или его супруги официально не заведено на сегодняшний день ни одного уголовного дела, следовательно, никаких уголовных дел чисто физически не может существовать ни в спецслужбах, ни в МВД, ни в СКП, ни в "так далее". Все эти организации могут, конечно же, располагать различного рода компроматом, доносами, сигналами в адрес Лужкова или его супруги, но к уголовным делам все это отношения не имеет. Так что давать ход на данный момент президенту Медведеву просто нечему.

Во-вторых, по поводу возможных сомнений в легитимности указа президента о снятии с должности московского мэра. Если сомнения в легитимности этого указа могут возникнуть, то у кого конкретно они могут возникнуть? У народа? А народ, это кто? – Это все и никто. Часть российского народа, причем большая его часть – это те, для кого любой богатый является вором по определению. У этой части народа подобный указ сомнений в его легитимности вызвать не может. Да, эта часть народа жаждет крови. Этой части народа одного лишь увольнения мало, хочется более жестокой расправы. Будет эта расправа, народ порадуется. Не состоится публичная казнь, немного разочаруется. Но факта первой расправы – увольнения - не осудит никогда, причем не в зависимости от того, насколько это увольнение соответствует закону. А, поскольку, как уже говорилось, эта часть населения составляет большинство в России, о неких сомнениях, могущих возникнуть по поводу указа об увольнении московского мэра президент может не беспокоиться. Если же говорить, о некоей не слишком многочисленной прослойке, которой такие сомнения могут быть присущи, то в этой среде давно уже возникли сомнения в легитимности самого Дмитрия Медведева в качестве президента России. Причем, эти сомнения открытым текстом наполняют значительную часть русского сегмента Интернета. И что, беспокоит это г-на Медведева? На чисто эмоциональном уровне, по-человечески, возможно, ему это и неприятно. Но не более того. Есть эти ли эти сомнения, нет ли этих сомнений, стиль функционирования Дмитрия Медведева на президентском посту от этого никак не меняется.

Ну, хорошо, сделаем допущение, что Борис Немцов прав, и в отсутствии возбуждения уголовных дел против Лужкова сомнения в легитимности указа о его смещении возникли тотально у всего российского народа. И что, чем конкретно это грозит Дмитрию Медведеву? Если потерей популярности, то над ним и без того откровенно потешаются. Если потерей электората, то у него этого электората никогда и не было. Поскольку президентские выборы в России являются лишь имитацией выборов, Медведев не был избран президентом в результате выборов, а был назначен на эту должность Владимиром Путиным не в зависимости от того, проголосовало ли за него население. Будет ли Медведев президентом вторично, тоже зависит не от того, как проголосует население, а от того, будет ли он вторично назначен тем же В. Путиными на эту должность. Поэтому, "есть ли жизнь на Марсе, не ли жизни на Марсе", к Медведеву это никакого отношения не имеет. Так откуда же следует, что возможность появления сомнений в легитимности указа президента непременно должно вынудить Медведева возбудить уголовные дела против Лужкова или его жены?

"Если он этого не сделает, то он получит Лужкова в качестве мощного политического тяжеловеса, который объединит вокруг себя обиженных чиновников и бизнесменов и может, например, составить конкуренцию тандему на выборах в 2012 году, то есть может стать кандидатом в президенты". – Вот, этот тезис и вовсе не понятен. Каким образом Лужков может составить политическую конкуренцию тандему? Немцов считает, что посредством объединения обиженных чиновников и бизнесменов. Обиженных чиновников и бизнесменов действительно немало. Но насколько немало? Точное их количество назвать, по-видимому, не возьмется и сам Борис Ефимович, однако наверняка их меньше двух миллионов, чтобы обеспечить Лужкову право быть по закону зарегистрированным в качестве независимого кандидата в президенты. А если бы их и было достаточно, чтобы собрать необходимое количество подписей, то достаточно ли многочисленна эта категория граждан, чтобы решающим образом изменить результаты голосования, даже если бы выборы и были реальными? – Заведомо нет. Ну, так какой же Лужков политический тяжеловес, способный конкурировать с тандемом, если даже в случае его регистрации кандидатом в президенты не имеет реальных шансов быть избранным без применения фальсифицирующих выборы технологий. А если учесть, что выборы заведомо не будут реальными, что фальсифицирующие технологии наверняка будут применяться, что ЦИК наверняка найдет процедурные основания для отказа зарегистрировать Лужкова в качестве кандидата в президенты не в зависимости от того, сколько он этих подписей соберет, то о какой опасности для тандема со стороны Лужкова вообще можно говорить?

Конечно же, уголовные дела против Лужкова могут быть возбуждены, если либо ставится задача отобрать бизнес его семьи, либо из возможного чувства личной мести со стороны тандема, что, к сожалению, для российской власти стало делом обычным. Реально можно ожидать возбуждения таких уголовных дел только в силу этих двух или им подобных причин. Что же до всего сказанного по этому поводу Борисом Немцовым, то все это имеет мало отношения к реальному состоянию дел.

***

В принципе, бессодержательность этого выступления Б. Немцова на радио "Свобода" очевидна и без столь подробного разбора произнесенных им фраз. Однако поговорить на эту тему нас побудил тот факт, что 16 сентября 2010 года было объявлено о создании Коалиции демократических сил "За Россию без произвола и коррупции", главной целью которой декларировано участие в ближайших парламентских и президентских выборах. В коалицию вошли четыре демократических движения либерального толка, возглавляемые Борисом Немцовым, Михаилом Касьяновым, Владимиром Рыжковым и Владимиром Миловым. При этом, наиболее яркой фигурой среди перечисленных лидеров выглядит именно Борис Немцов. А, следовательно, от того, с чем появляется на публике именно Борис Немцов, в немалой степени зависят перспективы коалиции в обретении поддержки населения в размерах, достаточных, чтобы создать политическую конкуренцию ныне действующей системе власти. А то, с чем Немцов выступил на этот раз, как представляется, необходимым требованиям вряд ли удовлетворяет. И главное, на что в этой связи хотелось бы остановиться, это еще одна фраза из уже упомянутого выступления на радио "Свобода":

"Поэтому хочется или не хочется Дмитрию Анатольевичу, но все равно с коррупцией в высших эшелонах власти придется разбираться".

Член Федерального политсовета "Солидарности" твердо уяснил для себя, что рыба гниет с головы. Однако явно не принимает во внимание тот факт, что чистят рыбу, тем не менее, всегда с хвоста. Да, действительно, главная претензия российского общества к действующей власти – это всеобъемлющая, всеохватывающая коррупция на всей территории Российской Федерации.  С этой точки зрения, название новой коалиции демократических сил выбрано совершенно правильно. Но правильно так же и то, что именно меры по борьбе с коррупцией могут явиться тем фактором, на котором реально построить политику обретения поддержки населения. Только есть в этом деле такая тонкость, что основная масса населения в повседневной жизни страдает вовсе не от коррупции в высших эшелонах власти, а от коррупции на местах, на уровне низших чинов государственных служащих, на уровне ГАИшников, поспортисток и всяких прочих регистраторов и выдавателей справок и справочек. Коррупция этого уровня, как это не покажется странным, не зависит от уровня коррупции в высших эшелонах власти. Мелкие клерки в столь же массовом порядке обирали население и в советские времена. Сегодня лишь увеличилась массовость и физические размеры поборов. И от того, возбудят ли уголовные дела против Лужкова, не зависит тот факт, продолжат ли паспортиски, регистраторши и секретарши в массовом порядке собирать дань с основной массы российских граждан.

Если некая строительная компания взялась строить жилье для людей, то людей этих, прежде всего, интересует качество построенного жилья, а не детали того, каким образом эта компания выиграла тендер на строительство на данных площадях. Да, на уровне газетных скандалов население бурно реагирует на любые призывы судить и пересажать богатых. Но эти низменные пристрастия играют для людей, главным образом, роль развлекательную. Когда же доходит до реального выбора в пользу того или иного политического движения, когда население превращается в электорат, его (населения) внимание автоматически переключается на повседневные проблемы. И именно этот фактор становится решающим в плане электорального выбора. И за примерами далеко необходимости нет. Толпа с завидным единодушием улюлюкала в поддержку травли Михаила Ходорковского просто по признаку того, что богатый является вором по определению. И та же толпа с тем же единодушием голосовала (и голосует) за режим Путина, который откровенно культивировал Романа Обрамовича, делая его еще более богатым, чем был Ходорковский. Почему? – А, потому, что Путин вернул толпе тот кусок колбасы, который толпа потеряла в 90-е. То есть, улюлюкают по поводу "бей богатых", а голосуют исключительно исходя из повседневного интереса. Поэтому, как представляется, как бы широка не оказалась чисто эмоциональная поддержка толпой новой коалиции демократических сил на основе обещаний расправы с чиновниками высшего властного эшелона, электоральную поддержку население либо по-прежнему окажет нынешнему режиму, либо тому, кто предложит реальную программу избавления населения от ее главной беды – коррупции на уровне нижних чинов государственных служащих, а вовсе не в высшем эшелоне власти. А такой подход связан с проблемами куда более сложными, нежели пересажать часть нынешних чиновников.

Любое общество, как известно, живет в соответствии с тремя видами права – обычное право, гражданское право и уголовное право. Обычное право – это совокупность стихийно возникающих неписаных норм, обычаев. Иными словами, обычное право – это неписаное право, в соответствии с которым протекает повседневная жизнь членов общества. Гражданское и уголовное право – это писаное право, писаные законы, к которым обращаются тогда, когда возникает конфликт, не разрешимый на уровне обычного права. К обычному праву относятся такие категории, как понятия справедливости, порядочности, приличий. Сюда же относятся те или иные формы поведения в данном обществе. В одних культурах неприлично ходить без штанов, а в других культурах неприлично ходить с открытым лицом, и т.д. Очевидно, что, например, какая-то конкретная форма поведения становится нормой обычного права тогда, когда эта норма поведения приобретает характер достаточной массовости. К чему эти рассуждения?

А к тому, что массовость коррупции на уровне мелких государственных служащих достигла сегодня в России такой массовости, что стала обычаем. Иными словами, коррупция на уровне мелких служащих приобрела легитимный характер в пределах обычного права, и, в то же время, стала главным фактором, терроризирующим население со стороны действующего режима. Нет проблемы в том, чтобы пересажать коррумпированных чиновников высшего властного эшелона, поскольку на сотню-другую таких чиновников найдется тысяча-другая оперов и следователей, способных довести эти уголовные дела до суда. Но попробуйте этим же способом справиться с коррупцией на уровне мелких служащих, если число коррупционеров из их числа многократно превышает по численности совокупный личный состав всей правоохранительной системы Российской Федерации.

Немцов говорит о борьбе с коррупцией в среде высшего чиновничества. И Путин с Медведевым тоже говорят о борьбе с коррупцией в среде высшего чиновничества. В чем разница? – Ни в чем. Следовательно, и результат будет таким же, приди коалиция к власти вместо тандема. Население это прекрасно видит и понимает. Следовательно, подобная позиция весьма сомнительна в качестве политической ниши для новой коалиции. А часто ли приходится слышать со стороны тандема о необходимости борьбы с коррупцией в первую очередь именно на уровне мелких служащих? – Очень редко, да и то лишь в слегка затрагивающем режиме. Тандем избегает даже углубляться в эту тему как в силу обозначенных выше причин, так и по причине того, что этим уровнем коррупции поражена в том числе и сама правоохранительная система, т.е. страна не располагает системой для репрессивного способа борьбы с коррупцией это типа. А ведь, еще раз подчеркнем, что именно этот тип коррупции более всего досаждает населению. А, раз так, то, получается, что именно это и есть та политическая ниша, на которой новая демократическая коалиция могла бы добиться реального политического успеха, поскольку на самом деле с коррупцией на уровне мелких служащих справиться можно вполне практически, причем без привлечения правоохранительной системы вообще. Каким образом?

Российские политики и журналисты либерального толка любят к месту и не к месту кивать в сторону США, чаще в последнее время почему-то не к месту. Однако вот вам пример именно американский, причем в данном случае очень даже к месту.

Можно ли в США ускорить процесс получения загранпаспорта (он же общегражданский), дав на лапу паспортистке? – Ни при каких обстоятельствах. Почему, что нет желающих заплатить за ускорение этого процесса? – Есть желающие, полно таких желающих. Тогда, быть может, нет паспортистки, готовой оказать такую услугу за левые наличные, или они боятся это сделать? – Полно паспортисток, готовых взять на лапу и не боятся они ни Бога, ни черта. Так почему же это невозможно? А невозможно это потому, что нет у рядового гражданина физической возможности подать заявление на паспорт и получить этот паспорт иначе, чем по почте. То есть, у американцев нет физической возможности входа в непосредственный контакт с паспортисткой, что бы ей заплатить. На это можно возразить, что, мол, кому надо, тот узнает и имя паспортистки, и адрес, по которому она работает или живет. Верно, кому надо, тот узнает. И даже сможет с этой паспортисткой поговорить. Только вот, паспортистка эта никак не сможет найти заявление на паспорт именно этого заявителя с тем, чтобы вне очереди его оформить. Дело в том, что все заявления на паспорт, поданные по почте поступают в одну-две централизованные конторы, уже будучи запечатанными в обезличенные конверты, маркированные только номерами, и не содержащие ни фамилии, ни адреса заявителя. И номера этого заявитель не знает. Из этого центра в соответствии с порядковым номером конверта, заявления распределяются между конкретным паспортистками, которые осуществляют процессинг. То есть, ни одна паспортистка не имеет доступа в центр, чтобы отобрать для себя те заявления, за которые ей дали на лапу, а может выбирать только из тех конвертов, которые поступили лично к ней. Следовательно, единственным местом, где чисто теоретически можно выбрать из общей кучи нужное заявление, является тот самый центр, куда все эти заявления централизованно поступают. Чисто теоретически да, но практически нет. Поскольку таких заявлений в центральную контору поступают миллионы, а номер своего конверта заявитель не знает, чтобы выбрать нужное заявление клерк должен последовательно вскрывать все эти миллионы заявлений, чтобы найти нужное по фамилии и адресу заявителя, что физически невыполнимо.

Вот и все, задача решена, причем чисто технически и без привлечения правоохранительной системы. Именно этим способом США справились с массовой коррупцией на уровне мелких служащих, которая прежде представляла в этой стране не меньшую проблему, чем в России. Предложите народу избавление от того, что его практически терроризирует в повседневной жизни. И избавьте, но практически, а не на словах, и коалиция получит шанс на политическую конкуренцию с правящим тандемом. Если же от лица коалиции и дальше будут исходить механические повторения тех же обещаний, что исходят и от тандема, да еще и с аргументацией такого качества, которое продемонстрировано в упомянутом выступлении Бориса Немцова, то коалиция останется там же, где есть сегодня, какое бы громкое название она не носила.


Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций