UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/neopredelennost.htm

 

Неопределенность остается...
Илья Трейгер


Итак, 24 сентября на съезде "Единой России" была снята неопределенность относительно кандидата в президенты РФ от правящей партии. Члены тандема решили просто поменяться местами. И не то, чтобы кого-то удивило возвращение В. Путина в президентское кресло, но, тем не менее, журналистское сообщество явно взбудоражено, и в комментариях недостатка не ощущается.

Правда, большая часть комментарий посвящена ничтожеству Д. Медведева, что, по идее, тоже удивления вызывать не должно. По всей видимости, журналистская активность вызвана все же не фактом возвращения Путина в президентское кресло и не фактом политического ничтожества Медведева, а двумя факторами, имеющими явные признаки неожиданности.

Да, никто изначально не сомневался в том, что Владимир Путин, скорее всего, снова вернется на должность президента России. Медведеву же при таком раскладе аналитики отводили самые разные возможные должности, кроме поста премьер-министра. Всерьез о такой возможности речи не вел никто. И не случайно, поскольку, если президентом может быть бутафорская фигура, то премьер-министр – должность практическая, и, следовательно, требующая практических навыков руководства и принятия решений. Лицо, не способное к принятию практических решений, представить себе в этой должности чрезвычайно трудно. Тем не менее, именно это и произошло – на должность будущего премьера Российской Федерации предложен человек, к подобной работе не способный.

Еще более важным в складывающейся ситуации представляется тот факт, что Владимир Путин нарушил собственный принцип внутриполитического поведения. Никогда прежде В. Путин не сообщал о своих политических планах или намерениях заблаговременно, так, чтобы потенциальные заинтересованные стороны имели возможность заранее рассчитать свои планы и действия, касающиеся их собственных интересов в этой связи. На этот раз В. Путин сообщил о своем возврате на должность президента практически за год до предстоящих президентских выборов. И, хотя мало кто из журналистов всерьез комментировал этот момент, именно этот фактор, как представляется, и является наиболее важным моментом в сложившейся ситуации.

Действительно, поскольку Путин всегда и по любому поводу ставил собственное окружение в известность о своих решениях и намерениях в последний момент, оставаясь таким образом хозяином ситуации в глазах возможных недовольных сторон, изменение этого принципа говорит о том, что на этот раз он действовал вынужденно. Иными словами, внутри правящей элиты сложилась ситуация, когда от Путина потребовали определенности, и он (Путин) был вынужден этим требованиям подчиниться. Даже не вникая в подробности возможных тому причин, уже только на основании самого этого факта мы можем с высокой степенью достоверности полагать, что Владимир Путин потерял значительную часть реальной власти внутри политической элиты, обеспечивающей ему эту власть. Однако можно поговорить и о причинах.

Главный принцип Владимира Путина, который обеспечивал и пока еще обеспечивает ему поддержку политической элиты и силовых структур – это, как известно, принцип «своих не сдаем». Принцип красивый, если не вникать в его практическую суть. А по сути, это означает, что взамен на поддержку власти, власть эта отдает силовикам и чиновникам «город» на разграбление, откуда и возникла эта набившая уже оскомину всеобъемлющая коррупция в России. Что такое «откат»? – Это взятка. А что бывает за отказ платить взятку? – Фабрикация уголовного дела с последующим отъемом коммерческой собственности. А какова ответственность за фабрикацию уголовных дел и неправосудные приговоры? – Никакой.

Однако нельзя забывать, что хотя безнаказанность для грабителя и является одним из главных условий такого существования, все же грабитель грабит не ради того, что бы остаться безнаказанным, а ради того, чтобы ограбить. А чтобы ограбить, должно быть то, что можно присвоить. А если нечего стало грабить, то что? – То грабитель потребует от пахана обеспечить ему то, что обещано за поддержку власти. Или другой вариант – грабить есть что, но уходит обещанная безнаказанность. В этом случае, «братва» потребует от пахана обеспечить ту безнаказанность, в обмен за которую они поддерживают его власть. Таким образом, ясно, что подобного рода режим может существовать лишь до того момента, пока чиновничеству и силовикам есть кого и что грабить, и пока власть обеспечивает им безнаказанность за такие действия.

Поскольку после массовой нищеты 90-х основная масса населения страны стабильно поддерживала режим Путина, подобная форма правления вполне себе процветала. Однако последние год-два эта самая масса населения стала заметно меняться. Произошло это, скорее всего, в результате потери чувства реальности чиновничеством и силовиками на местах. В результате, режим начал терять поддержку в основной массе населения. Причем, не Путина население перестало поддерживать, а возникла жесткая ненависть, прежде всего, к силовикам, откровенно крышующим местные банды, и далее к местным чиновникам, у которых стало невозможно добиться реакции на противозаконные действия правоохранительных органов. А отсюда дальше по пирамиде (или по вертикали власти, если угодно) вплоть до непосредственного окружения Путина. И вот факты:

1. Как не бесчинствовали на московских улицах господа с мигалками, но возникла такая форма гражданской самоорганизации, как «Синие ведерки», которая заставил этих господ себя бояться. И стали бояться, не в зависимости от желания или нежелания Владимира Путина – это факт.

2. Как не бесчинствовали и продолжают бесчинствовать крышуемые ментами банды, но в целом ряде российских регионов стали возникать такие формы самоорганизации, как самооборона. Понятно, что попадание информации о таких случаях самым жестким образом пресекается местным властями. И, тем не менее, о двух таких случаях стало известно из прессы. Отсюда можно сделать вывод о том, сколько же таких случаев имеет место на самом деле. А ведь по сути, это означает, что бандиты встретили сопротивление, которого быть не должно было, за что и плачено ментам. Следовательно, к ментам претензии. Но милиция может обеспечить безопасность только со стороны возможного преследования по закону, но на сопротивление граждан ее власть не распространяется. Выходит, что оплаченные «крыши» не выполняют своих обязательств.

3. И, наконец, главное – расправа с несогласными по схеме Ходорковского. По этой самой схеме российские тюрьмы забиты бизнесменами, чья коммерческая собственность отошла к тем, кто инициировал уголовные дела против них. И вот, первый из таких осужденных вышел на свободу – это финансист Алексей Козлов, муж журналистки Ольги Романовой.

Да, Ольга Романова – это женщина с непростым характером и сильной волей, что в существенной степени повлияло на судьбу бизнесмена. Но, вот что, например, сказала по этому поводу Юлия Латынина:

«Еще одна замечательная история на этой неделе случилась. Я поздравляю мою коллегу Ольгу Романову, с которой мы когда-то работали в газете «Сегодня» с освобождением ее мужа, финансиста Алексея Козлова, бывшего партнера сенатора Слуцкера. Очень много писалось на этой неделе, что Козлова освободили благодаря беззаветным усилиям Ольги Романовой. Я действительно снимаю перед Ольгой шляпу. Дай бог каждому такую жену-декабристку. Но должна с огорчением сказать, что та стена, о которую долбилась Ольга, не рухнула бы исключительно из-за ее усилий».

И это совершенно справедливо сказано. Вот, как выразился Юрий Штамов, «этапы большого пути» Алексея Козлова: Милицейская мадам Виноградова, привычно хапнувшая миллионную взятку, московский судья Гайдар на голубом глазу постановивший заказанный ему приговор, егоровский мосгорштамп, пародирующий правосудие. Суд, «независимый» от общественного мнения, здравого смысла и, скажу прямо, норм права, украл у Козлова три года свободы и испохабил ему жизнь. Судейские приговоры – представляли собой решения, после принятия которых тараканы в голове аплодируют стоя. В деле Козлова не были обеспечены базовые принципы состязательности и презумпции невиновности, так как суд занял сторону обвинения и не принял во внимание аргументы защиты, а это грубейшие нарушения уголовно-процессуального законодательства.

Как видим, в деле Алексея Козлова в полной мере просматривается та же схема, по которой расправились с М. Ходорковским и П. Лебедевым. И вот, сообщение:

Верховный суд отменил приговор бизнесмену Алексею Козлову – он был осужден за мошенничество. Дело отправлено на новое рассмотрение, а сам предприниматель выйдет на свободу под подписку о невыезде.
Когда председатель судебной коллегии произнес слова «приговор отменить» в зале послышались аплодисменты, а после фразы «из-под стражи освободить» присутствующие устроили настоящую овацию. В надзорной жалобе защита Алексея Козлова требовала не только отменить существующий приговор – 5 лет лишения свободы – но и вовсе прекратить дело. Однако, оно было отправлено на пересмотр. Супруга бизнесмена, журналист Ольга Романова призналась, что рада такому исходу, потому что теперь появилась возможность добиваться уголовного преследования тех, кто незаконно преследовал ее мужа.

Сколько раз защита Ходорковского и Лебедева подавала кассационные жалобы в Верховный Суд РФ, столько ВС подтверждал неправосудные приговоры в адрес бывших руководителей ЮКОСа. А тут вдруг, тот же самый Верховный Суд отменяет неправосудный приговор против Алексея Козлова, уголовное дело против которого было инициировано сенатором Слуцкером, который и есть один из тех, кто для Путина является «своим». То есть, Верховный Суд открыто ломает практику, установленную режимом Путина в отношении предпринимателей, вошедших в конфликт с власть предержащими, и отменяет неправосудный приговор. Получается, что в лице сенатора Слуцкера Владимир Путин сдал своего. И не просто сдал своего, но сдал в деле, которое по сути своей таково, что способно явиться началом конца функционирования той схемы, по которой правящий режим расправляется с неугодными бизнесменами. Вряд ли Владимир Путин мог пойти на такое из одного лишь желания продемонстрировать либерализацию собственного режима. Скорее всего, внутри властной элиты произошло что-то такое, что шаг за шагом начало лишать Путина рычагов реальной власти. Возникла некая ситуация, когда нацлидер потерял способность обеспечивать своему окружению их интересы. Но когда происходит подобное, то окружение начинает обеспечивать собственные интересы самостоятельно, без оглядки на «пахана». А это, как известно, конец самого пахана, т.е. распад режима в самое ближайшее время может оказаться вполне вероятным.

И в данном случае, крушение режима совсем не обязательно должно выразиться в виде открытого внутридворцового переворота со смещением недавнего лидера, или в виде некоего народного бунта. Вполне возможно фактическое лишение Путина власти с превращением его в чисто бутафорскую фигуру вроде того же Медведева при том, что реальные решения будут принимать теневые фигуры как, например, Владислав Сурков и ему подобные. Почему не одна фигура, а разные?

Потому, что сегодняшняя ситуация показывает, что нынешнее окружение Владимира Путина состоит из людей, с разными интересами и мало заботящихся о стране в целом. А это означает, что как только такое положение возникнет, страна немедленно потеряет централизованную управляемость, что и явится признаком крушения режима. Что-то подобное, хотя и в более карикатурной форме мы наблюдаем сегодня в Ливии, где бывший лидер страны полковник Каддафи вроде как и не смещен, и не свергнут, а продолжает существовать и занимать прежний пост, но страной уже правят совершенно другие люди, а режим Каддафи прекратил свое существование.

В первые дни после выступления Д. Медведева и В. Путина на съезде «Единой России» журналисты почему-то мало внимания уделили именно этому моменту, хотя многие на уровне «печенки», по-видимому, почувствовали возможные грядущие перемены. Вот, например, заявление Бориса Немцова на Втором съезде незарегистрированного ПАРНАСа:

«В этой обстановке оппозиция, включая ПАРНАС, Солидарность и другие движения, должна со всей ответственностью и решительностью быть готовой на фоне крушения воровской власти сделать все, чтобы сохранить страну».

Правильное заявление. Правильное в том смысле, что на фоне крушения политического режима всегда возможен период фактического безвластия, чреватый в том числе и кровопролитием. В такие моменты страна действительно нуждается в политической силе, способной взять власть с стране на себя. Другой вопрос, является ли ПАРНАС этой силой, вернее, готово ли население наделить движение Немцова этим доверием?..

Copyright©2011 UNIPRESS