Russian America Top
RA TOP


UNIPRESS/Colorado Russian World


   В США
Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 
О чем сказал Биньямин Нетаньягу?..
Илья Трейгер


Мир на разные лады комментирует нашумевшую речь израильского премьера, позвучавшую 14 июня. С точки зрения одних аналитиков, это слова позора о "двух государствах" в целях усладить уши в Вашингтоне. С точки зрения других – все с точностью до наоборот. И все эти анализы, к сожалению, грешат делением мира на черное и белое, без полутонов, а, следовательно, извлечь истину из таких материалов достаточно трудно.

Отдельно хотелось бы с сожалением сказать о феномене Авигдора Эскина. Две аналитические статьи этого автора по поводу упомянутой речи израильского лидера можно прочитать на его официальном сайте.

При всем уважении к А. Эскину как к личности, нельзя не отметить, что в основу обоих материалов положен постулат о том, что либералы – это однозначно враги, предатели Израиля, а консерваторы – столь же однозначно являются держателями истины. Почему? А, без почему. Вот так, и все. Потому, что так считают консерваторы. И весь текст обоих материалов фактически посвящен доказательству этой истины – либералы враги Израиля. А отсюда и качество материалов, которые являют собой скорее пропаганду отдельно взятой конкретной идеологической позиции, а не анализ политического события.

Нельзя так же не отметить тот факт, что данная позиция характерна так же и для той же категории людей, евреев из бывшего СССР, живущих не только в Израиле, но и в США. Значительная часть этого иммигрантского слоя с завидным упорством недоуменно пожимает плечами в адрес своих соотечественников, поддерживающих американских демократов. Мол, непонятно, зачем они выбрали Америку, если поддерживают демократов? Как бы, по умолчанию предлагается постулат, что американские демократы – это враги Америки, и лишь представители республиканской идеологии являются держателями истины в последней инстанции. И на вопрос, почему неизменно вслух или молча, но следует один и тот же ответ – без почему. При этом право на противоположное мнение агрессивно отрицается, а любые попытки возражения приводят к переходу на личности вплоть до разрыва чисто личных, нередко продолжительных дружеских отношений. Со стороны же меньшей части евреев из бывшего СССР, тяготеющих к демократической идеологии в США подобная нетерпимость к противоположному мнению практически вообще не встречается. И как-то выпадает из внимания тот факт, что республиканские и демократические администрации в Америке сменяют друг друга с неизменной регулярностью. То есть, попеременно то за тех, то за других голосует более половины активных избирателей США. Получается, что в любой момент времени врагами Америки является в среднем половина населения страны. Невольно хочется недоуменно пожать плечами в адрес "русских" консерваторов, а не ошиблись ли именно они, выбрав для иммиграции страну, не являющуюся ни однозначно республиканской, ни однозначно демократической и не привыкшей, вообще говоря, к жесткой нетерпимости по отношению к людям, придерживающимся иной политической ориентации?

Именно этот феномен, как видится, и представляет Авигдор Эскин, только на израильской территории. Но аналитические статьи, в основу которых положен постулат, предлагающийся к безоговорочному принятию по умолчанию без всяких почему, вряд ли имеет смысл использовать в качестве аналитики. Поэтому давайте попробуем все же разобраться:

О чем сказал Нетаньягу на основании того, что он говорил. Кому и что он этой речью показал на основании реакции на эту речь соответствующих заинтересованных сторон. И сделал ли это израильских премьер случайно, или мы в лице Нетаньягу имеем дело с действительно талантливым политиком на основании логической связи между теми событиями, которые предшествовали этой речи, и теми, которые произошли после знаменательного воскресенья.

***

Выступление Биньямина Нетаньягу, как известно, прозвучало в ответ на нашумевшую речь американского президента в Каире, где Обама во главу угла решения палестино-израильского конфликта поставил далеко не новый принцип двух государств для двух народов при условии взаимного признания сторонами права на существование друг друга. Прямо на это израильский премьер и ответил, что он поддерживает идею создания демилитаризованного Палестинского государства, четко обозначив при этом условия, на которых Израиль готов на это пойти:

1. Международные гарантии того, что Палестинское государство не будет располагать военными возможностями, угрожающими безопасности Израиля.

2. Палестинское руководство должно признать Израиль исторической родиной еврейского народа.

Мы нередко произносим слово "здравствуйте" чисто из вежливости, в том числе, и по отношению к людям, которым вовсе не желаем добра, т.е. забывая истинный смыл этого слова. По-видимому, так же по привычке президент Обама произнес и это свое "два государства для двух народов", упустив из виду смыл этой формулировки. Ничего другого не сделал Биньямин Нетаньягу, кроме того, что напомнил смысл этого лозунга. Если для двух народов, то для каких? Один народ – это евреи. А второй народ – это палестинские арабы. И вот это простое напоминание о смысле предложенного и сыграло свою решающую роль.

На заявление Нетаньягу о двух государствах незамедлительно последовала реакция второй заинтересованной стороны. Президент Палестинской администрации Махмуд Аббас отверг эти требования, сообщает "Голос Америки" 14 июня. Его правительство настаивает на праве палестинских беженцев, покинувших территорию нынешнего Израиля во время войны за независимость, и миллионов их потомков возвращения в места бывшего проживания. Еще раз вернемся к смыслу упомянутой формулировки – одно государство для еврейского народа, а второе государство для арабского народа Палестины. Возвращение же палестинских беженцев и их потомков предлагается конкретно на территорию государства Израиль, но не на территорию будущего государства народа Палестины. А количество этих беженцев вместе с их потомками значительно превышает нынешнее население Израиля, причем вместе с уже проживающими там арабами. Так для какого народа предлагается второе государство, коль еврейским оно при условии возвращения беженцев быть уж никак не может? Вот это и показал израильский лидер американскому президенту. Фактически он спровоцировал палестинскую сторону открыто выступить против предлагаемого американской стороной принципа "два государства для двух народов". И теперь, получается, что для практического претворения в жизнь ближневосточной политики новой американской администрации президенту США остается всего-навсего... "уговорить поручика". Вот, пусть он, американский президент и уговаривает. Он предложил, его и проблема. А за Израилем дело не станет... Иными словами, Биньямин Нетаньягу поставил президента Обаму перед фактом принципиальной невыполнимости этого плана. Причем, невыполнимости не по причине строптивости Израиля, а в силу неприятия такого решения именно палестинской стороной. И если уж принять предположение о том, что речь Нетаньягу только к тому и сводится, чтобы "усладить уши Вашингтона", дабы оттянуть разрыв с американским покровителем, то не тем, что он, якобы, соглашается с принципом "два государства для двух народов", как это следует из анализа А. Эскина, а как раз тем, что главным препятствием воплощению этого плана является палестинская сторона, а не израильская. И этот факт позволяет Израилю не просто кратковременно оттянуть возможный разрыв с США, но отсрочить его на неопределенно длительный срок, возможно, достаточный для обеспечения дальнейшего существования страны в самостоятельном режиме.

Случайно ли так удачно все получилось у Биньямина Нетаньягу или он намеренно построил свою речь с расчетом на запланированный результат? Если верно последнее, мы в лице израильского премьера имеем действительно талантливого политика. Давайте попробуем понять, так ли это...

Свой нынешний план ближневосточного урегулирования американский президент изложил Нетаньягу задолго до своей каирской речи, во время визита израильского премьера в США. Именно после этого визита израильский лидер впервые открыто выступил с неприятием американского ближневосточного плана. А после каирской речи вдруг, как бы, стал послушным, однако поставил главу американской администрации перед фактом необходимости либо полного пересмотра ближневосточной политики, либо затяжного и вряд ли впоследствии успешного переговорного процесса с руководством Палестинской Автономии. По-видимому, какие-то события имели место до речи Нетаньягу 14 июня.

Как сообщает 8 июня NEWSru.com, глава израильского МИД назначен руководителем группы по развитию стратегического диалога с Россией.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху назначил главу МИД Авигдора Либермана руководителем рабочей группы по развитию стратегического диалога с Россией. Как сообщила пресс-служба правительства, решение о создании этого органа кабинет министров принял на воскресном, 7 июня, заседании.

Премьер на заседании подчеркнул, что "связи Израиля с Россией в последнее время расширяются, и это отвечает нашим интересам в международной политике", передает ИТАР-ТАСС.

"С момента падения СССР Россия занимает все более важную позицию на мировой политической арене, более миллиона израильских граждан сохраняют тесные связи с Россией по сей день", - отметил Нетаньяху.

"В то же время в наших отношениях с Россией присутствуют сложные моменты, и это в том числе послужило поводом для принятия решения о создании рабочей группы", - добавил он.

Либерман неоднократно выступал за выведение отношений с Россией на уровень стратегического диалога, включающего экономическое и политическое направления. 2-4 июня он посетил с визитом Москву.

Итак, как создание группы по развитию стратегического диалога с Россией, так и назначение Авигдора Либермана ее главой произошло после возвращения главы израильского МИД из Москвы. Следовательно, о чем-то таком очень для Израиля важном Либерман с Москвой явно договорился. О чем, интересно?.. Да, и о каком таком стратегическом партнерстве с Россией ведет речь А. Либерман в то время, как Россия поддерживает палестинскую строну против Израиля. Здесь впору толковать о стратегическом противостоянии, а не о партнерстве. Впрочем, Россия ведь поддерживает ПА против Израиля исключительно в пику США, поскольку Израиль является стратегическим партнером Вашингтона в данном регионе. Однако если Израиль становится стратегическим партнером России, то уже поддержка Израиля становится инструментом противостояния Москвы Вашингтону, а поддержка Палестинской Автономии для российского руководства лишается какого-либо смысла. Логика есть, но для этого Израиль должен договориться с Россией о чем-то таком, что весьма и весьма интересно Кремлю. Неужели Либерман-таки додумался до чего-то нестандартного?!..

Что ж, посмотрим, что писала пресса об этом визите Авигдора Либермана в Москву:

Глава МИД Израиля добрался до Путина и рассказал ему о еврейских корнях Пушкина, сообщает NEWSru.com 2 июня.

Вице-премьер Израиля, глава МИД этой страны Авигдор Либерман и делегация под его руководством прибыли в Санкт-Петербург, где встретились с премьер-министром Владимиром Путиным. До того израильтяне пообщались с главой МИД Сергеем Лавровым и с президентом Дмитрием Медведевым. Все эти встречи проходили в весьма дружелюбном ключе. Острые вопросы - такие, как поддержка Москвой террористической организации "Хамас", - не обсуждались.

С шутками прошла и встреча с премьером. В частности, как передает ИТАР-ТАСС, в какой-то момент Авигдор Либерман признался: "невозможно отмахнуться от того багажа, той истории, которую привнесли бывшие советские граждане, и от того вклада, который они сделали в строительство государства Израиль". Он сказал, что отношения стран уникальны и поделился мыслями от просмотра российского телевидения.

"Посмотрел перед сном, как празднуют в России юбилей Пушкина, - рассказал Либерман. - Должен сказать, что в Израиле его отмечают более внушительно, гораздо больше мерпориятий и гораздо серьезнее. Мы решили, что Пушкин все-таки корни эфиопского еврея имеет", - пошутил глава МИД. "Это у вас ностальгия", - не растерялся Путин.

Россия и Израиль должны искать новые направления двустороннего сотрудничества, заявил Владимир Путин на встрече с Авигдором Либерманом

"Товарооборот в прошлом году составил почти 3 млрд долларов, он может быть очень небольшой, но рост был очень хороший, в этом году снижение в связи с мировым кризисом. И мы должны сделать все, чтобы минимизировать негативные последствия кризиса и найти в современных условиях новые направления сотрудничества, - сказал он. - Я имею ввиду то, что предложил президент Израиля Шимон Перес, в частности, фонд высоких технологий".

"Легче всего найти прямые контакты со своими бывшими коллегами, работать на перспективу", - считает Путин. Среди таких направлений он назвал нанотехнологии и космос. "Мы давно осуществляем пуски ракет в интересах Израиля, есть много интересных направлений взаимодействия в энергетике и не только планы по газоснабжению Израиля, - продолжил российский премьер. - По данным наших экспертов, к 2015 году потребность Израиля в природном газе может увеличиться в разы, раз в 8". При этом, как считает Путин, "есть и другие направления в энергетике - это энергосбережения и так далее".

Приветствуя израильскую делегацию в Санкт- Петербурге, Владимир Путин сразу предложил вести переговоры на русском языке. "Надеюсь, что обойдемся без переводчика, - сказал он. - Я рад, что на такие высокие должности в Израиле назначаются люди, которые не понаслышке знают, что такое наша страна". По мнению российского премьера, "это является и дополнительным стимулом выстраивать отношения в духе дружбы, взаимодействия, стремления к решению региональных проблем, к развитию в гуманитарной и экономической сферах".

Итак, если опустить шутки и взаимные комплименты, "сухой остаток" беседы сводится к двум моментам: 1. Тема поддержки ХАМАСа не затрагивалась. 2. Российский премьер недвусмысленно затронул тему высоких технологий. Получается, что какие-то общие интересы у России и Израиля проявились в области высоких технологий. Но может ли эта тема служить основой стратегического партнерства между двумя странами?

Вполне возможно, что может. Собственно, это главная проблема российской экономики. Не потому Россия сидит на нефтяной игле, что российскому руководству так нравится. Россия попросту не способна конкурировать на мировых рынках в иных отраслях из-за фатального технологического отставания. Реальное восстановление статуса мировой супердержавы для России невозможно без радикального технологического прорыва. Но доступ к современным технологиям лежит прямо или косвенно через США, которые являются главным соперником Кремля на поле мирового влияния. Отсюда и отказ отмены поправки Джексона-Вэника, хотя формальной причины для сохранения действий этой поправки в отношении России нет уже почти 20 лет. Отсюда и столь трудный проход в ВТО, и многое другое. Есть серьезные проблемы и с российской стороны. Доступа к современным технологиям невозможно получить без вступления России в ВТО. Однако для сегодняшних российских экономических отраслей вступление страны в эту организацию смерти подобно, особенно если это вступление совпадает с нынешним экономическим кризисом. Весь российский автопром, например, тут же прекратит свое существование. Примерно такая же участь постигнет и сельское хозяйство. Практически разорятся и другие отрасли народного хозяйства. Получается заколдованный круг – и без радикального технологического прорыва ничего не получается, и вступление в ВТО грозит российской экономике смертью. Ситуация сложилась очень серьезная, и выхода из нее не видно.

Есть, однако, во всем этом некая тонкость. И заключается эта тонкость в том, что США, хотя по-прежнему и являются держателем современных технологий, но в настоящее время не являются более их основным разработчиком. На сегодняшний день американский технологический рынок базируется главным образом на разработках других стран, Америка же превратилась лишь во внедрителя иностранных разработок. И одним из таких поставщиков технологий на мировой рынок является как раз Израиль.

Как реакция на последние заявления президента Обамы по поводу новой политики ближневосточного урегулирования, в израильском Интернете прошли несколько высказываний на тему того, что, мол, зря говорят, что израильская экономика не может существовать без американских финансовых вливаний. Это неправда, поскольку американцы просто так денег не дают. Если Америка вкладывает цент, то непременно получит в ответ полноценный доллар, и, следовательно, никуда США от Израиля не денутся. И если бы Израиль не был в состоянии существовать без Америки, то его экономика не вошла бы в десятку мировых экономик, хотя она и существует на американские деньги.

Очень все правильно сказано в этих публикациях. Да, если Америка вкладывает цент, то непременно получит полноценный доллар. Только вот, цент этот Америка только до той поры и вкладывает, пока доллар на нем зарабатывает, т.е. пока Израиль обеспечивает американские интересы в регионе. Но как только Вашингтон этот самый доллар получать перестанет, не видать Израилю и этого цента. А, следовательно, очень даже Америка от Израиля денется, и достаточно далеко. И в этой связи сразу возникает естественный вопрос – а сможет ли Израиль самостоятельно существовать тотчас после того, как американский цент перестанет поступать в страну, что очень реально при нынешнем развитии отношений между Иерусалимом и Вашингтоном? И ответ на этот вопрос, к сожалению, очевиден.

Чтобы самостоятельно существовать Израиль должен из поставщика технологий на экспорт превратиться еще и в страну, использующую собственные технологии для производства продукта, что, кстати, вовсе не обусловливает отказ от продолжения экспорта технологий. А чтобы это осуществить, нужна относительно дешевая рабочая сила, особенно это важно для момента запуска процесса перестройки экономической системы. Где взять эту рабочую силу? – На палестинских территориях, разумеется, где население практически не имеет работы. Однако сегодня палестинцы работать не готовы, поскольку им платят за террористические акции против Израиля. Работать они будут готовы только тогда, когда потеряют такую профессию, как профессия боевика. И воюет Палестинская Автономия, нельзя забывать, в немалой степени и благодаря российской поддержке. Вот и получается, что в результате стратегического партнерства с Израилем Россия, с одной стороны, получает доступ к современным технологиям в обход и США, и ВТО. А, с другой стороны, для Москвы теряет смысл дальнейшая поддержка таких структур как ХАМАС и даже более того, Кремль становится заинтересован в том, чтобы палестинцы воевать против Израиля перестали. Таким образом, Израиль, во-первых, получает нового покупателя на технологические разработки, и, во-вторых, получает реальную возможность, если не решить палестинский вопрос радикально, то, по меньшей мере, свести его к режиму мирной жизни и тем самым построить независимый тип экономики.

Красивая сказка, не правда ли? Только вот ведь вопрос, а насколько достоверно предположение о том, что заявление А. Либермана о построении стратегического партнерства с Россией наполнено именно тем содержанием, которое мы здесь предположили? Откуда следует, что российское руководство действительно рассматривает технологический прорыв в качестве приоритетной задачи в то время, как нефть снова начала расти в цене? А вот, пожалуйста, событие, произошедшее уже после этой нашумевшей речи Биньямина Нетаньягу:

Медведев назвал пять направлений, в которых России нужен технологический прорыв, сообщает NEWSru.com июня.

Президент Дмитрий Медведев рассказал, в каких сферах России необходимо в ближайшее время совершить технологический прорыв. В ходе первого заседания комиссии по модернизации и техническому развитию экономики он выделил пять важнейших сфер для модернизации, сообщает ИТАР-ТАСС.

Первое из выделенных президентом направлений - это энергоэффективность и энергосбережение, второе - ядерные технологии, третье - космические технологии, четвертое - медицинские технологии, пятое - стратегические информационные технологии.

Итак, четыре из пяти перечисленных Медведевым направлений прямо совпадают с направлениями, по которым Израиль входит в группу мировых лидеров. Совпадение? Ну, конечно же, причем, совершенно случайное. А вот, кстати, еще одно совпадение и тоже совершенно случайное – комиссия по модернизации и техническому развитию экономики была создана еще в мае. NEWSru.com сообщал об этом 21 мая. А первое заседание этой комиссии под председательством президента Медведева состоялось 18 июня, не четвертый день после программной речи премьер-министра Израиля. Вот, сами и судите, если между этими событиями прямая связь, или все это лишь цепь случайных происшествий.

Если же приведенные события связаны между собой именно тем содержанием, которое мы здесь предположили, то Израилю как воздух требуется выигрыш во времени, и, следовательно, немедленный разрыв с США Иерусалиму явно не нужен. И что мы видим в этой связи? – Мы видим, как Биньямин Нетаньягу блестяще, легким движением плеча переводит стрелки "двух государств для двух народов" с себя на Палестинскую Автономию, поставив Вашингтон перед фактом необходимости тратить теперь силы и время на то, чтобы "уговорить поручика".

И что, в этой связи, нынешнее Израильское руководство по-прежнему выглядит лишь кучкой либералов-предателей, как это следует из материалов А. Эскина, или все же здесь что-то другое, и в лице Биньямина Нетаньягу представлен не просто "позор, пытающийся усладить уши Вашингтона", но нечто большее?..

Обратная связь