UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/nigeria.htm

 

Неформальная экономика как альтернатива
Михаэль Дорфман


Половина рабочих в мире работает в сферах и местах, которые никем не зарегистрированы и не облагаются налогами. Объём такой неформальной экономики в мире оценивается в 10 триллионов долларов (10.000.000.000.000). Название «неформальная» куда точней передаёт происходящее, чем «подпольная», потому что речь идёт, в основном, о совершенно законной деятельности, которая просто не зарегистрирована. Это не контрабанда наркотиков, оружия или людей, а покупка, продажа, изготовление и транспортировка вещей и услуг, процветающая в основном в развивающихся странах и странах бывшего социалистического лагеря. С ростом мирового кризиса неформальная экономика приходит и в так называемый Западный мир. Возможно, она несёт и некоторые рецепты новой экономики, зарождающейся после неизбежного краха пост-индустриального потребительского капитализма.

Голь на выдумки хитра

Столица Нигерии Лагос имеет страшную репутацию в туристических кругах. Вместе с тем, это замечательный город. Лагос, в каком-то смысле, — осуществлённая утопия свободно-рыночного капитализма. Я впервые попал туда ещё в самом начале 1980-х по делам, связанным с израильскими строительными фирмами. Позже я бывал в Лагосе ещё несколько раз, и каждый раз город всё больше увлекал меня своей совершенно необычайной энергией, своей гиперизобретательностью, своей предприимчивостью, своим истинно капиталистическим, базарным духом, который давно утратили Париж, Лондон или Нью-Йорк.

Вообще-то, Лагос очень похож на Москву, какой она была в 1991-1992 годах. Здесь каждый торгует, крутится в каком-то бизнесе. Только в Лагосе всё более долгосрочное и оптимистичное, чем это было в Москве. Даже уличные торговцы хамят куда веселей московских. Считается, что в Лагосе около 80% всей рабочей силы заняты в неформальной экономике. Каждый имеет какой-то гешефт: от копающегося в мусоре на обочине шоссе и до крупных фирм, от продавцов фруктов на улице до больших корпораций мобильной связи, оперирующих через сеть небольших разборных киосков. Такие киоски из куска фанеры и зонтика стоят повсюду в Лагосе, на обочинах шоссе, на углах улиц. Через них осуществляется практически весь бизнес мобильной связи в стране. Большинство таких фирм ведут дела неформально, нигде не зарегистрированы и не платят никаких налогов. То же самое с электроникой.

На улицах Лагоса представлены все мировые бренды. Большинство – фальшивые. В Лагосе – крупнейший рынок электроники, обслуживающий всю Западную Африку. Люди приезжают отовсюду, чтобы купить здесь электронику. Дилеры и импортёры завозят сюда огромное количество товара – в основном, прямо из Китая, где сегодня производится большинство мировой электроники.

Для чужого это может показаться пугающим, когда постоянно хватают за руку, пытаются затащить в ближайший киоск, выяснить, что ты хочешь купить. Даже мне, прошедшему закалку львовским трамваем в детстве и рынками в Газе, Каире и Александрии в молодости, хождение по Лагосу поначалу было довольно неуютно. Хотя в поведении торговцев нет никакого насилия. Поведение их вовсе не угрожающее, просто они хотят вам что-нибудь продать. Тут всегда можно сказать «нет», и от вас отстанут. Просто они видят, что вы ходите туда-сюда, и они хотят заключить с вами сделку, выяснить, что вам надо и продать вам это.

Если не боишься людей, то от хождения по таким местам можно получать удовольствие. Я даже набрёл на интернет-кафе, где в задней комнате сидели десятки людей и рассылали печально известный нигерийский компьютерный спам. В другом компьютерном магазине я нашёл целый цех, где отправляли спам! Люди часами делали «копипаст» и посылали по электронной почте письма с предложениями финансовых афер. Это была их работа. На местном сленге это называется «419», по номеру статьи в местном уголовном кодексе, позволяющем иностранцам владеть счетами в нигерийских банках, которые нельзя заводить нигерийцам. Хорошо, что меня предупредили о необходимости очищать компьютерный кэш. Иначе здесь скопируют электронные адреса и вообще любое движение в компьютере. Отправляясь в Нигерию, лучше завести особые почтовые адреса. И всё равно меня несколько раз завалило спамом, когда после выхода из системы я забывал вычистить кэш компьютерной памяти и убрать все куки, которые мне навязчиво пытались подсадить.

Сеть компьютерных центров плотно покрывает весь Лагос. Это довольно странно для города, который не имеет стабильной и надёжной сети электроснабжения. Электроснабжение в городе поддерживается десятками тысяч дизельных генераторов, которые тоже нелегально завезены в страну и являются частью неформальной экономики. Вся эта огромная экономика не платит налогов. Прямо – мечта либертарианских философов и адептов свободного рынка! Не то чтобы нигерийское правительство не имеет ко всему этому отношения. Любой, кто импортирует что-то в Нигерию, должен зарегистрироваться в Нигерийской корпоративной комиссии. Однако тут множество трюков – от взяточничества и подделки таможенных деклараций до обычной контрабанды. Огромное количество товаров, особенно поддельных – скажем, пиратские мобильники «Nokia» или стерeoприёмники «Panasonic» – разгружают в порту Котоны в соседнем Бенине, и оттуда уже транспортируют в Лагос.

Теневая сторона теневой экономики

Нигерия – богатая нефтедобывающая страна, пятая по нефтедобыче, и нигерийские власти купаются в деньгах. Власти там независимы от общества, и им нечего беспокоиться о налогах и недоимках. В государственной системе полно дыр, которые используют нелегальные торговцы. В Нигерию ежемесячно поступает огромное количество нелегальных контейнеров с товаром, который расходится по всему региону. Товар этот в основном законный, просто он идёт мимо таможни и налоговых органов, нигде не регистрируется и не проходит по документам.

Многие торговцы были бы рады участвовать в легальной экономике, но у них попросту нет для этого экономических возможностей. Люди вынуждены как-то жить, и где могут – они используют свои инстинкты предприимчивости. Во многих случаях это возможно потому, что правительство просто не может или не хочет регулировать коммерцию, как это делается в других местах. Интересно, что в Нигерии неформальная экономика исполняет некоторые основные функции инфраструктуры. Правительству здесь просто не до этого. Неформальная экономика, например, снабжает страну питьевой водой. В Лагосе нет не только муниципальной системы водоснабжения, но и водопровода, по сути, нет. Богатые люди могут позволить себе выкопать глубокую скважину у себя во дворе, купить помпу и качать воду для своих нужд, фильтровать её и пить. Бедное большинство людей вынуждено покупать воду. Речь идёт не о маленькой деревне, а о 12-миллионном городе, 25-м по численности своего населения в мире.

Там, где власти махнули рукой, свободный рынок по-своему взялся за водоснабжение населения. В старину воду развозили в бочках. Сейчас её продают в закрытых пластиковых пакетиках на всех углах. Это называется «чистой водой» и за пять нейро (3-4 цента) можно купить полулитровый пакет. Здесь это – основной, а для многих единственный способ получить питьевую воду. Система была разработана и внедрена в неформальном порядке. И тогда правительство нашло довольно эффективный способ, чтобы обеспечить качество питьевой воды. Власти не заставляли фирмы полностью формализовать свою деятельность, или полностью платить налоги, или полностью соблюдать все законы. В нигерийской санинспекции NAFDAC придумали систему проверки и обеспечения качества воды. Это был чрезвычайно успешный план, который действительно гарантировал, что вода будет неопасной для людей. В то же время система не вмешивалась в то, на каком основании действуют предприятия, производящие пакетики с водой. Совсем неагрессивное государственное вмешательство, которое не уничтожило неформальный рынок, а поддержало его и даже улучшило.

Разумеется, такая система работает, однако у теневой экономики есть огромные недостатки. Нигерийцы покупают эти мешки с водой, откусывают уголок, пьют воду, бросают мешочек. Что дальше? В городе ведь нет и нормальной системы сбора мусора. Нет и хорошей канализации. Миллионы мешочков, забивая существующие отстойники и реки, создают огромную экологическую проблему, до которой нет дела нигерийским властям, а тем более – свободному рынку. Ухудшение качества среды обитания происходит, конечно, не только от мешочков. Десятки тысяч генераторов выбрасывают в воздух огромное количество выхлопных газов. К этому добавляются выхлопные газы от миллиона моторикш – почти единственного общественного транспорта в мегаполисе. Их двухтактные двигатели – чрезвычайно шумные и грязные. Кроме того, в Лагосе около миллиона нелицензированных моторикш. Они производят все виды загрязнения. Правительство пыталось пустить автобусы-экспрессы, но они не прижились.

Хитрости разных народов

Пример Нигерии – не единственный. Хорошо понять ситуацию с неформальной экономикой позволяет замечательная книга Роберта Ньювирта «Хитрости разных народов. Рост неформальной глобальной экономики».Ньювирт работал во многих странах Третьего мира. Для написания книги он также интервьюировал старших чиновников в развитых странах и международных организациях.

В развитых странах доля неформальной экономики тоже немалая. В США –  самый низкий процент неформальный экономики – всего 8-9% от ВВП, однако, учитывая размеры американской экономики – это около триллиона долларов в год. После начала экономического кризиса многие американцы начали всё больше проявлять инициативу, делать домашнее вино, печь хлеб, продавать что-то на фермерских рынках. Люди стоят на неформальных биржах труда на автостоянках, чтобы подрядиться на подённую работу. Стихийно возникли «рынки труда» около больших магазинов, торгующих стройматериалами для дома. Иногда это – от нужды, а иногда от того, что люди просто не согласны считать милостью то, что корпорации их эксплуатируют.

В Америке всегда существовала неформальная экономика. Эпос почти всех крупных фирм содержит рассказ об основателе, который начинал с розничной торговли или мелкого ремонта. Известна цитата из «Крёстного отца», что «никакой бизнес не начинался без правонарушения». И это, как правило, верно не в уголовном смысле, а в гражданском. Вопрос лишь, насколько свободно-рыночная корпоративная модель сможет сосуществовать с микроэкономикой. Корпоративный капитализм всё больше становится похож на советскую власть и в отношении к неформальному предпринимательству. Ведь рынок от борьбы за клиента перешёл в сферу законодательства, где разные бизнес-группы борются за благосклонность политиков. Политический процесс тоже ушёл от борьбы за избирателя к борьбе за спонсорство Большого Бизнеса. В американской политике заправляют лоббисты.

На встрече с читателями в декабре в Нью-Йорке Ньювирт сказал, что правительства хорошо осведомлены о существовании неформальной экономики, но просто не знают, что с этим всем делать. Десятки, даже сотни миллионов людей во всём мире заняты в неформальной экономике. Так или иначе, неформальную экономику терпят везде. Мелкие частники, хотя и производят большинство рабочих мест, но являются париями в любой бизнес-системе развитого мира. Там давно всё застолблено и поделено между правительствами, Большим Бизнесом и профсоюзами. Микроэкономика, тем более – неформальная экономика – попросту не может позволить себе иметь лоббистов. Однако, когда корпоративный капитализм, который всё больше напоминает закрытый клуб, а не базар, потерпит крах, некоторые лучшие наработки и традиции неформальной экономики можно будет использовать для создания экономики нового типа.

 

 

Copyright©2011 UNIPRESS