Russian America Top
RA TOP

UNIPRESS/Colorado Russian World

   В США
Copyright©2006 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Здравый смысл
Илья Трейгер

Барак Обама: на подходе - новая экономическая стратегия, сообщает 31 января "Голос Америки".

Президент Обама в своем еженедельном субботнем обращении сообщил слушателям «хорошие» и «плохие» новости об экономическом кризисе в США.
С одной стороны, по его словам, американцы переживают «беспрецедентные экономические потрясения». В подтверждение он привел новый отчет, согласно которому к концу прошлого года экономика сократилась почти на 4%.
С другой стороны, он отметил, что его администрация разрабатывает новые подходы для поддержки финансового сектора. Барак Обама не сообщил никаких подробностей нового плана, но обещал, что министр финансов Тимоти Гейтнер вскоре обнародует новую стратегию, которая должна привести к высвобождению кредитных потоков и предоставлению кредитов семьям и бизнесам.
Он вновь призвал Сенат принять пакет мер по стимулированию экономики, который должен привести к созданию трех миллионов рабочих мест в течение последующих нескольких лет.
Предлагаемый план стимулирования экономики, который будет стоить 800 миллиардов долларов, был принят Палатой представителей Конгресса США в начале этой недели.

***

Что касается этих 800 миллиардов долларов, то об этом мы уже знаем, и конкретно этот пункт антикризисной программы можно назвать новостью, скорее, плохой, чем хорошей. Во-первых, потому, что при нынешнем уровне бюджетного дефицита это означает 800 миллиардов не реальных денег, а "нарисованных". А, во-вторых, это означает, что рабочие места, потерянные в течение одного года, скорее всего, не удастся восстановить ранее, чем через три года. Однако очевино, что мера эта совершенно необходима и сделать это финансовое вливание следует непременно, пусть даже и "нарисованными" деньгами.

Куда больший интерес представляют те самые подробности новой экономической стратегии, в которые Обама пока вдаваться не стал. И в чем, собственно, может быть суть этой самой новой американской экономической стратегии. В принципе, мы не можем об этом узнать ранее, чем сам Обама обнародует эти детали и эту стратегию. А президент, соответственно, не обнародует эту информацию, пока экономическая стратегия не будет окончательно сформирована. Впрочем, не исключено, что известный российский журналист Леонид Радзиховский в какой-то степени приоткрыл эту тайну в своем "Особом мнении" на "Эхо Москвы" 23 января. Вот, что конкретно по этому поводу сказал Л. Радзиховский:

"И последнее про Обаму – о нем много трещат, а я читал его программу, кстати. И в ней есть интереснейшие пункты, о которых он «ни гу-гу» не заикнулся во время своей речи – скрывает от народа и от нашего…

А пункт вот какой – как бороться с кризисом. И я об этом узнал, между прочим, когда читал заседание нашей Академии наук. Оказывается, г-н Обама сказал, что есть, вообще говоря, две стратегии борьбы с кризисом. Первая – реиндустриализация. Ведь значительная часть производств выведена из Америки в Китай, и другие страны – вернуть производство, реиндустриализация. Так вот Обама не сторонник этого плана. Он сторонник того, чтобы продолжать движение в том направлении, в котором движется США. А именно – ставка не на индустрию – ни шагу назад – ставка только на «хай-тек», - вперед и вперед. Боле того. Проработаны конкретные направления того движения «хай-тека», которые им кажутся наиболее важными, и которые вытянут, по их мнению, американскую телегу, а вслед за ней, естественно, и всю мировую телегу, вперед. Это такая сложная комбинация молекулярной биологии, нанотехнологий и когнитивной науки. То есть, это то направление – вот эта тройная комбинация - еще раз: молекулярная биология, нанотехнологии и когнитивная наука, - туда входит когнитивная психология и целый ряд вещей, связанных с компьютерами, физикой, и так далее, - это мотор, как они видят сегодня, специалисты американские, - мотор «хай-тека», который потянет вперед США. Это до такой степени день и ночь - просто день и ночь с теми проблемами, о которых мы пищим, что это просто производит впечатление".

Возможно, что это и производит впечатление в сравнении с теми проблемами, которые стоят перед российской национальной экономикой. Если же смотреть с точки зрения экономики вообще, то, надо признаться, подобная схема особого впечатления не производит. Или производит, но лишь в сравнении с нелогичными действиями, которые мы привыкли видеть со стороны предыдущей администрации.

Прежде всего, следует сказать о реиндустриализации. Обама действительно отказался от этого пути, но вовсе не в силу, якобы присущей ему идеологической позиции "ни шагу назад", а потому, что осуществление реиндустриализации в США путем возврата рабочих мест на территорию Америки оказалась невозможной. Еще до инаугурации состоялось рабочее совещание вновь избранного президента и глав крупнейших американских корпораций, где поднимался вопрос возврата рабочих мест из-за границы в Америку. На это корпорации ответили дружным НЕТ. Даже не вдаваясь в причины этого НЕТ, даже если причиной такого отказа послужило банальное "не хочу", реиндустриализация страны таким путем уже стала физически невозможной, поскольку нет в США такой силы, которая могла бы заставить частные корпорации поступить так, как считает нужным президент страны. Однако справедливости ради о причинах этого НЕТ все же стоит сказать несколько слов.

Экономическое процветание американских предприятий, имеющих рабочие места за границей определяются не только тем, что в этих странах дешевле труд наемных работников. Общие объемы производства крупнейших американских корпораций, которые вывезли свои рабочие места за пределы страны, определяются вовсе не теми объемами продукта, который реализуется исключительно на внутреннем американском рынке. Более того, нередко большая часть продукта реализуется за пределами территории США. Когда американские предприятия экспортировали продукт, произведенный на территории США, этот продукт не выдерживал ценовой конкуренции с европейскими партнерами как по причине более дорогого труда в Америке, так и по причине дороговизны затрат по доставке товара потребителю, прежде всего, на материк под названием Евразия. Только производя продукт в непосредственной (сухопутной) близости к потребителю американские предприятия стали конкурентоспособными экспортерами (если не считать известного проигрыша по признаку качества товаров). Если эти предприятия возвращают рабочие места на территорию США, они эту конкурентоспособность теряют, и, соответственно, могут реально рассчитывать только на внутренний американский рынок. Таким образом, подобный путь выхода из кризиса полностью лишает американские корпорации каких-либо перспектив на восстановление производства в объемах, которые они имели до кризиса. А, следовательно, к выходу из кризисной ситуации это не приводит. А если при этом мы еще вспомним о том, что в результате потери миллионов рабочих мест внутренний американский рынок многократно потерял в спросе, то картина и вовсе получается весьма печальной. Иными словами, такой фактор, как реиндустриализация к выходу американской экономики из кризиса не ведет. То есть, Обама отказался от реиндустриализации не по причине некоей идеологической позиции, а исключительно в силу самой обыкновенной чисто человеческой логики.

Но, если реиндустриализация физически невозможна, то что остается делать? Первое, что приходит на ум – это взять те отрасли, которые в данный момент в данной стране являются наиболее сильными, и сделать ставку на них. В Америке этим моментом силы и является та триада, о которой сказал Л. Радзиховский - комбинация молекулярной биологии, нанотехнологий и когнитивной науки. То есть, и здесь мы видим не какое-то оригинальное не похожее ни на что решение, а самую обыкновенную человеческую логику, здравый смысл в прямом понимании этого слова.

Однако этот момент явно не составляет основы будущей новой экономической стратегии США. Это лишь второй шаг. Первым же шагом может быть только реформа финансовых рынков, которые являются основными источником финансовых средств для расширенного воспроизводства. И об этом пока ни слова нигде и ни от кого... Поэтому придется пока ограничиться чистыми предположениями, опираясь на собственные здравый смысл и логику.

Итак, общий экономический кризис в США и в мире начался именно с кризиса американских финансовых рынков, и только с этой точки можно из кризиса выйти. Почему он начался, и в какую сторону выход?..

Что касается причин, то здесь имеет смысл привести цитату Михаэля Дорфмана из его статьи "ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПРЕЗИДЕНТСВА": "Тогда же при Рейгане начались и эксперименты в экономике, родилась спекулятивная свободнорыночная и глобализаторская рейгономика-казино, которая не только продолжалась, но и обрела свою законченную форму. Администрация Буша лишь завершила четверть века злокачественного развития".

Да, те, по существу, фальшивые финансовые инструменты, которые были выпущены в обращение в американскую финансовую систему, вполне можно квалифицировать как "атипичные клетки" на нормальной ткани финансовой системы. В этой связи термин "злокачественное развитие" выглядит вполне справедливым даже с чисто медицинской точки зрения. Чтобы понять суть этого злокачественного развития, вовсе не обязательно обладать специальными знаниями в области финансов, достаточно все той же обычной человеческой логики.

Что такое акции, которыми торгуют на бирже? – Это свидетельство на право собственности на определенную часть данного предприятия, выраженную в части стоимости этого предприятия в денежном выражении. То есть, если взять стоимость предприятия и разделить ее, скажем, на один миллион, то каждая акция явится свидетельством на владение одной миллионной части данного предприятия. Вот и все, никакого иного смысла акция в себе не несет. А, если так, то и цена на акцию определяется исключительно как доля цены данного предприятия в данный момент. Может ли при этом цена на акцию подвергаться каким-то колебаниям, как это практически мы наблюдали на американских биржах? Да, может. Цена предприятия складывается из цены на его активы – недвижимость, средства производства, произведенный товар, практически реализованный товар (прибыль). Поскольку цена на все перечисленные активы имеет рыночную природу, следовательно, она подвержена и рыночным колебаниям. А, раз так, то и цена на акцию тоже подвержена таким же колебаниям. Да, но в таком случае биржевые операции никоим образом не могут содержать в себе элементы казино! Не верно, могут и даже должны.

Вот простой пример. Кто-то за что-то подал в суд на предприятие. Суд признал правоту истца и присудил предприятие к выплате крупной компенсации в пользу этого истца. Откуда предприятие возьмет эти деньги? Из прибыли, разумеется. Уменьшение прибыли уменьшает стоимость предприятия, следовательно цена на акции действительно должна упасть, что и происходит. Но можно ли прогнозировать подобный судебный иск, исходя исключительно из показателей экономической деятельности предприятия? – Нет, это невозможно. Такие потери являются непредсказуемыми. Вот вам и элемент казино, причем, вполне логичный и не содержащий в себе ничего "злокачественного". Однако в противовес этому другой пример.

Опытные биржевые "трейдеры" хорошо знают, о чем сейчас пойдет речь. Нередко крупные "выигрыши" на бирже в прошедший период были обусловлены тем, что цены на акции какого-то предприятия поднимались значительно выше, чем совокупная рыночная цена этого предприятия, определяемая в виде суммы цен на его активы. Иногда эта цена составляла многократное превышение реальной стоимости предприятия. И наоборот, нередко крупные биржевые проигрыши были обусловлены не падением стоимости предприятия, а падением цены на акцию, не связанным с экономической деятельностью данной корпорации. Имели, например, место несколько случаев, когда совокупная цена на весь пакет обращаемых акция оказывалась ниже, чем рыночная цена на произведенный продукт. Как вообще такое могло иметь место, если подобная ситуация невозможна чисто физически, исходя из самой природы этих ценных бумаг?! А очень просто. Внеэкономический подъем цен на акции достигался искусственной "раскруткой" этих ценных бумаг как отдельного товара, независимого от активов данного предприятия. И наоборот. Ну, не может падать цена на акции по той причине, что руководителя предприятия "застукали" с любовницей или уличили в употреблении кокаина. Не может, поскольку эти проступки руководителя никоим образом не связаны с экономикой предприятия. Вот это уже явные признаки "злокачественных" процессов в финансовых рынках, причем, самые простые, лежащие на поверхности и понятные даже не специалистам. Отсюда и следует, что есть колебания цен на акции, которые не просто не нуждаются в контроле со стороны, но к которым никаких контролеров даже близко подпускать не следует. А есть такие колебания цен, которые в принципе допускать нельзя, и они, следовательно, должны быть под жестким контролем государства с тем, чтобы не допустить превращение акции в товар, независимый от экономики предприятия, которым эта акция выпущена в обращение.

Очевидно, что неэкономических (злокачественных) факторов, влияющих на ценовые колебания ценных бумаг много больше, чем экономических и многие из них не столь очевидны, как этого хотелось бы. Следовательно, практическая организация адекватного контроля над финансовыми рынками является делом величайшей сложности, требующим, в том числе и серьезного научного подхода. И именно в этом направлении общество ожидает от новой администрации серьезных и неочевидных решений. Для этого, в конечном итоге, Обаму и избирали. Получится ли это у нового президента?

Администрация Обамы еще слишком юная, чтобы делать какие-то выводы уже сегодня. Однако некоторые первые шаги новой администрации в этом направлении уже вызывают известные сомнения...

Пресс-секретарь Белого дома заявил в пятницу, что в самом скором времени администрация ограничит размер вознаграждения топ-менеджеров компаний, которые получают помощь от государства, сообщает "Голос Америки" 31 января.  
С аналогичной идеей выступила сенатор-демократ от Миссури Клэр Маккэскилл. Она подготовила законопроект, предусматривающий, что компании,
  получающие государственную помощь, не могут платить своим руководителям больше 400 тысяч долларов – то есть зарплаты президента США.    
«Возмутительно, что компании, которые государство спасает от банкротства, платят своим топ-менеджерам многомиллионные бонусы», – заявила Маккэскилл.

С позиции принципа социальной справедливости данное решение выглядит чисто популистским. "Социальная справедливость" – это то, что каждый понимает исключительно в свою собственную пользу. Следовательно, большинство населения всегда будет против богатых, поэтому в расчете на поддержку большинства населения подобные акты всегда беспроигрышны. Но с точки зрения чисто экономической возникают вопросы...

Бонусы топ-менеджеров – это процент от доходов данной корпорации, выплачиваемый менеджерам в виде комиссионных. Иными словами, считается, что прибыль, полученная корпорацией – есть результат работы топ-менеджера, за что ему и платят. Считается так же, что этот бонус является тем самым стимулом, который толкает топ-менеджера к максимально возможному обогащению компании. И так оно внешне, в общем-то, и выглядит – топ-менеджер организует работу таким образом, что его компания получает многомиллиардные прибыли, за что ему платят миллионные бонусы. Если это так на самом деле, то лишение топ-менеджеров этих бонусов неизбежно приведет к снятию стимула зарабатывать и, как следствие, к снижению эффективности работы компании. Это ли нужно американской экономике в самый разгар кризиса?

С другой стороны, не только топ-менеджеры получают крупные бонусы. Брокеры, работающие под началом этих топ-менеджеров тоже получают такие бонусы, правда, не в миллионах, но в сотнях тысяч. И именно эти брокеры и являются теми людьми, которые практически и делают деньги для компании. Какой из этого вывод?

Получается довольно странная ситуация. Если мы признаем бонусы топ-менеджеров не заслуженными, мы тем самым признаем тот факт, что топ-менеджеры практически не оказывают никакого влияния на те объемы тех денег, которые делают рядовые брокеры, а лишь "откусывают" в свой карман то, что заработали другие без их (менеджерв) участия. Но, если так, то, получается, что сам институт топ-менеджеров является институтом криминальным и должен быть полностью ликвидирован. Если же мы не объявляем институт топ-менеджеров финансовых корпораций вне закона, то тем самым признаем их необходимость для функционирования этих компаний. А если так, то на каком тогда основании делается вывод о несправедливости получаемых ими бонусов? Вы видите логику? – Мы нет...

Обратная связь