Russian America Top
RA TOP
UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2005 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций
 

Дело не в том, что..., а в том, что...
Илья Трейгер

16 декабря со ссылкой на публикацию в New York Times NEWSru сообщает о том, что президент США Джордж Буш после терактов 11 сентября разрешил Агентству национальной безопасности (АНБ) вести слежку за любым человеком, находящимся на территории США без санкции судебных органов.

Соответствующее распоряжение Буш подписал в 2002 году, позволив агентству прослушивать международные телефонные переговоры, а также читать сообщения, рассылаемые по электронной почте. Объектами слежки, по данным газеты, с тех пор стали сотни, а возможно и тысячи людей, как граждан США, так и находившихся на территории страны иностранцев.

Как отмечает NYT, АНБ постоянно отслеживало телефонные переговоры около 500 человек на территории США. Прослушивались и абоненты за рубежом. Агентство могло держать "на мушке" от пяти тысяч до семи тысяч подозреваемых в террористической деятельности одновременно, указывает NYT.

Информацию о распоряжении Буша газета получила около года назад, но задержала ее публикацию по настоянию Белого дома, утверждавшего, что это может сорвать расследование ряда дел и насторожить предполагаемых террористов, еще находящихся на свободе.

По утверждению авторов статьи, благодаря этой программе было раскрыто несколько террористических заговоров, в том числе дело Аймана Фариса, водителя грузовика, который в 2003 году признался в сотрудничестве с "Аль-Каидой" и подготовке подрыва Бруклинского моста.

В то же время, многие сотрудники АНБ отказались участвовать в этой программе, считая ее незаконной, отмечает газета. Руководство Агентства комментировать статью отказалось.

До введения программы АНБ ограничивалось прослушиванием посольств и дипломатических миссий на территории США, на что получало разрешения судебных органов, отмечает New York Times.

***

На этот раз американский президент не стал отрицать факт противозаконных действий спецслужб по его личным приказам, а, напротив, ответил в духе "Хочу и буду!" Об этом со ссылкой на агентство Associated Press в русской версии сообщает 17 декабря Лента.Ру:

В субботу президент США Джордж Буш заявил, что не намерен прекращать секретную программу по прослушиванию переговоров и чтению корреспонденции американцев, передает агентство Associated Press.

В радиообращении американский президент также подверг серьезной критике тех, кто распространил информацию о секретной программе, и заявил, что она является одной из важнейших мер для обеспечения безопасности населения США.

"Санкции на прослушивание - важнейший инструмент в нашей войне с терроризмом. Они необходимы, чтобы спасти жизни американцев. Граждане США ждут от меня, что я сделаю все, согласно конституции и законам, для их защиты и обеспечения гражданских свобод. Это я и буду делать, пока остаюсь президентом США", - подчеркнул Буш.

По его словам, программа прослушивания была тщательно разработана в соответствии с законодательством и конституцией США. Американский президент также подчеркнул, что прослушивались лишь международные переговоры тех лиц, чья "ясная связь" с "Аль-Каедой" и другими террористическими организациями была установлена.

Каждые полтора месяца программа пересматривается с учетом рекомендаций Министерства юстиции и администрации Белого дома, а также на основе последних оперативных данных, в том числе полученных с помощью прослушивания, рассказал Буш.

Кроме того, утверждает американский лидер, некоторым конгрессменам более десяти раз докладывали о деятельности в рамках секретной программы прослушивания. Однако имен конгрессменов, которые знали о ней, Буш в радиообращении не назвал.

Тем не менее, представители законодательной власти США уже выразили негодование по поводу программы, о которой впервые рассказала газета The Washington Post в пятницу. Комментируя выступление главы государства, один представитель Демократической партии отметил, что Буш вел себя как король, а не как избранный президент демократического государства.

Что касается аргументов, приведенных президентом, то они убедительными не выглядят, а, скорее, как всегда сильно отдают откровенной ложью. Взять хотя бы пресловутое дело Аймана Фариса. Да, в 2003 году он действительно признался в сотрудничестве с "Аль-Каидой" и подготовке подрыва Бруклинского моста. А где суд над ним? Уже два года, как он признался в преступной деятельности, но до сих пор за это преступление почему-то не судим. Быть может, его придерживают до выяснения всех его преступных связей, чтобы выследить и поймать остальных? Если бы это было так, то имя Аймана Фариса мы бы до сих пор не знали, поскольку, стоит опубликовать имя задержанного и факт его признания в преступлении, как сообщники, если таковые имеются, немедленно рвут все связи с ним и ликвидируют каналы связи к себе, о которых арестованный мог знать. Имя Аймана Фариса было опубликовано еще тогда в 2003-м. Следовательно, уже два года, как он не является носителем никакой полезной информации, и его показания в отношении связей с "Аль-Каидой" никакой ценности для американских спецслужб не имеют. Зачем, спрашивается, держать его в предварительном заключении, задерживая передачу дела в суд? Тому может быть лишь одна объяснимая причина – чистое признание вины, не сопровождающееся изобличительными доказательствами, для принятия дела к судебному слушанию недостаточно. Значит, что мы имеем? – Мы имеем чистое признание вины Аймана Фариса без изобличающих подтверждений. Ну, а каким образом спецслужбы выбивают признание из арестованных, мы уже знаем, как знакомы и с достоверностью таких признаний. А ведь Айман Фарис – это единственное имя, единственное конкретное дело, которое президент оказался в состоянии предъявить в оправдание "секретной программы по прослушиванию переговоров и чтению корреспонденции американцев". Получается, что эта "секретная программа" в отношении борьбы с терроризмом никакого положительного эффекта не имела и не имеет, и не содержит ничего, кроме грубого нарушения основополагающих принципов американского законодательства.

Что касается утверждения президента по поводу того, что "прослушивались лишь международные переговоры тех лиц, чья "ясная связь" с "Аль-Каедой" и другими террористическими организациями была установлена", то и это, по всей видимости, тоже ложь. Судите сами, газета New York Times утверждает, что АНБ постоянно отслеживало телефонные переговоры около 500 человек на территории США и могло держать "на мушке" от пяти тысяч до семи тысяч человек одновременно. Что утверждает президент, мы уже знаем. Кто из двоих лжет?

А откуда газета New York Times могла получить эту информацию? Президент сам подтвердил, что отдавал приказы спецслужбе лично, и что программа носит секретный характер. Следовательно, в операции принимали участие только две стороны – президент и спецслужба. Поскольку передать данную информацию в газету мог только тот, кто владел всей информацией по ней, получается, что это либо сам президент, либо спецслужба. А, так как президента в подобном действии заподозрить, мягко говоря, сложно, получается, что спецслужба – больше некому. Ну, а кому лучше знать, кого они прослушивали, тем, кто этим непосредственно занимался или тому, кому невыгодно, чтобы об этом узнали? Так кто же лжет?!..

Кстати, а когда газета получила эту информацию? – Год назад. А когда опубликовала? Год назад как раз в самом разгаре был скандал вокруг "отдельных нарушителей дисциплины", пытавших заключенных в тюрьме Абу Граиб. То есть, информация поступила в газету именно тогда, когда администрация стала сдавать рядовых исполнителей, исполнявших преступные приказы. А почему газета опубликовала все это только сейчас? В то, что Белый Дом просил редакцию не публиковать материал, поверить легко. Труднее поверить в то, что газета задержала эту публикацию действительно в результате аргументов, приведенных Белым Домом. Скорее всего, просто ждали наиболее подходящего момента для публикации, уж очень он действительно оказался подходящим. А может быть, ждали и команды от источника информации?..

Публикация в New York Times ведь появилась 16 декабря, через два дня после знаменитой речи Буша, где он, признав недостоверность разведданных, послуживших поводом для вторжения в Ирак, тем не менее, подтвердил правильность этого вторжения и взял всю ответственность за это на себя. Вопрос в том, какую ответственность он имел в виду? Неподсудность президента за его действия в течение президентской юрисдикции и некоего количества десятков лет после ее истечения сводит всю эту ответственность к абсолютной безответственности. Что же до факторов моральных, то Д. Буша американцы давно перестали считать клевым парнем, и его словесные выплески никого более в благоговейный трепет не повергают. В принципе, вряд ли эта его речь оказалась сколько-нибудь эффективной в плане поддержания реноме президента. Но, по-видимому, редакция или кто-то из спецслужб решили, тем не менее, нейтрализовать возможный положительный эффект от этой речи...

Похоже, что спецслужбы действительно приняли максимально жесткую линию на безжалостное раздавливание этого правительства и этого президента. Об этом говорит и смена тактики самого главы Белого Дома относительно реагирования на вновь появляющиеся скандальные публикации. Действительно, какой смысл что-то отрицать, когда все, кто призван обслуживать президента, напротив отказываются держать язык за зубами и делают все, чтобы ложь президента стала очевидной для общественности. Скрыть теперь что-либо невозможно. И президент принял тактику "Хочу и буду". По сути, его реакция на новый скандал ничем не отличается от  вашингтонской речи 14 декабря – что-то вроде, да, я лично отдавал эти приказы в нарушение закона потому, что это на пользу стране. Буду это делать и дальше, не взирая на закон и Конгресс, за что беру ответственность лично на себя. Обычно так себя ведут тогда, когда встают перед фактом, что противник (в данном случае спецслужбы) одержал победу и лишил президента возможности вновь находить козлов отпущения за собственные преступления среди исполнителей приказов.

Однако, надо признать, что пустое это бахвальство. Не будет он этого делать и дальше, и не сможет он по этому поводу игнорировать ни закон, ни Конгресс. Американский парламент очень легко в таких случаях принимает законодательные акты, обездвиживающие самоуправство главы исполнительной власти. Причем, делается это не только законодательным запретом, адресованным президенту, но и законодательным запретом, в адрес спецслужб, препятствующим этим структурам выполнять соответствующие приказы. Тем более, что определенный почин в этом отношении уже сделан. New York Times уже сообщила о том, что "... многие сотрудники АНБ отказались участвовать в этой программе, считая ее незаконной". И никто из этих сотрудников, заметьте, не пострадал в результате открытого неподчинения приказу. А ведь это было до публикации в New York Times. Теперь же, когда вокруг этой программы разразился скандал, причем на уровне возмущенного парламента, вряд ли президенту вообще удастся найти исполнителей для этой программы. Так что, "секретная программа", скорее всего, похоронена окончательно, и на бравурные выкрики обиженного Буша вряд ли стоит обращать внимание.

А, вообще-то, странная история с этой "секретной программой". Она, как мы выяснили, не дала ровно никакого эффекта ни сразу после событий 11 сентября, ни после них. Тем не менее, по сей день Буш продолжает настаивать на ее продолжении и подтверждал свой приказ спецслужбам о прослушивании и перехвате корреспонденции несколько десятков раз. А зачем? Зачем идти на явное нарушение закона, да еще зная, что информация об этом лежит в редакции самой влиятельной газеты в США, если она (программа) не приносит никакого результата? Логика подсказывает здесь только один ответ – а не применяет ли президент эту программу для слежки не за террористами, а за совсем другими категориями людей, информация о которых лично ему (Бушу) чрезвычайно важна, почему он и настаивает на продолжении этой программы, едва не скатываясь к откровенной грубости?... И вообще, странная логика просматривается в работе этой администрации в целом. С одной стороны, как правильно отметил представитель Демократической партии, Буш ведет себя как король, а не как избранный президент демократического государства. А, с другой стороны, вся та надстройка, которая призвана быть опорой власти, королю в этой опоре отказывает. И все в стране, вроде как, схвачено республиканцами. И во главе спецслужб республиканцы, и в судах республиканцы, и прессу подминали неоднократно. Но и спецслужбы лишь разоблачают этого короля, и суды не принимают к слушанию голые признания арестованных, и пресса публикует явное не то... К стати, именно на эту тему газета The Washington Post опубликовала 12 декабря некое подобие анализа. Полноценным анализом это назвать трудно, поскольку приводится преимущественно лишь констатация фактов. Что же до попыток объяснения причин происходящего, то они сильно грешат стандартными шаблонами чисто американских подходов. Что-то вроде анализов последствий Второй Мировой войны, основанных на том, что именно Америка сыграла ключевую роль в победе над Гитлером. Тем не менее, с точки зрения целого ряда моментов публикация эта очень занятна. Вот русский вариант изложения этого материала в версии NEWSru:

" Еще недавно шла речь о том, что республиканцы делают из своей партии машину, которая будет работать вечно. Республиканская партия ассоциировалась с цепью власти, которую демократы никогда не смогли бы разорвать. Получив контроль над обеими палатами конгресса США и над Белым домом, Республиканская партия могла давить на лоббистов, с тем, чтобы они нанимали для своих целей только республиканцев и платили деньги только республиканцам. Эти деньги гарантировали бы республиканцам господство в законодательных органах штатов. В свою очередь, законодатели штатов могли бы перекроить округа по выборам в конгресс таким образом, что демократы никогда бы не смогли выиграть. И если бы кто-то пожаловался, тем хуже было бы для него: назначенные республиканцами судьи наверняка показали бы жалобщикам от ворот поворот, пишет The Washington Post.

В итоге, получился замкнутый цикл. Даже когда лидер республиканского большинства в конгрессе США Том Делэй стал объектом парламентского расследования (по поводу сомнительных источников финансирования его заграничных поездок, в том числе и в Россию. – Прим. ред.), его изображали лишь как винтик в аппарате, который он сам помог спроектировать и создать, и теперь в этом винтике больше нет необходимости. Люди могут приходить и уходить, а цепь останется.

Сегодня в Вашингтоне испытывают совсем другое настроение. Здесь вспомнили о том, что цепь будет держаться только в том случае, если за республиканцев в следующем году проголосует большинство избирателей - так же, как они проголосовали в прошлом.

Сегодня стало вполне вероятным, что на выборах 2006 года количество голосов, отданных за демократов, может увеличиться, а число людей, проголосовавших за республиканцев, снизится, и в результате большинство в сенате или палате представителей конгресса США может перейти от республиканцев к демократам. Даже намек на такую неопределенность может побудить доноров (Республиканской партии) ограничить свои финансовые вливания.

Это может казаться очевидным, но республиканцы создали правительство, которое нельзя назвать нечувствительным к общественным настроениям. В конце концов, есть такие режимы - например, в России - где демократия приняла такую извращенную форму, что она сама изолировалась от любых изменений в настроениях общества, если только эти изменения не слишком резкие и не выходят за рамки закона. Все же в США не столь плачевная ситуация. Можно отчасти относиться к происходящему у нас со здоровой долей цинизма, но слишком большая доза цинизма здесь вряд ли будет уместной, пишет газета.

Это не означает, что республиканцы ошиблись в анализе своих амбиций. Большей частью, этот анализ был правильным.

Норман Орнстейн, эксперт по конгрессу США из организации American Enterprise Institute, говорит, что сегодня в настроениях американского общества происходят изменения, подобные тем, вследствие которых республиканцы завоевали большинство в палате представителей конгресса США в 1994 году, получив в ней 50 дополнительных мест, а у демократов осталось всего около 20 мест. Сегодня же палата представителей, назначение которой заключается в том, чтобы реагировать на общественное мнение, стала откликаться на общественные настроения еще меньше, чем сенат, говорит Орнстейн.

Эти и другие несовершенства все более бросаются в глаза. Высокомерие, жадность, растущее самодовольство представителей власти и пренебрежение интересами избирателей становится все труднее скрыть от публики.

Кроме того, есть и внутренние факторы. В отличие от России, оказалось, что прокуроров и судей нельзя контролировать, независимо от того, кем они были назначены: спросите об этом таких республиканских политиков, как Делэя, Джека Абрамоффа и Либби. В отличие от России, нельзя взять под контроль и прессу. И, в отличие от многих псевдодемократий, механизм выборов, в том числе и подсчет голосов, в США не может быть взят под контроль власть имущими - и поэтому им приходится беспокоиться о том, какого мнения будут придерживаться избиратели.

Все это не гарантирует, что демократы в следующем году одержат победу. Но это означает, что демократы еще могут управлять своей судьбой, и от них зависит многое - от той политики, которую они разработают, и от тех кандидатов, которых они привлекут для участия в выборах. Республиканская машина не оказалась неуязвимой".

Прежде всего, бросается в глаза тот факт, что аналитики впервые открытым текстом стали сравнивать действия администрации Буша с действиями администрации Путина. Ряд политологов давно пытаются обратить внимание общественности на то, что американский президент во многом пытается повторять действия президента российского, и особенно в тех моментах, где американский лидер пытается "построить" американский народ по примеру того, как Путин "построил" народ российский. Нельзя не согласиться с американскими коллегами в том, что в отличие от Путина, американский президент, похоже, потерпел в этом деле полное фиаско. А вот, почему так получилось?

А действительно, почему? Путин ведь действительно ведет себя не как президент, а как российский царь, при котором Дума в качестве политической бутафории. И ведь получается, все, созданные для этого структуры, царю верно служат. И Борис Ельцин тоже, как мы помним, вел себя как царь и даже прозвище в народе получил "царь Борис". И ведь тоже правил довольно успешно. Все у него получалось, и все на царя работало. А вот у короля американского ничего не получается, хотя делает, казалось бы, все то же самое – и прессу подминает, и в судах своих людей расставляет, и народу лапшу на уши вешает, откровенно поплевывая на интересы нации... А ведь не получается!?..

Но причины не в том, в чем их видят аналитики из The Washington Post. Причины в том, что осуществлять власть можно лишь имея эту власть. А осуществлять то, чего не имеешь, невозможно. Путин реально имеет ту власть, которую осуществляет. А имеет он ее потому, что прежде позаботился об ее захвате. Буш же не имеет той власти, которую стал осуществлять, потому и терпит поражение на всех фронтах. То, что делает Путин, он делает, опираясь на глубокое знание структуры того общества, где ему пришлось занять президентское кресло. Буш же, как выяснилось, совершенно не знаком с реальной структурой общества собственной страны. Он поступил подобно обезьяне, научившейся нажимать кнопки, но не научившейся понимать, почему для получения заданного эффекта следует нажать именно эту кнопку, а не другую.

Путин эффективно изолировал большую часть российского общества от нежелательной властям информации путем постановки прессы под жесткий контроль правительства. Буш попытался сделать то же самое, но эффекта не получил. А все потому, что кто не платит, тот музыку не заказывает. Путин поставил российскую прессу, прежде всего телевидение, под контроль за счет того, что именно правительство является собственником этих СМИ. Где-то государство прямо владеет частью их собственности, где-то это делается через коммерческие структуры, в которых правительство участвует в качестве собственника, и т.д. Открыто или скрыто, но все эти СМИ фактически принадлежат государству. Поэтому финансовое состояние таких СМИ в значительной степени зависит от явных или скрытых вливаний из российского гос.бюджета. Они не погибнут от того, что не нравятся подписчиками или рекламодателям. Ну, а кто кормит, тот и диктует политику. В Америке же правительство не может владеть коммерческими структурами, такова уж законодательная база либеральной экономической системы этой страны. Следовательно, американская власть не имеет базовой основы для диктата средствам массовой информации в той форме, в какой это может позволить себе российский президент. Таким образом, Буш не имея власти диктовать СМИ, тем не менее, попытался это сделать. Причем, попытки были достаточно грубыми, вплоть до обстрела журналистов в Ираке. Естественно, что этим американский король лишь вызвал ненависть к себе не только со стороны оппозиционных СМИ, но и однопартийных тоже. Кстати, в этой сфере может скрываться и природа столь страстной приверженности Буша продолжению секретной программы по "подглядыванию и прослушиванию". Уж, не в адрес ли журналистской братии эта программа и работает. А что, неплохая мысль – на основании перехвата переговоров журналистов со своими источниками устроить парочку показательных расправ над бумагомараками с получением их "чистосердечного" признания, разумеется. Глядишь, после одного-двух таких примеров и все остальные языки прикусят. Если сделать такое предположение, то логическая картинка как раз становится на свое место...

Другой рычаг, используемый российской властью – это судебные расправы над непокорными коммерческими структурами. Для этой цели Путин кропотливо строил подконтрольную судебную систему, основанную на том, что судейский корпус материально является фактически зависимым от властных структур. Не говоря уже о том, что и место судья тоже потерять может очень легко, поскольку у власти есть рычаги давления на высшую судейскую администрацию. В США же такого механизма нет. Такой механизм прежде следовало создать, коль уж ставилась задача постановки судов под контроль. Но Буш понадеялся на одну лишь партийную принадлежность судей. А она не сработала, и не случайно.

Дело в том, что политическая карьера американских партийных функционеров не столько зависит от любви избирателей, сколько от взаимоотношений внутри политической элиты. А взаимоотношения эти в значительной степени построены на лизоблюдстве низших по отношению к высшим. И особенно это характерно именно для Республиканской партии. Судебная система США такова, что должность судьи радикально освобождает партийного функционера от внутрипартийного морального рабства, и нет у правительства никаких реальных рычагов заставить нового судью выполнять свои моральные обязательства перед партией или политиками, благодаря которым он получил эту должность. Он (судья) от них (политиков) больше не зависит. Что же до моральных аспектов, то не секрет, что чем вернее раб, тем глубже его ненависть к господину. Поэтому в США рассчитывать на верность бывшего раба – это совсем не знать собственного общества.

Ну, и, наконец, последнее – оболванивание электората. Коллеги из The Washington Post считают, что в Америке в отличие от России власть имущие не могут взять под контроль механизм выборов. Вовсе это не так. Могут власть имущие взять под контроль механизм выборов, если применяют правильные политтехнологии. Но политтехнологии создаются политтехнологами, людьми, знающими структуру общества несравненно лучше, чем любой кандидат в президенты страны (любой страны). Что бы взять под контроль электорат, лидер должен исходить не из собственных представлений об обществе, а из представлений о нем квалифицированных политтехнологов. Иными словами, нужно привлечь политологов соответствующей квалификации и исходить из стратегии, предложенной ими. И институт политтехнологов в США есть, причем, очень сильный. Помнится, что в период ельцинского правления российские политтехнологи не только учились у американских, но и привлекали их самих. Буш поступил по-другому. Он объявил главным политтехнологом самого себя (и кого-то из ближайшего окружения), а политтехнологов привлек из числа тех, кто не возражает против его (Буша) представлений о структуре американского общества и готов работать в качестве послушного исполнителя. И вот тому один из многих, но очень иллюстративный пример:

В России как не включишь "ящик", так обязательно люди со свечками, осеняющие себя крестным знамением. Казалось бы, коммунистическая идеология канула в лету, все готовы взять в руки свечки и креститься с утра до вечера – это ли не признак того, что теперь народ легче всего "построить" под хоругвями православных ценностей. Однако российская идеологическая машина этого почему-то не делает. Все политтехнологические операции ориентированы исключительно на практические даже бытовые моменты жизни. А все потому, что российские политтехнологи хорошо знают, что, сколько по "ящику" народу не крестится, а истинно верующих в России все равно не более 2% населения (это если по всем религиям считать). А 98% российского населения практически остаются атеистами. Свечки же – лишь бутафория, характерная для политического периода данного момента. Путинские политтехнологи воздействуют на реальные интересы населения, не покупаясь на фальшивки.

А что по этому поводу в администрации Буша? Один интересный факт – в США давно время от времени появляются голоса против Рождества в виде государственного праздника. Однако именно во время правления Буша этих голосов стало много, они стали звучать одновременно в разных частях страны и, что характерно, именно в этот период добились реальных успехов. Даже в таком республиканском штате, как Колорадо, в этом году во многих компаниях рождественские вечеринки проводятся под лозунгом "С праздником", а не "Счастливого рождества". Почему появился эффект? – Потому, что появилась поддержка этим голосам, которой раньше не было. А кому эти голоса принадлежат. И вот это самое интересное – голоса о том, что общенациональное празднование Рождества может оскорблять представителей других религий, принадлежат не мусульманам, не иудеям или буддистами, а... исключительно самим христианам. Как же так, в поголовно, якобы, религиозной Америке в период правления администрации, которая делает попытки введения церковных норм в светское законодательство, сами христиане вдруг выступают с не вполне, прямо скажем, прохристианских позиций, да еще и поддержку в этом находят такую, какой не находили при предыдущих администрациях?! Как такое может быть?

А вы можете себе представить истинно верующего, которого бы в связи с религией интересовало бы что-либо вообще, кроме его собственной свободы отправления религиозных обрядов, и, тем более, отношение  к этому иноверцев? А вот потому такое и происходит, что Америка вовсе не поголовно верующая, но лишь поголовно держащаяся за свечки. И потому это происходит, что голоса эти принадлежат вовсе не верующим, а фактическим атеистам, лишь называющим себя христианами. А поддержку эти голоса вдруг получили потому, что недооцененным оказался процент атеистов в обществе в целом, у которых насаждение христианского фундаментализма нынешней администрацией вызывает крайнее раздражение. И это раздражение тем больше, чем меньше положительных политических и экономических успехов демонстрирует данное правительство. Буш попросту недооценил долю атеистов в собственном обществе. Неизвестной оказалась доля в обществе таких американцев и бушевским политтехнологам. Буш и люди из его ближайшего окружения искренне верят, что Америка вся религиозна, по их приказам и работают политтехнологи. В результате, идеологическая ориентация в этом направлении оказалась ошибочной, и атеистическая часть электората терялась республиканцами по мере нарастания политических и экономических провалов республиканской администрации.

Да, но насколько высок процент атеистов в США, чтобы можно было судить о реальной опасности с этой  стороны для будущего Республиканской партии? Трудно сказать, такой статистики в литературе нам найти не удалось. Просто, нашему иммигрантскому глазу, который хоть и пребывает внутри страны, но все же смотрит на нее со стороны, видно, что степень религиозного лицемерия в США, возможно, выше степени реальной религиозности. Редкий американец сознается в том, что является атеистом. Это повелось со времен маккартизма, когда понятие атеист приравнивалось к понятию коммунист. Однако это вовсе не означает, что таких данных нет вообще. Ведь политтехнологи при предыдущих администрациях подобных ошибок не совершали. Следовательно..., как минимум, не те политологи приглашены для обслуживания администрации и уже наверняка сам Буш понятия не имеет о структуре собственного общества по этому признаку. А ведь это лишь один из множества идеологических проколов нынешних обитателей Белого Дома. Вот именно это является причиной того, что республиканцы могут потерять большинство во властных структурах во время предстоящих выборов в 2006 и 2008 годах.

Опасность для республиканцев возникла оттого, что они выдвинули кандидатом в президенты человека неквалифицированного, взявшегося не за свое дело, который вместо создания политических инструментов, приемлемых для американского общества, собезьянничал, копируя политические инструменты другой страны, рассчитанные на совершенно иной общественный менталитет...


Обратная связь